Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Четыре жизни Максимки

Четыре жизни Максимки

Автор: dedmazai
   [ принято к публикации 05:44  18-09-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 435]
ЧЕТЫРЕ ЖИЗНИ МАКСИМКИ

Жизнь первая

Глава первая

1. Максимко дрочил.
На соседней кровати тихо посапывал Сережка - младший брат.
Рука Максимки бешено двигалась взад-вперед, крепко сжимая член. Перед глазами у мальчика стояла Она - прекрасная гимнастка из журнала "Советский спорт". Одной ногой девушка крепко упиралась в пол, другая же была вытянута вверх под невероятным углом.
Максимко видел напрягшиеся мышцы живота девушки, проступавшие сквозь красное трико. Лобок! Лобок! Какой у нее выпуклый лобок!!! Как хочется...туда, внутрь! туда, внутрь! взад-вперед, взад-вперед, взад-вперед...
Максимко не выдержал, застонал и яростная струя семени выплеснулась в носок, который мальчик загодя надел на член - не на одеяло же спускать?
Гимнастка пропала, но Максимко не заметил ее исчезновения. Он быстро обтер носком свой тоненький хуй и положил мокрый "гондон" на батарею у кровати - до утра высохнет. А через несколько минут можно будет опять подрочить, благо носков-то пара!

2. Максимке было тринадцать лет.
Многие дрочили и Максимко дрочил.
Еще несколько месяцев назад он не находил себе места от стыда, просыпаясь с мокрыми трусиками, на которых белели предательские пятна. Поллюции. Максимко уже знал это слово.
Когда это случилось в первый раз, Максимко страшно испугался. Чуть не плача он бросился в ванную, заперся и неумело принялся тереть мылом трусы, а потом замывать член. Спустя несколько минут теплая, ласковая вода успокоила мальчика и вдруг его хуй стал выпрямляться, наливаясь силой.
Максимко с ненавистью посмотрел на него. Сволочь! Сволочь! Ну что ты наделал???
Хуй у Максимки вставал уже не раз. Он любил ласкать его, теребить, гладить маленькие яички, на которых уже появились волосы. Тогда внизу живота разливалась сладкая истома и хотелось...Нет..., будем честными - тогда еще Максимко не понимал до конца, чего ему хотелось...
...Выстирав трусики, мальчик повесил их на веревку над ванной и только тут понял - ему нечего надеть! А в ванную уже стучался отец.
- Максим! Заснул? Долго ты там еще будешь прохлаждаться? На работу опоздаю!
- Папа! Я...
Дальше Максимко не знал, что сказать.
- Открой дверь!
Максимко дернулся и тут его осенило. Он присел на корточки и рванул из-под ванной таз с грязным бельем - стирали в семье раз в неделю, поэтому Максимку давно уже приучили складывать носки и трусы под старую, облупленную ванну...
Ура!!! Трусы!
Максимко впрыгнул в грязные трусики и открыл дверь.
- Извини, пап, я лицо мыл, никак проснуться не могу!
Отец молча зашел в ванную. Смуглый, черноволосый, с крепкими волосатыми руками, отец привык бриться каждый день. "Интеллигент всегда должен выглядеть прилично! " - любил поучать он Максимку...

Натянув тренировки, мальчик побежал на кухню завтракать. Бутерброды стояли на столе, рядом с ними дымилась чашка чаю. Почувствовав сильный голод, Максимко принялся уплетать бутерброды и даже не заметил, как повинуясь знаку отца мать вышла из кухни и родители вместе отправились в сторону ванной...

Вечером отец зашел к Максимке в комнату и тактично объяснил ему про это у мальчиков...

3. Девушки на пляже играли в мяч. Та, что стояла спиной к Максимке, расставила ноги и пригнулась. На ней был синий закрытый купальник. Полные бедра напрягались, а на щиколотках виднелись песчинки.
Вторая девушка с улыбкой смотрела Максимке прямо в глаза. Она только что ударила по мячу и еще не опустила руки - грудки девушки были напряжены, лифчик купальника на них натянулся и казалось, вот-вот и они выскочат, полетят в небо вслед за мячом!
На девушке был купальник из двух частей - красного цвета. Максимка переводил взгляд с грудей на трусики и обратно. Помять! Схватить ее за грудки! Сочные, как мячи! Грудки! Прямо сейчас! Обеими руками! Она ведь любит, когда ее берут за грудки! Сжимают! Сжимают! Мощно сжимают, непереставая! Какие же это грудки! Как я хочу их жать, жать, жать без конца!!!
...И опять был стон, и второй носок наполнился липким семенем.
Максимко стянул его и тоже аккуратно повесил на батарею. Девушка в красном купальнике и ее полная подруга, на которых так любил смотреть Максимко, растворились в темноте. Журнал "Фотография", выписываемый максимкиным отцом, мирно покоился в нижнем ящике стола. Да и не нужен был ночью Максимке журнал - он знал наизусть каждую клеточку тела девушек, а семени над ними было пролито столько, что им наверное можно было бы уже наполнить бутылку из-под молока, умиротворенно думал мальчик.
А теперь спать...

4. Дрочить Максимку научил Вовка из восьмого "А". Вовка был старше Максимки на год и жил в соседнем подъезде. Как и Максимка, Вовка больше всего на свете любил кататься на велосипеде и ловить рыбу. Вместе мальчики часто ездили на речку и проводили там по многу часов. Как-то получалось, что улов Максимки всегда был больше, поэтому Вовка Максимку уважал, хотя и любил над ним подтрунивать.
Вовка уже интересовался девочками. По его словам, он несколько раз тискал одноклассниц, лапал их за сиськи и девчонки вроде не имели ничего против, хотя и визжали.
- Дрочи, дурак! Чего ж ты не дрочишь? - спросил Вовка, когда младший друг смущаясь рассказал ему о поллюциях.
- А как? - удивился Максимко.
- Ну мудак..., - Вовка аж присел от удивления . - Смотри!
И друг наглядно объяснил Максимке нехитрую процедуру.
С тех пор Максимко уже не просыпался в мокрых трусах.
Он возвел дроченье в культ.
Максимко жил ради дрочки, занимаясь ею пять-шесть раз в день.

Глава вторая

1. Каждый день по улицам городов и сел ходят миллионы симпатичных женщин. Девчонки 13-14 лет с пробивающимися острыми грудками. Старшеклассницы с налитыми, сочными сиськами-мячиками. Студентки с длинными ногами и вертлявыми попами. Молодые женщины, которые уже замужем и ебутся каждый день! Зрелые матроны с широкими бедрами и необъятной грудью - только успевай тискать!
Как чуден и необъятен этот мир! И сколько в нем баб!
Но почему-то ни одна из них не хотела давать Максимке!

К семнадцати годам он вытянулся и еще больше похудел. Уже пару лет с его лица не сходили прыщи. Максимко морщась давил их перед зеркалом, смазывал лицо одеколоном и всматривался в красные уродливые пятна на лбу. Ну когда ж это кончится???
И другие парни ходили с прыщами, но у них почему-то имелись подруги. Несколько человек из класса уже ебались, а Максимко...
Максимко никому был не нужен!
А сколько сил он затратил на то, чтобы хоть раз поебаться!

Девчонки избегали Максимку и он никак не мог найти этому причины.
Быть может все-таки из-за прыщей? Или из-за того, что он слишком суетился и, разговаривая с одноклассницами, прямо-таки поедал глазами их грудь, из-за чего им становилось неудобно? Или оттого, что он был чересчур настойчив в раздевалке, пытаясь схватить за сиськи одевающихся девчонок?

Максимко чуть не ревел от неудач и целыми днями теперь отдавался любимому развлечению - дрочил.
Самым лучшим временем для дрочки было послеобеда. Родители работали, Сережка играл на улице и квартира полностью находилась в распоряжении Максимки.
Дрожа от нетерпения, он доставал спрятанную в тумбочке стола под грудой книг и тетрадок коллекцию фотографий, вырезанных из разных журналов, раскладывал их на столе, садился перед ними и начинал...
Еще приятно было дрочить в ванной под шум горячей воды. Случалось Максимке использовать для дрочки и туалет, но зимой в нем было холодно и неуютно, а запах говна наводил на невеселые мысли. Дрочил Максимко и вечером, лежа в кровати. Так как Вовка уже вовсю гулял с бабами и как-то подзабыл своего друга, и на рыбалке дрочил Максимка, выезжая теперь туда в одиночку.
Несколько раз он даже дрочил в школе, отпрашиваясь во время урока в уборную. Однако боясь прослыть засранцем и зассанцем, Максимка делал это исключительно редко, только если совсем уж подопрет от вида коленок и грудок сидящей рядом одноклассницы...

2. А в стране в это время происходили воистину странные вещи. На смену маразматику Черненко к власти пришел лысый, бодрый и ужасно болтливый мужик по фамилии Горбачев. Все чаще и чаще вначале по телевизору, а затем и на улице стало упоминаться слово "Перестройка". Вдруг подорожала водка, которая впрочем совсем исчезла с прилавков магазинов.
Появилось множество каких-то рок-групп, кооперативы, палатки с заграничными шмотками. Кое у кого из одноклассников Максимки теперь имелись настоящие турецкие джинсы и немецкие кроссовки. И бабы липли к таким парням, не обращая никакого внимания на Максимку в его потертых обычных брючках! Ну как тут не зареветь?

3. Подошла пора задуматься о будущем. Хотя чего задумываться? Оно и так было ясным - Максимко предстояло стать инженером, таким же, как отец. Оставалось только съездить в Москву и выдержать экзамены в институт, тот же, отцовский.
В школе Максимко шел середнячком. Двоек не хватал, но и пятерки в его дневнике появлялись нечасто. Историю Максимко любил, математика давалась ему легко, но вот к химии, биологии и физике никакого интереса он не испытывал - подумаешь, тоже мне науки...
На выпускном вечере, который по воле нового генсека партии был безалкогольным, Максимко вначале одиноко жался в угол, но потом, плюнув на все, пошел в знакомый туалет, подрочил, расслабился и на удивление всем нажрался водки, которая оказывается была с собой у каждого ребят - только прятали ее под партой в одном из кабинетов на третьем этаже. Через полчаса от выпитого Максимке стало дурно, он мучительно проблевался из окна и уплелся домой. Со школой было покончено...

Глава третья

1. – И слышишь? Не дури! Понял? Чтобы все сдал! И попробуй хоть один экзамен завалить! – в очередной раз наставительно и даже с некоторой угрозой произнес отец. – Провалишься, я с тебя шкуру спущу, мы с матерью стыда не оберемся! Что люди скажут? Интеллигент, отец инженер, мать – кандидат наук, а сын гопник, быдлота талдомская...
- Понял, хватит, папа, - тоже в очередной раз досадливо ответил Максимко. Они вдвоем ехали в Москву, где Максимке предстояло на время экзаменов поселиться у какой-то дальней родственницы матери.
Поезд подлетал к столице, за стеклом мелькали железнодорожные строения, бескрайние склады, далекие высотки и лозунги. Множество лозунгов про партию, Ленина, перестройку и коммунизм. Максимко безразлично относился к последнему. Как все советские дети он прошел путь от октябренка до комсомольца, знал, что в университете или самое позднее на работе надо будет вступить в партию, ходить на партсобрания, голосовать, выбирать единственного кандидата... Все это было частью жизни, того театра, который, как уже знал Максимко, сопутствует человеку с первых до последних дней и никуда от него не денешься...
Максимко несколько раз тревожно ощупывал карман. Там лежало пятьдесят рублей, скопленных за последние пару лет – сумма немалая. Конечно джинсы на них купить было нельзя, но, как говорили знающие люди, в любом ресторане с полтинником ты царь, а если по кабакам не ходить, то денег вполне хватит на неделю столичной независимой жизни.
- Не спи, приехали! – раздался голос отца.
Максимко вздрогнул и схватился за сумку с продуктами и учебниками. Отец и сын вышли из поезда и отправились на остановку автобусов – до родственницы предстояло еще добираться по Москве не менее часа...

2. Марья Семеновна встретила гостей из провинции приветливо, хотя и с некоей ноткой высокомерия, которое она старательно пыталась прикрыть. Двоюродная тетя мамы была полной высокой старухой, всю жизнь проработавшей в каком-то министерстве. Оттуда она вынесла принебрежение ко всем, кто к госаппарату не принадлежит, а уж что говорить о провинциалах...
Марья Семеновна обитала одна в сталинской двухкомнатной квартире. Муж ее умер, сын жил отдельно, а теперь вместе с семьей работал в одном из советских посольств где-то в Африке.
Бабушка Маша вела активную пенсионерскую жизнь – каждое утро обходила окрестные магазины, проверяя наличие в них разных продуктов, обсуждала с подругами на лавочке или по телефону события, происходящие в стране, звонила в милицию при виде любого подозрительного человека, появившегося во дворе, а уж не дай Боже было кому-то сесть на лавочку и достать из кармана бутылку пива или водки! И пяти минут не проходило, как человека по звонку Марьи Семеновны забирали люди в фуражках...
Максимко оробел – так непохожа была властная высокая старуха на его тихих родителей. Да и сталинская квартира с высокими потолками и дорогой, хотя и старой мебелью и множеством хрусталя в гостиной, произвела впечатление не только на него, но и на отца.
Попив на кухне чаю провинциалы засобирались – предстояло съездить в институт.
- И еще, Виктор Андреевич! – мягко, как бы извиняясь, но с совсем определенной твердостью в голосе, хоть и облеченной в шутливость, лучась улыбкой обратилась к максимкиному отцу старуха:
- Я надеюсь, что Максим не будет сюда приводить подружек? Да и возвращаться домой ему лучше сразу после экзаменов – зачем мальчику бродить по Москве? Поступит, еще набегается по нашим улицам. Как вы думаете?

- Да что вы, Марья Семеновна! – смутился отец. – Сразу после экзамена домой, к вам! И никуда выходить он не будет, вон сколько учебников с собой! Максим, слышишь? Ты помнишь, зачем сюда приехал?
Максимко еще больше смутился и заверил Марью Семеновну и отца в том, что никакая Москва и подружки его не интересуют, главное поступить...

3. ...Аудитория, в которой предстояло сдавать первый экзамен, была большая, но заполнялась быстро. Максимко вошел одним из первых и уселся в дальнем конце зала, а почти сразу же за ним через место, как и полагалось, присела симпатичная девушка в коротком платье. Максимке неудобно было пялиться на нее в открытую, но старательно кося глазом он все же рассмотрел и стройные загорелые ноги, и небольшую грудь, и длинные светлые волосы, и пухлые, как покусанные, губы.
Девушка вдруг прыснула смешком и Максимко покраснел – неужели заметила?
А потом начался экзамен и о девушке пришлось забыть.
Задачи были знакомыми и понятными, недаром ведь отец столько времени его натаскивал! Максимко старательно заполнял формулами лист за листом. Он с удовлетворением чувствовал –экзамен будет сдан.
Вот и справились! Максимко еще раз проверил написанное, встал, отдал конверт с работой дежурному и вышел из зала.

А девушка? В пустынном коридоре перед залом Максимку будто ударило мешком по голове! Неужели он больше ее не увидит? Такую красивую, с загорелыми ногами, небольшими грудками и сочными губами?
В ответ на смятенные мысли в штанах Максимки сразу же началась бурная реакция и хуй его встал, бесстыдно выпятив ширинку. Максимко с ужасом уставился на свой передок и тут дверь бесшумно открылась и из нее выскользнула она! Незнакомая красавица!
Взгляд которой первым делом упал на ошеломленного Максимку, рассматривавшего....

- Ха-ха-ха! Ну отмочил! Стоит?
Если бы от стыда можно было сгореть, Максимко наверное сейчас точно вспыхнул бы адским пламенем и исчез без следа.
- Ну давай знакомиться, Гамлет! Лера!
- А почему Гамлет? – тупо спросил Максимка и протянул дрожащую руку.
- Да потому что вид у тебя сейчас был как у Гамлета, принца Датского – такой же несчастный чувак. Стоит и думает – подрочить или нет? Ту би ор нот ту би? - ответила девушка.
Максимко еще больше смутился.

- Да не переживай, ты ведь не из Москвы? – спросила девушка. – Не люблю москвичей, жуть какие наглые.
- Нет, - Максимко опять покраснел.
- Да ладно тебе, встал так встал, нормальное дело, мужское, - с одобрением заметила девушка и предложила:
- Ну что, Гамлет, пойдем гулять?
- Я...- Максимко вспомнил обещание вернуться домой сразу же после экзамена, но желание остаться с девушкой было настолько сильным, что он сразу же выбросил из головы Марью Семеновну и наказы отца...

4. Огромный город – Москва! Сколько надо дней, чтобы его обойти и увидеть все его красоты и достопримечательности!
Максимко с Лерой бродили по столице весь день. Побывали и в Кремле, и у Большого театра, и в Сокольники съездили – вот где пригодились скопленные деньги!
Максимко угощал Леру настоящими шашлыками, лимонадом, пирожными и щедро расплачивался, не считая сдачу.
Лера оказалась на год старше Максимки. Она поступала в институт уже во второй раз, а жила в каком-то промышленном городе километрах в четырехстах от Москвы. Имя города Максимко тут же забыл, потому что не мог поверить своему счастью – вот он идет по улице, а под руку его держит красивая девушка!

- Поступать? Если надо и в третий раз сюда приеду, - объясняла Лера. - Ты у нас был когда-нибудь, нет? Заводы, заводы, грязь, дым, все парни бухают, драки каждый день. Приезжала в прошлом году “Машина времени”, театр какой-то. Это что ли жизнь? Я москвичей жуть как не люблю, но в Москве все равно останусь! А ты?

Максимко не знал. До сих пор ему вполне хватало родного тихого города. Москва с ее миллионами людей, шумом, сотнями тысяч машин, автобусами, троллейбусами, трамваями и метро пугала его. Но...Лера... Из-за Леры стоило бы наверное остаться?

Несколько раз Максимко пытался как бы невзначай дотронуться до ее груди, но девушка со смехом резкими, точными движениями отбивала руку и говорила: “Не лапай – не купишь!”

Так они гуляли по городу, пока не стемнело, болтая о самых разных вещах.
- Ну, мне пора! – заявила вдруг девушка. – Проводишь?
Лера жила на другом другом конце Москвы, тоже у родственников. Максимко без слов согласился и они спустились в метро.
К дому Леры они приближались в темноте уже обнявшись. Девушка сменила гнев на милость и позволила Максимке взять ее за грудь.
- Подожди! Ну подожди, остановись! – Максимко прижал девушку к первому попавшемуся дереву и жадно впился в ее губы, не переставая лапать.
На удивление Лера не противилась. Опытным движением она просунула язык в рот Максимке и принялась его покусывая сосать. Максимко от возбужденья чуть не кончил прямо в трусы.
- Пойдем!
- Куда?
- Да в подъезд, в лифт...
Максимко так и не понял, что сделала Лера с кнопками лифта, но тот покорно остановился между этажами.
- Покажи! Давай сюда...
Что было дальше, Максимко плохо помнил. Куртка, брошенная на пол, валяющиеся рядом трусики, расставленные загорелые ноги, черные волосы на лобке и призывная красная мокрая щелочка, совсем не маленькая. И Максимко совал, совал, совал и совал...

5. Думаю, не стоит описывать вам, как встретила поздней ночью Максимку Марья Семеновна. Были и крики, и ругань, и угроза тут же позвонить родителям, чтобы те забрали бродягу-сыночка...
Максимко униженно извинялся, клялся, что это больше никогда не повторится, рассказывал, как заблудился в Москве и даже под конец заплакал...

Следующие дни прошли для Максимки как волшебном сне. Впервые за много лет он не дрочил. Потому что у него была девушка, которую можно было ебать.
Едва высиживая дома за учебниками отведенные несколько часов, Максимко вырывался в город, объясняя Марье Семеновне, что дальше идет заниматься к друзьям, с которыми познакомился на экзаменах.
Кусты, подвалы, опять лифт, овраг, домик на детской площадке в каком-то отдаленном районе – где только не ебались Максимко и Лера. В ней Максимко встретил достойного партнера и опытного учителя, не жалеющего сил, чтобы обучить жадного к знаниям ученика.
Оказалось, что Лера ебется с пятнадцати лет и даже уже делала аборт. “Залетела от одного козла”, - как-то призналась она в минуту откровенности.
Однажды в парке Лера прилегла Максимке на колени, расстегнула ему ширинку и...
Максимко не мог поверить! Лера облизала ему головку, потом жадно засосала ее и принялась двигать головой вверх-вниз!
И минуты не прошло, как Максимко с криком кончил Лере в рот. Та, долго отплевывалась и смеялась.
- Эх, Гамлет, ну ты и ребенок еще! Как тебе Лера?
В себя она позволила кончить Максимке только один раз.
- Нельзя сейчас, дни такие, - туманно объяснила девушка, но Максимко и не настаивал. Ему достаточно было того, что за час ему позволяли извергать семя по пять раз, чем он очень гордился, да и партнерша видимо оставалась довольна...

6. А через неделю все рухнуло.
Вернувшись после заключительного экзамена домой к Марье Семеновне Максимко увидел отца.
- Бац! – почещина была такой силы, что Максимко упал.
Бац! Бац!
- Ах ты мерзавец! Тварь! Ты что это вытворяешь, урод! – раскрасневшийся отец бил Максимку, а позади, у двери в гостиную строго поджав губы стояла Марья Семеновна.
- Собирай вещи! Чтоб через пять минут был готов! Поедем домой!
- Но я...У меня...
На четыре часа Максимко договорился встретиться с Лерой и опять пойти куда-нибудь ебаться. Ни ее адреса в родном городе, ни телефона здесь, в Москве, он не знал...
- Молчать, тварь! Мигом собирайся!

...Максимко поступил. Леру срезали. Больше он никогда ее не увидел...


Теги:





0


Комментарии

#0 13:57  18-09-2008fudjin    
асилил. жизнь невероятного дрочера максимки.


"Дрочи, дурак! Чего ж ты не дрочишь? - спросил Вовка, когда младший друг смущаясь рассказал ему о поллюциях.";


"а запах говна наводил на невеселые мысли."

Вот еслиб не такой объем и нуднота-можно было б и в трэш.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....