Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - иммунофорум или как я проебал конкурz

иммунофорум или как я проебал конкурz

Автор: VETERATOR
   [ принято к публикации 17:36  10-07-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 619]
ИММУНОФОРУМ ИЛИ КАК Я ПРОЕБАЛ КОНКУРZ

Хокку изначальное

Тридцатое июня. Понедельник. Будильник на четыре... Ёбаный финал!
Звонок водИлы. Как будто на рыбалку, а не в Питер.
Птицы проснулись раньше.

Так и было. Футбол смотрел в комнате сына, в воскресенье ему вручали диплом с кучей грамот за КВНовское прошлое и благодарственное письмо родителям. Потому и присутствовали. Выучили, специалист по контролю качества, ГОСТы-кампосты, потенциальный взяточник, уже начальником отдела зовут на серьёзное производство, сомневается, хочет денег сразу и побольше, а осенью - призыв. С людьми ладить умеет, бумажки оформлять научится со временем, толк выйдет.

Задремал у сына на диване после матча, думал отмечать будет до утра, а он в три меня разбудил, перевёл я будильник на четыре двадцать и зря, шофёр наш без пяти четыре позвонил, пора.
Самолёт в восемь из Внукова, проскочить бы до сплошного потока по Киевке. Бриться не стал, начало Форума в два часа дня, успеется и в гостинице. Сигаретку, чайку горячего хлебнуть, жрать совсем не хочется, облегчиться в сортире перед дорожкой, теперь умыться, напялить на себя выглаженный женой с вечера костюмчик, разбудить драгоценную, чмокнуть и в лифт. Крайслер Пасифика у подъезда, заезжаем в соседний дом за шефом и плавненько, почти не ощущая дорожных стыков, к шести уже в аэропорту. Последний раз отсюда в девяносто седьмом в Ростов летал, изменилось к лучшему, толкотни прежней на регистрации и в помине нет.

Зарегистрировались, впервые на SkyExpress, у шефа золотая карта Аэрофлота, я же так часто не летаю, потому выбор между Внуковом и Домодедово, Шереметьево отпадало. Позже знакомый рассказал как добирался с Савеловского, полчаса и народу никого, но до внутреннего терминала (Шереметьево -1) опять таки снова на машине. Исчезнут ли когда-нибудь пробки на Ленинградке?
Поднимаемся на второй этаж, до вылета почти час, коротаем время за рюмкой коньяка и чашкой кофе. Объявили посадку, выкуриваем по предполётной сигарете в сортире, удачно грузимся в автобус, не толпясь в отстойнике, но самолёт взлетает с опозданием минут на сорок. Запаслись водичкой, ведь на борту минимум напитков и закуски за дополнительную плату. Из выпивки только "Label 5". Терпимо.

Летим на "Объединённый Иммунофорум" в качестве Главного спонсора мероприятия, проводимого раз в четыре года. Заслужили, что нас, единственных из спонсоров, производителей и поставщиков лекарств и оборудования, принимают как своих организаторы подобных мероприятий, фэйс-контроль прошли успешно, добро пожаловать в семью. Застрельщиками и главными организаторами являются наши друзья из научного общества иммунологов, созданного моим покойным Учителем, Анатолием Николаевичем, в противовес замонополизированному обществу клинических аллергологов и иммунологов отца советской иммунологии и его тогдашнего зама и нынешнего директора профильного института Минздрава, склонного по своему азиатскому происхождению насаждать догматы оруэлловской зверофермы, изгоняя неверных.

К слову, прилагательное «клинический» у меня в большей степени ассоциируется не с профессией, а с диагнозом – клинический идиот.

При первом знакомстве не последнюю роль играет, откуда ты, где и у кого учился, работал, что сделал своими ручками, чего достиг в науке и наших биомедицинских технологиях. Тут мне повезло в прошлом значительно больше, чем моему шефу, Сергеичу, закончившему первый Мед. Иммунологию там преподавали как довесок к микробиологии.

Когда иммунология в начале семидесятых из просто модной превращалась в перспективную и основополагающую дисциплину, поначитавшись популярных книжек отца-основателя (Сфинксы двадцатого века, Беседы о новой иммунологии), я решил, что это моё, проникну, займусь. И попал в отдел иммунологии при ЦНИЛе второго Меда (сейчас РГМУ), где делал и курсовые, и диплом. Угодив, после окончания университета в закрытое оборонное ведомство, откуда внешние контакты, мягко говоря, не поощрялись, а работы все шли под грифом совсекретно вплоть до конца восьмидесятых, какие-то иммунологические мероприятия мне удавалось посещать, например, одну из первых школ для молодых учёных в Костроме. Лекции нам читали легендарные Фриденштейн, Фукс, Каулен. Запросто заходили к нам, в комнату на шестерых, пообщаться за рюмкой чая.

Знаменитая чёрная рубашка с вышитой головой тигра и надписью «Tiger Club» запомнилась многим, и той лошадинолицей швее-мотористке из Иванова, которую я подобрал на подоконнике в состоянии прострации, увлёк в нашу обитель ночью после дискотеки под грохот незабвенного Чингисхана и уложил в постель. Проснулись мы с ней в состоянии невесомости на приподнимаемой кровати, не выдержавшей веса двух тел и хрустнувшей пополам. Мерзавцы собирались вынести нас на балкон. Зато на утро моя гостья милосердно реанимировала всех, разводя казёнку и обнося каждую койку со стаканом и дольками лимона.

Сергеич ещё при первом знакомстве испытал лёгкую зависть к моим иммунологическим корням. Симпатия выразилась в приглашении на должность своим замом в Совете нового общежития и созданном впоследствии клубе гурманов, заседания которого завершились свадьбой последнего стойкого холостяка, коим и был мой нынешний шеф. Возглавляя небольшой биотехнологический холдинг, он пригласил меня поработать аналитиком, занимаясь тем, чем мне нравится, но ещё и за деньги. Постепенное накопление и осмысление информации позволяет мне быть в курсе всего нового, что происходит в иммунологии и биотехнологии. Вот так три года назад Сергеич впервые вложился в проведение школы по иммунотерапии, взяв на себя основные расходы по приглашению VIP-персон и увеселительных церемоний (фуршета с банкетом), а меня, обязав подготовить два доклада.

****************************************************************

Было это в Широкой Балке под Новороссийском. Решили ехать втроём на машине, а не поездом или самолётом. Пофорсить хотел на новой Мицубиши Монтеро. С нами третьим пассажиром Лёва, Лев Александрович, давний соратник, доктор наук, монстр по сравнению с нами, даже не кандидатами. Один из подготовленных мной докладов прочесть должен был он.

- Знаю я вас, забулдыг,- сказал Сергеич, мотивируя своё решение об автопробеге,- как сядете в вагон, напьётесь и куролесить будете. Да и Лёва в прошлый раз отличился, гульнул на всю наличность, ещё официантку пытался у плиты в вагоне-ресторане отодрать. Присмирел впоследствии, на пиво у меня выклянчивал.
Я сразу понял, что со Львом Санычем скучно не бывает.

И перед отъездом приготовил нам с ним тонизирующий напиток из полутора литров швеппса битера с лимоном и пузыря водочки. До обеда хватит, дальше разберёмся. Ещё до погрузки в машину дал ему на пробу. Заценил, глазки сверкнули понимающе. Двинули.
Сергеич доехал с нами только до Ростова, где по личным причинам, оставил машину на стоянке, заночевал в аэропортовской гостинице и первым же рейсом вернулся в Москву. Во Внуково его встретил Пашка на служебном Форде, обменялись ключами и документами, через сутки Пашка уже пригнал Мицубиши из Ростова.

Мы подходили к своему вагону поезда "Москва-Новороссийск" в три часа ночи.
Открывать дверь явно не собирались. Пришлось стучать.
-У нас здесь никто и никогда не садился,- ошеломлённо произнесла заспанная проводница, не пропуская нас в тамбур,- Подождите, мы купе для вас приготовим. И комплектов с питанием для вас нет.
-А как, насчёт - выпить,- поинтересовался Лёва.
-Водку будете, - диагностировала сметливая девушка,- Саша сбегай за Гжелкой в ресторан. Проходите пока в служебное купе.
Половина из оставленных Сергеичем для передачи в оргкомитет денег в виде перетянутой резинкой пухлой пачки уже была в руках у Лёвы, и он быстро решил вопрос с закуской.
-Света,- я разглядел бейджик на груди у девушки,- много у вас пассажиров в вагоне, ничего, если мы музыку тихонько включим.
-Да никому вы не помешаете, - успокоила меня подобревшая Света,
- середина сентября, в Новороссийск уже мало кто отдыхать ездит. Парочка у нас в центре вагона и один парнишка рядом с туалетом.
Левая, беспутная Лёвина ручонка, устойчиво устроилась на одном из Светиных полужопий.
- У нас хорошая музыка. Вы попурри из "Доктора Ватсона" одобряете?

Я ушёл в дальний тамбур курить и, вернувшись, обнаружил Льва Саныча и Свету в первом по счёту купе за беседой на медицинские темы. Достал ноутбук и обещанный музон оттенил Лёвины расспросы о Светиных болячках. Саша вернулся со всем необходимым для начала, помню, что по ходу пьянки он ещё два раза гонял за добавкой, сначала за коньяком под кофе, когда уже светало и, наконец, за шампанским. Заходили на угощение проводницы из других вагонов. Курили все, не выходя из купе, стряхивая пепел в раскрытое окно. Что-то пели из Кадышевой и Бабкиной, батарея в ноуте давно остыла.

Проснулся я от крика незнакомой проводницы.
- Ваш товарищ вышел, и его рядом с вагоном нет.
- А где мы?
- Станция Тоннельная, следующая конечная - Новороссийск.
Слабо соображая, я схватил всё самое ценное, ноутбук и проектор, проклиная Сергеича за излишнюю домовитость, подходящую для автомобильного вояжа, но не путешествия по железке. Куртку ещё накинул. Сумка с вещами, документами и деньгами осталась в вагоне.
Выскочил на платформу, точно Лёвы нет нигде поблизости, отскочив подальше от состава, я успел увидеть, как Лев Саныч прыгает на ступени отходящего поезда, вагонов за пять, от нашего. Я с поклажей в руках не успеваю в свой вагон. Вот сука! Отстал. В первый раз и где.

Какой-то пригномленный лысоватый коротышка почти денидевитовской внешности, которому сильно за шестьдесят, перепил меня, не перешагнувшего рубеж полтинника, возможно присунул Светке, польстившейся на нехилую пачку ей нарочно продемонстрированную, и бодро скачет спозаранку.
Злоба мигом протрезвляет.

Выхожу через вокзал на площадь. Таксисты в наличии.
- Догоним ли поезд?
- Попробуем.
Летим во всю мощь, но шестёрка не в силах опередить скорый, мчащийся через тоннель более коротким путём. Бегом по мосту к нашему поезду, Света с Сашей убираются.
- Лев Александрович забрал все вещи и ушёл.
Скотина, мог и подождать.
Я с водилой не рассчитался, он может и слинять с ноутом да проектором впридачу.
Нет, ждёт, любезный.
-Метростроевский пансионат в Широкой Балке знаешь?
-Конечно.
-Поехали.

Лёва переминается у стойки ресепшен. Сумка моя вместе с его вещами на кресле.
- С какого перепуга ты вышел на Тоннельной?
Достаю деньги и документы, отдаю ему паспорт.
- Оформляйся, подожди, рассчитаюсь за такси, объясню.
Эх, Лёва, Лев Саныч дорогой. Не могу я на тебя злиться, хоть убей, и улыбка у тебя добрая на всю рожу как меня увидел, рад и доволен.

Проблемы с номерами, ещё не освободили. Идём в штабной, президентский пентхауз.
Семёныч в шоке.
- Печально, что Сергеича не будет. Он же должен был нам наличку за банкет привезти.
Лёва достаёт уполовиненную сумму.
-Здесь не хватает.
Я подключаюсь.
-Пусть выписывают счёт. Оплатим. И нам положены три люкса одноместных, нельзя ли нас вместе в двухместный люкс поместить.
Проинструктирован, что Лёва должен быть под неусыпным надзором.
-Через час освободим. Располагайтесь пока тут.
Ждём-с.
Усаживаемся почему-то на ящики с виноградом для фуршета, Лёва достаёт остатки коньяка. Молодец, заначил. Добиваем окружающих, вводя их в ступор, тем, что коньяк пьём из горла, а закусываем виноградинами и абрикосами прямо из ящиков.Спонсоры.
Ненароком обижаю доктора наук, принимая его за кого-то из обслуги, и он, напыжась, суёт мне в руку визитку.
Гмм, Витальевич.
А где же Генрихович?

Зовут в номер.
Достойные апартаменты, второй этаж прямо над ресепшн. Две отдельных комнаты, гостиная, раздельный санузел. Площадью поболе моей двухкомнатной распашонки. Только без кухни.
До обеда время есть.
В душ, побриться, освежиться.
И к морю.
По дороге бар, заказываем по стопке действительно ледяной водочки.
- С приездом!
- Ага!
Хорошо пошла, берём по второй, по горячему бутербродику.
Присаживаемся за столик.
- Господа! Вы на конференцию приехали? Недавно тут кардиологи были, понятно, сердечки лечат. Иммунологи что-то непонятное.
Расскажите, если нетрудно.
Высокий мужик в капитанской фуражке и тельняшке приподнимает тёмные очки. На носу и лбу свежая короста. Вчера, что ли, об асфальт тиранулся. На пальце перстенёк не слабый.
Не могу отказать, если, ко мне по доброму.

- Сто лет назад иммунология начиналась как инфекционная наука, вакцины создавали, защищали народ от чумы с туберкулёзом. Выясняли, что важнее антитела или клетки крови, макрофаги, лимфоциты. Активировали нашу иммунную систему вовсю, вплоть до полного истощения. Затем, когда вопрос о пересадке органов зашёл, и сердца в том числе, подавлять стали, чтобы чужие органы приживались, толком ничего об устройстве и взаимодействиях внутри самой иммунной системы не зная.

А с иммунной системой больного надо договариваться по её понятиям, отнюдь не по результатам циничных иммунограмм.
Так что всем наукам медицинским иммунология хорошим подспорьем служит. Знают врачи её пока слабо, вот и учим их.
Многие болезни развиваются оттого, что иммунная система не так срабатывает. И диабет сахарный, другие аутоиммунные заболевания, иммунодефициты, СПИД в том числе, и не в одном холестерине причина атеросклероза. В любом воспалении - иммунные механизмы основа основ. Температурка поднялась, сразу аспиринчик глотаем, не давая организму нормально среагировать.

Даже глисты могут пользу приносить, из них уже препараты для лечения астмы делают, живых свиных цепней в кишечник вводят, язвенный колит лечат. Иммуностимуляторов полно в продаже, применять никто адекватно не умеет, потому как и что действует не понимают, лечилы допотопные.

Мужик аж оторопел от моего спича о пользе иммунологии.
- Меня Олег зовут, - говорит.
- Появятся проблемы, заходите, я над ресторанчиком, где вас кормить будут, живу в башенке. Порядок навожу в управлении комплексом, что-то доходы упали. Организую приём высоких персон, охоту, рыбалку и не только здесь. Пить много приходится, наравне с гостями, раз в два месяца под капельницу и месяц ни грамма алкоголя. Послезавтра сеанс, может, что из новенького порекомендуете.
Лев Саныч растолковал, что не наш профиль, мы всё больше по интерферонам для лечения различных инфекций и онкологии.
- Так это ж, - шепчет мне Лёва, после того, как мы из бара вышли, - хозяин местный. А я его сначала чуть ли не за бомжа принял.
- Пойдём лучше нырнём, - отвечаю,- скорей всего нам с ним водки не пить и детей не крестить.
****************************************************************
Самолёт тем временем приземлился в Пулково...


Теги:





3


Комментарии

#0 04:46  11-07-2008Петя Шнякин     
VETERATOR

Здарова!

Где прападал?

Да хуйсним, с хокку! Миня на 38 место расписале, ну и правильна! Дивчонки малаццы!

#1 10:45  11-07-2008Какащенко    
Про Олега было, зачот автоматом, привет тебе от К. гыгы
#2 20:22  11-07-2008пашол блювать    
Вижу, што в отечественной науке все по-прежнему. Теоретики подъебывают клиницистов и наооборот.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....