Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Черная месса

Черная месса

Автор: Мизантроп
   [ принято к публикации 09:34  08-10-2008 | я бля | Просмотров: 656]
Глава первая фантастической повести "Маргинальное волшебство".

В соавторстве: Мизантроп & Повелитель Мух (Lord of the Flies).

Бритва, вилка, нож, лопата,
Ложка, булка, кочерга -
Как не тыкайте, ребята,
Хуй короче, чем нога.

- Магия есть, блядь, - Минет Ссыглер, с помятой поутру рожей, обвел мутными, воспаленными глазами не менее жеваных Катю Диверсантку и Муню Жозла.
- Какая еще, в пизду, магия? Хуягия! - обдал собеседников утренним выхлопом Жозел. – Ебешь мозги с утра, блядь! Катя, не шевелясь, уставилась в пол. По липкой, засранной половице зигзагом шествовал таракан. Минет сморщился, голова просто раскалывалась, руки тряслись. Но увиденный ночью сон помнился ясно, во всех подробностях.

- Есть магия, ебать вас не хотеть! - Ссыглер потянулся к помятой пачке сигарет. – Я сон видел. Я знаю, что и как надо сделать.
- Делать, бля? Ты о чем, бля? - Муня потянулся и, напрягшись, перднул. Таракан подпрыгнул и опрометью кинулся под стол.
Катя почесала между ног и замерла. Глаза ее снова прикрылись опухшими веками.
- Пидорасы тупорылые, блядь! Я знаю, как вызвать демона, мне все ингредиенты приснились, рецептура, блядь, как готовить, нахуй, бекицер, все, блядь!
- В хуй бы мне твой демон не барабанил. - Муня зажег вонючую сигарету, затянулся и начал мучительно кашлять, время от времени пуская газы. – Нахуй бы он срался, кха-кха, блядь, демон ебучий, когда у нас есть ты? - Лицо у Муни налилось красным.
- Бля, бумагу несите скорее, пока не забыл! - заплывшие глаза Ссыглера уперлись в Катину макушку. - Ну, блядь, хуесоска, быстро! - заорал Минет так, что Муня дернулся и перестал икать.

Схватив принесенный Катюхой пожелтевший рулон туалетной бумаги, Минет свалил на пол все, что было на столе, и начал судорожно черкать тупым карандашным огрызком. Корябал Ссыглер бесконечно долго и, наконец, исписав практически целый рулон тайными знаками и каббалистическими символами, он почувствовал себя вполне продвинутым магом, эзотериком и сновидцем.

Так как Минет не мог оторваться ни на секунду, даже выпить и перекурить в этот знаменательный день он не сумел, практическая часть проекта легла на плечи Муни Жозла и Кати Диверсантки, которые, следуя магическим инструкциям, истратили весь день на поиск и сбор ингредиентов. С «молочницей» и позавчерашней смегмой проблем не было, равно как с соскобом с промежности бомжа, пейсом еврея, настойкой из лобковых вшей и дохлой крысой, но вот с течкой чихуахуа, мочой архидьякона и комариным хуем пришлось повозиться – эти составляющие оказались редкими и дефицитными. Комариный хуй так и не был найден, пришлось его заменить эквивалентной по ценности соплей содомита. Однако для людей целеустремленных, как известно, преград не существует.

Наконец, в этот темный и дождливый субботний вечер, Минет погасил замызганную кухонную лампочку и, блестя во мраке глазами, оглядел нахохлившихся на хлипких табуретах Катю и Жозла.
- Ну че, блядь, погнали! - Ссыглер, с хозяйским видом, запалил воткнутый в заляпанную бутылку свечной огарок. На кухне воняло прогорклым жиром, гниющими объедками и многолетней грязью. В грязной раковине тарелки, чашки и стаканы схватились засохшей корочкой и покрылись налетом свежей плесени, желтые комки окаменели на гнутых вилках. Жозел сгреб груду мусора, занимавшую почти весь стол, прямо туда.
Катя, облокотившись об освободившуюся столешницу, тасовала старую, потертую колоду карт с нарисованными шариковой ручкой жезлами, похожими на слабо вставшие хуи, чашами в виде рюмок, мечами и несимметричными пентаклями. Жозел с грохотом водрузил в центр стола большую трехлитровую бутыль, доверху заполненную мутным пойлом.

- Ну, блядь, она же пустой должна быть, хуй ты мамин! - тоном специалиста сказал Жозлу Минет.
- Как пустой? Охуел! – Муня остолбенело вытаращился на Ссыглера, само упоминание о пустой таре было для него настоящим кощунством. - Дык че, бля, вылить нахуй, что ли?
- Я те вылью, нахуй! – от подобной мысли стало не по себе и Минету. – Короче, он демон, ему похуй, - решил новорожденный маг.
- Точно. Давай ебанем лучше, а то таки утонет демон твой хуев, блядь!

Муня достал из раковины грязный стакан, попытался поплевать в него, но из пересохшего рта вылетали лишь какие-то жалкие ошметки пены. Тогда он протер его уголком рубашки и, налив полстакана, залпом выпил, затем налил Минету и зажевал хлебной корочкой. Минет, перекосившись, выдохнул и, влив в себя дозу, тоже закусил. Затем Жозел налил и Кате.
- Вы, блять, бухать тут что ли собрались, уебки, блядь? И вообще, ты охуел, блядь! Доверху, ёбань, налей, пидорасня хуева! – визгливо заорала Катя. Жозел долил Кате в стакан и та, привычным движением, опрокинула его в себя.

Все трое закурили, дрянной алкоголь быстро всасывался в кровь. И вот - по жилам разлилось приятное тепло, начало слегка пошатывать, и все участники действа почувствовали легкое головокружение. Им стало казаться, что их коллективное сознание постепенно освобождается от привычных и годами приобретенных стереотипов, и это непременно должно было посодействовать успеху их предприятия.

Подпалив от газовой плиты еще один оплывший огарок свечи и воскурив расставленные по всей кухне палочки-вонючки, целую упаковку которых Катя давеча спиздила в ларьке, она, пошатываясь, раскинула самопальные карты Таро. Карты упали на стол с характерным бумажным шлепком. Неожиданно, сам по себе, включился древний, запыленный радиоприемник: «А сейчас в эфире Ирина Билык с песней пс-с-с-с хрррррр ты хочешь».

Писклявый голос с трудом пробился сквозь пелену радиопомех:

если хочешь идти-пиздуй,
а захочешь посрать-сри
обожгешься - на пальчик дуй
посылай всех на букву "три"

от меня ты бежишь вокруг
замыкаешь по кругу цепь
ну а если забудешь вдруг
заорешь: "постели мне степь"

"занавесь мне окно" - споешь
и заплачешь зачем-то в ночь
только я не люблю пиздежь
я тебе не смогу помочь

разучилась я блять считать
не люблю я февраль и март
ты одно только должен знать
я блять very блять fucking smart…

- Ебало ей заткни, бля, вот уебина, сука, - проорал разнервничавшийся Минет.
- Ну, не ругайся, бля, Ссыглерок, - по-пидорски подлез Жозел к Минету, пытаясь, тем временем, прикрутить ручку громкости на корпусе радио.
- Да не так, блядь, отвянь, уебок, - Минет сорвал радио со стены и начал со всей злостью топтать несчастный приемник. – Вот так, бля, получи, сука, нахуй…
Под таким прессингом старый радиоаппарат времен Попова издал треск, взвизгнул в конвульсиях: «Да-а-а-аряги-ие ма-а-аи хуя-а-а-ки!» и, щелкнув, затих.
Ссыглер, раскрасневшись, закурил.

- Слушай, блядь, а действительно, как же это, бля? – вдруг заскрипел Жозел, показывая скрюченным пальцем на бутыль, уровень пойла в которой понизился совсем на чуть-чуть.
- Я те, сука, заебался, нахуй, повторять блядь: он демон, блядь, поебать ему! Понял? Демон, ёбаный ты смешной, блядь! Понял, нахуй? – Ссыглер многозначительно поднял грязный палец.
Муня представил себе маленького утопающего демоненка в виде жухлого кукольного Дракоши из маниакально-депрессивного мультика и проронил на небритую щеку скупую мужскую слезу.
- Заебали, бля, время тянете, как гондон штопаный, - гаркнула Катюха.
- Кто гондон? – вскинулся Жозел, вмиг забыв про Дракошу.
- Ты бля, кто, хуй в пальто, бля!

Разложив, наконец, все ингредиенты и вывалив дохлую смердящую крысу с облезлым хвостом на стол, медиумы запели: «Лука-а-авого-о-о от нас изба-а-а-ави но искуше-е-е-ние во нас введи-и-и-и...»
- Богохуйство! – словно ультразвуком, вдруг пискнул снизу разбитый приемник.
Настал зловещий миг тишины, всех передернуло и подул резкий порыв ветра. Свечи чуть не задуло.
- Бля, контра недобитая, гнида поповская, - топнул ногой Ссыглер. Черная коробочка, и так в результате экзекуции ставшая подобием шницеля, превратилась в груду мелких осколков. – Продолжим, бля! Чё замерли, нахуй?
Допев сатанинскую молитву и размотав рулон пипифакса до середины, Ссыглер и Муня уставились на Катюху.

Та, сощурясь на обрывок туалетной бумажки, визгливо забазлала: «нйан ебман нйан ебман нйан ебман нйан ебман нйан ебман нйан ебман нйан ебман*…»
- Какой такой Ебман? Что ты пиздишь-то, хуна, чё за поебень жидовская? – поинтересовался Муня. Минет посмотрел на Жозла свысока, спустил штаны и достал хуй: «Ша, бля, нечистого спугнешь. Делай как я». Муня заткнулся и последовал примеру Ссыглера. Затем Минет и Муня начали дрочить на крысу.

- Кто первый кончит, тот дает Кате за щеку! - провозгласил Муня, дергая свой осклизлый огурец, но тут же они кончили вместе, облив трупик спермой. Вдруг сигаретный дым сгустился, а палочки-вонючки с треском вспыхнули ослепительными искрами. –У-у-у-у-у, бля-а-а-а-а! - все захлопали в ладоши и, передавая грязный стакан по эстафете, выпили по второму, теперь уже все по полному. Облитые спермой и самогоном карты, магические ингредиенты, сигареты и прочий мусор слепились в одну липкую, вонючую массу, в которой лежала облезлая, мокрая крыса. Сбросив одежду, бухая Катюха начала извиваться в танце, призывая Бегемота и виляя при этом своей бегемотьей жопой.

Отколбасившись, Катя села задницей на плиту и раздвинула толстые ляжки. Трусов на ней не было. Из обильно заросшей волосами пизды завоняло серой, во дворе ударила молния, а Минет, замогильно подвывая, набросился на на Катюху и задвинул ей свой, снова вставший, хуёк. Муня Жозел поглядел на собственный бессильно повисший хуй и налил себе еще полстакана. Судорожно пропихнув в себя пойло и, не найдя чем закусить, запив водой из-под крана, он понял, что надо сделать, чтобы довести обряд до логического завершения.

Шатаясь, Муня схватил ржавый нож и, с криком «Банза-а-а-ай, бля!!!», молнией метнулся к плите, где, из-за ритмично дергающейся тощей жопы Минета виднелась отключившаяся Катя. Но тут у пьяного в дупель Ссыглера получилось то, что никогда не вышло бы у трезвого. Минет, регулярно смотревший передачу «Человек и закон», пустил в ход безошибочные рефлексы, и, как курсанты на телеуроках «Юный ОМОНовец», резким ударом выбил нож из руки пьяного Муни, а перекошенная рожа Жозла встретилась с железным копытом Минета в вонючем стоптанном сандалии.

- Что ж ты, пи-и-и-идор ты ебаны-ы-ы-й, - всхлипывая, промямлил Жозел, зажимая ушибленный пятак, из которого текла вялая струйка крови вперемешку с соплями. Муня вытер морду куском грязной ветоши и поднял глаза. Минет, качаясь и икая, нависал над ним, словно демон, из расстегнутой ширинки свисала упавшая пиписка.
- Ты пи-и-идор, а девственницу резать, блядь, а? Девицу в жертву, в рот тя не хотеть, бля, а? – причитал Жозел, глотая сопли.
- Нахуй пошел, уебок! Сам ты девственница ебаная, рожа хуесосная, блядь! – завизжала, очнувшись, Катюха и, скатившись с плиты, накинулась с обгрызенными острыми ногтями на беднягу Муню.

К полуночи бутыль опустела более чем наполовину, но так и не подала признаков жизни. Троица теперь попивала чай и начинала потихоньку трезветь. Свеча внезапно погасла, догорев, и вдруг в наступившей темноте раздалось бульканье и утробно зарычал хриплый голос, вперемешку с радиопомехами: «А сейчас, по вашим заявкам…хр-р-р-р, псы-ы-ыть, песня…кхр-р-р. Гарант пс-с-с-с чпок!» Друзья-кудесники вскинулись было, Катя включила свет, однако никакого демона, даже самого мелкого, вонючего и завалящего, в бутыли так и не появилось. Лишь из кучки мусора, некогда бывшей радиоприемником, полилась песня:

Владимир Путин не бьет баклуши,
Он чистит зубы и моет уши,
Не пьет, не курит, мужик нормальный -
Такой красивый и сексуальный...**

- Тьфу, бля, а уж подумала – вышло! - хрипло прогундосила Катюха, пуская дым в потолок.
- Ага, хуй-наны! – с горькой иронией промолвил Минет, окончательно втаптывая в пол останки несчастного радио.
Пришибленный Муня молча тянул чай из треснувшей чашки.

Прижимая к больному носу накорябанный в холодильнике лед, завернутый в рваное полотенце, Жозел монотонно покачивался в углу. Дохлая крыса завоняла просто невыносимо, и Минет, открыв окно, схватил ее за хвост, раскрутил и отправил в полет в промозглую ночь. Раздались вскрики.
- По пизде попало кому-то, да, - хихикнула, прихлебывая чайчик, Катя.
- Хуйня это все, - пробормотал многозначительно Минет, поглядывая на бутыль, где только мутная жижа опалесцировала в грязно-желтом свете кухонной лампочки. - Не бывает демонов, блядь.

Продолжение следует.

* - "В песне группы «Битлз» под названием «Революция номер девять» на пластинке слышится запись слов: „Номер девять“, повторяемая двенадцать раз. Прослушивание этого места в обратном направлении дает фразу: „Доставь мне сексуальное наслаждение, мертвый человек".

Жан-Поль Режимбаль (католический священник, автор исследований массовой молодежной культуры второй половины XX века, в частности, книги «Рок-н-ролл: насилие над сознанием подсознательными сообщениями». Мысли Режимбаля о современной молодежной культуре часто используются противниками рока).

** - песня группы Беломорс.


Теги:





2


Комментарии

#0 16:44  08-10-2008Lord of the Flies    
пора власть имущим открыть на ресурсе новую рубрику: "Минет Ссыглер" бля.
#1 17:48  08-10-2008жыдоская соска    
пора снести тебя нахуй
#2 17:50  08-10-2008bezbazarov    
Да ты ахуел.... под эту немощь рубрику? А не дохуя ль понтов на впуклом месте? а главредами вас не назначить? Да чё тварицца ваще? А боян с Ревалюшн? приколу 50 лет уже...ну, ябать-малатить....
#3 17:52  08-10-2008Lord of the Flies    
непесдеть! редакторами не надо, мы в бугры не ломимся. а рубрику таки пора бля беспесды!
#4 18:16  08-10-2008bezbazarov    
мухами, блять, командуй. борзые не по чину,салабоны.
#5 19:10  08-10-2008Шалопай Шарапов    
бытовуха.
#6 21:24  09-10-2008Мизантроп    
bezbazarov, тоже мне, унтер Пришибеев нашелся, блять.
#7 01:32  11-10-2008Kambodja    
какая-то хуета децкая

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [10] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....