Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сталкер по кличке «Айвенго».

Сталкер по кличке «Айвенго».

Автор: Азин
   [ принято к публикации 07:47  16-09-2009 | Raider | Просмотров: 249]
Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… Тюрьму проезжал как-то. В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.
Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется тюрьма – это одиночество, а нет тюрьма – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.
Ладно, уже недолго осталось. Домой недавно прозвонился – говорят Аньку уже отпустили. Она вскоре и сама отписалась. Ей-то хорошо – несколько месяцев и УДО, а я из-за этого репортёра подзалетел на пару лет.
- Смирнов на выход.
Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.
В общем, моё «недолго» оказалось очень коротким. Еще один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.
Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.
В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.
Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье.
Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.
В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.
Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё - уже экстрим, за который мало кому денег жалко.
Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.
- Ало ты дома?
- Да Аня, я дома, а ты не изменилась – всё те же глупые вопросы…
- Абзац Смирнов, опять шутишь. У меня для тебя серьёзные новости, узнаешь – опупеешь.
- Ладно, заходи.
Люблю я Аньку – она моя переводчица, к тому же единственная девушка с которой я могу встречаться больше недели, хоть и расстаемся постоянно. Одна у неё беда – ругается всё время, но не матом, а заменителями. От неё узнал, что оледеч – это пиздец на т9. Даже пиво она пьёт безалкогольное. Если бы еще мозг не парила, была бы совершенством, почти как резиновая женщина.
Встретились, и она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства (отсюда и кличка – Айвенго (Был у Вальтера Скота такой герой)).
- Ну и где она?
- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.
- Вот те раз.… Значит, быстро она наследство-то прогуляла.
- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.
- И где теперь этот парнишка?
- ХЗ.
- А ты откуда историю знаешь?
- Юлька там психологом халтурит на полставки.
Съездили мы в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволили сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку, прописал у себя, а сам к Аньке переехал. Потом со старой подругой сошелся, женился.
- Костя, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – однажды спросила меня Лена.
- Я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.
- А в тюрьму за что попал?
- Да повели репортера английского. Думали он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Мы туда не водим тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то... Вроде смысл жизни искал, думал, там философский камень зарыт. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…
- И…?
- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли в нас козлов отпущения – привесили всё, что могли.
- А ты хоть раз перешагивал эту черту?
- Нет, мне нельзя я же сталкер.
- Ясно…
- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.
- Может, ты бросишь это дело?
- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.
- И мне?
- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:01  16-09-2009Лев Рыжков    
Почти зачот. Но нить изложения путаная шояибу.
#1 16:17  16-09-2009Азин    
Вот поработал маленько с сюжетом... Как?


Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.

Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется камера – это одиночество, а нет – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.

Ладно, уже недолго осталось. Домой недавно прозвонился – говорят Аньку уже отпустили. Она вскоре и сама отписалась.

- Смирнов на выход.

Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.

В общем, моё «недолго» оказалось очень коротким. Еще один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.

Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.

В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.

Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье.

Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.

В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.

Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё – уже экстрим, за который мало кому денег жалко.

Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.

- Ало ты дома?

- Да Аня, я дома, а ты не изменилась – всё те же глупые вопросы…

- Абзац Смирнов, опять шутишь. У меня для тебя серьёзные новости, узнаешь – опупеешь.

- Ладно, заходи.

Люблю я Аньку – она моя переводчица, к тому же единственная девушка с которой я могу встречаться больше недели, хоть и расстаемся постоянно. Одна у неё беда – ругается всё время, но не матом, а заменителями. От неё узнал, что оледеч – это пиздец на т9. Даже пиво она пьёт безалкогольное. Если бы еще мозг не парила, была бы совершенством, почти как резиновая женщина.

Встретились, и она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства (отсюда и кличка – Айвенго (Был у Вальтера Скота такой герой)).

- Ну и где она?

- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.

- Вот те раз.… Значит, быстро она наследство-то прогуляла.

- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.

- И где теперь этот парнишка?

- ХЗ.

- А ты откуда историю знаешь?

- Юлька там психологом халтурит на полставки.

Съездили мы в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволили сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку. Жить она пока у Ани будет – к себе пустить не могу у меня сегодня свидание с подругой по переписки.

- Костя, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – решила спросить меня перед сном Лена.

- Я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.

- А в тюрьму за что попал?

- Да повели репортера английского. Думали он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Мы туда не водим тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…

- И…?

- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли в нас козлов отпущения – привесили всё, что могли.

- А ты хоть раз перешагивал эту черту?

- Нет, мне нельзя я же сталкер.

- Ясно…

- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.

- Может, ты бросишь это дело?

- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.

- И мне?

- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.

- А меня сводишь?

- Легко.

В общим повёл я её. Повёл просто на прогулку – как в турпоход. Не ломал я ей мозг, не плющил, не убеждал, ни внушал – никаких приколов из психологии, приёмов программирующих, экзистенциальных тренингов – ничего. Но ведь знал, что она тоже не просто так идёт, что она за черту шагнуть хочет и знает, зачем шагнёт. И она шагнула, и тоже ничего.

Всю жизнь думал, что продаю людям их же веру, их же надежду, их же желания чуда. Всё это их собственное – я лишь посредник, помощник, зеркало... А оказывается, нет – я не продаю, я даю людям веру и надежду, дарю чудо. Чудо, которого нет.

Она тоже покончила с собой. Нет ни сразу, она умирала на моих глазах – пила, потом кололась. Вечные ссоры, какие-то недомолвки. В итоге расстались, после хотел вернуться, но было уже не к кому. Не вытащил я её из самой опасной аномалии – отсутствия желания жить.

Потерял я свою любовь. Теперь стою за этой чертой и молю только об одном - её вернуть.

#2 16:18  16-09-2009Азин    
?
#3 16:40  16-09-2009Это я, Эдичка    
Прочитал сразу отредактированный текст. Мне сложно оценить новезну текста, так как Сталкера я не читал. В остальном - приятный рассказ, хороший стиль и прочее. Концовка дурацкая. Посмотрел начальный креатив - там просто обрывается, но все равно лучше, чем во второй редакции.

Пеши исчо.

#4 16:41  16-09-2009Это я, Эдичка    
*новИзну. Совсем тупею с этим олбанским.
#5 22:23  16-09-2009Азин    
Вот еще вариант просто коновки-приписки к первой части:


Надо было бросить, но нет – повёл ещё одного, а ему исполнитель желаний на фиг не нужен был. Он просто хотел попасть на закрытую территорию. Теперь вновь: небо в клеточку, друзья в полосочку.

#6 20:46  17-09-2009Азин    
Поработал еще немного, есть итоговая версия. Отправил её на повторное обжалование, но на всякий случай выкладываю ещё раз здесь:


Проходимец.

- Смирнов на выход.

Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.

Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.

Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется камера – это одиночество, а нет – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.

Ладно, уже недолго осталось. Есть ещё один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.

Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.

В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.


Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.

В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.

Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё – уже экстрим, за который мало кому денег жалко.

Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.

Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье. Да и куда мне спешить – сегодня свидание с подругой по переписки.

- Айвенго, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – решила спросить меня перед сном Лена.

- Зови меня Костя, Айвенго – это кличка для клиентов и прочих... А про сталкерство - я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.

- А в тюрьму за что попал?

- Да повел репортера английского. Думал он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Я туда не воджу тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…

- И…?

- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли во мне козла отпущения – пытались привесить всё, что можно.

- А ты хоть раз перешагивал эту черту?

- Нет, мне нельзя я же сталкер.

- Ясно…

- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.

- Может, ты бросишь это дело?

- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.

- И мне?

- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.

- А меня сводишь?

- Легко.

В общим повёл я её. Повёл просто на прогулку – как в турпоход. Не ломал я ей мозг, не плющил, не убеждал, ни внушал – никаких приколов из психологии, приёмов программирующих, экзистенциальных тренингов – ничего. Но ведь знал, что она тоже не просто так идёт, что она за черту шагнуть хочет и знает, зачем шагнёт. И она шагнула, и тоже ничего.

Она тоже покончила с собой. Нет ни сразу, она умирала на моих глазах – медленно затухала. Не вытащил я её из самой опасной аномалии – отсутствия желания жить. Потерял я Лену – сам обрёк её на смерть, разбив мечты и надежды. Теперь стою за этой чертой и молю только об одном - её вернуть.

- Ало ты где?

- За чертой.

- Абзац Смирнов... У меня для тебя серьёзные новости.

Аня – прекрасная девушка. Любит меня, но я никогда ей не мог дать ничего больше чем дружба, но и отпустить не мог, она ведь МЕНЯ ЛЮБИТ.

Она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства.

- Ну и где она?

- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.

- Быстро она наследство-то прогуляла.

- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.

- И где теперь этот парнишка?

- ХЗ.

- А ты откуда историю знаешь?

- Юлька там психологом халтурит на полставки.

Вернулся в город, съездил в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволил сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку, жить у себя оставил, пока квартиру снимать не начнёт. Вот так: Лену потерял, а сестру вернул.

Надо было после этого бросить водить людей к черте. Но – повёл ещё одного. А ему исполнитель желаний не нужен был – он просто, должен был попасть на закрытую территорию. Теперь вновь: небо в клеточку…

#7 17:16  21-09-2009Шева    
Пикник читал, Сталкера смотрел. Поэтому никак.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....