Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Левитация Пакгауза. (репостъ)

Левитация Пакгауза. (репостъ)

Автор: norpo
   [ принято к публикации 12:33  07-05-2009 | Нимчег | Просмотров: 398]
В Днепропетровске, в былые времена, каждая сволочь могла разинуть рот на начальника Железных Дорог. Каждый мог подойти к нему не омывая ступни, не кланяясь и плюнуть ему в рот.

В те деньки благостные, что поминаем мы и поныне, жил себе старик Шелкопряд на улице Пречистой и звался он Машей среди своих.

А на дворе весна распускала свои рукава, кликала стаи диких гусей и лишь немногие из тех, кто приживался там рядом, мог позволить себе класть на эту красоту.

На перроне, среди снующих с кадками бабок, прохаживался Шелкопряд и неистово исторгал милостыню и плевал в одичавших носильщиков костьми винограда. Они злобно шушукались и пускали ветры, главным из которых был Борей.

У росшей неподалеку акации, средь густых зарослей шиповника, жила Маруся – дочь сторожевого начальника. Дни напролет она проводила у Ворот, а ночи коротала с книгою Шопенгауэра, беспрестанно меняя закладки и матерясь как конюх Михаил и все отродье его.

Маруся умела читать по губам и от того все время краснела и путалась в платьях.

Рыбу на базар подвозили с Михневского подворья удалые монахи. Они ставили столы, покрывали их клеенкой и, раскладывая товар, горячо молились Сатане, призывая его помочь в торговле.

Там же, у самых их ног, крутилась девка одна испорченная, она предлагала всем желающим инжир и свое тело, отмеченное красными пятнами. Миряне, давясь инжиром, хватали ее за плотные ляжки и всячески ее унижали.

Путь в Путилки же лежал сразу за Егорьевским Трактом и в полночь его было нелегко найти.

Анисим понукал лошадь и уставши кряхтел. В подводе скопился непроданный товар – шубы из енота, красная рыба, алыча и ведро медовухи. Уныло попердывала его жена, восседавшая на шубах, мяукали кошки. В такую ясную ночь не хотелось ехать домой и Анисим завернул в ближайший трактиръ. Привязав жену к лошади, а лошадь к забору, он схватил мешок новеньких алтын и побежал ко входу в питейное заведение и глаза его горели в ночи как у дикого зверя.

Бармен Егор скучал и тосковал по своей жене Светлане, которая бросила его на днях ради морячка с «Авроры» и укатила с ним в Елабугу на каникулы, бросив детей на его шею.

Бармен налил себе водки и горько заплакал. Что делать с детьми он не представлял. Трое уже умерли, а остальные разбежались кто куда и найти их не представлялось возможным.

На Речной Заставе кукушки из мрамора пробили семь раз. Вдовец Никифор вздрогнул и нечаянно пролил кумыс себе на брюки.

А у Антишиных собрался, как всегда, праздный люд. Обмывали уже седьмой самовар. Хозяйка хлопотала на кухне и постоянно жглась об плиту. Её дикие крики веселили гостей, а сомоприглашенный поп Аркадий, каждый раз слыша ее вопль, неистово крестился и вливал в себя стакан медовухи. Хозяин уже давно спал на полу в углу под иконами, среди окурков, пуская на земляной пол обильную слюну. Снилось ему, что он Синдбад-мореход и пальмы кланяются ему в пояс и протягивают хлеб-соль.

В этот раз у Антишиных все закончилось мирно, сожгли для порядку баню, задавили кошку кадкою с геранью, кто-то таки присунул хозяйке, да описали забор.
Подавившись слюной, не смог прокукарекать петух, он упал с забора и умер в конвульсиях.

Над Ерофьевской Заставой вставало солнце. Конечно, вставало оно и над городом тоже, но над Ерофьевской Заставой особенно величаво и красиво.

Разночинец Георгий посмотрел на часы и прошел в здание Полиции с намерением сдаться.

- Черный день сутаной укрыыытый, вызывает нечестивцев на сууууд праведныыыый. Глагольте грешники о житие перееервоооом, что дано было вам во сне праведноооом. Изыди всяк кто непригоден тебе Господииии, и внемли каждому кто радуетсяяяяяя! – орал юродивый Гришка на Костромской площади и нещадно лупил коротышку, сбежавшего из гимназии.

Коротышка орал сильно, чем привлекал внимание прохожих, но не их участие. Многие бросали многозначительные взгляды, кидали мелочь под ноги Гришке и спешили по своим делам. Однажды Гришке вместо мелочи кинули дохлого лося, а в другой раз кинули моржовых или мамонтовых клыков и норковую женскую шапку. Гришка все добро продал и построил на вырученные деньги первый в городе бордель с китайскими шлюхами.

К вечеру выстроилась очередь на вокзале за билетами в Столицу. Все стремились быстрее уехать, но получалось не у всех. Многих не отпускала Родная Земля, а многих Уголовный Кодекс. Они стояли плача за оградой и щелкали флегматично семечки, а мимо них текла разночинная толпа и сновали торговцы карасями, картошкой и наглые бабки с самоварами и баранками наперевес.

Еще один день угасал. Гасло все. Да.

Появляется яркая надпись в небе: «Конец – Делу Венец» и тоже гаснет.

(с) самобытный писатель norpo, которому так надоел это Пушкин с этой его славой! Знало бы «Северное Общество» какую змею они пригрели на своей груди!

P.S. Морячок взял ее рассказами о том, как он ходил на корабле: « а когда ноги у него уставали – говорил он самозабвенно – он шел на руках!» Она смотрела, не отрываясь, ему в рот и шерудила рукою у него в штанах.

P.P.S. «Каждой твари по паре» - гнусаво вещал поп Аркадий детям, раздавая им яблоки.

P.P.P.S. Княгиня Андросова, подражая схимникам, отказалась от всего. Ложилась спать она на сеновале со свечою и получала удовольствие от своих простых желаний.

P.P.P.P.S. Радист Меркулов так любил свою рацию, что целовал ее на ночь. А Морзе он презирал за излишний снобизм. Во сне виделось ему, как он в эфире вручает Великому Князю подарок от Первой-на-всю-Империю Радиостанции и тот благодарит его и просит приглашать почаще.

P.P.P.P.P.S. Пироги с клубникой продавались хорошо и бабка Матрена на вырученные деньги гуляла всю ночь в кабаке, а под утро укатила с цыганами в Сызрань.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:48  07-05-2009Шева    
Охуительно.
#1 13:56  07-05-2009SAD    
классно, только в этот раз мог бы и исправить на Екатеринослав
#2 01:36  08-05-2009Сабака-бaрaбака    
да, норпо-стайл. адское бугага

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....
09:38  21-11-2016
: [10] [Палата №6]
На Юности старуху за пятьдесят
сбила медная копейка,
я как раз пропустил светофор,
задумался над чем-то.

Лук в авоське, коровьи консервы,
хлеб, капуста, свежая бумага зева,
зелень, кетчуп, острая морковь.

Я рифмую кровь — любовь,
и думаю над чем-то....