Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Прошлое

Прошлое

Автор: Ригден
   [ принято к публикации 15:42  18-08-2009 | я бля | Просмотров: 270]
На часах было далеко за полночь. На одиноких и пустынных улицах маленького города безраздельно господствовала мгла, а мертвую ночную тишину изредка нарушал шум проезжающих одиноких машин, время от времени перемежавшихся с чьими – то пьяными гортанными воплями. Почти весь город спал. Хотя, если очень постараться, то на абсолютно темном фоне девяти и пятиэтажных панельных домов, иногда всё-таки можно было заметить одинокий свет чьих-то горящих окон. В ночном мраке свет, исходивший от этих окон напоминал свет маяков, одиноко возвышавшихся на каких – нибудь недоступных скалистых утесах, чьим призванием одновременно была и необходимость служить предупреждением морякам об опасностях неожиданной встрече с землей и сладким символом того, что среди этой безбрежной пустоты океана, иногда всё-таки можно найти жизнь.
В одном из таких «маяков» у компьютера, примостился какой-то молодой человек примерно 23-27 лет, бешено набивавший, что-то на клавиатуре. На экране жидкокристаллического монитора, блестел, переливаясь всем своим ядовитым желто – зеленым цветом знакомый до боли многим пользователям русскоязычного интернета интерфейс сайта «Одноклассники».
Парню было 25 лет отроду, и звали его Алексей Потапенков. Торчать на одноклассниках и прочих социальных сетях, было его любимым занятием. Каждый день, примерно в 10 вечера, парень, совершал один и тот же ритуал. Включал компьютер, загрузив винду спешно устанавливал связь с интернетом, потом несколько раз нервно щелкнув по круглому красному значку своего любимого браузера, наконец–таки отправлялся в свободное плавание по бескрайним просторам Рунета. Но больше всего своего интернет – трафика он тратил, проводя время на таких сайтах как: «Вконтакте», «Одноклассники» и «Мой мир». Алексей до того был бешеным фанатом тупого тыкания по чужим страницам зарегистрированных пользователей, что время от времени даже совершал дерзкие вылазки на давно всеми забытый и заброшенный яндексовский проект под названием «Мой круг». Правда, писать там было некому, так как даже те немногие его знакомые, кому посчастливилось зарегистрироваться в «Моём Круге», последний раз осчастливили своим появлением данный сайт, года полтора – два назад.
Алексей и сегодня не изменял своей традиции. Если, в данный момент времени, кто-то посторонний посмотрел бы на мерцающий монитор из-за спины Алексея, то он увидел, что вместе с «Одноклассниками, на открытых вкладках браузера, можно было различить значки социальных сетей «Вконтакте» и «Мой мир». Нет, Алексея, не было каких-то близких друзей, с кем бы он мог переписываться целыми часами на сайте. Тех немногих, кого Алексей по жизни осмелился бы назвать своими друзьями, или вообще не имели регистрации в социальных сетях, или посещали их крайне избирательно, как правило, не больше одного раза в день, только для того, чтобы проверить наличие новых сообщений, или убедиться в отсутствии оных. Дурацкой привычки «флудить» бессмысленно и не по делу у них не было. Вообще у Алексея были правильные друзья, умевшие крайне рационально и с выгодой подходить к вопросу распределения личного времени. В социальных сетях Алексей переписывался со знакомыми и малознакомыми девчонками, приходившимися ему одноклассницами и девчонками с параллельных классов, многих из которых он не видел уже лет по семь, по восемь. Были в списке его контактов и уже порядком подзабытые одногруппницы и девчонки с параллельных групп, и просто знакомые девчонки. В общем, Алексей переписывался со всеми лицами женского пола, с кем ему хоть однажды приходилось сталкиваться по жизни. Знакомые парни в списках его контактов тоже были. Но практически никогда он с ними не переписывался. Многие так и обосновались в списках его друзей, не удосужившись обменяться с Алексеем хотя бы парой строк. А если Алексей и писал им, то на его вполне тривиальный вопрос: «Привет, как жизнь?», парни или вообще ничего не отвечали, по-видимому, не считая, что Алексей входит тот узкий круг доверенных лиц, которым стоит отвечать на электронные послания, или в ответе ограничивались скупой и выжатой как сухой лимон фразой: «нормально», совершенно не пытаясь выудить у Алексея какие-либо подробности его настоящей жизни. Несмотря на удивительную краткость, читать такие послания, было тяжело. Прямо ком подступал к горлу Алексея, во время прочтения сообщений, от ощущения чувства того раздражения, которое сумел вложить автор послания в этот казалось бы незатейливый набор букв. С девчонками было по-другому. Видимо заложенное природой неосознанное и подсознательное стремление к более широкому выбору партнеров для продолжения рода давало о себе знать, и даже совершенно малознакомые девушки, с которыми Алексей по жизни едва ли перебросился парой – тройкой фраз, в ответ на его привычный вопрос: «Привет, как жизнь?», старались поддержать беседу, как минимум, отписываясь посланием следующего содержания: «Ничего нормально. Как у тебя? ( Как ты?) Работаешь? (Как работа?) Женился?»
Позабавившись такой бестолковой болтовней пару вечеров, Алексей обнаружил, что его с каждым вечером все стремительнее и стремительнее тянет к собственному компьютеру. Алексей даже придумал название собственному развлечению под – названием: «Интернет – охота». Хотя слово «охота» вряд ли подходило к описанию его любимого занятия. Так как при случайном сложении таких терминов как «женщины» и «охота» где-то в дальних закоулках подсознания Алексея тут же всплывали образы из дебильноватого клипа группы «Смысловые галлюцинации» под названием «Охотники». Хотя между Алексеем, тщательно выбирающим адресата для очередного послания из тех профилей, у которых имелась надпись под фотографией: «Присутствует сейчас на сайте» и демоническим маньячиной из клипа, развешавшего чучела поверженных женщин на стенах собственного замка, под довольно попсовенький аккомпанемент «Смысловых галлюцинаций» может быть, действительно было, что-то общее. Роль демонического маньячины в клипе, если кто не помнит, играл один из солистов легендарной рок-группы «Агата Кристи» - Глеб Самойлов.
Вот и сейчас, Алексей, в открытом окне сообщения набирал очередное послание, судя по фотографии указанной её в профиле, очередной обесцвеченной блонд в серебристом купальнике, вальяжно развалившейся на одном из турецких пляжей. Девушку звали Марина Голованова, когда-то она вместе с Алексеем училась несколько лет на одном курсе, правда в параллельных группах, а потом вроде перешла на заочное отделение. У Алексея было даже некое смутное припоминание, что в период учебы возможно между ними была даже какая-то взаимная симпатия. Хотя с высоты прожитых лет, Алексею это могло только показаться.
- Привет! Что не спится в ночь глухую? – Непринужденно написал, Алексей, как – будто расстался с девушкой пару часов назад, хотя они последний раз виделись в «реале» лет так 5 назад, а с тех пор как последний раз списывались по интернету, уже минуло 3 или 4 месяца.
Но девушка ничего не ответила.
- Привет? Что не спится? - повторно написал Алексей. Но бывшая однокурсница снова проигнорировала его послание.
Если бы в столь поздний час, на «Одноклассниках», был еще, хоть кто-нибудь кроме Марины, Алексей, обязательно бы переключил на них свое внимание. Но как зло, никого кроме Марины, на сайте не было. Поэтому стать жертвой виртуальных домогательств Алексея, в эту тихую безлунную ночь, похоже, суждено было ей одной.
В следующие, несколько минут Алексей настырно продолжал писать Марине электронные послания, вроде: «Привет, я тебе говорю!», «Что не пишешь?», «Не узнаешь что ли?». «За что ты так со мной?». В конце концов, Алексей даже отправил девушке самое любимое свое послание, после получения которого, обычно склонность к общению просыпалась даже у самых необщительных барышень: «Жизнь тоска, одни разочарованИЯ, когда тебе не отвечают на посланИЯ».
Но девушка так и не ответила. Алексей уже было хотел уйти с сайта, как вдруг внезапно увидел, что в левом углу страницы, рядом с новостной лентой, появились долгожданные строчки: «Привет. Что так нервничаешь? Я занята была».
- Да просто, охота с кем- то пообщаться.
- Как дела? - Написала девушка.
«Ах, природа, ах, эволюция» - заулыбался Алексей, прочитав послание.
- Ничего особенного, - написал Алексей. – Жизнь, как жизнь. Breaking news моей жизни в данный момент, является то обстоятельство, - Алексей скосил взгляд в нижний правый угол монитора, чтобы посмотреть на время, - что через пару часов, у меня заканчивается отпуск, и я выхожу на эту проклятую, ненавистную работу. Короче одна тоска.
- Что такое Breaking news? - Спросила Марина
- Я с английского точный перевод не знаю, но это, что-то вроде: «Горячие новости», или «Срочные новости», как-то так.
- Меняй работу, раз она тебе не нравится. Может и жизнь станет интересной.
- Не надо, работа моя все - таки не такая плохая, чтобы её менять. От добра добра не ищут.
Переписка остановилась. Марина по–видимому не знала, что ещё спросить у Алексея, а Алексей не знал, что ещё ответить.
И тут у Алексея, неожиданно для него самого, возник довольно необычный вопрос, который он немного смущаясь, всё – таки превратил в электронные строчки:
- Марина, если ты в следующий раз будешь фотографироваться в купальнике, сделай более откровенную фотку. Тебе есть, что показать. Может в следующий раз, когда я буду смотреть на такую фотографию, мне уже не будет так грустно и одиноко.
Прошло несколько минут. Все это время Алексей суетливо елозил на стуле перед компом, не зная, как Марина отнесется к такому приколу. Наконец в левом углу страницы появилось следующее послание:
- ??? Ты нормальный. Ты вообще адекватный, я тебя спрашиваю??? -
Когда Алексею задавали подобный вопрос лица слабого пола, то Алексей, как правило, тут же нацеплял на себя придурковатую гримасу напряженно думая какую дебильную рожу скривить, а если общение происходило в интернете, возбужденно писал в ответ, что-то вроде: «Конечно, нет!», или «Меня только сегодня выписали», или «А почему ты думаешь, меня в армию не взяли?». Но с этой девчонкой сейчас пытаться острить совсем не хотелось, и в ответ Алексей, написал только короткое: «Да».
«Вы не можете отправить сообщение данному пользователю. Марина Голованова ограничила круг пользователей, которые могут отправить личное сообщение».
- «Что за ерунда?», - насторожился Алексей.
Ответ на данный вопрос, стал очевиден после перезагрузки личной страницы. В ленте новостей блестела изумрудным цветом очередная новость из виртуальной жизни Алексея:
«Марина Голованова и Алексей Потапенков больше не друзья».
- «Такая вот незадача» - усмехнулся про себя Алексей.
Убедившись, что на «Одноклассниках» в данный момент больше нет его друзей, Алексей безжалостно закрыл вкладку браузера с загруженным сайтом. Убедившись, что в «Моём мире» в данный момент его виртуальные друзья также отсутствуют , Алексей покинул и «Мой мир». Напоследок зайдя на «Вконтакте», Алексей поначалу не обнаружил там ничего, что могло показаться ему интересным. И уже собираясь, окончательно закрыть окно браузера, Алексей все же решил более внимательно присмотреться к профилям присутствующих на сайте друзей.
Точнее сказать, из друзей на сайте сейчас у него был только один человек. Это была девушка. У неё было довольно необычное имя: Вика. Виктория Мызникова, если сказать точнее. Но Алексей не торопился писать ей сообщение. Будь на её месте любая другая знакомка, то Алексей незамедлительно бы, с решительностью льва настигающего на охоте косулю, бросился бы набивать на клавиатуре строки. Но Вике, Алексей сообщение писать не хотел. Как год назад он вообще осмелился занести Вику в свои друзья, он до сих пор не понимал. Просто год назад, когда он переживал очередной тяжелый приступ ухода в плен кошмара прошлых воспоминаний, Алексей полез на сайт, надеясь отыскать в базе «Вконтакта» Вику, с целью задать Вике один вопрос. Но когда всё-таки нашел её по поиску, ничего писать, не стал, а лишь как-то неловко и стеснительно несколько раз щелкнул мышкой по баннерам на её странице, направив Вике предложение о дружбе. Как не странно, Вика предложение о дружбе приняла. Правда, не написав при этом Алексею ни строчки. Алексей тоже ей не писал. Никогда. Даже с днем рождения не поздравлял, хотя несколько дней подряд на его странице в «Вконтакте», беспрерывно висела фотография Вики, под которой, готовыми от непонятной радости пуститься в пляс буквами, была сложена следующая надпись: «Виктория Мызникова - день рождения - 11 ноября ». Впрочем, Вика с днем рождения его тоже не поздравляла.
Алексей зашел на её страницу. Прокрутил её вниз. Его взгляд пробежал до раздела «Мои альбомы», и остановился на этом разделе. «Моя свадьба» - назывался альбом, чей образ находился на главной страничке Вики. Алексей несколько раз щелкнул по ссылке. Альбом был, полон различных однообразных фотографий, на которых Вика в роскошном свадебном платье обнималась с каким-то круглолицым лысым недоумком, несколько старше себя по возрасту, на лице которого как-то неестественно была натянута идиотская ухмылка. От общих знакомых Алексей слышал, что Вика вышла замуж то - ли за строителя, то ли монтировщика окон. Парень, действительно чем-то напоминал строителя. Судя по глуповатому выражению лица, парняга родился на каком- то забытым Богом острове, где у всех детей, вместо нормальных игрушек были одни кирпичи, а в школе вместо уроков литературы, их учили класть рубероид на крыше. Да и после школы, было не похоже, чтобы парень читал хоть что-нибудь, кроме инструкций к монтажной пене.
Вот фото Вики, где они со строителем обмениваются кольцами, вот фото, где он выносит её на руках из ЗАГСа, вот они вместе на фоне неизвестных Алексею памятников архитектуры.
Алексей встал со стула, и подошел к окну. Ночь - это удивительное время суток. Город кажется таким пустым и опустошенным. Иногда Алексею начинает казаться, что ночной город напоминает его самого. Спящий город кажется таким же одиноким и брошенным. Таким же одиноким и брошенным, как и… Кроме этого маленький провинциальный город по ночам напоминает живого мертвеца, у которого кто-то злой сумел похитить ту нематериальную субстанцию, которая по идее должна отличать живого человека от разговаривающего и прямоходящего куска мяса. Речь идет о душе, если кто не понял. Алексей, считал, что у него уже лет 5 как нет, этой нематериальной субстанции. Ведь душа, это, что-то святое, что не может быть у всех. Особенно у всяких законченных ублюдков. А Алексей, считал, что он относиться к категории именно таких, с позволения сказать людей.
Виктория не была ни его одноклассницей, ни его одногруппницей. Она жила совершенно в другом районе, чем Алексей и училась в другом институте. Познакомился, с ней Алексей не сразу. Это произошло на втором курсе института. В то время, каждое утро Алексея, начиналось с того, что он, просыпаясь в шестом часу утра, и наскоро одевшись, торопился на автобус, чтобы успеть на электричку, которая отправлялась с перрона в семь часов утра и увозила Алексея на учебу в соседний город.
Постепенно на перроне он стал замечать довольно симпатичную рыжую девчонку, робко толкавшуюся на одном месте, в ожидании электрички. Через пару недель, Алексей уже целенаправленно искал глазами эту девушку. В какой-то из дней он решился сесть с ней в один вагон. Но подойти всё-таки так и не решался. Ездить в одном вагоне с этой девушкой он продолжал довольно долго, так и не сказав ей ни слова. До одного прекрасного дня. Как-то раз опоздав на электричку, Алексей отправился в пригородную кассу за билетом на автобус. Перед тем моментом, как протянуть в открытое окошко кассы деньги за билет, Алексей невзначай оглянулся назад, и увидел, что в этот момент в небольшое помещение пригородной кассы вошла Она.
- А сколько билетов осталось? – поинтересовался Алексей у продавщицы билетов
- На 7.30 только два билета – ответила продавщица.
- Давайте два, - уверенно произнес Алексей, протягивая в окошко кассы 26 рублей.
Оказалось, что девушку зовут Вика, и она учится в педагогической академии, так же как и он на втором курсе. Живет на другом конце города, в так называемом частном секторе. И, так же как и Алексей, каждый день ездит на учебу в другой город. Хотя это Алексей и так давно успел заметить.
У них завязались отношения. Иногда по выходным Алексей ездил к ней в гости, тратя на поездки по полтора часа на дорогу туда обратно. Иногда они вместе выбирались в тот район, который жители города по привычке называли центром города (хотя какой к чертям собачьим это центр?) и неспешно прогуливались мимо здания местного драматического театра.
Наконец второй курс был с успехом завершен, и начались летние каникулы. Алексей и Вика стали встречаться, гораздо чаще. Намного чаще. До тех пор пока однажды в один прекрасный день, Вика не призналась Алексею, что уже беременна целых 2 месяца.
Как правило, в американских романтических комедиях, парни, услышав от девушек такое сокровенное признание, тут же бросаются стремглав им на шею и, впав от охватившей их радости в безумную истерику, тут же начинают их расцеловывать, безудержно приговаривая: «У нас будет ребенок, будет ребенок!»
Но жизнь это не американская романтическая комедия. Первое чувство, которое овладело Алексеем, когда он услышал, что возможно скоро станет папой - состояние беспричинного панического ужаса.
Что делать? Что делать? - судорожно думал он, обхватив голову руками, сидя на кухне у Вики. – Моя мама с её трехгрошовой зарплатой не потянет одновременно мою учебу и воспитание маленького спиногрыза. И даже, если ребенка будут воспитывать эти колхозники (так Алексей называл родителей Вики), всё равно моя мать не потянет финансовую помощь. А главное, как признаться в содеянном матери: «Мама, прости, я больше так не буду», или просто: «Мама, прости… Я больше так не буду».
В тот момент, Алексей твердо решил, что поговорит с Викой об аборте. Но боясь услышать категоричный отказ, не стал пока поднимать эту тему.
Потом они вместе с Викой ходили делать УЗИ их будущему ребенку. Когда на мониторе аппарата, Алексей увидел, как какое-то маленькое, крохотное существо, сердечко которого билось в животе его девушки, пытается дернуть тем подобием маленьких ножек, что у него имелось, внутри самого Алексея тоже, что-то дернулось.
- Вот и ваш будущий малыш, папаша, - как-то по доброму усмехнулась толстая врачиха в белом халате.
«Будущий малыш, или, скорее всего будущий окровавленный кусок медицинских отходов» - с удивительной для самого себя жестокостью подумал Алексей.
Когда они выходили из больницы, то Вика неосторожно хлопнула дверью перед самым носом Алексея. Алексей схватил её за рукав, и судорожно тряся за локоть начал по-дикому орать на девушку. Он вообще в последнее время, все чаще и чаще кричал на девушку. Ему казалось, что он её ненавидит. Когда они вместе шли по улице, Алексей ловил себя на мысли, что в эту секунду искренне мечтает о том, чтобы Вике на голову упал кирпич. А когда они переходили дорогу, ему так и хотелось подтолкнуть её под колеса грузовика. «Как прекрасна была бы тогда жизнь, если бы с ней случился несчастный случай» - ловил себя на мысли Алексей, - «ни Вики, ни ребенка, никаких проблем. Как будто ничего и не было».
- Что ты орешь дебил?, - закричала на Алексея девушка, выдернув локоть из его цепких лап, - я от таких козлов рожать, не собираюсь. Я буду делать аборт!»
Когда Алексей услышал эти слова, на его душе стало настолько легко и свободно, что ему успело показаться, что впервые, за последний месяц у него возник интерес к жизни. И он впервые хоть чему-то крайне рад.
«В его душе цвела сирень», - примерно так бы отозвался о состоянии Алексея в тот момент, какой–нибудь старый мастер советской литературной прозы.
В общем, от выбранного решения, Алексей Вику не стал отговаривать. Взяв у матери деньги, необходимые для совершения хирургической операции по прерыванию беременности, Алексей отвез их к Вике.
Через несколько дней Вика сделала аборт. Выйдя из больницы, она позвонила Алексею, желая рассказать в красочных подробностях, того, что ей пришлось пережить во время операции. И о том, что пришлось пережить их так не родившемуся малышу.
- Представляешь, он шевелился, он дышал, он был плоть от плоти моей кровью. ОН ТАК ХОТЕЛ ЖИТЬ! - захлебываясь слезами, кричала в трубку девушка, - но из-за тебя мне пришлось пойти на то, чтобы ему разорвали щипцами тельце!
- Из-за меня! - Вспылил Алексей, - Аборт был целиком и полностью твоей идеей, я не причем!
- Я перед Богом чиста! – Продолжала кричать девушка, - я пошла на это, потому, что ты не хотел этого ребенка!
- Дура конченая! - Со злостью прокричал Алексей в трубку, - мы эту тему вообще не обсуждали. Ты сама приняла решение! Я ни в чем не виноват!– Сказав это он, с раздражением бросил трубку. Эти слова были последним, что Алексей сказал Вике в своей жизни.
До окончания института, Алексей еще пару раз видел Вику. Как-то раз на третьем курсе они даже вместе ехали с учебы на междугороднем автобусе на соседних сиденьях, но кроме сухого «Привет», так ничего друг другу и не сказали. А после окончания института, Вика уехала в Санкт – Петербург, где устроилась менеджером в какой-то фирме.
Память довольно непростая вещь. Многие вещи с годами, конечно, забываются, и ты уже не можешь вспомнить то, о чем ещё год назад думал, что будешь помнить это всегда. Но некоторые вещи не забываются никогда. Как – будто в наказание за содеянное, ты вынужден ежедневно прокручивать в голове мучающие тебя страшные тени прошлого и заходясь в немом крике от сдавившей грудь чудовищной боли, биться в бессилии об стену, с горечью понимая невозможность, что-либо исправить в прошлом. И самое, главное, что ты согласен с таким наказанием. Ведь есть вещи, совершив которые, нельзя продолжать жить дальше, с таким чувством как будто ничего не было. Как будто не было тех шевелящихся ручеек и ножек на мониторе в той больнице, не было твоего остервенелого и сумасшедшего желания скорейшей расправы над этим крохотным существом, не было тещ щипцов, что разрывали нежное крохотное тельце. Нельзя делать вид, что ничего этого не было.
Алексей это хорошо понимал. Поначалу, он всячески пытался заглушать пробивавшийся откуда-то снизу голос совести, всякими оправданиями вроде: «Это было не мое решение», или «Даже если бы я хотел оставить ребенка, она бы все равно сделала аборт». Но чем больше выдумывал Алексей, различных оправданий, тем больше была его боль от горького, понимания того единственного факта, что выдумывания всех этих различных оправданий – не более чем тупая попытка соврать самому себе. «Я хотел убить своего ребенка, и я его убил, вот и все, что я должен помнить». – Тысячи раз повторял сам себе Алексей. Но природное самолюбие Алексея, никак не хотело осознавать себя в роли палача, и Алексей снова погружался в воспоминания, пытаясь заново убедить себя, что он не виноват в том убийстве. И снова это впивающееся, в сердце, словно нож чудовищное понимание того, что ты врешь самому себе. Впоследствии Алексей стал спокойно относится к пониманию содеянного. Он понимал, что он виноват, и что ему придется страдать до конца жизни. «Избавившись когда-то от ответственности быть отцом своему ребенку, путем убийства малыша, нельзя пытаться избежать ответственности перед своей совестью» - думал Алексей. Как-то надо пытаться жить с этим грузом.
А как все могло бы быть: Вика могла бы быть твоей законной женой, у вас мог бы быть уже пятилетний ребенок. Но всё – по другому: будущий ребенок превратился в биологические отходы, Вика вышла замуж за другого, а ты совершенно один,
Алексей подошел, к компьютеру и выключил соединение с интернетом, потом зашел в панель программ, и, в конце концов, выбрал выключение компьютера. Через несколько секунд монитор погас. Близилось утро и на небе стали появляться первые предрассветные сполохи. Через 2 часа, отпуск Алексея завершался, и ему надо было впервые в этом месяце идти на работу. Жизнь продолжалась.


Теги:





0


Комментарии

#0 03:51  23-08-2009ЛентаМёбиуса    
блин..наверно неприятно, когда никто не коментит...наверно потому, что дохуя букав..интересно..я бля всё прочитал или по первым строчкам опредили в графоманский высер?..еле осилила..в рубреку вопщим...в конце ваще дохуя опечаток..автор видать торопился..да и сюжет гавно есличо..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....