Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сталкер по кличке «Айвенго».

Сталкер по кличке «Айвенго».

Автор: Азин
   [ принято к публикации 07:47  16-09-2009 | Raider | Просмотров: 382]
Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… Тюрьму проезжал как-то. В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.
Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется тюрьма – это одиночество, а нет тюрьма – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.
Ладно, уже недолго осталось. Домой недавно прозвонился – говорят Аньку уже отпустили. Она вскоре и сама отписалась. Ей-то хорошо – несколько месяцев и УДО, а я из-за этого репортёра подзалетел на пару лет.
- Смирнов на выход.
Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.
В общем, моё «недолго» оказалось очень коротким. Еще один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.
Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.
В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.
Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье.
Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.
В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.
Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё - уже экстрим, за который мало кому денег жалко.
Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.
- Ало ты дома?
- Да Аня, я дома, а ты не изменилась – всё те же глупые вопросы…
- Абзац Смирнов, опять шутишь. У меня для тебя серьёзные новости, узнаешь – опупеешь.
- Ладно, заходи.
Люблю я Аньку – она моя переводчица, к тому же единственная девушка с которой я могу встречаться больше недели, хоть и расстаемся постоянно. Одна у неё беда – ругается всё время, но не матом, а заменителями. От неё узнал, что оледеч – это пиздец на т9. Даже пиво она пьёт безалкогольное. Если бы еще мозг не парила, была бы совершенством, почти как резиновая женщина.
Встретились, и она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства (отсюда и кличка – Айвенго (Был у Вальтера Скота такой герой)).
- Ну и где она?
- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.
- Вот те раз.… Значит, быстро она наследство-то прогуляла.
- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.
- И где теперь этот парнишка?
- ХЗ.
- А ты откуда историю знаешь?
- Юлька там психологом халтурит на полставки.
Съездили мы в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволили сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку, прописал у себя, а сам к Аньке переехал. Потом со старой подругой сошелся, женился.
- Костя, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – однажды спросила меня Лена.
- Я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.
- А в тюрьму за что попал?
- Да повели репортера английского. Думали он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Мы туда не водим тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то... Вроде смысл жизни искал, думал, там философский камень зарыт. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…
- И…?
- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли в нас козлов отпущения – привесили всё, что могли.
- А ты хоть раз перешагивал эту черту?
- Нет, мне нельзя я же сталкер.
- Ясно…
- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.
- Может, ты бросишь это дело?
- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.
- И мне?
- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:01  16-09-2009Лев Рыжков    
Почти зачот. Но нить изложения путаная шояибу.
#1 16:17  16-09-2009Азин    
Вот поработал маленько с сюжетом... Как?


Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.

Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется камера – это одиночество, а нет – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.

Ладно, уже недолго осталось. Домой недавно прозвонился – говорят Аньку уже отпустили. Она вскоре и сама отписалась.

- Смирнов на выход.

Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.

В общем, моё «недолго» оказалось очень коротким. Еще один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.

Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.

В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.

Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье.

Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.

В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.

Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё – уже экстрим, за который мало кому денег жалко.

Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.

- Ало ты дома?

- Да Аня, я дома, а ты не изменилась – всё те же глупые вопросы…

- Абзац Смирнов, опять шутишь. У меня для тебя серьёзные новости, узнаешь – опупеешь.

- Ладно, заходи.

Люблю я Аньку – она моя переводчица, к тому же единственная девушка с которой я могу встречаться больше недели, хоть и расстаемся постоянно. Одна у неё беда – ругается всё время, но не матом, а заменителями. От неё узнал, что оледеч – это пиздец на т9. Даже пиво она пьёт безалкогольное. Если бы еще мозг не парила, была бы совершенством, почти как резиновая женщина.

Встретились, и она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства (отсюда и кличка – Айвенго (Был у Вальтера Скота такой герой)).

- Ну и где она?

- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.

- Вот те раз.… Значит, быстро она наследство-то прогуляла.

- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.

- И где теперь этот парнишка?

- ХЗ.

- А ты откуда историю знаешь?

- Юлька там психологом халтурит на полставки.

Съездили мы в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволили сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку. Жить она пока у Ани будет – к себе пустить не могу у меня сегодня свидание с подругой по переписки.

- Костя, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – решила спросить меня перед сном Лена.

- Я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.

- А в тюрьму за что попал?

- Да повели репортера английского. Думали он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Мы туда не водим тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…

- И…?

- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли в нас козлов отпущения – привесили всё, что могли.

- А ты хоть раз перешагивал эту черту?

- Нет, мне нельзя я же сталкер.

- Ясно…

- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.

- Может, ты бросишь это дело?

- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.

- И мне?

- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.

- А меня сводишь?

- Легко.

В общим повёл я её. Повёл просто на прогулку – как в турпоход. Не ломал я ей мозг, не плющил, не убеждал, ни внушал – никаких приколов из психологии, приёмов программирующих, экзистенциальных тренингов – ничего. Но ведь знал, что она тоже не просто так идёт, что она за черту шагнуть хочет и знает, зачем шагнёт. И она шагнула, и тоже ничего.

Всю жизнь думал, что продаю людям их же веру, их же надежду, их же желания чуда. Всё это их собственное – я лишь посредник, помощник, зеркало... А оказывается, нет – я не продаю, я даю людям веру и надежду, дарю чудо. Чудо, которого нет.

Она тоже покончила с собой. Нет ни сразу, она умирала на моих глазах – пила, потом кололась. Вечные ссоры, какие-то недомолвки. В итоге расстались, после хотел вернуться, но было уже не к кому. Не вытащил я её из самой опасной аномалии – отсутствия желания жить.

Потерял я свою любовь. Теперь стою за этой чертой и молю только об одном - её вернуть.

#2 16:18  16-09-2009Азин    
?
#3 16:40  16-09-2009Это я, Эдичка    
Прочитал сразу отредактированный текст. Мне сложно оценить новезну текста, так как Сталкера я не читал. В остальном - приятный рассказ, хороший стиль и прочее. Концовка дурацкая. Посмотрел начальный креатив - там просто обрывается, но все равно лучше, чем во второй редакции.

Пеши исчо.

#4 16:41  16-09-2009Это я, Эдичка    
*новИзну. Совсем тупею с этим олбанским.
#5 22:23  16-09-2009Азин    
Вот еще вариант просто коновки-приписки к первой части:


Надо было бросить, но нет – повёл ещё одного, а ему исполнитель желаний на фиг не нужен был. Он просто хотел попасть на закрытую территорию. Теперь вновь: небо в клеточку, друзья в полосочку.

#6 20:46  17-09-2009Азин    
Поработал еще немного, есть итоговая версия. Отправил её на повторное обжалование, но на всякий случай выкладываю ещё раз здесь:


Проходимец.

- Смирнов на выход.

Вышел – руки на стену, повернулся – руки за спину. Эти действия словно обряд, хотя уже не обряд, а привычка – тело работает без участия мозга.

Я никогда, если честно, не мог представить тюремную камеру. Видел СИЗО не раз – колючая проволока невдалеке от кладбища, там у них еще церковь стоит – такие красивые купола за серым забором. Правда, теперь не у них, у нас.… В общем, здание видел со стороны, по телевизору несколько кадров, но вот реально представить никак. Море мог представить, Нью-Йорк, но не камеру. Теперь и представлять не надо.

Гнетут больше всего не бытовые условия, а – соседи, точнее вынужденное соседство. Всегда, кажется камера – это одиночество, а нет – это сообщество по принуждению. Но все равно чувствуешь себя одиноко. Не то что бы тебе поговорить было не с кем. Есть с кем, но все здесь против своей воли. Потому и разговоры – пустая игра, ради одной цели – скоротать время. Правда, вот игра эта совсем не безопасная.

Ладно, уже недолго осталось. Есть ещё один богатый пассажир, и хочет, что бы вёл его именно я. Правильно ведь я после той шумихи не просто шарлатан, а легенда. А там, где есть легенды, и деньги совсем другие – закон турбизнеса. Особенно если легенда, хоть капельку настоящая.

Короче Сашка подсуетился, я даже ломаться не стал, меня неволя и без того поломала. Уже через пять дней я вёл клиента.

В этот раз всё было просто. Путник был богатым русским парнишкой, и, хоть я подрастерял свою сноровку, всё прошло на ура. Заказчик доволен - он плачет, его переполняют эмоции, кроет кризис среднего возраста и прочие психологические проблемки – в общем, он понял, что прожил свою жизнь зря и не знает, зачем жил, тем более не знает, зачем жить дальше – пора ему начать жизнь с чистого листа. Деньги уплачены, я снова дома и даже не беден.


Я сталкер – самый настоящий сталкер. Нет не тот мифический герой, отправляющийся на поиски сверхъестественных сокровищ, а шарлатан – человек продающий людям их же страхи, надежды опасения, их собственную веру в чудо. Точнее даже не веру чудо, а страх перед чудом, ведь столкнувшись с невероятным и невозможным мы теряемся, не знаем что делать. Зачем нам неведомое? Ведь мы и так всю жизнь бежим от самого загадочного и неизведанного – от себя. Я продаю людям их самих.

В рассказе Редъярда Киплинга «Stalky and Co» главного героя звали «Стоки», в значении пройдоха, проходимец. Именно из этого произведения слово «сталкер» позаимствовали братья Стругацкие, о чём они сами говорили. Вот я и есть такой проходимец.

Куда я вожу людей? Есть у нас на Урале одно место интересное. Там помимо прочих природных богатств уран добывают и перерабатывают. На земле, в которой куча таких красот изобилуют различные природные явления, в простонародии – аномалии. Сверхъестественного конечно ничего нет, но смотрится красиво. Плюсом, территория охраняемая, а значит, могут по незваным гостям пострелять иногда, можно и денег дать людям в форме, иногда посидеть у военных в застенках, как говориться: «до выяснения причин», а это всё – уже экстрим, за который мало кому денег жалко.

Но главная прелесть не в этом, главная прелесть сам «Я» - сталкер по кличке Айвенго. Чем я занимаюсь? Я помогаю раскрыть людям свою фантазию, ведь я виду их к месту, которое может исполнить все их желания. Только вот что бы всё получилось надо по дороге путникам объяснить, что на самом деле они не знают, чего хотят, а все их мечты и цели – иллюзия, ложь, которую они придумали себе сами, что бы было легче жить. И когда они это понимают то подходят к волшебному месту и не могут перешагнуть заветной черты, потому что действительно не знают, чего хотят; в их жизни, правда, нет смысла, кроме того, что они придумали сами.

Вот лежу дома – бездельничаю, слушаю музыку. Когда отбывал, думал, выйду и полмира объеду, а вышел и понял, что много мне и не надо – побыть дома одному в уюте, комфорте и покое – вот счастье. Да и куда мне спешить – сегодня свидание с подругой по переписки.

- Айвенго, а как ты сталкером стал, ты ведь мне так и не рассказывал? – решила спросить меня перед сном Лена.

- Зови меня Костя, Айвенго – это кличка для клиентов и прочих... А про сталкерство - я же на психолога учился, потом после армии тренинги всякие вёл. Как-то встретил Сашку – сокурсника, мы с ним вместе гоняли в постоянку на соревы от универского турклуба. Он свою турфирму открыл, у него связи были, желание необычное что-либо провести, как раз еще игра «S.T.A.L.K.E.R» вышла – вот и решили такой отдых сделать.

- А в тюрьму за что попал?

- Да повел репортера английского. Думал он так поснимать, материал написать, а он, правда, пошел искать смысл жизни. Понимаешь, за черту никто не заходит. Это потому, что люди туда идут, что бы от старого всего отказаться, и что бы в жизни место появилось для новой мечты, новой цели. Все приходят к черте, что бы понять, что не знают, чего хотят в этой жизни, что они прожили жизнь зря и нужно сначала найти СВОЁ желание, а потом загадывать. Я туда не воджу тех, кто хочет спасти своих близких, излечиться от смертельной болезни, тех, кто действительно знает что хочет, тех, кто перешагнёт черту. А он действительно шел за чем-то. Он черту перешагнул, но ничего не случилось. В общем, на обратной дороге он повесился…

- И…?

- Что и? Он же иностранец! Журналист! Понимаешь это международный скандальчик, вот и нашли во мне козла отпущения – пытались привесить всё, что можно.

- А ты хоть раз перешагивал эту черту?

- Нет, мне нельзя я же сталкер.

- Ясно…

- Ленка – это шутка была, ты, что Тарковского не смотрела? Перешагивал я черту сотню раз – нет там ничего.

- Может, ты бросишь это дело?

- Да я думаю, давно пора. Устал врать. И так заврался. Всем вру даже себе.

- И мне?

- Глупая… понимаешь я, вообще не знаю правды.

- А меня сводишь?

- Легко.

В общим повёл я её. Повёл просто на прогулку – как в турпоход. Не ломал я ей мозг, не плющил, не убеждал, ни внушал – никаких приколов из психологии, приёмов программирующих, экзистенциальных тренингов – ничего. Но ведь знал, что она тоже не просто так идёт, что она за черту шагнуть хочет и знает, зачем шагнёт. И она шагнула, и тоже ничего.

Она тоже покончила с собой. Нет ни сразу, она умирала на моих глазах – медленно затухала. Не вытащил я её из самой опасной аномалии – отсутствия желания жить. Потерял я Лену – сам обрёк её на смерть, разбив мечты и надежды. Теперь стою за этой чертой и молю только об одном - её вернуть.

- Ало ты где?

- За чертой.

- Абзац Смирнов... У меня для тебя серьёзные новости.

Аня – прекрасная девушка. Любит меня, но я никогда ей не мог дать ничего больше чем дружба, но и отпустить не мог, она ведь МЕНЯ ЛЮБИТ.

Она мне рассказала, что нашла мою сестру. Сестренка моя потерялась уже давно – я с армии, когда вернулся, дома нет никого: мать умерла, а сестра продала квартирку и свалила в неизвестном направлении. Так я и стал рыцарем, лишённым наследства.

- Ну и где она?

- В ночлежке кантуется, а так она у тебя оказывается бомж.

- Быстро она наследство-то прогуляла.

- Да она и не прогуливала. Ей деньги нужны были парнишку своего выручить. Он там кому-то задолжал крупно.

- И где теперь этот парнишка?

- ХЗ.

- А ты откуда историю знаешь?

- Юлька там психологом халтурит на полставки.

Вернулся в город, съездил в центр социальной помощи бездомным: «дом ночного прибивания», вызволил сестру. Я на неё так долго зло держал, что теперь и не знаю как извиниться. Она-то ведь ни в чем не виновата, оказалась, кроме того, что дура наивная. В общем, устроил её на работку, жить у себя оставил, пока квартиру снимать не начнёт. Вот так: Лену потерял, а сестру вернул.

Надо было после этого бросить водить людей к черте. Но – повёл ещё одного. А ему исполнитель желаний не нужен был – он просто, должен был попасть на закрытую территорию. Теперь вновь: небо в клеточку…

#7 17:16  21-09-2009Шева    
Пикник читал, Сталкера смотрел. Поэтому никак.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
14:20  17-09-2018
: [6] [Графомания]
Занял я как-то одной бабе денег. Не просто так занял, мать у неё в аварию попала. Мы с той бабой иногда секс имели. Не часто. Часто я бы с ней не сдюжил. Так как охочая она сильно была до этого дела. Бывает вот только кончишь, перекрестишься и на другой бок....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...