Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Цена вопроса

Цена вопроса

Автор: Сальвадор Альенде
   [ принято к публикации 12:18  31-08-2009 | Х | Просмотров: 343]
"Дипломатия - (перен.) ухищрения, уклончивость в действиях, направленных к достижению какой-либо цели" (толковый словарь русского языка С.И. Ожегова).

Вадик стоял на карнизе восьмого этажа серой и унылой панельной девятиэтажки, ну знаете, такого, не то чтобы дома или строения, а своеобразного муравейника или загона, предназначенного для существования людей в условиях большинства спальных районов города. Носки его потертых и видавших виды адидасов свешивались с металлического уступа и печально смотрели в пустоту. Сам Вадик был преисполнен спокойствия, лицо его не выражало в этот момент ровным счетом ни одной эмоции, взгляд был направлен куда-то вдаль и будто бы резал пропитанный бензином и гарью воздух ночного Питера. В однокомнатной съемной квартире, которую Вадик снимал вот уже как года полтора у каких-то знакомых своих дальних родственников, стоял ветхий, иссохшийся и перекошенный от времени, а может от сырости шкаф, рядом с ним висело небольшое квадратное зеркало, чуть треснувшее в верхнем правом углу; кровать стояла напротив шкафа, точнее это были набросанные друг на друга пять или шесть матрасов далеко не первой свежести и рядом с этим импровизированным ложем - тумбочка, на которой под кружкой с недопитым чаем лежала записка с довольно лаконичным, нацарапанным синим карандашем текстом. Текст был примерно следующего содержания:
"Мама, папа! Я очень сильно устал. Надеялся, что справлюсь, но видимо ошибся. Больше так не могу. Думаю, это будет самое правильное решение. Простите меня за все, в том числе за то, что не оправдал ваших надежд. Все мои сбережения оставляю Лизоньке, там должно хватить ей на первые три-четыре семестра обучения. Пожалуйста, берегите себя! Ваш Вадик"
Неожиданно стал накрапывать мелкий дождь и Вадика чуть передернуло от холода. Держась одной рукой за оконную раму, второй он нашарил в кармане пачку синего Данхила и зажигалку, открыл пачку, вытащил зубами одну сигарету, и стал чиркать зажигалкой в попытке прикурить. Получалось херово, а точнее вообще не получалось.
- Блядь! - зло выкрикнул в темноту Вадик, - Опять бракованную подпихнули, суки! Видно надо бросать эту пагубную привычку, - подумал и усмехнулся этой злой иронии. Потом сунул сигарету обратно в пачку и с силой швырнул вместе с зажигалкой куда-то вниз.
- Ну чтож, наверно пора... - следующая мысль не заставила себя долго ждать. Вадик глубоко вдохнул, закрыл глаза и уже принялся разжать левую руку, мертвой хваткой сжимавшую деревяшку в проеме старого окна.
- Молодой человек, ну мы как, прыгать будем или где? Хары нюни-то разводить уже в конце концов, - раздалось за спиной.
От неожиданности Вадик чуть не поскользнулся на мокром карнизе, но сумел удержать равновесие и вцепился в оконную раму с такой силой, что даже вскрикнул от резкой боли, пронизавшей кисть руки. В следующее мгновенье Вадик повернул голову на голос и к величайшему своему удивлению обнаружил, что посреди комнаты стоит какой-то мужик неопределенного возраста. Лицо, изрядно помятое и заросшее трех- или даже пятидневной щетиной, явно выдавало в нем алкаша со стажем, а надменный и какой-то неприкрыто циничный взгляд, с которым он пялился на Вадика, говорил о том, что ему абсолютно дофени та жизненная драма, которая в этот самый момент разыгрывалась прямо на его глазах. На мужике была потертая кожаная куртка грязно-коричневого цвета, под ней черная, уже посеревшая от времени и носки футболка с какой-то надписью то ли на французском, то ли на хрен знает каком языке, такого же цвета джинсы с вытянутыми коленками и нечищенные старые туфли с квадратными носами.
- Вот те на! - пронеслось в голове Вадика - приплыли, бля! Трогаться умом в мои планы вообще не входило. Видно какие-то глюки на почве расстроенной психики. Надо кончать с этим побыстрее уже.
Нужно заметить, что соседей у Вадика никогда не было, не то что по комнате, даже на этаже квартиры пустовали, собственно и выше, и ниже этажами - примерно та же история. Этому обстоятельству Вадик довольно часто удивлялся, потому что район, в котором он жил, был довольно густо населен и жилье здесь пользовалось определенным спросом. Тем не менее, ситуация его только радовала, поскольку замкнутым Вадик был с детства, а соответственно тишину и одиночество любил. Друзей Вадик в квартиру не водил, их и не было в Питере, так только, знакомые, да коллеги по работе. С женщинами как-то тоже не очень складывалось, вообщем и приводить их сюда было немного совестно чтоли. Ключей никому не передавал, они были в единственном экземпляре. Соответственно зайти проведать хозяина этого скромного, если не выражаться менее корректно, жилища было некому. Единственными сожителями были до определенного момента наглые, рыжие и чрезвычайно шустрые тараканы, вовсю хозяйничавшие на кухне. Однако такое соседство Вадика ничуть не радовало и, прикупив давеча на ближайшем рынке поллитровый балончик дихлофоса, Вадик извел "соседей" всего лишь за две ночи. Тараканы безоговорочно капитулировали, однако уже полнедели питаться истинному домовладельцу приходилось во всяких злачных заведениях, типа макдональдсов и прочих теремков...
- Не, парень, тебе не привиделось. Хотя, это, конечно, как сказать, но считай, что я самый что ни на есть натуральный. Глюков, короче, нету у тебя никаких, расслабься, - мужик перевел взгляд куда-то в угол комнаты, встал в полоборота к окну и почесал проплешину на голове.
- П-позвольте, а Вы... ты точнее, как здесь очутился? Я дверь не открывал, да и как ты... это самое... - Вадик сбился от неожиданности, - Я вроде не говорил вслух ничего. Ты кто такой вообще, а? - последний вопрос Вадик задал наиболее импульсивно и тут же почти шепотом, уже сам себе добавил - Не, точно галюны. Похлеще чем от кислоты, чесслово.
Мужик подошел к зеркалу, кинул на него взгляд и, не увидев отражения, тут же одернулся.
- Во черт, все никак привыкнуть не могу! - сказал он с каким-то досадным удивлением.
Затем мужик наклонил голову, взглянул на ботинки, потом на джинсы, пощупал рукав своей куртки и небрежно произнес, - Ммда, "на Вы" я наверно никак не тяну. А двери и замки, мой юный друг, мне совсем не помеха, - произнес он в сторону Вадика и уставился куда-то себе подноги.
Вадик в это время уже влез обратно в комнату и упершись коленками в сырой подоконник, тупо сканировал глазами незваного гостя.
- Ах да, точно, я же еще не представился, - подняв голову и заметив ступор нереализовавшего свой план молодого человека сказал мужик, - Севастиан Таосский, хранитель пятой категории Дин, наместник четвертого уровня развития, можно просто Сева. Для тебя, думаю, так будет проще и понятнее. Руки не пожимаю, извини.
- Ниче я не понял, какой наместник? Какой хранитель? Ты за каким в квартире моей, ушлепок?! - Вадик еще не понимал до конца, верить ему в происходящее или нет.
- Ну, ну, пацан, угомонись, я тут из-за тебя, можно сказать, от полезных дел отрываюсь. Щас бы кстати с нормальными чуваками общался, а не на тебя, мудака, время тратил. Он еще недоволен, видите ли! Я не медик и не мент какой, упрашивать и мораль читать тебе не собираюсь, не боись.
- Так а нафига ж ты здесь тогда? - Вадик все еще находился в ступоре и судорожно шевелил своими скупыми и слабо функционирующими извилинами, силясь вспомнить хоть какие-нибудь симптомы шизофрении, о которой когда-то читал в иллюстрированном медицинском справочнике, подаренном ему десять лет назад любимой бабушкой на шестнадцатилетие.
- Я здесь, чувачек, всего лишь для того, чтобы зафиксировать, так сказать, текущий момент, сделать определенный анализ ситуации, а потом отчет руководству слить как можно быстрее, - при слове "руководство" Сева подошел к окну и ткнул пальцем куда-то неопределенно вверх в направлении неба, на котором в тот момент невозможно было разглядеть ни одной звезды, ни даже луны по причине сильной облачности.
- Ты че, пришелец что ли какой?
- Ну как сказать, как сказать. Видимо не в твоем все же понимании я пришелец. Хотя шляться из-за вас, уродов, приходится прилично. Сначала сольют кучку долбоебов, а потом следи за всеми, контролируй всех, гори они все синим пламенем! Вот очередной передо мной сидит, - взгляд Севы не выражал абсолютно никакого интереса к происходящему.
Вадик решил, что терять сейчас ему уже точно нечего и решил ради прикола поучаствовать в этом театре абсурда.
- А, понял кажись. Так ты это, типа мой ангел-хранитель чтоли? - спросил он уже спокойнее и даже с каким-то интересом в голосе.
- Ну ёпт, опять-двадцать пять, и что это за банальщина-то, неужели ничего менее пафосного придумать нельзя? Cплошные клише и стереотипы говенные! Да вообшем называй как хочешь, сути не изменишь все равно.
- Хм, а я себе немного по-другому своего хранителя представлял... да честно сказать, вообще никак и никогда не представлял, но такой вот картины не ожидал увидеть, да и услышать ничего подобного не ожидал. Ну допустим, и чем ты докажешь, что действительно по мою душу, а не стыбзить че из квартиры моей на опохмел себе? - Вадик пошарил по карманам, - Блин, зря сиги выкинул!
- Чем докажешь, чем докажешь... - забубнил себе под нос Сева и начал ощупывать свои карманы, сначала на джинсах, затем на куртке, откуда через пару секунд вытащил открытую пачку Винстона и протянул Вадику, - Ладно, на вот, угощайся. Нам вообще не положено, но тебе сейчас и правда видимо не помешает.
Вадик вытянул сигарету.
- Да, и огоньку бы, - как-то виновато добавил вслед Вадик.
- Уже готово, сэр, - Сева развернулся, прошел по комнате и сел на импровизированную кровать.
Тут Вадик обнаружил, что сигарета в его руке действительно уже прикурена и вовсю тлеет, но, ничуть этому не удивившись, просто вставил ее в рот и сделал пару глубоких и длинных затяжек прямо в легкие. Сева в это время продолжал.
- Ха! Стыбзить, во шутник, твою мать! Ты посмотри на аппартаменты свои. Че тут брать? Эти твои мешки с клопами или может тот ящик у стены, который развалится, пока я его до антиквариата дотащу? И ты, кстати, кого ожидал увидеть, охломон? Может седовласого дядьку с бородой, в белой простыне на голое тело и с крыльями за спиной, который тебе диферамбы наяривал бы без остановки? Да-а, я смотрю вам тут мозги-то основательно попромывали всем, - Сева чуть ухмыльнулся и продолжил, - Ну и как бы ты поступил, если бы я к тебе в таком виде заявился, а? Скажи на милость? Не знаешь, а я скажу как: сиганул бы со своего восьмого этажа, тока пятками бы мне на прощанье помахал. А так видишь, сидим и мило общаемся. В моей работе знаешь что главное? - спросил Сева, и, не дождавшись ответа, продолжил, - Прежде всего - это найти общий язык с подопечным. Если нашел, считай, полдела уже сделано. Дипломатия, сынок! Полезная штука, между прочим.
- Не убедил все равно, я бы может дядьке с крыльями больше бы поверил. Знаешь, привычнее как-никак, - завредничал Вадик.
- Вот же ж недоверчивый попался! Доказывать мне тебе нечего, сопляк! - громко сказал, почти уже со злостью Севастьян, - Я про тебя, голубчик, с самого твоего рождения, а точнее перерождения в этом бренном теле, с пеленок твоих все знаю. Помнишь, например, когда тебя шестилетнего отец с собой на рыбалку взял? А когда он пьяный уже в палатке спал, ты решил на лодочке поплавать по озеру. Ночью. И как ты ее выволок-то, эту бандурину на воду, до сих пор не пойму. С управлением, конечно, не справился, а пловец из тебя тогда дерьмовенький был, сам помнишь. И что ты думаешь, спасатели на катере просто так тогда мимо проплывали? Вытаскивал бы тебя нерадивый папаша с утра багром из водорослей. Или как ты после окончания института в баре в пьяную драку с друзьями ввязался, помнишь? Барышень своих взялись защищать. Братков тех тогда раза в четыре больше, чем вас, олухов, оказалось, да у каждого второго гайка, да бабочка на кармане припрятаны, в отличие от мозгов в котелках. И че, просто так туда отряд омона наведался, думаешь, пивка типа попить? Ага. Выносили бы тебя вперед ногами из этого заведения, герой-любовник херов! Про сегодня я уж вообще молчу, особый случай. Ну, продолжать мне или как?
- Ну хорошо. Только погоди. Ты ж вроде сказал, что спасать меня не собираешься, что тебе только перед начальством по ситуации отчитываться надо и все. Я правильно понял? - Вадик стряхнул пепел с сигареты в открытое окно и добавил, - И че ты мне тут про дипломатию втираешь, зубы-то не заговаривай.
- Да верно ты все понял. Только не начальству, а Руководству, есть разница. Сейчас объяснять не буду, все равно не поймешь...
- Да куда уж нам! - заёрничал Вадик.
- Не перебивай, когда с тобой старшие разговаривают, балбес, - приструнил Вадика Сева, - У нас, да будет тебе известно, эту принудиловку с обязательным спасением душ уже давным-давно отменили. Теперь другая политика. Не то, чтобы ее до этого не было, просто таких как мы, - Сева ткнул пальцем себе в грудь, - в смысле тех, кто на испытательном сроке находился тогда, в это естественно не посвящали. Вот и прыгали, метались туда-сюда как дебилы, нарабатывали бонусы, так это у вас по-мойму называется. Бррр, как вспомню, аж в жар кидает. А теперь передо мной стоит задача не максимальное количество душ спасти, а контролировать процесс поддержания Равновесия на своем участке. Ну вроде равновесия сил во Вселенной. Врубаешься?
- Ну че-то слышал про это, - растерянно ответил Вадик.
- Вот, значит. Типа баланс сил поддерживать надо. И у меня уже кое-какие полномочия имеются. Тут уже кем-то можно пожертвовать ради благой цели, на ком-то сделать акцент, кому-то мораль почитать, над кем-то вообще никак не заморачиваться, есть такие, которые и сами неплохо справляются. Ну а всю совсем черную работу ребята ниже рангом выполняют. Короче определенная доля усмотрения у меня появилась, так скажем, - продолжал Сева, - Ты ж, кстати, у нас вроде бухгалтер, да? Помнишь, что будет, если в конце отчетного периода баланс не сойдется?
- Ну.
- Баранки гну! А если вот этот баланс, про который я тебе втираю, не сойдется, знаешь че будет?
- Чё?
- Через плечо! Накроется вся шаражкина канторка, вот че! Уйдем в небытиё не попрощавшись, и ты, и я, и много еще кто, прихватив с собой свое мутное ханженское сознание! Засосет и смоет всю нашу безбрежную многомерность как ебучего хомяка в очко! Такие вот кочерыжки. Так что чувствуй ответственность, брателло! Мы тут все одними нитками шиты по сути дела.
- Ладно, и это допустим, - Вадик помял пальцами то, что осталось от сигаретного фильтра и запустил его в окно, - Ну а нафига мне вот это все знать? От меня-то тебе какого надо в итоге?
- Да есть у меня к тебе одно дельце, - Сева ехидно прищурился, затем встал и подошел к окну.
- Ну и че же это за дело такое? Выкладывай. Поспать мне, насколько я понял, сегодня все равно уже не светит, - Вадик сладко и протяжно зевнул, - Я весь внимание.
- В гробу выспишься, умник, - процедил сквозь зубы Сева и сам себе вслух добавил, - Ёптыть, и какой же дупел вот эти речевки сраные сочиняет, в глаза ему посмотреть бы, он бы у меня прям щас Дзен постиг, прошел бы полный цикл Сансары для чайников от А до Бэ, будь моя воля.
- Не увлекайся, че за дело-то? - одернул Вадик.
- А, да. Ты думаешь зачем я здесь материализовался-то, есть предложение к тебе. Я ведь, это... короче, с тех пор, как меня повысили, уставать стал очень сильно. Ну знаешь, нагрузка раза в два больше, ответсвенность тоже - будь здоров какая, а опыта, честно говоря, пока недостает малек. А тут еще эти фрилансеры гребаные понавылезали, всю клиентуру нормальную разбирают, вот и приходится иметь дело с такими как ты. А меня ж, собственно, почему пропихнули раньше срока, потому что я инициативный шибко, а инициатива сам помнишь какие последствия имеет. И чтобы этот самый опыт получить, нужно чтобы с тобой им - что? Кто-нибудь поделился, правильно?
- Ну наверное, а я то здесь причем? - Вадик настороженно вглянул на Севу, отошел и сел на кровать за его спиной.
- При том. Ты ведь чего сигать из окна собрался, я ведь знаю. Живешь в Питере уже лет шесть, а толком ничего и нету у тебя, ни жены, ни детей, ни дома своего, ни работы нормальной, ни бабы тебя особо не любят, ни всяких других кайфов. А ты же немного не на это расчитывал, помнишь? Когда сюда приехал, планы-то ого-го, градиозные строил, а вон оно, гляди как сложилось, не легла типа фишка, да?
- Ну и дальше что?
- А то, что я тут связи кое-какие уже приобрел и могу посодействовать.
- Это каким, интересно, способом? - поинтересовался Вадик.
- Ну, могу вот к следующему твоему воплощению перебросить тебя в шкуру сынка какого-нибудь, к примеру, нефтяного магната или, скажем, отпрыска министра финансов Боливии, ну или премьер-министра Аргентины, на худой конец. А? Как тебе? Будешь на ламбо разъезжать, не делать нифига, телок будет у тебя целый гарем, в хуй дуть не будешь, гарантия! Короче полная "дольче вита", ты ж этого вроде хотел, не так ли?
- Нифига ж себе! - опешил Вадик, - Так ты че, мне душу свою загнать предлагаешь что ли? Я думал договоры купли-продажи души с другими ребятами заключаются. Вот уж не ожидал от тебя, Сева!
- Скажем так, не душу, а часть духовного опыта, процентов сорок-сорок пять может быть. Он тебе, кстати, если согласишься, в следующей жизни и не понадобится вовсе. А мне вот очень даже пригодится, прокачаться до кондиции. Я за тот период, пока ты будешь наслаждаться всеми благами цивилизации, как раз успею приподняться и тебе естественно к следующему воплощению все компенсирую слихвой. Тебе все равно, по секрету скажу, бултыхаться на глобусе еще не в одном поколении. Так что можешь считать это долгосрочной инвестицией, - Сева хитро улыбнулся и забарабанил пальцами по подоконнику, - А что касается тех ребят, то тут тебя, брат, опять развели как лоха. Побольше ящик смотри, и не такого вотрут еще. Технологию изначально мы придумали, а только потом уже они ее утянули и апгрейдили малость, так сказать. Все из-за того, что мы, в отличие от них, так по-наглому не пиаримся, у нас все по-честному, без разводов и заманушных акций, исключительно на добровольных началах.
- Ну я фигею с вас, ребята! Слов нет, - воскликнул Вадик и только развел руками, - А че ты ко мне-то пристал, не пойму, у тебя других мало что ли «крыс лабораторных»?
- Кандидатура у тебя подходящая, опыт приличный, плюс нужен человек, который решил добровольно с жизнью расстаться, - Сева почесал нос и повернулся к Вадику, - Да, кстати, забыл сказать, надо будет в случае чего еще цену вопроса обговорить...
- Какую еще цену? Ты ж вроде уже предложил несколько вариантов на выбор, - недоумевая от такого расклада выпалил Вадик.
- Не, я не про то. Понимаешь, сама процедура довольно сложная, я один ее провенуть не смогу, нужно за помощью к пацанам обращаться, которые непосредственно здесь у вас ситуацию контролируют, без них никак не обойтись.
- Какие еще пацаны? Слушай, давай уже яснее выражайся, утомил ты меня этим спектаклем, - занервничал Вадик.
- А вон тех, - Сева показал пальцем на стоящую неподалеку от дома небольшую часовенку с синим куполом и крестом сверху, который был выкрашен позолотой, - Они этим всем делом заправляют. Блин, и ведь тоже отчитываться нужно постоянно перед козлами! - лицо Севы внезапно сделалось хмурым, - Ты думаешь, почему этих филиалов столько понатыкали по всему шарику? Прибыльный это бизнес, брат. Эзотерические знания и умения недешево стоят, знаешь ли. А еще поназывают, понапридумывают себе должностей-то, диву даешься - епископы, архиереи, протопопы, митрополиты... тьфу, ёпт, тошно просто! А по факту как были, так и остались - бюрократы сраные! В общем, в доле они, Вадик.
- Так это че, им лавэ башлять надо чтоли? Я думал вы как-нибудь иначе можете взаимные расчеты друг с другом произвести!
- Эх, если бы все так просто было, мой юный друг. К сожалению законы материального мира еще слишком суровы. Мы и сами не рады, работаем над этим постоянно, но пока ожидания в этом плане не слишком радужные, - Сева достал сигарету и закурил.
- Значит я еще и бабок вдовесок должен отвалить. Нормальненько! - недоумевал Вадик, - И скока ж надо, а точнее откуда я их высру тебе? Очень интересно было бы знать!
- Ну про сбережения я твои знаю, не надо, - не поворачиваясь отрезал Сева, - там как раз должно хватить по идее...
- Но-но, - вскочил с кровати Вадик, - Это не для твоих грязных делишек копилось, понял?! Это для сестренки моей, ей через полгода в институт поступать, она на журналиста хочет учиться и ты это знаешь наверно прекрасно!
- Тише, тише, не кипешуй, - попытался успокоить Вадика Сева, - Угомонись! Твоя сестра итак смышленая девка, уверен, она на бюджет поступит. У нее, в отличие от тебя, все и всегда нормально выходит, а не через одно место. А тебе вот о перспективах не помешало бы подумать, а заодно и корешу своему, Севе, помочь. Ну, что скажешь?
Все время, пока Сева вещал, Вадик сидел на кровати, сложив руки на коленях и глядел на пыльный пол своей маленькой комнатушки. Когда Сева наконец закончил, Вадик поднял голову и во взгляде его отразились неподдельные и ничем неразбавленные злость и ярость, какие можно наблюдать на лице бойца, который в беспамятстве и с безжалостным усилием добивает прикладом винтовки своего противника в каком-нибудь ожесточенном сражении.
- А знаешь, что я скажу тебе, Сева, - глаза Вадика налились кровью, словно у загнанного в угол быка на корриде, - Иди-ка ты, Сева, в жопу со своим предложением! И дружков своих - эзотериков ебучих захвати заодно... Да, и не корешь ты мне никакой, понял, недоразумение сплошное, - с этими словами Вадик смачно харкнул на пол под ноги Севе, развернулся и со всей дури хлопнув дверью, вывалился из квартиры.
Порыв ветра от набежавшего сквозняка чуть колыхнул севины волосы и сразу же исчез, слившись с холодным питерским воздухом.
- ... ага, щас! Хер вам, а не опыт прокачать за мой счет... бюрократы сраные!!... - слышалось еще какое-то время с лестничных клеток ниже этажами.
Сева стоял у открытого окна, докуривая сигарету и мечтательно смотрел куда-то вдаль. Несмотря на всю небритость и помятость, лицо его было сейчас необычайно добрым, а глаза выражали поистине детское умиление.
- Ну вот и отлично, вот и умничка Вадик, - тихо, с какой-то милой дрожью в голосе, сказал он, - И не надо тебе лишнего знать. Меньше знаешь - крепче спишь. Нахлебаешься еще всего этого вдоволь. Уж мне ли не знать. А пока живи себе, да живи. До тех пор, пока я у тебя есть, ничегошеньки с тобой страшного не случиться, мой родной.
С этими словами Сева достал из заднего кармана джинсов маленький блокнотик с карандашем, что-то быстро чирканул в него, потом спрятал обратно и медленно растворился в предрассветной дымке. Только стайка жирных чаек, пару минут назад полакомившихся на ближайшей помойке, поприветствовала его дружным криком и полетела дальше в сторону залива.
Где-то на востоке города в этот момент солнце уже начинало заливать своим светом крыши бесчисленных многоэтажек, выпускать свои первые лучи, отражаясь в свежих, налитых за ночь, лужах и проникать в квартиры сонных горожан, предвещая скорое наступление субботы, а вместе с ней и выходных.
Новый день был уже совсем близко.

Август, 2009


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....