Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - скорая помощЬ

скорая помощЬ

Автор: 13.13."КОТ"
   [ принято к публикации 23:25  18-05-2009 | Нимчег | Просмотров: 258]
По белому, как одно их моих нелепых проявлений поэзии полю, не спеша, фыркая и запинаясь рулит карета скорой помощи… Водитель, пожилой непричесанный, зато расчуханный тонкопалыми кистями рук, местами даж до крови, широкоплечий (о таких порой говорят – тремпель) мужчина, выглядит усталым. Очень. На нём висит выцветший синий свитер и оранжевый шарф. Сидение рядом с водителем пустует. Разбавленные табачным дымом кубы кабинного кислородца сотрясает радио. «Европа +». Охарактеризовать выплёвываемую динамиком музыку могу лишь словами – какая-то хуетень.
Причалифф к огромному, ну просто невъёбных размеров а(нга/мба)ру, небрежно выкрашенному серебрянкой и ху зна чем ещё (цвет словами передать затруднительно), строго пополам (по диагонали), тремпель резво выпрыгивает из кабины, громко хлопает дверцей и вприпрыжку пхнёт ко входу в ентого зданиеподобного монстра…
Грюкнув кулачиной по варатам, сплёвывает и щурясь прислушивается к шуршащей возне по ту сторону железного массива ворот тремпелёк.
- Хто? – басит шуршащий возун из нутра.
- Свои.
- Свои дома, чай пьют. Кто? – неунимается обладатель баса.
- Хуй в… синем кимоно, с оранжевым поясом по некаратэ – улыбаясь рядит тремпель.
- А, ты Юрец.
Какое-то время слышен звон ключей, щелчки отпираемых затворов и, сопение возящегося по ту сторону.
Через это какое-то время перед «нашим» тремпелёчком… да, забыл, мы же с ним уже можно сказать познакомились, его зовут Юра… перед Юрой, тремпелем Юрой, возникает некий ещё незнакомый нам субъект. Одет он… да какая хуй разница как он одет, неправда ли. Просто молодой человек каких не мало. Если вам одёжка нужна, бурду моду полистайте, поиграйте ф игру (приходится забежать малёхо фперёд) – «одень Сашу».
Юрий суёт ему руку, с напрочь изгрызанными… обгрызанными… отсутствующими ногтями.
- Дарова Санёк.
- Привет!
Беzzzумно дружелюбный Санёк протягивает свою правую. Но в самый последний момент сжимает фсе пальцы, оставляя протянутым лишь тощий мизинец. Он любитель такого рода приветствий. Чего нельзя сказать о Юрце, в очередной раз попавшемся на эт, повёвшемся на это якобы рукопожатие. Подёргав мизинец Александра, он сплёвывает и как фсегда скалится.
- Заебал! Опять со своими прикольчиками…
- А хули? – Ехидная улыбочка расползается по его усатенькой мордочке. – Внимательней нада быть.
Постоянно забывающий о этих шуточках нагло лыбящегося мальца, Юрий раздражается ещё больше.
- Сломаю в следующий раз!
- Ага.
- Смотри, я серьёзно.
- Да, да, я понял.
Саня невозмутим. Он слышит эти угрозы не первый раз. И не последний, это уж точно.
- Командор у себя?
- Да. Но просил не беспокоить минут пятнадцать. Десять из которых уже прошло. Так что можем перекурить пока. И…
- Да, перекурить можно. Непомешает.
Юрий достаёт из кармана потёртых джинсов мятую почку сигарет «ПРИЛУКi ОСОБЛИВi» и (в то время как Александр протягивает руку – угощается сигаретой) в который раз думает, что эти вот пятиминутки и выдуманы этим наглым мальцем с единственной лишь целью – раскурить его.
- Слышь, Юрец, ты ток не заводись а… када это говно пакупать перестанешь? Чё, сигарет нормальных нет?
Юрий, одному ему известными мантрами пытается себя успокоить. Какое-то время он молчит блымая зеньками.
- Какая разница чем травиться?
- Ну…
- Ты вот лучше ответь – нахуя пизду под носом развёл?
- Сам ты пизда. Зброю, начнёшь рядить – дурик, зачем усы збрил? Да и вообще… ты это в отместку чёли?
Но ответа (пусть и несовсем) на свой вопрос, и действительно заданный с той самой целью, Юрец не услышал. Хотя точнее будет сказать – нерасслышал. Его внимание похитила другая, ещё одна карета скорой, подъезжающая к… ним.
- Лана Сань, сам понимаешь… пять минуток, я думаю, уже… того?
- Да, конечно… Удачки!
Александер кривляясь, корча из себя якобы дворецкого впускает тремреля в… нутрь.
Холл. Ничего интересного-особенного -: лампы, зеркала, три дивана, два кресла, фикус в кадке и четыре резных массивных двери из красного дерева; одинаковые. Две в стене напротив, и по одной в боковых. Над каждой неоновая вывеска: на стене слева – «Рекламное агенство «ПОСЕВ»»; на стене справа – «Анатомический Театр»; на стене папротив -: «Агенство недвижимости «БУМ!»» и «Туристическое агентство «Paradise»».
Юрец пиздует в так называемый «рай». У дверей в турагенство никто не стоит. Ни Петра ни Павла. Ключ есть у каждого сотрудника, да и открыто фсегда. Под дверью валяется затоптаный коврик, некогда жёлтенький с синими буковками, буквы ещё заметны -: Wellcom to Hell!
Кхрр…ц.
Длиннющий коридор с дешёвым освещением и множеством дверей по обе стороны. На каждой номерок и табличка. Юрий целеустремлённо движется по калидору. К цели. Целью является предпоследняя дверь слева. Глаза привычно листают таблички и ведут счёт…
Регистратура, 1; Отдел кадрофф, 2; Рабы, 3; Грузщики, 4; Лимб, 5; Разделочная, 6; Первая операционная, 7; Субпродуктная, 8; Вторая операционная, 9; Шорники, 10; Третяя операционная, 11; Склад, 12…Дверь открывается. Очень резво так открывается, ударом ноги. Ну да Юрка мужик шустрый, успевает отпрыгнуть.
Из образовавшегося «отверстия» в коридор вышагивает чудак в белом халате.
- Здорова!
- Здорова, блядь, здорова. Здорово! Не ришиб чуть!
Белый халат как ни в чём не бывало достаёт из кармана заготовленную заранее самокрутку, вертит жёлтыми пальцами и улыбается.
- Огоньку не найдётся?
Тремпель Юра протягивает зелёный «Cricket», судорожно извлечённый из заднего кармана джинсофф. Молча.
- Слышу, - шаги. Огня нет… а мороза хватает.
Благодарствую.
- Незашта.
- Харашо щас, тихо. Ну да начнётся… шорники шуму стока наводят, бля!
Почухивая тонкую жилистую шею, этот любитель тишины начинает жаловаться на жужжащих кровопийц, и подрывников из «БУМа» шумящих больше всех, воспевать утреннюю тишь… то ли ласково то ли сердито, но обзывая всё это – «рань».
Ну эт уже вслед… семенящему по калидору Юрцу:
Мясорубка, 13; Кухня, 14; Паб, 15; Гримёрка, 16; Театральный реквизит, 17; Инвентарь, 18; Секретутариад, 19; Зеркало, ±;; Потусторонним в…, (без номера) – приехали.
Тук-тук, «Войдите!»…
Юрий набирает полную грудь воздушка и, на выдохе открывает дверь.
Небольшая, заваленная книгами комнатка. В каждом углу которой, под паталком висит по черепу. Вцепившись в нижнюю челюсть одного из них мирно дремлет летучая мышка.
С портретов на стенах, входящего безжалостно начинают испепелять рисованными глазами Н.В.Гоголь, А.Кроули, Толя и... Развратный Сид с футболки пошатывающего собой кресло-качалку персонажа тоже палит.
Есчё, помимо давольно таки красноречивых взглядов, стены кричат плакатами с прописными истинами «человеколюбия» -: «Кто людям помогает, тот тратит время зря!» (С.Шапокляк); Труп облагораживает человека!; «Почти в каждом живущем сидит паразит» (Ф.Ницше); «fuck it all! fuck this world! fuck everything that you stand for! don`t belong! don`t exist! don`t give shit! don`t ever judge me!»(slipknot); «Всякий живой человек – это музей, заключающий в себе всю мерзость расы.»(Г.Миллер)
На захлопнувшейся за Юрцем двери виснут истыканные разноцветными дротиками фотографии -: Папка Римский, Мать Тереза и ещё… кокой-то там поп из главных.
Из мебели лишь кресло-качалка и… ну телефонный аппарат это же не мебель да. Вот.
Её (комнаты/кресла-качалки) обитатель – суровогрустный на фейс, небритый, немолодой нестарый нечеловек завернутый в махровый халат цвета хаки. Оживляется.
- А, Юр, ты(?)!
- Здравствуйте Евсей Витальевич.
- И тебе не болеть.. Давно жду! Давненько!
- Ну я…
- Неоправдывайся! Так ты ещё больше на жертву похож.
И чего же ты так похож на жертву то? Может ты и есть жертва, а?
- Евсей Витальевич, я…
- Молчи! Это твои проблемы.
В ответ Юра мог лишь утвердительно кивнуть. Даже не мог, а обязан был. Что он и сделал.
- Но смотри мне, твои проблемы хоть меня и не касаются… Но могут дёрнуть моё терпение.И тогда ты лишишься всех своих проблем. А с ними и всего остального. Ясненько?
И вновь ответный кивок-поклон. Незнаю даже кто там на кого был похож, - Юра на жертву или жертва на него. Но…
- Ладно! Как улов?
- Три.
- Хэ, с каждым разом всё меньше и меньше. Может сам четвёртым будешь? А!?
Ответного кивка не последовало. Молчание, дрожь… Дрожащее молчание.
- Ну!?!
- У сына день рождения был. Год!
- И чё?! Счастье бля! Праздник?
Я вот никак не въеду, ты или стареешь, или охуеваешь, или тупеешь, непойму.
Как говаривал дядька Фридрих, помнишь? -: «Какая польза в том, чтобы возможно большее количество людей жило возможно дольше? Служит ли ваше счастье оправданием всего бытия? Скорее, не достойная ли оно презрения вещь?» Может тебя снова в «Посев» гнать, доучиваться?! Или блядь артистом сделать сразу? В мясорубку как-то некрасиво выйдет, старался ж когда-то.
- Исправлюсь! – Затараторил побледневший пятнами Юрка. – Обязан! Исправлюсь!
- Глянем! Трудись пока.
- А… А… - Силясь сдержать неуместное любопытство за«а»кал оттаявший Юрец, но… - А…: Можно вопрос?
Теперь уже кивок дёрнул голову Евсея Витальевича. Но не поклонисто, разумеется, а высокомерно и снисходительно.
- А Ницше и впрямь ваш дядя?
- Ага! – Лицо Евсея перекосила оскальная ухмылочка. – А ещё я внук Иисуса Христа. Знаешь что означает моё имя(?)! Евсей! ЕБАЛ ВСЕХ! понял!?
Уёбуй блядь, пока…
Хлопнувшие за Юрием двери обрезали конец этого гневного предупреждения (второго:).
И Юрка вновь полетел по коридору; ещё быстрее. Но целеустремлённости в его глазах не было. Было нечто другое;) Мимо тех же дверей, засаленных плохим освещением…
У выхода в холл он чуть не налетел на толстолобых грузщиков. Небрежно тянущих, волочащих ту костлявую тётку, что расцарапала ему репу, визгливого еврейчика с оборванными (Юрием) пейсами и того жирного поца, за которым как нистранно пришлось побегать поболе чем за остальными.
Жирдяя волокли за уши, из глаз его текла красная соль. Остальных сознание покинуло, бросило на произвол судьбы.
Холл. В холле (по холлу/через холл) те же (ну не именно те же, но) грузщики тянули ещё пятерых счастливчиков, носителей лифчиков, то бишь счастливиц.
Поскальзнувшись на оставленной ими мокроте, - пунктир чёрных кляксочек текущей вместе с солью туши, Юрец угодил в стоящего на выходе(:)входе Санька. И без того стоящего с постной миной, постной миной и перетянутым бинтом мизинцем. Тем самым.

По белому, как одно из моих нелепых проявлений поэзии полю, спеша но фыркая и запинаясь (от спешки ещё сильнее) пхнёт карета скорой помощи…

…11.00.06


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:53  19-05-2009Файк    
Карета подана. Как жаль

Что вы тут кимоно мне оборвали.

По белым-белому едва ль

Вы без следа прошуровали -

.

Был след вон там. И даже тут.

Да, со следами есть морока.

Причалить нам, где нас не ждут -

Вон там, луной у водостока.

.

Потом пролиться и в бутыль -

Котом стекающим хвостатым.

Все это присказка, а быль -

Быть не тринадцатым, а пятым.

#1 13:54  19-05-2009Файк    
Карета подана. Как жаль

Что вы тут кимоно мне оборвали.

По белым-белому едва ль

Вы без следа прошуровали -

.

Был след вон там. И даже тут.

Да, со следами есть морока.

Причалить нам, где нас не ждут -

Вон там, луной у водостока.

.

Потом пролиться и в бутыль -

Котом стекающим хвостатым.

Все это присказка, а быль -

Быть не тринадцатым, а пятым.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:00  02-12-2016
: [20] [ГиХШП]
при взгляде на верёвку
я хочу повесить её
при взгляде на неё
я хочу повесить верёвку
я хочу повесить её на неё
я хочу повесить верёвку
на еённую сущность
на еённую сухость
на её на неё на её
на еённую узость
на еённую сухость
на неё на её на неё
....
говорить о политике можно бесконечно много. можно поднять вопрос нефти, вопрос золота, вопрос того, что страны богатые бриллиантами живут беднее всех, а те, у кого почти ни хера нет, кроме как города построенного на воде, из-за которого пришлось эту воду устранить, живут грандиозно;...


Добряк обыватель Жлобенко Аркадий,
наевшись малины, поносил малиной,
сидел и кряхтел он в мечтаньях о саде,
о внучке Надежде и жёнушке Зине.

А в это время внучка Надежда
для деда за запреты, что достали неволить,
договаривалась с киллершой страпонессой,
чтоб та смогла насмерть его отстрапонить....
...
10:03  24-11-2016
: [12] [ГиХШП]
В себя прихожу в нечистотной канаве,
Глотая сочнейшей блевотины ком.
Поднявшись, шатаясь, в обратку хромаю,
Туда, где когда-то родимый был дом.

Уёбует нахуй случайный попутчик,
Дрожащей рукою бычок возвратив.
В кустах придорожных гавнистые кучи
Стремятся в отверстия жоп плечевых....