Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Космическая тема (начало)

Космическая тема (начало)

Автор: СкайВоркер
   [ принято к публикации 18:11  01-10-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 658]
- Где я? - спросил человек, - почему вокруг так темно?
Он не слышал своего голоса, возможно, ему только показалось, что он говорит. Он ничего не видел, но вдруг проявились и нахлынули цвета. Густые, сочные, как гуашевая краска, которой он рисовал в школе двести лет назад. Цвета ему понравились.
- Вы в неисправном криогенном боксе и вы без сознания. Произошла неисправность и ваш сон стал недостаточно глубок. Я – главный управляющий компьютер корабля. По показаниям энцефалограмм у вас наблюдается мозговая активность, поэтому вы меня и слышите.
- Разбудите меня.
- Это невозможно. Наш полёт будет продолжаться в течение десяти лет, а на корабле нет запаса ни еды, ни воздуха. Вы помните, как вас зовут?
- Сергей Андреев. Тогда понизьте мою температуру.
- Пробовал, не получается, вы будете пребывать в сознании все десять лет.
“Господи боже” – подумал человек.
Цвета мрачно сгущались.

***

Сергей Андреев лежал в окружении сияющих огоньков, а компьютер разъяснял ему свою стратегию.
- Нет повода для беспокойств, расслабьтесь. Я запрограммирован на случай подобного рода неудобств. Вы не сможете оставаться в полусознании на такой длительный срок, без стимуляции сенсорных ощущений, иначе вам грозит прибыть к пункту назначения овощем. Для таких случаев предусмотрено стимулирование вашими же собственными воспоминаниями. Это единственно возможный компромисс. По сути вы просто будете видеть сон, а я буду контролировать ваше состояние по показаниям данных мозга. Естественно, упор будет делаться на приятные воспоминания, коих более чем за 200 лет вашей жизни накопилось множество.
- Меня должны были предупредить, - сказал Сергей, - прежде чем я соглашусь на эмиграцию.
- Расслабьтесь, - мягко повторил компьютер, - ваш случай не уникален. На моей памяти такого ещё не случалось, но я умею с этим бороться. Постарайтесь вспомнить что-нибудь приятное.
Сергей расслабился, но вспомнить что-либо приятное не получилось. Теоретически, он должен был погрузиться в анабиоз в космопорту и проснуться через несколько мгновений на далёкой звезде или, точнее, колонизированной планете далёкой звезды. То, что из почти трёхсот пассажиров попасть в неисправную криокамеру угораздило именно его, в этом виделся некий мистический росчерк судьбы.
“Всё правильно, -подумал он, - хотел отдохнуть в неизведанном месте, где не будет никаких проблем и вот ты один в темноте и разговариваешь с машиной”.
Словно плохая карма вознамерилась отплатить ему за какие-то неведомые грехи. Хуже всего было то, что он всецело зависел от компьютера и никак не мог повлиять на ситуацию. А вдруг, компьютеру придёт в голову стимулировать его всякими ужасами? Десять лет беспрерывных кошмаров. Как поступают компьютеры с людьми в такой ситуации? Злорадствуют?
Сергей мало что знал про современные компьютеры, он был экологом.
“Надо подумать, - сказал он себе. – Тина, очаровательная девушка в красной футболке, синих джинсах, ростом чуть ниже меня, крашенные рыжие волосы ниже плеч.”
- Слышу, - ответил компьютер, - пусть так и будет.

***

Цвета начали мельтешить перед глазами, складываясь в чёткие устойчивые контуры. Маленькая комната в 10 квадратов. Компьютерный стол. На нём разобранные части системного блока персоналки.
“Помню, всё не успевал собрать”, - подумал Сергей.
Телевизор с пузатым экраном, кровать и надувной матрас. В углу светлый новый шкаф.
- Погодите, - в панике сказал Сергей, - обои были зелёные в цветочек, я точно это знаю. И шкаф был старый, с обшарпанной лакировкой.
- Через какое-то время вы забудете, что это из ваших же воспоминаний, - произнёс компьютер.
- Я не видел этой квартиры лет уже, наверно, сто. Да нет, какой там, все 180, - произнёс Сергей разглядывая коробку с новой кофеваркой и пакет бумажных фильтров на подоконнике.
“Это дом, в котором мы жили с Тиной, - осознал он и вслух громко позвал, - Тина!”
- Чего ты кричишь? – раздался дребежащий голос из интеркома, висящего на стене, - я на кухне.
Он вспомнил, что сам, в свободное время провёл по квартире переговорники и ощутил радость.
- Я стану вмешиваться только в чрезвычайных ситуациях, - сказал компьютер, - Мониторинг, правда, будет включён – я должен быть уверен, что ваше состояние удовлетворительное.
- Погаси плиту, - снова раздался голос Тини из переговорника.
Слышал он её прекрасно, но пока не видел. Сергей вышел из комнаты и пересёк узкий коридор. Вошёл на кухню. Тина сидела на угловом диванчике в шлепанцах и коротких джинсовых шортах и увлечённо разговаривала по телефону.
За окном кухни безуспешно пытался припарковаться автомобиль.
“Жаркий день, - подумал Сергей, - надо будет включить кондиционер”.

***

Тина продолжала болтать по телефону, кажется, с сестрой, а Сергей, сев на стул напротив неё обнаружил, что разглядывает их главное сокровище – плакат с автографом Игги Попа. Плакат был куплен на станции Марк Дмитровского направления железной дороги за сущие копейки, а между тем, автограф, как они позже выяснили, был поставлен ещё в семидесятые задолго до рождения Сергея или Тины.
“Если у нас когда-нибудь кончатся деньги, - подумал Сергей, - можно будет продать постер.”
Постер был всем постерам постер. Игги сидел на кресле с трёхцветной кошкой на коленях, а внизу была надпись: Speed убивает. Между тем у самого Игги такой вид, будто он закинулся всеми известными амфетаминами, а кошка срежещет зубами, то ли с испугом, то ли с отвращением.
Тина была от этого плаката без ума. Застеклить постер и вставить его в рамку было её идеей, сам бы он наверняка просто приколол бы его на стенку.
- Привет, - сказала Тина, оторвавшись, наконец, от телефона, - о чём думаешь?
- Да так, просто… что мы в ответе за тех, кого приручили.
- Ну а как же иначе? Знаешь, у нас закончился соус… ну и так по мелочи, сходишь в магазин, я что-то неважно себя чувствую.
- Схожу, конечно, отдыхай, - Сергей поднялся и поцеловал Тину в макушку, - ты не скучай, я мигом.
Он вышел в коридор и стал надевать кроссовки, как вдруг увидел с корнем выдранную паркетную доску у входа. Он поднял глаза и обнаружил, что со стен начали отходить обои.
“А квартирка-то разваливается, - подумал он, - надо сказать Тине”.
Он вернулся на кухню и увидел, что она пуста.
“Где Тина, - подумал он, - разве она не сидела только что здесь?”
С нарастающей паникой он обошёл всю квартиру и никого не увидел. Дом был пуст.
“Пуст и разваливается. Боже мой!”
Он сел на стул у кухонной плиты и потрогал конфорку. Ты была холодной.
Тут он почувствовал как стул под ним просел, совсем чуть-чуть, но просел.
“Мне страшно, - он был сильно взволнован, - где же Тина”.
Тут он взглянул на постер. Тот висел без рамки. И края были надорваны.
“Я же помню, как она его застеклила”, - подумал Станислав и вскочил со стула.
Повнимательней вгляделся в плакат. Выцвел…. Подпись Игги Попа выцвела и едва различалась.
“Главная наша драгоценность!”
Тут он с изумлением обнаружил, что плачет. Тина пропала, постер выцвел, квартира разваливается, плита холодная.
“Ужасно, - подумал он, - и я ничего не понимаю.”

***
Зато компьютер понимал. Компьютер не мог сам принимать решения, но он вёл тщательный мониторинг энцефалограммы и понял: что-то не так. Нервные контуры показывали возбуждение и боль. При таком раскладе следовало вывести человека из данного вида стимуляции.
“В чём ошибка?, - спросил у себя компьютер, - дело, наверно, в глубинной, на подсознательном уровне тревоге. Вот что случилось, человеком овладела обширная подсознательная неуверенность; виноват не я, это всё его психологический уклад”.
“Попробую-ка я более ранний период из его жизни, - решил компьютер, - ещё до того, как сформировались неврозы”.

............................................................


Теги:





1


Комментарии

#0 23:52  01-10-2008тень, мля    
интересно было бы почитать продолжение

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...