Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Кладбище порнозвёзд. Глава 5

Кладбище порнозвёзд. Глава 5

Автор: Антон Вильгоцкий
   [ принято к публикации 11:33  31-07-2009 | я бля | Просмотров: 431]
Ректора МУД никто из студентов никогда не видел. Они не знали даже, как его зовут. Организацонными вопросами в университете ведали заместители ректора – Альфонс Пирожок и двухголовый чернобыльский мутант Лайонелл. Все вопросы эта парочка решала в свою пользу.
Один из них, а именно Пирожок, находился сейчас в центре внимания трёхсот с лишним человек, собравшихся в самой большой аудитории МУД. Великий Извращенец произносил вступительное слово. Лайонелл, присев на стул у входа в аудиторию, читал «Магию в теории и на практике» Алистера Кроули. Оба тома разом.
Пирожок упражнялся в острословии, распсывая ужасы, ождавшиие вновь прибывших на их нелёгком студенческом пути. То был стандартный преподавательский трёп, ни на йоту не соответствовавший действительности, ибо на самом деле всё обстояло гораздо хуже. Что не замедлил проиллюстрировать сам Пирожок. Он вдруг прервал своё выступление, обвёл слушателей плотоядным взором и, выставив вперёд указательный палец, громогласно произнёс:
- Ты! Иди сюда и отсоси!
«Кто, я?», - забилось в каждой голове. Но счастливая избранница была только одна – Лена Аникина. Та самая девица, которую чрезмерно впечатлила рассказанная Кушнарёвым притча о Джефферсоне.
Лена не сразу, но всё-таки поняла, что Великий Извращенец имеет в виду её. Робко приподнявшись, она удивлённо посмотрела на Пирожка.
- Да-да, ты, - заместитель ректора улыбнулся и поманл девушку пальцем. – Подойди и сделай мне минет.
Лена гусо покраснела. Анджей посмотрел по сторонам, наблюдая за реакцией окружающих. Большая часть первокурсников пребывала в глубокой прострации. Все знали о том, что в вузах студентов «ебут», но никто и предположить не мог, что это выражение придётся воспринимать буквально. Половина женской части студенческого коллектива прикидывала, удастся ли избежать подобных эксцессов хотя бы до конца первого семестра. Другая половина думала, сколько раз придётся раздвинуть ноги, чтобы закончить университет с красным дипломом.
Что до парней, то они, в большинстве своём гадали «Отсосёт – не отсосёт», отгоняя, как невыносимую, мысль о том, что с этой проблемой, возможно, придётся столкнуться им самим. Кеша-Pederast тихонько подвывал, предвкушая столкновение с проблемой.
Хуже всех, конечно, пришлось самой Леночке. Девушка не стала сосать ненавистный член Пирожка. Взяв сумочку, она вышла из аудиории, чтобы никогда больше не переступить порога МУД.
- Думаете, я хотел наказать её за то, что она меня не слушала? – вкрадчиво спросил Пирожок, окинув оцепеневших студентов торжествующим взглядом. – Нет. Я не из тех, кто обращает внимание на всякую ерунду. В следующий раз, когда мне захочется спустить, я сделаю вот так, - Альфонс щёлкнул пальцами, - а вы уж сами решайте, кто будет работать. Тяните спички, бросайте монету, считеайтесь – мне всё равно.
- А можно, я? – не выдержав, вскочил Pederast.
- Извини, сладенький, - осклабился Пирожок, - но ты не по моей части. К слову сказать, я закончил. Можете быть свободны. Общая лекция по педерастии состоится здесь же, через пятнадцать минут, - сказав так, Альфонс покинул аудиторию. Вслед за ним с гордо поднятыми головами прошествовал Лайонелл.

- Ну и что ты обо всём этом думаешь? – спросил Анджей у Козырева во время перерыва.
- Я не думаю. Я действую, - замогильным голосом сказал Володя. Разочарованно махнув рукой, Анджей подошёл к Кушнарёву.
-Попали мы, как в жопу хуй, - констатировал тот. – Хотя, ему, наверное, полегче, а, Pidarmon?
- Pederast, - обиженно буркнул Кеша и затерялся в толпе.
- Нет, я, конечно, всё понимаю, но чтобы вот так сразу… - сказал Кушнарёву Анджей. – Что же дальше-то будет?
- Я, брат, знаю, чего ты боишься, - сказал, прищурившись, Андрей. – а боишься ты, как бы и тебе здесь попку не раздраконили. Тпру! Остынь! – крикнул он, увидев, как сжались Анджеевы кулаки. – Это не наезд. И потом, разве я не прав? Прав. Я и сам боюсь того же. Только зря, наверное. Мы ж на некрофилии учимся. Наши преподы лежалый товар предпочитают.
- Убьют и выебут, - сказал, ухмыльнувшись, Козырев.
- А как же общие дисциплины? – испуганно спросил какой-то парень. – Педерастия ведь входит в их число.
- Ничего, - отмахнулся Кушнарёв. – Пидоров на курсе полно, нас не тронут. К тому же, препод может и пассивным оказаться.
- Или даже честным, - добавил Анджей.
- Ну, это ты загнул, - состроил гримасу Козырев. – Да если я тут хоть одного честного препода встречу, это ж кит в лесу подохнет. Я сейчас стишок сочинил, послушайте. Не ходите, девки, в МУД – вас жестоко отъебут.
- Не нравится мне это ваше декадентство, - сказал одетый в чёрное седой юноша.
- Не нравится – не соси, - буркнул маньяк. – Все вузы по сути своей одинаковы. И то, что здесь учат на пидоров и мазохистов, вовсе не значит, что жизнь будет спокойна и легка. Сегодняшний случай – только начало, а ведь ещё контрольные, зачёты, экзамены впереди. И каждый раз всякая шушера будет предлагать выбор – глотай сперму или проваливай!
«Дура я, дура, - думала, слушая его, Ирма. – Ну что мне стоило подождать годик и поступить в другое место. Пускай никто не узнает, но я-то ведь никогда не забуду», - по щеке Дарьяловой скатилась крупная слеза. Pederast, заметив это, растрогался и положил руку ей на плечо.
- Не плачь, сестрёнка. Прорвёмся, - сказал он.
«Порвёмся», - подумала Ирма и снова всхлипнула.
- Запомните, местные преподы взяток не берут, - продолжал вещать Козырев. – Им нужны наши души.
- Вот-вот, - пробормотал Кушнарёв.
- Хотелось бы добавить ещё кое-что, - выступила вперёд одна из девушек. – Мне кажется, что фактически Пирожок и ему подобные стремятся к тому, чтобы изжить в нас нравственность, мораль и доброту. Они хотят сделать нас злыми, бесчувственными к чужому страданию, порочными существами.
В коридоре повисла мёртвая тишина. Кое-кто схватился за голову. Первым молчание нарушил Кушнарёв.
- Милочка, - сказал он, - если бы мы сами этого не хотели, не стали бы тратить время, поступая сюда. Это же Университет Девиаций! Так чего мы ещё можем ждать от наших уважаемых преподавателей?
- С ума сойти! – воскликнула студентка. – Ты только что признал, что преподы хотят украсть наши души, и это очень плохо. А теперь фактически утверждаешь обратное…
Анджей усмехнулся. Он знал, что с людьми, часто употребляющими в разговоре слово «фактически», не стоит иметь никаких дел.
- Извини, но я всё-таки прав, - парировал Кушнарёв. – Я согласен, чтобы мне давали знания обо всём самом грязном и мерзком, что только есть на белом свете. Но вовсе не горю желанием пробовать на вкус чей-то член. Вот когда я сделаю это – всё, прощай, душонка! Я сюда пришёл учиться безнравственности, а не беспринципности.
- Сейчас ты узнаешь, что такое настоящие злоба и аморальность, - прорычал, соскочив с подоконника, Козырев. Схватив любительницу демагогии за руку, он потащил её к двери мужского туалета. Толпа студентов почтительно расступилась. Девушка отчаянно визжала, но никого из присутствовавших это не трогало. Человек с сильным характером приступил к практической работе с первых же дней обучения.


Теги:





1


Комментарии

#0 14:09  31-07-2009Лев Рыжков    
Студенческий порнокапустник.
#1 14:35  31-07-2009Шизоff    
сильно плакал при прочтении
#2 14:49  31-07-200952-й Квартал    
пиздец какой-то.
#3 16:04  31-07-2009ахмет    
чудно. но в предыдущей серии была какая-то брутальность и масякра, тут уже действительно все более попахывает педерастией. не эфемерной а вполне реальной такой психологической продажной педерастией.

автор хуярь есче, тема минета приоткрыта чуть менее чем хотелось бы.

#4 19:02  31-07-2009ахмет    
"Хлынули во все стороны густые струи тягучих басов. Вкрадчивый голос таинственного ямайца завёл рассказ о живущем по соседству странном человеке. Покачиваясь из стороны в сторону, Анджей начал танцевать ритуальный танец перуанских индейцев. Он всё ещё был на вершине мира. Был там вместе со своими друзьями – Ветром и Солнцем." ах тыж ебаный ты нахуй, пророк, гуру, вещай дальше! радуй мое больное сердце! *слезы катились по его лицу вниз, по рыжей бороде и дальше, дальше где брызги прозрачных отражений играли музыку регей на вытянутых в струну нервах космических переживаний*
#5 20:14  01-08-2009Антон Лавреньтев    
Достойная передышка после яркой 4 главы. А вот главу 6 как уже углядел, здесь мне не почитать...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....