Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - Мир на двоих (4)

Мир на двоих (4)

Автор: Антон Лавреньтев
   [ принято к публикации 19:44  24-07-2009 | Бывалый | Просмотров: 333]
Обратной дороги нет!
Это немного странное место… Наши индикаторы молчат и это наводит нас на мысль, что Зал блокирует любые волновые излучения либо поглощает их. Тяжело с определением времени (индикаторы занимались и этим), так что проведённые здесь секунды отсчитываются только нашими вдохами и выдохами. Примерно по одному на каждую секунду, но мы не считаем… Ощущение подвешенного состояния, когда время становиться одной большой неопределённостью. Ожиданием… Нас это немного угнетает… Нет, нас это сильно угнетает, потому что в одном Адепт прав, нам действительно надо как-то переключить восприятие или сменить импульсы, потому что мы тут наедине с собой… Как он говорил «вы можете даже… убить друг друга»…
Я пытаюсь…
Мы пытаемся… Пытаемся не думать, отключить мысли вообще, уничтожить даже воспоминание о них, ведь воспоминания – это тоже мысли, но…
Наши головы медленно поворачиваются. Поворачиваются одновременно и наверно со стороны подобное выглядит жутко. Они поворачиваются, чтобы встретились глаза, теряющие в неоновом свечении свои истинные цвета, но остающиеся всё теми же зеркалами душ. В нашем случае, окнами. Нет… Оконными рамами с разбитыми стёклами, раньше отражающими чужое виденье, а теперь не скрывающими больше ничего. Наши души выпотрошены и вся их неповторимость теперь стянута в единое мерзкое создание грубыми стяжками нитей чувств. Чувств чего-то целого, разделённого зачем-то на два тела…
Мы смотрим…
«Я лю… Ненавижу!!! Ненавижу тебя…. Верни мне мои мысли, мои чувства, мои движения… Верни мне меня!!! Как я ненавижу тебя… Люблю… Я так люблю… Так ненавижу… Кто мы такие? Что это? Как это прекрасно… Я ненавижу… Меня мне… Верни… Верни… Верни!!! ВЕРНИ!!!»
Эти мысли…
Пальцы рук вжимаются, впиваются в кожу кресел. Стучит сердце и разум. Душа мечется под испепеляющим взглядом, точно такая же, как по ту сторону. Рот перекорежен. Черты злобы прорезают мимику лиц, обезображивая их до неузнаваемости…
«Если я убью тебя, я ведь смогу снова стать собой!!!»
Резкий свистящий звук сдавливает перепонки до такой степени, что нам приходиться схватиться за уши. Глаза наполняются влагой от неимоверного напряжения, создающегося внутри черепа этим звуком. Сквозь пелену солевого раствора слёз, мы отмечаем, что голубое свечение успело смениться на ярко-красное.
И вдруг всё прекращается. Красное свечение становится белым и комната теряет полумрак полностью.
Мы ошарашены.
Единственная дверь, та через которую мы попали сюда, открывается вновь.
На этот раз в помещение проходит не Адепт, а человек абсолютно нам незнакомый. На нём белый обтягивающий халат с множеством молний и логотипом Отделения на груди слева. Его череп обрамлён редкими седыми волосами, лицо морщинами и мы удивлены в какой уже раз… Этот человек стар… В смысле, он старик… Мы не понимаем… Зачем? Почему, он позволил своему телу постареть, когда при возможностях современной медицины можно быть молодым практически вечно… ???
Подмышкой у него зажат небольшой прямоугольный ящик, сверкающий металлическими гранями. Он делает в нашем направлении медленные шаги и с каждым его движением, мы видим, что эта его старость не иллюзия… Как только он достигает расстояния, с которого отчётливо можно рассмотреть его глаза, мы уже догадываемся чего не увидим… Линз… Конечно же их нет…
Мы удивлены, но мы не сомневаемся, что это и есть Врач.
И вот он оказывается как раз перед нами. Слева от него Она, справа Я и Мы перед ним. Он улыбается нам. Переводит взгляд от неё ко мне и обратно. Его зубы немного отдают желтизной и видимо так же стары, как и он. Теперь мы уже реагируем спокойно, испытывая ощущения людей, которые внезапно разобрались в ситуации до этого неясной. Мы тоже внимательно на него смотрим… Если честно он очень нас заинтересовал. Мы даже забыли, что минуту назад хотели убить себя руками друг друга.
На его левом запястье мы подмечаем выглядывающий из-под рукава индикатор. Насколько можно судить по светодиодной активности - действующий. Почему-то… Мы не отрываем озадаченных взглядов от индикатора. Врач видимо осознав, что является объектом нашего внимания, произносит: «Всего лишь уровень Доступа выше, вот и не глушат…» Мы переключаем своё виденье на его лицо в ожидании продолжения, но он только шире улыбается. Он вытягивает левую руку перед собой, индикатором вниз и сначала сжимает кулак, а потом резко разжимает, растопыривая узловатые старческие пальцы в стороны. Черный пластик пола начинает отрываться треугольными кусками различной величины и словно намагниченный, соединятся в геометрическую конструкцию, притягиваясь край к краю. Не проходит и нескольких секунд, как прямо под раскрытой ладонью Врача уже возвышается куб из чёрного пластика, по пояс ему высотой. Мы где-то слышали о подобном, но ни разу не видели… Да и сейчас не можем уверенно утверждать что мы видели, так быстро всё произошло. Врач ставит свой прямоугольный ящик на куб и ящик тоже начинает творить немного странные для нас вещи. Абсолютно бесшумно он трансформируется в довольно сложное на вид оборудование наполненное сенсорными пультами, органическими светодиодами, извивающимися нитями струнных проводов и видимо чем-то ещё более кошмарным внутри основного каркаса, не подвергшегося изменениям. Это более напоминает агонии чего-то живого, но и мы и Врач знаем, что ничего живого, кроме людей, на этой планете не осталось.
Мы не чувствуем себя испуганно, возможно только немного взволнованно…
- Приступим?

Оглядываясь к недалёкому настоящему…

(Наши ладони всё так же остаются одна в другой. Пальцы тесно сплетены. Индикаторы уже горят жёлтым. Идёт отсчёт времени до начала трудового цикла и надо спешить)
(Мы быстро передвигаемся по коридору к любой распределительной станции, чтобы оттуда добраться до рабочих мест)
(Мы оба работаем на Культ. И пока мы носим линзы, то скорее всего пожизненно)
- Мне так хорошо с тобой… (она шепчет это мимоходом, не отрывая взглядов от встречающихся ответвлений коридора)
- Я знаю, милая… (мой ответ тоже шелест голосовых связок. Это кажется странным… Её блуждающий по сторонам взгляд, ведь индикатор безошибочно сообщит нам о нужном повороте к станции. Хотя… Ведь я тоже не смотрю на неё произнося ответные слова)
(Мне кажется, что я должен опечалиться от понимания чего-то, но ощущение эмоционального подъёма всё такое же. Я не могу вспомнить, когда оно менялось в последний раз)
- Сюда… (мы сворачиваем. Индикаторы оповестили нас одновременно, но я в задумчивости, поэтому высказалась она)
(Мы попадаем в помещение распределительной станции. Здесь пол покрывает белый пластик. Три чёрных линии делят пол на три равные части, ведущие к единственному монорельсу, пересекающему станцию. На монорельсе уже застыла в ожидании двухместная капсула, которая доставит нас в кратчайшие сроки к рабочим местам. Жёлтые огоньки индикаторов начинают подмигивать. Это сигнал сообщающий нам, что время на исходе и нам нельзя медлить. Мы загружаемся в капсулу даже не разъединяя наших рук. С тихим шипением она приходит в состояние герметичности и трогается набирая ускорение)
(Внутри капсулы, как всегда тихо. Мы не слышим звуков движения и не чувствуем его. Слышим наше спокойное дыхание и чувствуем стук наших сердец. Я опять пытаюсь думать)
- Я люблю тебя!
- Я тоже люблю тебя! (наши головы наклоняются друг к другу и губы вновь вместе. Поцелуй получается не долгим. Когда он прекращается, мы встречаемся взглядами. Мы как бы начинаем погружаться в бездонность наших глаз, но что-то не так… Что-то неправильно… Я не могу ухватиться за эту неправильную мысль и сформулировать её. Но мне хорошо… Мне всё время хорошо. Всё время ощущение лёгкого счастья)
(Её глаза внезапно прищуриваются. Совсем немного. Совсем капельку сужаются веки и я понимаю… Она думает о том же самом. Что-то не так… Она думает что-то неправильно…)
(Мы продолжаем радоваться. Томно смотреть в глаза друг другу и мило улыбаться. Мы продолжаем думать, но словно на автомате вновь целуемся. Теперь поцелуй более долог и я вдруг вспоминаю или просто прихожу опять к мысли, которая уже была)
Оно ли это?
- Оно ли это? (она произносит слова, так словно нежность можно сделать интонацией. Но глаза… Её глаза говорят о другом)
(Мои мысли высказаны)
(Её мысли высказаны)
(Наши мысли высказаны. Только изменит ли это что-нибудь?)
(Ей выходить первой. Капсула притормаживает. Ещё один поцелуй. Она выходит)
- До скорой встречи, любимый…
- До скорой, милая…
(Мы уже знаем, что это изменит всё)


Теги:





0


Комментарии

#0 23:24  24-07-2009Слава КПСС    
Что это было?

Зачем оно здесь нужно?

Почему оно должно быть кому-то интересно?

#1 00:38  25-07-2009Антон Лавреньтев    
Давно ждал знакомства с самой неординарной рубрикой...

1. Ну, это типо продолжение первых трёх частей, закинутых ранее...

2. А хер его знает...

3. Ну, если у кого возникнет интерес к тому, чем вся кончится...

(уже в ГиХШП, пля, недолго в Палате прожил))


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
— Избавь от памяти, прими для мучения, расскажи безумному, — бормотала я у сына за спиной снятие заклятие забвения, которое высмотрела мне Ксюшка на женском канале «Бигуди».
Не вздрогнул. Cидит спокойно. Значит, он под защитой Бога.
— Игореша, ты бы постригся, — начинаю я....
16:00  02-12-2016
: [23] [ГиХШП]
при взгляде на верёвку
я хочу повесить её
при взгляде на неё
я хочу повесить верёвку
я хочу повесить её на неё
я хочу повесить верёвку
на еённую сущность
на еённую сухость
на её на неё на её
на еённую узость
на еённую сухость
на неё на её на неё
....
говорить о политике можно бесконечно много. можно поднять вопрос нефти, вопрос золота, вопрос того, что страны богатые бриллиантами живут беднее всех, а те, у кого почти ни хера нет, кроме как города построенного на воде, из-за которого пришлось эту воду устранить, живут грандиозно;...


Добряк обыватель Жлобенко Аркадий,
наевшись малины, поносил малиной,
сидел и кряхтел он в мечтаньях о саде,
о внучке Надежде и жёнушке Зине.

А в это время внучка Надежда
для деда за запреты, что достали неволить,
договаривалась с киллершой страпонессой,
чтоб та смогла насмерть его отстрапонить....
...