Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Последний

Последний

Автор: Subbich
   [ принято к публикации 22:31  20-06-2009 | Нимчег | Просмотров: 403]
Я медленно шел по улице. Под ногами мерно, обдавая брызгами при каждом шаге, хлюпал тающий снег. Мартовский ветер, обдувая лицо, пытался высушить слезы на моем лице. «Мужчины не плачут – мужчины огорчаются!» - в детстве говорил мне папа. В тот момент я не был мужчиной – я плакал. Наверное, единственный и последний раз в своей жизни. Я пытался проглотить застрявший в горле ком, собраться, остановить слезы – но не мог. Я потерял все, что у меня было. Я потерял ЕЕ.
« А на улице весна» - появилась вдруг в голове мысль. «Ага, - ответила ей другая, - время перемен, природа оживает». Время перемен… Пора забывать, что такое прощать бескорыстно, а учится делать выводы. Пора забывать, что значат искренние слова раскаяния – от этого же ничего не изменится. Да и пора б уже забыть, что такое любить просто так – это же не поможет купить квартиру и добиться успеха в жизни…
Я свернул в подъезд и поднялся на крышу. И увидел весеннее небо. Такое огромное и чистое, что на секунду, но стало легче. Я прикурил сигарету и сел на край. Далеко внизу все так же бежали люди, каждый со своими проблемами, заботами, страхами. Я посмотрел вперед. Где-то там, одном из этих муравейников–многоэтажек спала Она. «Что ж, я виноват, мне и расплачиваться! – подумал я и с криком «За ВДВ!» прыгнул вниз. И вот земля бешено понеслась на встречу, а потом… А потом я уснул…
Я открыл глаза и огляделся. Я находился в абсолютно белой комнате, хотя трудно назвать комнатой место, где нет ни стен, ни потолка, ни пола. Да и сам ты не лежишь, а будто плаваешь в воздухе. Льющийся отовсюду свет слепил глаза. И вдруг я вспомнил, что же произошло. Ком снова подступил к горлу, на глаза навернулись слезы…
- Значит не помогло, - подумал я, - значит не судьба.
- А может и судьба? – раздался из ниоткуда голос
- А, это опять ты… И что тебе вновь от меня надо, величайший обманщик? – не скрывая своего ехидства ответил я ему.
- Наказать тебя. И ты знаешь за что.
- А если не знаю? Может пояснишь?
- Нет, знаешь. Ты один раз проклял меня, а потом долго просил прощения. И я простил, ибо нет милостивее меня на этом свете!
- Вот только не начинай снова свои байки про то, что милостивее и добрее тебя нету. Знаем, знаем… Больше не поведусь! – резко перебив его, с яростью ответил я.
Он, кажется, задумался. Но не надолго:
- Да, а ты совсем не изменился. Теперь я понимаю почему во второй раз ты опять меня проклял, да и еще и потерял то самое ценное, что у тебя есть – свою жизнь – сказал он слегка грустным, но все же суровым голосом.
- Самое ценное я потерял раньше и с твоей помощью! Зачем надо было опять лишать меня ЕЕ? Чтоб посмеяться, наблюдая за мной? Или это очередное твое «испытание», которое ты придумываешь всем, кого любишь? Отвечай же, самонадеянный глупец! Или ты как всегда будешь молчать?
- В одном ты прав. Я действительно решил тебя проверить, но ты опять совершил те же ошибки. Больше я тебя прощать не намерен! И наказание мое будет суровым! – в гневе прокричал он.
- Меня он проверил! Проверялка не сломалась?! Почему же тогда должен страдать не только я, но и ОНА? А наказаний я твоих не боюсь! ДА И ПОШЕЛ ТЫ В… - не успел договорить я и уснул…
Я проснулся сидя на кресле в тесной комнатке. На соседней кровати спала Она.
Я сказал: «Привет!» - и не услышал собственного голоса. Я подошел к Ней и попытался до Нее дотронуться. Но моя рука, не ощутив сопротивления Ее такого прекрасного тела, прошла насквозь. Я попытался закричать – безрезультатно, я попытался взять Ее за руку – безрезультатно. И вдруг я услышал его голос:
- Не старайся, все равно ничего не получится. Она даже тебя не помнит. Но раз уж дороже Ее для тебя нет больше ничего на свете, ты вечно будешь с ней. Будешь рядом всю Ее жизнь не в силах что-либо поменять. Это мое наказание.
- А потом что? – спросил я его.
- А потом посмотрим… - с какой-то непонятной мне грустью ответил он.
- Тогда ты вновь совершил ошибку, старый глупец! – засмеялся я. – Быть с Ней все время я и хотел. Теперь я буду радоваться, когда Ей будет хорошо. Буду страдать, когда Ей будет плохо. Но я буду с Ней. И я найду способ Ей помочь. Ведь я буду рядом!
- Потом посмотрим… - последний раз сказал он.
Проходил год за годом. Я был с Ней. Она радовалась и радовался я, Она грустила и тогда я грустил еще сильней. Все же он был прав. Это было не так легко, как мне казалось. Но я по прежнему был с Ней и все так же сильно (а может и даже и сильней) я Ее любил… Весь день я ходил за Ней и радовался каждому Ее движению. А ночью, когда Она засыпала, я рассказывал Ей истории из нашей жизни, о том, как нам было хорошо вдвоем… Иногда Она просыпалась и неотрывно смотрела на меня, сидящего в кресле. Мне хотелось верить, что на меня, хотя взгляд Ее был направлен сквозь меня и Она, естественно, меня не видела.
Прошло много времени и она состарилась. Теперь Она часто сидела дома. Это были, наверное, самые замечательные моменты этой моей жизни. Обычно Она садилась в кресло, включала телевизор и засыпала. Я же садился рядом с ней на пол и долго и неотрывно смотрел в Ее постаревшее, но все еще прекрасное лицо. И радовался тому, что прожил эту долгую жизнь вместе с ней…
В ту ночь когда Она умерла шел дождь. Просто легла спать и не проснулась. Но в этот вечер она долго смотрела на кресло, в котором сидел Я. И перед тем, как лечь сказала: «Расскажи мне еще раз о том, как нам было хорошо». В ту ночь я опять рассказывал Ей о нас в той, прошлой жизни. И даже не заметил, как с последним Ее вдохом я уснул…
Я проснулся у себя в комнате. В голове, словно после похмелья, гудело: «Я тебя прощаю…» У меня зазвонил телефон. Я взял трубку, сказал: «Алло». «Привет! Что делаешь?» - услышал я голос в динамике. Это была Она…


Теги:





0


Комментарии

#0 23:08  20-06-2009Нимчeк    
Признайся, ты надрачивал в кресле, когда ЕЕ ебали другие мужики?
#1 23:13  20-06-2009херр Римас    
очень надеюсь что афтор не оссациирует блят сибя с героем креоса.
#2 23:14  20-06-2009Евгений Морызев    
ничего не понимаю в любви
#3 23:15  20-06-2009Унтер-офицерская вдова    
нну так мило. одна мысль в голове сказала. другая ей ответила.
#4 17:30  21-06-2009Subbich    
Нимчег, кто о чем, а рыжий о корове )))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....