Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Новый

Новый

Автор: Нико
   [ принято к публикации 16:25  06-05-2009 | Бывалый | Просмотров: 369]
Резкий щелчок зажигалки вдруг глушит желание закурить. За занавесками окна балкона еще темнее, чем на самом балконе. Отодвигая занавески, я припадаю лицом к влажному стеклу, пытаясь рассмотреть ночь. Вдали все также подсвечивается то место, куда рано или поздно все странствующие возвращаются - вокзал. Приложив сигарету к своему носу, я ощущаю горечь и дорогу.
Стоя на балконе, невольно чувствуешь легкий холод в ногах. Переступая с ноги на ногу, я внимательно всматриваюсь в единственное, что видно за окном. Странные ведь бывают у человека ощущения...Зафиксировать, а потом обозначить их словами можно, но для собственного же здоровья не желательно. Вокзал как вокзал. Как у тысячи вокзалов, у него есть залы ожидания, билетные кассы, буфеты и маршруты отправления. И если все вместе общее, то маршрут точно у каждого свой. Да, вокзал ничуть не изменился. Но мне он почему-то кажется уже не тем, что был раньше. Он стал меньше, однозначно. Зал ожидания для меня стал узок, но от этого не в самую радость; буфеты уже не могут утолить все, что я хочу; а маршруты...
Наконец решаю закурить. Подняв сигарету на уровень глаз, я почти не вижу фильтра, а только сам белый патрон, в котором находится табак. Вот так и в жизни хочется иметь невидимый фильтр, чтобы оградить себя от окружающей суеты.
Поднося зажигалку к сигарете, ощущаю теплоту на лице. Первая затяжка. Подкурил. Еще пару затяжек и сигарета, если к ней даже больше не прикасаться, будеть тлеть сама. Всматриваясь в уголек сигареты, я чувствую, что в каком-то смысле, сигарета - как любовь...она горит, пока кто-то подпитывает этот процесс, она будет гореть, будет разгораться и тухнуть, и опять гореть. Или уголек - это огромные огни большого города, когда на него смотришь с какой-нибудь высоты. Ветер бьет тебя по лицу, и ты сквозь пелену выступивших слез, уже радуясь и любя этот момент заочно, смотришь за огни и чувствуешь восторг! Эти огни, этот свет, такой манящий, такой дикий и волнующий, захватывает тебя всего! Но я опять перехожу мыслями от огней к любви...

- Сынок, что ты завтра хочешь покушать?

Открыв дверь на балкон, спрашивает мама.

-Я чай уже наливаю. Заканчивай курить.

Мама. Чай. Я дома.

- Не знаю, мам... Что хочешь. ты ведь знаешь, что я буду есть все, что ты приготовишь.
- Ну ты же явно хочешь чего-то вкусненького,- лукаво выпытывает мама.
- Вкусно все, что приготовит моя мама. Я полностью доверяю твоему вкусу. Можешь быть в этом уверена.
- Тогда салатик из морковки и мяса, и рыба под шубой. Как всегда, впрочем. Что-то ты не слишком стал избирателен в том, что ешь...
- А знаешь, с годами как-то стало все равно. Да и в тех местах, где я жил, нет меню, выбирать не приходилось, поэтому, если есть что поесть, то и этому рад. Но одно я знаю точно: нет ничего ужаснее для мужчины, чем пельмени по утрам в понедельник в одиночестве....
- А как же рестораны?..
- Рестораны, мам, остались в прошлом...

Мама, видно, обдумывая последнюю мою фразу, ставит чашки, сахарницу, ложит ложки на стол и присаживается напротив меня.

- Так и не звонил ей больше?

Я машинально беру в руки пульт от телевизора.

- Нет. А смысл?
- Смысл в том, что я хочу при жизни увидеть своих внуков, Леша,- со вздохом говорит мама, насыпая себе сахар.
- Я себе сам сахар положу. Спасибо. Как там наши родственники поживают?,- спрашиваю я, подвигая чашку к себе.
- Ты от темы-то не уходи. Вон тетя Таня уже с двоими няньчится. И в радость. а ты...
- Мама, так это не вопрос. Завтра же украду тебе кого-нибудь из детского сада!..- усмехаюсь я.
- Лешенька, мне родные нужны. Зачем мне чужие? Все свои нужны. Родненькие.
- Мам, я не в прогнозе погоды работаю, точно сказать не могу. И тебе не кажется, что ты уже слишком перегоняешь события? Ладно, я понимаю всякое там постельное белье...одеяла, подушки, которые ты так бережно перекладываешь из одной полочки в другую, и всякий раз хвалясь мне, что присмотрела еще одно красивенькое вчера, так ты уже и подгузники и пеленки коллекционируешь!..Мама, ты думаешь, что тут будет сразу детский сад, что готовишься сразу на несколько?!! Это уже похоже на какую-то маниакальную болезнь!
- Я же только хочу...
- Мама, я знаю, чего ты хочешь,- перебиваю я.- Не мучай меня этим. Пожалуйста.

По телевизору передают прогноз погоды. Мы молчим. Между нами только стук ложечек в чашках.

- Как там Денис? Все также с той девочкой живет?- прерывает мама молчание, зная, что затронула не ту тему.
- Нормально. Да. Живет еще. Только у них сейчас что-то не то...Спорят много.
- Ну конечно. Все должны через это пройти. Одно дело таскаться со своей девушкой по барам и кафешкам, а другое - жить с ней и видеть ее утром без макияжа, не выспавшуюся, уставшую, с красными глазами в своей постели,- задумчиво произносит мама как будто не мне, подложив руку под подбородок и глядя в телевизор.
- Я знаю. Это ты обо мне?
- Нет. Ладно. Вчера крестная твоя звонила. Ты хоть помнишь, как ее зовут? Вспомни. Рассказывала про своих. Ох и цирк у них там! Юлька, что под стол еще вчера ходила, уже мальчиками интересуется! Вика, которая на год ее старше, и то потише будет!
- Ну значит, Юлька в отца пошла...
- Я тоже самое Вере и сказала. Представляешь, не слушается совсем! 14 лет! уже какие-то дискотеки, разговоры по телефону по несколько часов, дома ни с кем не разговаривает, Вера вся из сил уже выбилась, пытаясь ее приструнить!
- А я что, не такой же был?- спрашиваю я, переключая пультом каналы, в поисках новостей.
- Нет, ты другой был. Уж по крайней мере, если ты и уходил куда-то гулять, то я точно знала: куда, с кем и во сколько вернешься!
- Это ты так думаешь...что знала,- замечаю я, не глядя на маму.
- Леша, так ты хоть не давал повода, чтобы я в тебе сомневалась!- изумляется мама моим словам,- нормальный ты был ребенок!
- Ну да. Это ты сейчас так говоришь. А не помнишь, как домой меня загоняла, когда я в футбол во дворе гулял? А не помнишь, что ты мне говорила после каждого родительского собрания в школе? Не помнишь, как заставляла играть на пианино, вместо того, чтобы отпустить меня погулять со своими друзьями, как я тебя не умолял об этом?!!Не помнишь, как я первый раз домой пьяный пришел, да еще и не один и как ты меня за ухо тащила домой, а потом еще и показала меня таким папе?!! Не помнишь?- уже смеюсь я.
- Леша, так ты был хоть вменяемым...- уже не зная что сказать, проговаривает эти слова мама.- А Юля...разбаловали ее, я так считаю.
- Ну конечно, мам. Огромный дом, не надо прятаться от сестры, искать свой угол, компьютер, о котором я в ее возрасте только мог мечтать, крутая машина ее папы, на которой он возит ее в школу, а я ведь все 11 лет проходил пешком из пункта А в пункт В; личный сотовый телефон, о существовании которого я опять же в ее возрасте даже и не подозревал!..Ну и так дальше,- вяло закончил я.
- Да... Другое время было.
- Да при чем здесь время, мама?.. Ладно. Я пойду покурю.
- Ты же только что курил...

Я ухожу на балкон, а мама остается сидеть на кухне. Я смотрю на нее через балконные двери...моя мама. Мой родной человек. Самый родной и самый лучший. Кажется, что в этом человеке я точно никогда не ошибусь, потому что злее подарка судьба еще с людьми не придумала. А я вот так сейчас не смог ее поддержать, наговорил ей такого!..А что я, собственно, сказал? Да ничего особенного. Мне так кажется. Но ведь матери по-другому все чувствуют. Каждое слово наше запоминают. Хотят знать все: начиная от того, как мы одеваемся и заканчивая последней мыслью, посетившей нашу светлую голову. Знать все и про всех, нас окружающих. Они часто думают, что знают нас больше, чем мы сами себя, но обманываются также часто. А обманываясь, все равно верят, что мы сами лучшие, самые красивые и самые умные...Мамы...что еще тут скажешь?..
Затушив сигарету, я выхожу на кухню и сажусь на свое место. Мне хочется поговорить с мамой! Хочется! Хочется ей так много сказать, поведать, поделиться!.. Но я не знаю, что надо говорить. Такое бывает у всех, наверное, кто по-настоящему позврослел вне родительского дома, кто рано испытал, что такое ответственность, в первую очередь - ответственность за самого себя.

- Мам, а ты выходила замуж по любви?- вдруг спрашиваю я.

Кажется на секунду, что мама в замешательстве от заданного вопроса, но также вдруг она понимает, что рано или поздно этот вопрос в ее адрес прозвучал бы от собственного сына.

- Лешенька, да по любви, конечно. А что ты так улыбаешься? Думаешь, я скажу, что меня очень заинтересовали деньги твоего папы? Любовь по расчету? Это в ваше время есть такое выражение. Денег, конечно же, не было. Да и какие деньги могли быть в большой семье в деревне? Я помню, как в первый раз меня твой папа привез к себе домой... Нарядилась я, как на самый главный бал в моей жизни,- улыбается мама, вспоминая,- а баба Настя, моя будущая свекровь, посмотрела на меня свысока, открыла шкаф, показала во что можно переодеться, дала в руки тяпку и мы с ней до позднего вечера убирали сорняки на огороде...- рассказывает мама, видя, что я уже внимательно слушаю.- А потом еще вместе готовили ужин для всей семьи. Это было самое вкусное жареное сало в моей жизни... Это у вас сейчас, если парень приводит свою девушку на смотрины к родителям, то это настоящее застолье, где водка льется рекой...А у нас все было по-другому, проще, наверное. Зато на следующий день мы с бабой Настей были уже как две хорошие подруги, говорили обо всем.

Склонив голову на бок и сложив руки на столе, как первоклашка, я смотрю в чашку с чаем.

- Леша, тебе подлить чаю?- спохватившись, спрашивает мама, вставая.

- Мам, а помнишь...как вы с папой однажды решили расстаться и даже подали заявление на развод?..Помнишь?
- Ох Леша!..Сколько раз это было?.. А почему ты вспомнил?
- Да...так. Недавно просто вспоминал нас с Машей... детство наше... и как мы на полу сидели, склонясь над сундучком...
- Сундучком? А что там было? Я что-то не помню...
- А в нем, мама, лежали письма...письма от папы, когда он был очень далеко, на востоке...мы сидели с Машей, поджав под себя ноги, в тишине. Это она придумала. Она сказала мне молиться. Я не умел молиться, а она сказала, чтобы я просто просил у Бога того, чего хочу, и Бог обязательно должен услышать. Маша рассказала, что, когда я еще не родился, а была только она, Маша, папа уехал на восток на работу...Все! Все говорили тебе, что он не вернется! Все ваши друзья, родственники. Даже папины родители и то тебя уверяли, что он уехал туда навсегда, оставив тебя с ребенком на руках! Все пытались сочувствовать, все пытались поддержать. но никто не верил, что он вернется! Никто! А ты ждала...Долго ждала...и, наверное, больше всего в тот момент боялась, что письма прекратятся...И он ведь приехал! Приехал за тобой! Приехал, чтобы забрать тебя с Машей. А потом появился я... Сколько тогда было Маше? Мало? А вот она помнит почему-то...И мы сидели над этими письмами, что писал он тебе оттуда, и молились, чтобы вы не расставались, что может эти письма помогут сохранить все, чтобы вы не разлучали нас...Мы читали эти письма и плакали...
- Да...сынок.
- Только ты сейчас не плачь, мам...Ну что же ты расплакалась? А? Ну ведь все хорошо! Мама! Слышишь?- я беру маму за руку, она мокрая от слез. Я даже не заметил, как она успела заплакать.
- Зачем ты это вспомнил, Лешенька?..- вслипывает мама, вытирая передником глаза от слез,- что с тобой? Скажи! Ведь ты сам не свой в последнее время. Мрачный. Угрюмый. Замкнутый какой-то. Сам в себе. Сам по себе. Я же вижу, что тебя что-то мучает! Расскажи мне! Тебе же проще станет!
- Мамочка моя! Все хорошо! Ну поверь мне!- пытаюсь объяснить я, не находя слов.
- НУ ты ведь другой какой-то! Ты же всегда мне все рассказывал! А сейчас что? Молчишь. Говоришь, что у тебя все хорошо, все нормально. А я ведь чувствую, что не все!

Чувствуя, что сам сейчас разревусь, потому что, как фобию, не переношу слез, протягиваю через стол руку и глажу маму по плечу.

- Мама...Помнишь...я тебе как-то сказал, что именно меня погубит?
- Помню...
- Да, мама...да. Погубят меня когда-нибудь женщины. Только они. Шерше ля фам, как говорят французы,- пытаясь улыбнуться, произношу я.
- Ну что?..Кто на сей раз? Она?
- Нет, мам. Не она. Другая. Знаешь ведь...я никогда не приводил своих женщин домой. А ту привел. Да. Знаешь почему? Не знаешь. А назло! Потому что другая, та самая, что всегда мечтал привести домой, когда-то испугалась этого, как чего-то страшного и неизбежного. Я хотел ей доказать, что смогу. Смогу жить без нее. И привел другую. Не ту, что всегда хотел привести. А ты ведь как радовалась! Как маленькая! Без слов поняла, что она будет со мной ночевать, что будет со мной! Признайся ведь, уже, наверное, подумывала о пеленках и подгузниках, да? И папе все потом ведь рассказала, да? он ведь был в ночь тогда...Наутро осторожненько открыла дверь и позвала к завтраку. А потом, сославшись на то, что тебе куда-то надо по делам, убежала из дома, чтобы мы могли еще больше остаться вдвоем. Так ведь? Ох мам! Как все очевидно! Да в твоих глазах тогда можно было прочитать все что угодно! И я читал...

Я сажусь рядом с мамой. Обнимаю ее и кладу голову ей на плечо.

- А та...другая?..- спрашивает мама, целуя меня в волосы.
- А та...Мама, она действительно другая. Она женщина. Она...Мама, я ее люблю ведь. Люблю до сих пор. Люблю и мучаюсь. Люблю и ненавижу. Люблю и... Она - моя истерика. Она - мои мысли. Она - мои действия. Она - мое все. Она младше меня, но мне всегда казалось, что разговариваю с ней как со старшей сестрой! Мужчины не любят умных женщин....не правда все это! Ложь! Я ведь люблю ее! Она умела сказать движением руки, заставить замолчать глазами, разговорить одним прикосновением; она умела молчать, но держать мою руку, когда мне плохо, умела развеселить меня одним танцем, она могла придать мне сил одним своим присутствием, погрузить меня в глубокие мысли, о которых я и не задумылся, одним намеком!..Она научила меня отвечать за свои поступки, ценить каждый миг, жить настоящим, не верить всему, что не подвластно сердцу. Я задыхался от ее рук, когда они в моих волосах; она заставляла бежать, когда не было сил идти; дышать, когда кислорода не хватало; цепляться за последний шанс, когда руки все в порезах и больно хвататься за последнюю нить! Она могла придти в любой момент! Уйти также незаметно. Мама, у меня было много девушек...женщин...до нее я не искал идеала. После нее просто не могу себе этого позволить...После нее...Я был со многими! Сам иной раз думал: зачем, почему я с этой или с другой? Не знал ответа. Продолжал искать. Перепробовал все способы. И друзья знакомили с кем-нибудь...и на улице...и в интернете...все не то. А сейчас я просто устал. Я никого не ищу. Мне никто не нужен.

Мама не плачет. А смотрит куда-то вдаль. Кажется, пустой взгляд. Но порой за этим взглядом очень много мыслей.

- Так почему ты еще не с ней, Леша?
- Мам... Иногда люди боятся что-то сделать. Ее случай. Тогда за них это делает время. И чаще всего не в твою пользу. Ее мир далек от моего, но мне кажется, что я ближе к ней, чем она думает. Разные миры, понимаешь... Кто нас туда забросил, кто разлучил две... души - уже никто не возьмется отвечать за это. Да и смысл?
- Тебе нелегко ее забыть?
- Забыть нелегко, вспоминать - невыносимо, мама. Я не живу прошлым. Или по-крайней мере я так думаю. Пускай и заблуждаюсь. Теперь она - это она. А я - это... Я не могу забыть, потому что дал ей обещание.
- Обещание? какое?
- Это было давно...

...Это было давно. Мы гуляли по городу. По нашим знакомым местам. По тем местам, которые знакомы только нам. На улице летящей походкой красовалась ранняя весна! Не было еще радующих глаз маленьких листиков на деревьях, но все давало понять, что скоро это должно произойти. и от этого на душе становилось легко и свободно!
Она уже давно говорила, что у нее какие-то проблемы со здоровьем. И в этот день она должна была мне что-то рассказать. Мне казалось, что это "что-то" меня обязательно расстроит или, что еще хуже, расстроит ее, и как можно дальше оттягивал этот момент. Когда мы зашли в наше любимое кафе и, казалось бы, она готова к разговору, позвонил наш общий друг. Он искал в те дни простой человеческой поддержки и поэтому мы согласились провести этот вечер с ним.
Как всегда, довольно долго мы выбирали напиток. На сей раз, это был чай. Чай с разными ароматами и добавками, соблазняющими наши вкусовые рецепторы. Решили, опять же, как всегда, что возьмем разный, а потом каждый попробует у другого. Внезапно пришел Коля.

- Представляете, как я сейчас смеялся?- вместо приветствия выпаливает Коля, на ходу раздеваясь.

Я встаю из-за стола, мы с Колей обнимаемся, потом он нагибается, чтобы поцеловать Таню.

- Что на этот раз?- спрашивает Таня, потягивая чай из красивой большой кружки с эмблемой заведения.
- Иду вот к вам. Прохожу возле парикмахерской. Как раз возле нее красуется такая табличка: "Осторожно! Сосульки!" Видели где-нибудь такую, конечно же??!
- Ну и? Никогда не поверю, что это тебя так позабавило!- говорю я, обращаясь, конечно же, к Коле, но подмигивая ей.
- Нет, самое интересное дальше!- оправдываясь, восклицает Коля, поднимая указательный палец вверх.- Самое интересное, что какой-то оригинал черным маркером...да, черным именно,- говорит Коля, видя, что мы уже смеемся с начала его рассказа,- именно черным...Так вот. Какой-то оригинал зачеркнул некоторые, так сказать, буквы в слове "сосульки"!!! Таки получилось весьма непристойно! Получилось: "Осторожно! Сосу!" Я вот о чем задумался...вы вот сейчас смеетесь! А я вот подумал: во-первых, это выглядит как предупреждение??? И надо ли в конечном варианте восклицательные знаки?!! И ведь это же всего лишь парикмахерская...- задумчиво заканчивает Коля, на последней фразе уже листая меню.

-Нет, Колюнь, просто владельцы парикмахерской решили просто немного сменить профиль...- выпадая в осадок от всего услышанного, говорю я.

- Ну только ты, конечно, можешь на такое обратить внимание,- улыбаясь, говорит Татьяна.- Расскажи лучше, чем сейчас занимаешься?
- Сейчас...Расскажу,- все также листая меню, проговаривает Коля.- А вот! Минуту!

Он встает и идет к стойке, чтобы сделать заказ. Мы остаемся на пару минут вдвоем. Молчим.

- Ты молодец, что позвал его,- произносит резко она.
- Да нет, он сам позвонил,- говорю я, откидываясь на спинку стула.
- Нет, я не об этом. Ладно. Все равно, хорошо, что Коля пришел, так ведь?
- Да. Давно мы не виделись... Ты права.

Начинает звонить телефон. У нее. Бросив в трубку "привет", она встает из-за стола, и сделав мне знак, что отойдет, выходит из зала.

- А где?..- спрашивает Коля, подходя к столу, держа в одной руке бумажник, а в другой чашку с чаем.
- Ей позвонили. Сейчас поговорит и вернется. Есть у тебя что-нибудь новое? Ты вроде намекал, что да...
- Да, есть,- Коля достает из заднего кармана потертый листок бумаги,- читай. Только это не законченный вариант, учти...
- Да что ты! Я тебя знаю уже давно! У тебя все незаконченное, любитель недозавершенности!- улыбаясь, говорю я, беря листок из его рук.

На каком-то видно бланке, только с оборотной стороны, написаны строки от руки. я начинаю читать.

Хочу идти по дороге смеясь,
Не рассчитывать на чью-либо помощь.
Не стесняться, что на обуви грязь,
И что стрелки часов летят в полночь.

Хочу дерзко мигать светофору
И ребенкам в юбках мини,
Поравняться со старым забором,
Строить рожи себе же в витрине.

Хочу резко свернуть к магазину,
И представить, что там что-то нужно.
Перед кассой доставать из корзины
Одинокий сырок "Дружба".

Хочу влиться в фон остановки,
Повыкидывать все из карманов в урну.
Хочу слышать рёв из авто колонки,
И от этой картины становится дурно.

Хочу сравнивать время на башне.
За плечами вождя тихо.
Наблюдать, как медленно в парке гаснет
Одинокий фонарь дикий.

Хочу вспомнить в лицо друзей дворовых,
Что стоят у моего подъезда.
Они пленники вин дешевых
И не помнят от этого детства.

Хочу сегодня блуждать и заблудиться,
И про себя вести холодный подсчет,
Сколько раз в тебя успел влюбиться...
И сколько это раз еще произойдет...

- Ну, что думаешь?- нервно шатаясь на стуле, спрашивает Коля.

Я еще пару раз пробегаю по строкам. Что-то мне понравилось, что-то, естественно, нет.

- "Дружбу" ты наобум сюда вставил?
- Как знаешь.
- Концовка хороша... А вот...

Я не договариваю до конца свою мысль, потому что возвращается Таня.

- Ну, так ты мне не ответил! Чем сейчас занимаешься?- спрашивает она, удобно размещаясь на стуле.
- Да как тебе сказать...Пишу вот. Настроение сейчас соответствующее,- грустно улыбаясь говорит он,- Зато я понял одну простую вещь. Быть может, не всем так подойдет, но некоторым точно! Как правильно распорядиться таким настроением? Писать!!! Писать и еще писать!
- Депрессия?- без обид, выводя на чистую воду, спрашиваю я.
- Есть такое. А может и не депрессия. А может это старушка-весна со мной так заигрывает? Может, пройдет все?- улыбается Коля.
- Ну уж явно, думаю, не старушка...- смеется Танька, играя с чайной ложечкой.
- Угадала.- довольно произносит Коля.
- Как на работе?- чтобы уйти от темы, спрашиваю я.
- Спасибо,- незаметно подмигивает Коля,- на работе все занимаются не тем, чем должны заниматься. Вчера вот предложили нам тест на определение IQ... Глупо. Никаким уровнем IQ не сможешь распознать человека. Уровень IQ - как и уровень жизни...не суди...
- ...и не судим будешь,- заканчивает Она.

За соседним столиком на низком диване сидит рядом пара. Он и она. Он одет в светлосерый костюм в белую полоску, добротного качества галстук свободно сидит на шее. Она в облегающем красном платье чуть выше колена, на спине у нее огромный вырез. Он ее обнимает и иногда, когда они вместе покатываются от смеха, целует как бы невзначай в этот вырез. От этого она еще больше смеется и кокетливо закидывает голову вверх. С виду - прекрасная, красивая пара. Он старше ее, это заметно, и держит себя свободно, давая ей понять, что он на финансовой волне. Ее такое положение явно устраивает.

- Как думаете,- состроив печальную гримасу, спрашивает Коля,- как думаете, она с ним из-за любви?
- Нет, Коля. Она с ним не из-за любви. Она с ним для любви.- даже не задумываясь, что сказала, замечает Она.
- Хорошо, если уже так,- в свою очередь говорю я.- Часто так хочется, видя такую картину, кричать на весь мир: "Люди, да откуда вы знаете, что она с ним только ради денег! Да не все в нашем мире - деньги! Есть же ценности и поважнее! Откуда вы знаете?!! А может это Любовь?!! У них же явной и конкретной надписи на лбу не имеется, что, типа, "Я, такой-то такой-то, ублажаю эту даму только с целью эротического характера..." Или "Я, такая-то такая-то, испытываю стойкое возбуждение только к портрету Франклина..." Нет? Ну вот! Я же говорю!- войдя в кураж излагаю я. Но тут же почему-то осекаюсь, встретившись взглядом с этим мужчиной.- Но чаще всего, конечно, суровая реальность гложит... Я в туалет.

По пути я еще раз смотрю на эту пару и опять пересекаюсь взглядом с мужчиной.
Открыв кран с холодной водой, я как всегда опираюсь на раковину и долго смотрю в отражение зеркала напротив. Кто там? Я? Порой мне так не кажется. Я вижу абсолютно другого человека, ни капельки не похожего на мой образ. Даже не то что образ...а как будто за внешним спрятался другой человек, с другими мыслями и амбициями.
Споласкивая холодной водой лицо, мне вдруг припоминается история, рассказанная одним знакомым...

Собственно, этого знакомого и знакомым-то и не назовешь. Через третьих знакомых и друзей мы как-то пару раз пересекались, не больше. И вот мы случайно встретились в поезде. Наши места оказались рядом, а налилие алкоголя, приготовленного в дорогу, позволило нам очень быстро найти общий язык. Мы как раз уже доставали из сумок дорогие бутылки, что везли в подарок, как разговорились про такую неотъемлемую вещь в нашей жизни, как "Ее величество Случай".

- Слушай.- позвякивая горлышком бутылки о край стакана, позаимственного у проводницы якобы для чая, он пытается в полутемноте определить сколько же наливать.- Я тебе сейчас расскажу, что такое случайность. И ты сам все поймешь.- довольно улыбаясь, произносит он шепотом.
- Ну, давай,- скептически отвечаю я и движением руки даю понять, что мне хватит уже наливать,- себе давай.
- Ну, вот. Готов?- на секунду задумавшись, он продолжил,- Было это практически 4 года назад. Давно, но помню, как сейчас. Ехал я как-то в свой родной город на электричке. До этого мы с лучшим другом долго и бурно что-то отмечали...Ну, ты понимаешь про что я. Друг тоже должен был в тот день ехать со мной, но в последний момент, сказав, что чувствует себя неважно, остался в столице, ха-ха, конечно, сколько же мы тогда выпили!- вспоминая, он очень здоровски улыбался, прямо, как Гагарин после полета в космос.- Были со мной вещи. Взял в дорогу книгу и бутылку минеральной воды, я надеялся, что к своему приезду восстановлюсь. Строчки в книге путались, это был Коэльо, минеральная вода обжигала все нутро, а я уныло смотрел в окно, рядом с которым сидел. Еще не тронулись, а мне уже было тоскливо. Когда в вагон зашли штук так 15 солдатиков, народ оживился. Девушки заулыбались, мужчины поправили осанку, женщины по-матерински смотрели на защитников Отечества. Один я как-то равнодушно остался смотреть в окно. Вагон уже был практически набит битком, мест совсем не оставалось, а до отправления оставались считанные минуты, как вдруг в вагон зашла она...Господи,- внезапно закрыв лицо руками, воскликнул он,- я в тот момент узнал, что такое: когда колотится сердце. Ноги стали ватными, я их не чувствовал, в руки мне как будто дали по комочку снега, а в голову залили такой хмель, что я с трудом воспринимал действительность. А действительность оказалась такова: свободное место оказалось как раз у солдатиков, что сидели параллельно со мной. Они по-военному любезно согласились принять девушку в свой круг, я сидел и смотрел на нее, как на ангела! Милое кругленькое личико, без косметики, но прекрасно ухоженное, непонятные, но забавные кучеряшки на голове, прическа вообще напоминала что-то неподвластное моей фантазии, маечка с небольшим, но приятным вырезом и черные обтягивающие брюки! Просто, но с неповторимым вкусом. А так как сидел я в принципе недалеко, то аромат ее духов совсем сломил все мне внутри и я на некоторое время потерял контроль. Сидел и копошился на месте, как будто что-то ища по карманам, а на самом деле привлекая ее внимание. Как ребенок, ей-Богу!- впервые рассмеявшись, воскликнул он, наплевав таким образом на сон всех пассажиров. И вдруг серьезно.- ТОлько два раза мы встретились взглядами. В первый раз я настолько серьезно на нее посмотрел...блять, как гинеколог на пациентку! Сидел потом, уставившись в окно, и ругал себя за один-единственный взгляд...Второй раз получился намного лучше. Мы смотрели в глаза друг другу несколько секунд и, не ручаюсь, но у меня получилось что-то наподобии улыбки,- вслипывая от смеха, выдавливает он,- но она не ответила улыбкой. Солдатики, надо отдать им должное, зря время не теряли, мать их! Она достала ноутбук, положила его себе на коленки, а они аж из кожи вон выворачивались, чтобы угодить ей! Один там печеньку предложит, другой яблочко!.. Коэльо я в тот момент уже стал ненавидеть, потому что одну фразу перечитывал по нескольку раз и не мог понять ну никак! Электричка шла своим ходом, я не мог смотреть, как она мило щебетала с солдатиками, и весь погрузился в книгу, стараясь даже не смотреть в ее сторону. Все еще изредка поглядывая на нее, я уже подумал, что, может, так оно и лучше...- уже задумчиво произносит он, разливая напиток по стаканам.- Наступает тот момент, когда я вижу, что она собирается выходить. Солдатики превратились за несколько часов в настоящих джентельменов. Что все-таки с людьми делает красота! А я испытывал в тот момент какую-то вселенскую грусть об упущенном...Вышла с вагона. Точнее, ушла. Ну что ж! Выпьем!- почти как тост, произнес он.
- А что было потом?- растерянно спрашиваю я.
- А потом было самое интересное,- подмигивая, заявляет он.- Дальше дело происходило так. Скоро уже моя остановка. Вдруг, смотря на этих солдатиков, как Сталин на буржуазию, я замечаю на руке у одного из них номер телефона, написанный ручкой,- четко и медленно, произносит он.- Ну, я соображаю быстро, что это вряд ли телефон дедушки с рассадами, что сидит за ними, и начинаю лихорадочно думать, как мне заполучить этот номер. Был вариант, конечно, подойти так к ним и сказать: "Знаете что, ребята, вы тут пока Родину защищайте, а не отвлекайтесь на женский пол, т.к. это вредит прохождению службы...", и попросить желанный номер. Но тут же возникал другой вариант: иметь синяк под глазом как раз в день приезда в родной город,- ухмылялся он.- Но! Как всегда спасение пришло само, надо лишь только подождать! Я не спускал глаз с его руки, напряг зрение до боли, рука застыла в нужной позе, я впервые порадовался, что у меня дальнозоркость...И все! Номер засел прочно в мою память, как таблица умножения! Спокойно выйдя из вагона, я сразу отправил смс, даже не надеясь на ответ...- он потянулся за бутылкой.
- Подожди ты наливать!- с нетерпением прикрикнул я, видно, я тоже уже не следил за собой.- Что дальше было?!!
- А дальше...- улыбаясь загадочной улыбкой сказал он.- Вот. Смотри.

На безымянном пальце прочно сидело обручальное кольцо. До этого я его даже не заметил.

- Вот что дальше. Уже как 3 года, старина. И знаешь... Я могу сказать, что счастлив.- растянувшись на сидении и глядя в упор на меня, сказал он.
- М-да...- все, что я мог произнести в этот момент.
- Да. Вот такая вот случайность. Я вот все думаю иногда...А что, если бы я в тот день тоже не поехал бы никуда?.. Или сел бы в другой вагон?..Или не заметил телефон на руке солдатика?..Быть может, все было бы по-другому.
- Давай. За тебя! Нет!.. За вас!- подняв стакан, сказал я и мы выпили залпом остатки напитка...

Я возвращаюсь за столик. Соседней пары уже нет.

- Я тут Коле предложила такой вариант, он согласен,- подложив руку под голову, говорит мне Таня.
- В смысле? Что вы уже тут надумали?- рассеянно спрашиваю я.
- Мы сейчас с тобой пойдем покурим, а потом уже будем собираться. Ведь мне завтра рано вставать, ты же знаешь.
- Да-да, конечно. Помню,- бегая глазами по столу, в поисках чего-то, заявляю я.
- Сигареты у тебя в куртке,- как бы замечает Таня. Коля в это время занят своим телефоном.
- А-а, ну да, спасибо, солнце. Ну, пошли?- уже вставая из-за стола, произношу.

Сильный ветер срывает с сигареты угольки, унося их в темноту, далеко. Не в силах произнести слова, я укрываю ее своей курткой, прижав к себе. "Ценное и уместное молчание",- думаю я, но произношу ей практически над ухом:
- Ты что-то хотела...
- Да. Я хотела сказать, что нам...

И вот я остаюсь в пустом тамбуре один. "Наконец-то",- думаю я. Глубоко вдохнув в себя воздуха, максимально, насколько это только возможно, я подкуриваю сигарету. "Ничего не видно там". Окна в тамбуре пропотели. Но мне даже сейчас не под силу протереть его. "За окном весна...Уже апрель месяц...Мимо мелькают леса и поля...И вроде прошли эти мысли, что ты теперь не моя..." Мы слушаем и читаем именно то, что нам в данный момент необходимо, то, в чем мы так нуждаемся, не обращая даже на это внимания. И в самой обычной песне или книге ищем, подчеркиваем, выписываем аккуратно в блокнот именно то, что нам необходимо, даже если автор не придавал этому особого значения.
"Мне грустно?",- задаюсь я вот таким откровенным вопросом. "Да нет." Да! "Все хорошо." Не все! " "Я спокоен" Ты взволнован! "Все идет своим путем." Куда идет? "Все будет хорошо." Ты так думаешь? "Я буду жить." Ты что ли?..
Рука сама поднимается и выводит на стекле такую фразу: "я хочу быть с тобой". "Никто и никогда...Никто и никогда не имеет права тебе причинить такую боль". Я вожу по буквам пальцем. "Я лучше буду один, чем..."
Вдруг я слышу за спиной женский смех, а я начинаю всхлипывать от подступающих слез, вдумавшись в простое слово "один"...
Какое-то секундное совещание там, за спиной, и ехидный голос:
- Хочешь быть с ней? Так будь с ней!
Развернуться и послать - это слишком просто. Протерев глаза рукой, до меня медленно доходят слова, произнесенные явно мне, ну а кому же еще? я плавно разворачиваюсь.
- Привет,- глупо, идиотски улыбаясь, выдавливаю я.
- Ой! У тебя такие глаза красные!- хватаясь за голову, восклицает она.
- Да? хм... Ну так вино тоже было красное...- отводя взгляд, бормочу я.
В замешательстве, она исподлобья смотрит серьезно на меня.
- Тьфу ты, блин! Рассмешил!- улыбаясь, вульгарно заявляет она.- Далеко едешь?
- Домой.
- Случается же такое... И я.

Резкий щелчок зажигалки вдруг глушит желание закурить. За занавесками окна балкона еще темнее, чем на самом балконе. Отодвигая занавески, я припадаю лицом к влажному стеклу, пытаясь рассмотреть ночь. Отодвигая занавески, я припадаю лицом к влажному стеклу, пытаясь рассмотреть ночь. Вдали все также подсвечивается то место, куда рано или поздно все странствующие возвращаются - вокзал. Приложив сигарету к своему носу, я ощущаю горечь и дорогу.

"Я сжимал кулаки, рвал зубами сигарету, выдавливал дрожащими пальцами клавиши и посылал тебе веселые смайлы, чтобы ты могла улыбаться...и чаще всего ты видела только смайлы... Теперь. Я - новый. Точка."

26.03. - 06.05.
(с) 2009


Теги:





0


Комментарии

#0 21:08  06-05-2009ПОРК & SonЪ    
За занавесками окна балкона еще темнее, чем на самом балконе(с) -Хуяссе наворот!

Читаем дальше...

#1 21:10  06-05-2009ПОРК & SonЪ    
Резкий щелчок зажигалки вдруг глушит желание закурить. За занавесками окна балкона еще темнее, чем на самом балконе. Отодвигая занавески, я припадаю лицом к влажному стеклу, пытаясь рассмотреть ночь. Отодвигая занавески, я припадаю лицом к влажному стеклу, пытаясь рассмотреть ночь. Вдали все также подсвечивается то место, куда рано или поздно все странствующие возвращаются - вокзал. Приложив сигарету к своему носу, я ощущаю горечь и дорогу.(с) - Пиздецц пездеццкий! Прости автар остальное проскролил.
#2 10:52  07-05-2009Нико    
ты бы блять хоть текст научился правильно выделять и копировать...
#3 11:12  07-05-2009Докторъ Ливсин    
данунахуй..
#4 11:14  07-05-2009Докторъ Ливсин    
26.03. - 06.05. (с) 2009..-хуясе..да афтор настоящий пейсатиель..и сё равно-данунахуй..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....