Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - Дачники

Дачники

Автор: чак томпсон
   [ принято к публикации 21:39  12-08-2008 | Х | Просмотров: 403]
Коля Кочерыгин проснулся с дичайшего бодуна. Впрочем, это было его перманентное состояние. Проснулся он в своем доме на окраине небольшой подмосковной деревушки. На дворе стоял второй месяц зимы. Николай жил один в крохотной, покосившейся избушке, которая досталась ему по наследству от покойной матери. Коля пил. Много и часто. В свои тридцать лет он выглядел на все пятьдесят. А поскольку он нигде не работал, то единственным источником дохода для него в зимний период оставались дачные участки, а точнее то, что можно оттуда вынести. Брал Коля все подряд, лишь бы можно было продать. Обычно он выбирал какой-нибудь домик в садоводческом товариществе, где если и есть сторожа, то либо пьяные спят, либо сами всего боятся. Конечно ничего особо ценного дачники на зиму в своих хибарах не оставляют, но на дешевое пойло и нехитрую закусь хватало. Кочерыгина даже ловили пару раз особо ретивые сторожа, но все заканчивалось причинением ему легкого вреда здоровью.
Этот день не стал исключением, и Коля, выйдя со своего двора, направился через лес к уже знакомым дачным участкам. Похмелье и голод гнали его вперед. Кочерыгин вышел из леса и притаился за забором крайнего дачного участка, в который он еще не забирался. Невысокий забор и двухэтажный щитовой домик с закрытыми ставнями. Стояла гробовая тишина и вокруг никого не было видно. Коля перемахнул через забор, и подошел к входной двери. Нависного замка не было и Кочерыгин дернул за ручку. Дверь со скрипом подалась на него. Коля проскользнул внутрь и закрыл за собой дверь. ``Во сегодня прёт`-подумал Кочерыгин, медленно продвигаясь по коридору вперед. Неожиданно, из первой же комнаты, которая попалась на пути Николая, вышел лысый мужичок лет пятидесяти и ударил чем-то тяжелым по голове Кочерыгина.
Коля с трудом разлепил глаза. Он лежал на кровати в комнате, в которой из мебели был еще стол, два стула и шкаф. Кочерыгин попробовал сесть, но его руки и ноги были туго стянуты веревками. В голове полыхнуло сильнейшей болью. Коля зас
тонал и перестал дергаться. Из его положения через дверной проем просматривалась часть кухни с стоящей на столе переносной электроплиткой. Спиной к Николаю стояла какая-то женщина небольшого роста, в юбке и свитере. Она что-то помешивала в большой дымящейся кастрюле, стоящей на плите.
- А... Это... Вы меня извините, я случайно сюда...- начал Коля. Женщина взяла со стола топор, повернулась к Кочерыгину лицом и какое-то время рассматривала его. У нее была короткая стрижка, темные волосы. На вид ей было лет тридцать. Она молча подошла к кровати, на которой лежал Коля, дернула его за одежду, тот скатился на пол с кровати. Оттянула за связанные запястья руки, прижала коленкой к полу. Взяла топор и, замахнувшись нанесла удар в район локтя. Кочерыгин страшно закричал.
Открыв глаза, Коля понял, что почему-то не чувствует боли. Скосив глаза влево, он увидел свою левую руку, чуть ниже плеча перетянутую какой-то тряпкой. Дальше свисали лохмотья кожи и ткани. Продолжения у руки не было. Кочерыгина била крупная дрожь. В этот момент за столом в комнате сидело двое: тот самый мужик, который ударил Колю по голове и женщина, с которой он также был уже знаком. На столе стояла бутылка водки, две рюмки, тарелки, а также глубокая миска, в которой что-то дымилось. Мужик взял рукой из миски что-то и положил себе на тарелку. Когда он убрал руку, Коля увидел, что это его собственный вареный палец с дешевеньким серебрянным кольцом. Тут мужик встал из-за стола, взял нож, и направился к Кочерыгину. Сел рядом с ним на кровать, взял одной рукой за левое ухо, а ножом стал аккуратно отделять его от головы.
Коля Кочерыгин открыл глаз. Почему-то открылся только один. На месте ли второй, он проверить не смог, так как обе руки у него отсутствовали, впрочем, как и обе ноги. За столом продолжалось пиршество. На одной из тарелок Коля заметил, расплывшийся на манер ячницы глазуньи, свой недостающий глаз.
... Первой из машины выскочила как всегда семилетняя Даша и побежала по дачному участку вокруг дома.
- Саша, я пойду открывать дом, выгружай все вещи и подходи,- сказала молодая хозяйка дачи своему мужу, взяла ключи и пошла по дорожке к дому. Входная дверь оказалась не запертой. Осмотрев все комнаты, она решила спуститься в подвал, в котором хранились банки с маринадами. Осторожно спустившись по лестнице, хозяйка подошла к полке со стеклянными банками. Рядом с ними стояла большая кастрюля, раньше которой здесь не было. Сняв ее с полки, женщина приподняла крышку. Плавая в мутной жиже, на нее смотрела единственным глазом мужская голова.


Теги:





0


Комментарии

#0 12:24  13-08-2008прo зaeк    
1) похмелье не может быть перманентным состоянием: ему должно предшествовать опьянение.

2) На дворе стоял второй месяц зимы © - ты чо, автор, какой там второй месяц, мы ж ни щитать не умеем, ни названий месяцев не помним, так што ты уж как-нить таво, попроще с нами, дэбилами

--

итого: трэш-лайт.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Дождь пиздат.
В открытое окно
Летит сигаретного дыма яд,
На столе – бухло.

Я встретил Надюшу.
Но что же ей предложить?
Я ей сказал: слушай,
Учись хуй мой учить.

И вот, она пришла в класс.
Учится прилежно.
Но не всё выучить за раз,
Ученье не безмятежно....
Вообще я парень не плохой. Мама говорит интеллигентен и работящий. Одна беда - пержу громковато. И духан глаз режет.

Но почему бы не смотреть на пердеж, как на искусство? Или диверсию? Вот например сегодня содрал килограмм творога и гороховой каши....
12:33  16-05-2017
: [6] [ГиХШП]
нахмурилось небо и свесилось
ты сам на этот крючок
попался пропащим крейсером
каким-нибудь хиппером или шпее
и всё теперь нипочем
предчувствие гладишь по шее

три порции дыма

молчок

теперь ты наживка

вдыхаешь пространства жидкость
без запаха вкуса цвета
в стеклянном сосуде

сквозь тонкие веки
подсмотрена книга судеб
зачитаны сны наизусть
от корки до корки
летят в ночную грозу
сиреневым горьким

мерцающих светофоров
пустынный зри...
01:10  15-05-2017
: [5] [ГиХШП]

Если я фильтр,
Из ума и тела,
Процеживаю литры,
Черного и белого,

Если я сито,
Для света и тьмы,
Почва для хаоса и суеты,
Осколок "я" из целого "мы",

Если я слой,
Между небом и камнем,
Добро или зло,
Ветошь из шелковой ткани,

То, что не имеет регалий:
Смять и обжечь,
Нарезать кусками,
То что нельзя сберечь....
Пусть покроются трупным смрадом
Не дающие в жопы бабы!
Это символ сопротивления
И предмет для благаговения

Покакули, да попердули
Совсем не предлоги
Не спускать трули!
Будь ты хоть трижды
С кислой миной,
Все ж разреши
Попихать твою глину!...