Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Проляты и забыты. (часть 1)

Проляты и забыты. (часть 1)

Автор: Мистер Блэк
   [ принято к публикации 10:50  04-10-2009 | глупец | Просмотров: 308]
Прокляты и забыты

« Ресторан « Флагман» был уютным местечком. Располагался он на набережной. По сути, это был списанный двухпалубный теплоход, переделанный в развлекательный комплекс. Обслуга, как и кухня, здесь были на приличном уровне, поэтому я, не задумываясь, назначил встречу со своим одноклассником Валерой Матвеевым именно в этом месте. Нельзя сказать, что я был завсегдатаем этого заведения, просто здесь было очень спокойно, а спокойная обстановка, это то, что сейчас было так необходимо.
Дело в том, что я немного волновался. Встрече предшествовал странный звонок Валеры, который прозвучал вчера, поздно вечером. Странным он был по двум причинам.
Последний раз мы общались с ним три года назад, на юбилейной встрече выпускников, причём общение это можно было смело назвать поверхностным. Еще в школе мы недолюбливали друг друга. А по прошествии 20 лет, и вообще практически забыли о, некогда пусть и не приятельских, взаимоотношениях. Хотя не преминули, тогда, обменяться телефонами, но скорее так, из вежливости.
Но не это, конечно, смутило меня. Еще с детства Матвей (так мы его звали в школе) был на редкость спокойным и уравновешенным человеком, и я был удивлён, когда на другой стороне телефонной линии услышал его сбивчивую и невнятную речь. Он был пьян, и я поначалу хотел повесить трубку, но что-то остановило меня. Из всего сумбура, который я услышал, было ясно только, что произошло что-то очень серьёзное, и ему нужна моя помощь. Это несколько выбило меня из колеи. Я не мог понять, почему он обратился именно ко мне, и почему он сейчас здесь. Насколько я был осведомлён, он последние годы работал в геологоразведке, где-то за Уралом, а точнее летал на вертолёте обеспечения, и был очень редким гостем в родном городе. Родители его давно умерли, и собственно, ничего не тянуло его в эти края.

Как бы то ни было, я, конечно, не мог отказать ему во встрече, и с минуту на минуту ждал его появления, расположившись в гордом одиночестве
на корме «Флагмана» представляющей собой открытую часть ресторана.
День был будним, и посетителей было мало. Основная масса, по-видимому,
сосредоточилась на верхней палубе. Казино и бильярд находились именно там.
Конец августа выдался отменным. Ясный не жаркий день, в купе с лёгким освежающим ветерком создавали вполне комфортную атмосферу для беседы. Я засмотрелся на двух чаек, дерущихся на поверхности воды за кусок хлеба, брошенный кем-то с верхней палубы, и не заметил, как к моему столику подошёл человек.
Если бы я не знал, с кем буду встречаться, то ни за что не узнал бы Валеру.
За время с последней нашей встречи он сильно изменился. Это был уже не пышущий здоровьем симпатичный брюнет средних лет. Передо мной стоял очень худой, измождённый мужчина. На вид лет 50-ти. И только глаза на осунувшемся до неузнаваемости лице, выдавали в нём Матвея. Немного ошарашенный я собрался привстать, чтобы поздороваться с ним, но он положил мне руку на плечо.
- Да ладно не вставай, Чёрный. Прости меня за поздний звонок, я был не в себе. – Валера сел и вальяжно откинулся на спинку стула.- Может, выпить закажем? Последние несколько дней у меня выдались очень насыщенными на события.
- Что с тобой произошло Матвей? Ты на себя не похож. - отойдя от оцепенения я сам того не желая обратился к нему по школьной кличке.
Тяжёлый взгляд Валеры стал ответом на некорректно поставленный вопрос.
- Что Чёрный сразу не признал старину Матвея? – несмотря на кажущуюся непринужденность в разговоре Матвей заметно нервничал.- Я гляжу, ты забурел здесь. Холеный такой, важный. Может тебе впадлу со мной общаться, ты скажи, Чёрный. Мы друзьями то никогда не были.
Он нагнулся над столом, и в упор посмотрел мне в глаза.
- Ситуация у меня приключилась. Нехорошая. Если сможешь помочь, – помоги. Хотя я сам не знаю, чем ты мне можешь помочь. Не считай меня сумасшедшим, когда я тебе расскажу, что случилось. Поверь, ты последний, к кому я обратился. Больше не к кому.
После этих слов Матвей опять откинулся на спинку стула, немного подумал, повернулся к стоящему неподалёку официанту и жестом пригласил его. Когда официант, улыбчивый белобрысый парень, приблизился к нашему столику, чтобы принять заказ, Матвей скомандовал:
- Значит так, любезнейший, нам конька бутылку, армянского, и фруктов. Да, и знаешь что, принеси стаканы. Гранёные. Я, знаешь ли, отвык пить из напёрстков.
Матвей кивнул на сервированный бокалами и рюмками стол.
- Это всё? Больше ничего заказывать не будете?- закрывая блокнот, парень вопрошающе посмотрел на Матвея, после чего улыбка мигом исчезла с его физиономии. Сложилось такое впечатление, что он поперхнулся. – Хорошо. Сейчас всё будет, - выдавил он и поспешно удалился.

Матвей огляделся вокруг, как будто боялся, что кто-то услышит его и тихо произнёс.
- Чёрный, ты знаешь, что такое ад? Настоящий. Вот ты думаешь, мы сейчас вдвоём сидим здесь с тобой? Нет, Чёрный, я чувствую. Она здесь.
- Говори по делу, - отрезал я, поняв, что разговор превращается в показательные выступления и надо или переводить его в разумное русло, или заканчивать. Кроме всего прочего от Матвея несло перегаром, и слушать его бредни про круги ада, проклятия и всякие видения, мне хотелось меньше всего. Было ясно, что он попал в какую-то передрягу, и
меня интересовало только одно. Что ему от меня надо? Хотя надо признать, первое, что пришло мне в голову, то, что он слетел с катушек.
В этот момент официант принёс наш заказ. Аккуратно поставив на стол фрукты и коньяк, он снял с подноса два гранёных стакана, и собирался было их наполнить, как Матвей похлопал его по спине.
- Слышь, дружище, благодарю, мы тут сами разберёмся. Давай, иди уж.
Паренек, чуть ранее заметил неадекватность Матвея и молча, ретировался, оставив меня в его не совсем уютном обществе.
Дабы воспринимать информацию и самого докладчика без лишних нервных потрясений, я наполнил свой стакан доверху, и не обращая внимания на Матвея, выпил его залпом. Отдышавшись, я как можно строже
посмотрел на него.
- Ну, рассказывай, мытарь, что у тебя приключилось.

Матвей ещё раз оглянулся по сторонам.
- Андрюх, ты пойми, всё это серьёзно. – Глаза его забегали. – Просто у тебя, когда ты всё узнаешь, могут случиться неприятности. Знаешь, я вчера повеситься хотел.
Матвей налил себе коньяка, и быстро выпив его, продолжил.
- Она приходит и как будто вселяется в мозг. Понимаешь?
- Не понимаю. Кто она? Матвей, когда вижу людей в таком состоянии, меня невольно посещает мысль, что разум каким-то образом покидает их голову. Ты себя слышишь?
- Ладно, - Матвей достал сигареты, и закурил. – Что-то я и вправду сумбурно всё тебе рассказываю. Прости, нервы. Давай по порядку тогда. Только сразу предупреждаю, если ты сейчас встанешь и уйдёшь, я не обижусь.
Думаю тебе так и надо сделать. Это не шутки.
Он достал свой мобильник и, повозившись в нем, показал фото, где он был увековечен в компании двух молодых людей в лётной форме.- Эти ребята мои коллеги, сейчас от них только и осталось, что это фото - прокомментировал он этот снимок.
Я внимательно посмотрел на экран. Меня опять словно передёрнуло. На экране Матвей был как три года назад, на том вечере. Спортивного вида, красивый брюнет. Потом я взглянул на Матвея, теперешнего, сидящего со мной за одним столом. «Как такое может случиться с человеком за три дня?»
Коньяк начал делать своё дело. Несмотря на то что, дело действительно принимало непонятный оборот, я вместо того чтобы встать и уйти, решил выслушать Матвея. Потом я об этом очень пожалел….

********

Заведующий 9-м отделением областной психиатрической больницы Сергей Викторович Селиванов слегка вздрогнул, когда в его кабинет постучали, и закрыл тетрадь, которую до этого внимательно изучал.
- Войдите. – тихо произнёс он, и исподлобья посмотрел на открывающуюся дверь.
- Сергей Викторович, можно? – в дверях стоял молодой высокий мужчина в халате.
- Заходи Миш. Что-нибудь важное?
- Да нет, просто хотел поговорить насчёт отпуска. Мы обговаривали с вами.
Я уже путёвки взял.- Миша топтался на входе как конь,
- Ну, если обговаривали... – Селиванов правой рукой погладил свою аккуратно подстриженную «эспаньолку», и задумчиво посмотрел в окно.
Миша сразу заметил некоторую озабоченность шефа. « Не вовремя я, наверное. Надо валить. А то передумает ещё». Он, было, хотел попрощаться и быстренько покинуть кабинет, как Селиванов окликнул его.
- Миш, Чернов это ведь твой пациент?
- Да, Сергей Викторович. А что?- Миша насторожился, ожидая какого-нибудь подвоха от шефа. « Мол, ну и куда ты собрался, родной? На кого ты Мишенька, оставишь этого буйного придурка? На меня? Негоже, согласись А посему, касатик, не надо никуда тебе ехать до стабильного улучшения состояния больного. Сдавай-ка ты путёвочки свои, и, засучив рукава, принимайся за дело. Сейчас так и скажет, зверюга. Это в его духе. Похоже, абценс моему отпуску»
- Я имею непреодолимое желание с ним пообщаться. Завтра к примеру.
Очень любопытный случай.- Селиванов говорил вполне серьёзно, это ещё больше насторожило Михаила.
- А что любопытного, Сергей Викторович, - с налётом безразличия ответил он, - в нашем учреждении таких любопытных случаев сами знаете. Да и общаться с ним не совсем безопасно. Мы его в наблюдательную палату определили. Случай больше не любопытный, а трудный. - Миша улыбнулся, но по- видимому, в данном контексте это выглядело глупо.
Селиванов нахмурился.
- Завтра с утра,- сухо сказал он. – После процедур.
- Хорошо, Сергей Викторович. Я пойду?- подхватив серьёзный настрой шефа, Миша вытянулся в струну, как солдат на параде.
- Да, конечно. Конечно... – Селиванов, продолжая гладить свою бородку, уже забыл о Михаиле, тихо ретировавшемуся из кабинета, открыл тетрадь, и полностью сконцентрировался на дальнейшем её чтении.
Во время чтения он периодически погружался в тяжёлые раздумья, вставал, подходил к окну, и подолгу смотрел на пунцовое небо, которое вот- вот должно было взорваться, и залить своими слезами город.

Четверть часа спустя, он, закончив изучение тетради. Закрыл её. « Дневник. Чернов Андрей Фёдорович» аккуратно было выведено на обложке.
- Этого не может быть. – Селиванов был заметно подавлен.

За окнами яркой вспышкой, на мгновение, ослепив его, ударила молния. Вскоре все стёкла в кабинете затряслись. Такого раската грома он давно не слышал.

***********

- Два месяца назад, Чёрный, я закинул на берег реки Кузеевой, это в Западной Сибири группу геологов. В их задачу, как я понял, входило исследование каких - то открытых пород, с целью обнаружения то ли олова, то ли меди. Во всяком случае, так они говорили. В дальнейшем там планировалось устроить стационар под эгидой Академии Наук. Собственно меня это как то мало интересовало, поскольку в мои задачи входит доставка людей и грузов на труднодоступные места, и забивать голову планами на будущее этой миссии я не очень то и старался. Хотя люди эти показались мне немного странными. Я летал с различными экспедициями больше 10 лет. Знаю, народец этот.
Матвей взял пачку сигарет и протянул мне.
- Не курю. Вот уже 2 года. И чем же они странные были? – не без интереса спросил я.
- Ну, как хочешь.- Матвей закурил. – Видишь ли, Чёрный, геологи они ведь традиционно синячить начинают в вертолёте уже. Правило трёх дней, у них называется. Вообщем, первые три дня с момента захода на борт вертолёта, по традиции они не работают. Пьют. Что там скрывать. Да и мы, думаешь, трезвыми летаем? В кабине бадья со спиртом как постоянный атрибут.
Матвей, увидев моё изумленное лицо, улыбнулся. Первый раз за время нашей встречи. Видно было, что он захмелел, и расслабился.
- Их было шесть человек, серьёзные какие-то, и не разговорчивые оказались. И самое главное, выпить отказались. Но не суть. Вообщем, доставили мы их по месту. Сгрузили и домой.
- Ну и что дальше?
- Через месяц, два парня, которых ты лицезрел на моей мобиле, полетели сбрасывать груз для этих ребят.
Полетели и не прилетели.
Связи с вертолётом и экспедицией не было. На базе тревогу забили не сразу. Ну, мол, ребята могли, и расслабится, или по просьбе членов экспедиции за пивком слетать в чуть ли не в Красноярск . Бывали такие случаи, что греха таить. Подождали сутки. А на следующий день, я, в компании пяти МЧСников и двух каких-то гражданских полетел на поиски ребят…

Прокляты и забыты

« Ресторан « Флагман» был уютным местечком. Располагался он на набережной. По сути, это был списанный двухпалубный теплоход, переделанный в развлекательный комплекс. Обслуга, как и кухня, здесь были на приличном уровне, поэтому я, не задумываясь, назначил встречу со своим одноклассником Валерой Матвеевым именно в этом месте. Нельзя сказать, что я был завсегдатаем этого заведения, просто здесь было очень спокойно, а спокойная обстановка, это то, что сейчас было так необходимо.
Дело в том, что я немного волновался. Встрече предшествовал странный звонок Валеры, который прозвучал вчера, поздно вечером. Странным он был по двум причинам.
Последний раз мы общались с ним три года назад, на юбилейной встрече выпускников, причём общение это можно было смело назвать поверхностным. Еще в школе мы недолюбливали друг друга. А по прошествии 20 лет, и вообще практически забыли о, некогда пусть и не приятельских, взаимоотношениях. Хотя не преминули, тогда, обменяться телефонами, но скорее так, из вежливости.
Но не это, конечно, смутило меня. Еще с детства Матвей (так мы его звали в школе) был на редкость спокойным и уравновешенным человеком, и я был удивлён, когда на другой стороне телефонной линии услышал его сбивчивую и невнятную речь. Он был пьян, и я поначалу хотел повесить трубку, но что-то остановило меня. Из всего сумбура, который я услышал, было ясно только, что произошло что-то очень серьёзное, и ему нужна моя помощь. Это несколько выбило меня из колеи. Я не мог понять, почему он обратился именно ко мне, и почему он сейчас здесь. Насколько я был осведомлён, он последние годы работал в геологоразведке, где-то за Уралом, а точнее летал на вертолёте обеспечения, и был очень редким гостем в родном городе. Родители его давно умерли, и собственно, ничего не тянуло его в эти края.

Как бы то ни было, я, конечно, не мог отказать ему во встрече, и с минуту на минуту ждал его появления, расположившись в гордом одиночестве
на корме «Флагмана» представляющей собой открытую часть ресторана.
День был будним, и посетителей было мало. Основная масса, по-видимому,
сосредоточилась на верхней палубе. Казино и бильярд находились именно там.
Конец августа выдался отменным. Ясный не жаркий день, в купе с лёгким освежающим ветерком создавали вполне комфортную атмосферу для беседы. Я засмотрелся на двух чаек, дерущихся на поверхности воды за кусок хлеба, брошенный кем-то с верхней палубы, и не заметил, как к моему столику подошёл человек.
Если бы я не знал, с кем буду встречаться, то ни за что не узнал бы Валеру.
За время с последней нашей встречи он сильно изменился. Это был уже не пышущий здоровьем симпатичный брюнет средних лет. Передо мной стоял очень худой, измождённый мужчина. На вид лет 50-ти. И только глаза на осунувшемся до неузнаваемости лице, выдавали в нём Матвея. Немного ошарашенный я собрался привстать, чтобы поздороваться с ним, но он положил мне руку на плечо.
- Да ладно не вставай, Чёрный. Прости меня за поздний звонок, я был не в себе. – Валера сел и вальяжно откинулся на спинку стула.- Может, выпить закажем? Последние несколько дней у меня выдались очень насыщенными на события.
- Что с тобой произошло Матвей? Ты на себя не похож. - отойдя от оцепенения я сам того не желая обратился к нему по школьной кличке.
Тяжёлый взгляд Валеры стал ответом на некорректно поставленный вопрос.
- Что Чёрный сразу не признал старину Матвея? – несмотря на кажущуюся непринужденность в разговоре Матвей заметно нервничал.- Я гляжу, ты забурел здесь. Холеный такой, важный. Может тебе впадлу со мной общаться, ты скажи, Чёрный. Мы друзьями то никогда не были.
Он нагнулся над столом, и в упор посмотрел мне в глаза.
- Ситуация у меня приключилась. Нехорошая. Если сможешь помочь, – помоги. Хотя я сам не знаю, чем ты мне можешь помочь. Не считай меня сумасшедшим, когда я тебе расскажу, что случилось. Поверь, ты последний, к кому я обратился. Больше не к кому.
После этих слов Матвей опять откинулся на спинку стула, немного подумал, повернулся к стоящему неподалёку официанту и жестом пригласил его. Когда официант, улыбчивый белобрысый парень, приблизился к нашему столику, чтобы принять заказ, Матвей скомандовал:
- Значит так, любезнейший, нам конька бутылку, армянского, и фруктов. Да, и знаешь что, принеси стаканы. Гранёные. Я, знаешь ли, отвык пить из напёрстков.
Матвей кивнул на сервированный бокалами и рюмками стол.
- Это всё? Больше ничего заказывать не будете?- закрывая блокнот, парень вопрошающе посмотрел на Матвея, после чего улыбка мигом исчезла с его физиономии. Сложилось такое впечатление, что он поперхнулся. – Хорошо. Сейчас всё будет, - выдавил он и поспешно удалился.

Матвей огляделся вокруг, как будто боялся, что кто-то услышит его и тихо произнёс.
- Чёрный, ты знаешь, что такое ад? Настоящий. Вот ты думаешь, мы сейчас вдвоём сидим здесь с тобой? Нет, Чёрный, я чувствую. Она здесь.
- Говори по делу, - отрезал я, поняв, что разговор превращается в показательные выступления и надо или переводить его в разумное русло, или заканчивать. Кроме всего прочего от Матвея несло перегаром, и слушать его бредни про круги ада, проклятия и всякие видения, мне хотелось меньше всего. Было ясно, что он попал в какую-то передрягу, и
меня интересовало только одно. Что ему от меня надо? Хотя надо признать, первое, что пришло мне в голову, то, что он слетел с катушек.
В этот момент официант принёс наш заказ. Аккуратно поставив на стол фрукты и коньяк, он снял с подноса два гранёных стакана, и собирался было их наполнить, как Матвей похлопал его по спине.
- Слышь, дружище, благодарю, мы тут сами разберёмся. Давай, иди уж.
Паренек, чуть ранее заметил неадекватность Матвея и молча, ретировался, оставив меня в его не совсем уютном обществе.
Дабы воспринимать информацию и самого докладчика без лишних нервных потрясений, я наполнил свой стакан доверху, и не обращая внимания на Матвея, выпил его залпом. Отдышавшись, я как можно строже
посмотрел на него.
- Ну, рассказывай, мытарь, что у тебя приключилось.

Матвей ещё раз оглянулся по сторонам.
- Андрюх, ты пойми, всё это серьёзно. – Глаза его забегали. – Просто у тебя, когда ты всё узнаешь, могут случиться неприятности. Знаешь, я вчера повеситься хотел.
Матвей налил себе коньяка, и быстро выпив его, продолжил.
- Она приходит и как будто вселяется в мозг. Понимаешь?
- Не понимаю. Кто она? Матвей, когда вижу людей в таком состоянии, меня невольно посещает мысль, что разум каким-то образом покидает их голову. Ты себя слышишь?
- Ладно, - Матвей достал сигареты, и закурил. – Что-то я и вправду сумбурно всё тебе рассказываю. Прости, нервы. Давай по порядку тогда. Только сразу предупреждаю, если ты сейчас встанешь и уйдёшь, я не обижусь.
Думаю тебе так и надо сделать. Это не шутки.
Он достал свой мобильник и, повозившись в нем, показал фото, где он был увековечен в компании двух молодых людей в лётной форме.- Эти ребята мои коллеги, сейчас от них только и осталось, что это фото - прокомментировал он этот снимок.
Я внимательно посмотрел на экран. Меня опять словно передёрнуло. На экране Матвей был как три года назад, на том вечере. Спортивного вида, красивый брюнет. Потом я взглянул на Матвея, теперешнего, сидящего со мной за одним столом. «Как такое может случиться с человеком за три дня?»
Коньяк начал делать своё дело. Несмотря на то что, дело действительно принимало непонятный оборот, я вместо того чтобы встать и уйти, решил выслушать Матвея. Потом я об этом очень пожалел….

********

Заведующий 9-м отделением областной психиатрической больницы Сергей Викторович Селиванов слегка вздрогнул, когда в его кабинет постучали, и закрыл тетрадь, которую до этого внимательно изучал.
- Войдите. – тихо произнёс он, и исподлобья посмотрел на открывающуюся дверь.
- Сергей Викторович, можно? – в дверях стоял молодой высокий мужчина в халате.
- Заходи Миш. Что-нибудь важное?
- Да нет, просто хотел поговорить насчёт отпуска. Мы обговаривали с вами.
Я уже путёвки взял.- Миша топтался на входе как конь,
- Ну, если обговаривали... – Селиванов правой рукой погладил свою аккуратно подстриженную «эспаньолку», и задумчиво посмотрел в окно.
Миша сразу заметил некоторую озабоченность шефа. « Не вовремя я, наверное. Надо валить. А то передумает ещё». Он, было, хотел попрощаться и быстренько покинуть кабинет, как Селиванов окликнул его.
- Миш, Чернов это ведь твой пациент?
- Да, Сергей Викторович. А что?- Миша насторожился, ожидая какого-нибудь подвоха от шефа. « Мол, ну и куда ты собрался, родной? На кого ты Мишенька, оставишь этого буйного придурка? На меня? Негоже, согласись А посему, касатик, не надо никуда тебе ехать до стабильного улучшения состояния больного. Сдавай-ка ты путёвочки свои, и, засучив рукава, принимайся за дело. Сейчас так и скажет, зверюга. Это в его духе. Похоже, абценс моему отпуску»
- Я имею непреодолимое желание с ним пообщаться. Завтра к примеру.
Очень любопытный случай.- Селиванов говорил вполне серьёзно, это ещё больше насторожило Михаила.
- А что любопытного, Сергей Викторович, - с налётом безразличия ответил он, - в нашем учреждении таких любопытных случаев сами знаете. Да и общаться с ним не совсем безопасно. Мы его в наблюдательную палату определили. Случай больше не любопытный, а трудный. - Миша улыбнулся, но по- видимому, в данном контексте это выглядело глупо.
Селиванов нахмурился.
- Завтра с утра,- сухо сказал он. – После процедур.
- Хорошо, Сергей Викторович. Я пойду?- подхватив серьёзный настрой шефа, Миша вытянулся в струну, как солдат на параде.
- Да, конечно. Конечно... – Селиванов, продолжая гладить свою бородку, уже забыл о Михаиле, тихо ретировавшемуся из кабинета, открыл тетрадь, и полностью сконцентрировался на дальнейшем её чтении.
Во время чтения он периодически погружался в тяжёлые раздумья, вставал, подходил к окну, и подолгу смотрел на пунцовое небо, которое вот- вот должно было взорваться, и залить своими слезами город.

Четверть часа спустя, он, закончив изучение тетради. Закрыл её. « Дневник. Чернов Андрей Фёдорович» аккуратно было выведено на обложке.
- Этого не может быть. – Селиванов был заметно подавлен.

За окнами яркой вспышкой, на мгновение, ослепив его, ударила молния. Вскоре все стёкла в кабинете затряслись. Такого раската грома он давно не слышал.

***********

- Два месяца назад, Чёрный, я закинул на берег реки Кузеевой, это в Западной Сибири группу геологов. В их задачу, как я понял, входило исследование каких - то открытых пород, с целью обнаружения то ли олова, то ли меди. Во всяком случае, так они говорили. В дальнейшем там планировалось устроить стационар под эгидой Академии Наук. Собственно меня это как то мало интересовало, поскольку в мои задачи входит доставка людей и грузов на труднодоступные места, и забивать голову планами на будущее этой миссии я не очень то и старался. Хотя люди эти показались мне немного странными. Я летал с различными экспедициями больше 10 лет. Знаю, народец этот.
Матвей взял пачку сигарет и протянул мне.
- Не курю. Вот уже 2 года. И чем же они странные были? – не без интереса спросил я.
- Ну, как хочешь.- Матвей закурил. – Видишь ли, Чёрный, геологи они ведь традиционно синячить начинают в вертолёте уже. Правило трёх дней, у них называется. Вообщем, первые три дня с момента захода на борт вертолёта, по традиции они не работают. Пьют. Что там скрывать. Да и мы, думаешь, трезвыми летаем? В кабине бадья со спиртом как постоянный атрибут.
Матвей, увидев моё изумленное лицо, улыбнулся. Первый раз за время нашей встречи. Видно было, что он захмелел, и расслабился.
- Их было шесть человек, серьёзные какие-то, и не разговорчивые оказались. И самое главное, выпить отказались. Но не суть. Вообщем, доставили мы их по месту. Сгрузили и домой.
- Ну и что дальше?
- Через месяц, два парня, которых ты лицезрел на моей мобиле, полетели сбрасывать груз для этих ребят.
Полетели и не прилетели.
Связи с вертолётом и экспедицией не было. На базе тревогу забили не сразу. Ну, мол, ребята могли, и расслабится, или по просьбе членов экспедиции за пивком слетать в чуть ли не в Красноярск . Бывали такие случаи, что греха таить. Подождали сутки. А на следующий день, я, в компании пяти МЧСников и двух каких-то гражданских полетел на поиски ребят…

« Ресторан « Флагман» был уютным местечком. Располагался он на набережной. По сути, это был списанный двухпалубный теплоход, переделанный в развлекательный комплекс. Обслуга, как и кухня, здесь были на приличном уровне, поэтому я, не задумываясь, назначил встречу со своим одноклассником Валерой Матвеевым именно в этом месте. Нельзя сказать, что я был завсегдатаем этого заведения, просто здесь было очень спокойно, а спокойная обстановка, это то, что сейчас было так необходимо.
Дело в том, что я немного волновался. Встрече предшествовал странный звонок Валеры, который прозвучал вчера, поздно вечером. Странным он был по двум причинам.
Последний раз мы общались с ним три года назад, на юбилейной встрече выпускников, причём общение это можно было смело назвать поверхностным. Еще в школе мы недолюбливали друг друга. А по прошествии 20 лет, и вообще практически забыли о, некогда пусть и не приятельских, взаимоотношениях. Хотя не преминули, тогда, обменяться телефонами, но скорее так, из вежливости.
Но не это, конечно, смутило меня. Еще с детства Матвей (так мы его звали в школе) был на редкость спокойным и уравновешенным человеком, и я был удивлён, когда на другой стороне телефонной линии услышал его сбивчивую и невнятную речь. Он был пьян, и я поначалу хотел повесить трубку, но что-то остановило меня. Из всего сумбура, который я услышал, было ясно только, что произошло что-то очень серьёзное, и ему нужна моя помощь. Это несколько выбило меня из колеи. Я не мог понять, почему он обратился именно ко мне, и почему он сейчас здесь. Насколько я был осведомлён, он последние годы работал в геологоразведке, где-то за Уралом, а точнее летал на вертолёте обеспечения, и был очень редким гостем в родном городе. Родители его давно умерли, и собственно, ничего не тянуло его в эти края.

Как бы то ни было, я, конечно, не мог отказать ему во встрече, и с минуту на минуту ждал его появления, расположившись в гордом одиночестве
на корме «Флагмана» представляющей собой открытую часть ресторана.
День был будним, и посетителей было мало. Основная масса, по-видимому,
сосредоточилась на верхней палубе. Казино и бильярд находились именно там.
Конец августа выдался отменным. Ясный не жаркий день, в купе с лёгким освежающим ветерком создавали вполне комфортную атмосферу для беседы. Я засмотрелся на двух чаек, дерущихся на поверхности воды за кусок хлеба, брошенный кем-то с верхней палубы, и не заметил, как к моему столику подошёл человек.
Если бы я не знал, с кем буду встречаться, то ни за что не узнал бы Валеру.
За время с последней нашей встречи он сильно изменился. Это был уже не пышущий здоровьем симпатичный брюнет средних лет. Передо мной стоял очень худой, измождённый мужчина. На вид лет 50-ти. И только глаза на осунувшемся до неузнаваемости лице, выдавали в нём Матвея. Немного ошарашенный я собрался привстать, чтобы поздороваться с ним, но он положил мне руку на плечо.
- Да ладно не вставай, Чёрный. Прости меня за поздний звонок, я был не в себе. – Валера сел и вальяжно откинулся на спинку стула.- Может, выпить закажем? Последние несколько дней у меня выдались очень насыщенными на события.
- Что с тобой произошло Матвей? Ты на себя не похож. - отойдя от оцепенения я сам того не желая обратился к нему по школьной кличке.
Тяжёлый взгляд Валеры стал ответом на некорректно поставленный вопрос.
- Что Чёрный сразу не признал старину Матвея? – несмотря на кажущуюся непринужденность в разговоре Матвей заметно нервничал.- Я гляжу, ты забурел здесь. Холеный такой, важный. Может тебе впадлу со мной общаться, ты скажи, Чёрный. Мы друзьями то никогда не были.
Он нагнулся над столом, и в упор посмотрел мне в глаза.
- Ситуация у меня приключилась. Нехорошая. Если сможешь помочь, – помоги. Хотя я сам не знаю, чем ты мне можешь помочь. Не считай меня сумасшедшим, когда я тебе расскажу, что случилось. Поверь, ты последний, к кому я обратился. Больше не к кому.
После этих слов Матвей опять откинулся на спинку стула, немного подумал, повернулся к стоящему неподалёку официанту и жестом пригласил его. Когда официант, улыбчивый белобрысый парень, приблизился к нашему столику, чтобы принять заказ, Матвей скомандовал:
- Значит так, любезнейший, нам конька бутылку, армянского, и фруктов. Да, и знаешь что, принеси стаканы. Гранёные. Я, знаешь ли, отвык пить из напёрстков.
Матвей кивнул на сервированный бокалами и рюмками стол.
- Это всё? Больше ничего заказывать не будете?- закрывая блокнот, парень вопрошающе посмотрел на Матвея, после чего улыбка мигом исчезла с его физиономии. Сложилось такое впечатление, что он поперхнулся. – Хорошо. Сейчас всё будет, - выдавил он и поспешно удалился.

Матвей огляделся вокруг, как будто боялся, что кто-то услышит его и тихо произнёс.
- Чёрный, ты знаешь, что такое ад? Настоящий. Вот ты думаешь, мы сейчас вдвоём сидим здесь с тобой? Нет, Чёрный, я чувствую. Она здесь.
- Говори по делу, - отрезал я, поняв, что разговор превращается в показательные выступления и надо или переводить его в разумное русло, или заканчивать. Кроме всего прочего от Матвея несло перегаром, и слушать его бредни про круги ада, проклятия и всякие видения, мне хотелось меньше всего. Было ясно, что он попал в какую-то передрягу, и
меня интересовало только одно. Что ему от меня надо? Хотя надо признать, первое, что пришло мне в голову, то, что он слетел с катушек.
В этот момент официант принёс наш заказ. Аккуратно поставив на стол фрукты и коньяк, он снял с подноса два гранёных стакана, и собирался было их наполнить, как Матвей похлопал его по спине.
- Слышь, дружище, благодарю, мы тут сами разберёмся. Давай, иди уж.
Паренек, чуть ранее заметил неадекватность Матвея и молча, ретировался, оставив меня в его не совсем уютном обществе.
Дабы воспринимать информацию и самого докладчика без лишних нервных потрясений, я наполнил свой стакан доверху, и не обращая внимания на Матвея, выпил его залпом. Отдышавшись, я как можно строже
посмотрел на него.
- Ну, рассказывай, мытарь, что у тебя приключилось.

Матвей ещё раз оглянулся по сторонам.
- Андрюх, ты пойми, всё это серьёзно. – Глаза его забегали. – Просто у тебя, когда ты всё узнаешь, могут случиться неприятности. Знаешь, я вчера повеситься хотел.
Матвей налил себе коньяка, и быстро выпив его, продолжил.
- Она приходит и как будто вселяется в мозг. Понимаешь?
- Не понимаю. Кто она? Матвей, когда вижу людей в таком состоянии, меня невольно посещает мысль, что разум каким-то образом покидает их голову. Ты себя слышишь?
- Ладно, - Матвей достал сигареты, и закурил. – Что-то я и вправду сумбурно всё тебе рассказываю. Прости, нервы. Давай по порядку тогда. Только сразу предупреждаю, если ты сейчас встанешь и уйдёшь, я не обижусь.
Думаю тебе так и надо сделать. Это не шутки.
Он достал свой мобильник и, повозившись в нем, показал фото, где он был увековечен в компании двух молодых людей в лётной форме.- Эти ребята мои коллеги, сейчас от них только и осталось, что это фото - прокомментировал он этот снимок.
Я внимательно посмотрел на экран. Меня опять словно передёрнуло. На экране Матвей был как три года назад, на том вечере. Спортивного вида, красивый брюнет. Потом я взглянул на Матвея, теперешнего, сидящего со мной за одним столом. «Как такое может случиться с человеком за три дня?»
Коньяк начал делать своё дело. Несмотря на то что, дело действительно принимало непонятный оборот, я вместо того чтобы встать и уйти, решил выслушать Матвея. Потом я об этом очень пожалел….

********

Заведующий 9-м отделением областной психиатрической больницы Сергей Викторович Селиванов слегка вздрогнул, когда в его кабинет постучали, и закрыл тетрадь, которую до этого внимательно изучал.
- Войдите. – тихо произнёс он, и исподлобья посмотрел на открывающуюся дверь.
- Сергей Викторович, можно? – в дверях стоял молодой высокий мужчина в халате.
- Заходи Миш. Что-нибудь важное?
- Да нет, просто хотел поговорить насчёт отпуска. Мы обговаривали с вами.
Я уже путёвки взял.- Миша топтался на входе как конь,
- Ну, если обговаривали... – Селиванов правой рукой погладил свою аккуратно подстриженную «эспаньолку», и задумчиво посмотрел в окно.
Миша сразу заметил некоторую озабоченность шефа. « Не вовремя я, наверное. Надо валить. А то передумает ещё». Он, было, хотел попрощаться и быстренько покинуть кабинет, как Селиванов окликнул его.
- Миш, Чернов это ведь твой пациент?
- Да, Сергей Викторович. А что?- Миша насторожился, ожидая какого-нибудь подвоха от шефа. « Мол, ну и куда ты собрался, родной? На кого ты Мишенька, оставишь этого буйного придурка? На меня? Негоже, согласись А посему, касатик, не надо никуда тебе ехать до стабильного улучшения состояния больного. Сдавай-ка ты путёвочки свои, и, засучив рукава, принимайся за дело. Сейчас так и скажет, зверюга. Это в его духе. Похоже, абценс моему отпуску»
- Я имею непреодолимое желание с ним пообщаться. Завтра к примеру.
Очень любопытный случай.- Селиванов говорил вполне серьёзно, это ещё больше насторожило Михаила.
- А что любопытного, Сергей Викторович, - с налётом безразличия ответил он, - в нашем учреждении таких любопытных случаев сами знаете. Да и общаться с ним не совсем безопасно. Мы его в наблюдательную палату определили. Случай больше не любопытный, а трудный. - Миша улыбнулся, но по- видимому, в данном контексте это выглядело глупо.
Селиванов нахмурился.
- Завтра с утра,- сухо сказал он. – После процедур.
- Хорошо, Сергей Викторович. Я пойду?- подхватив серьёзный настрой шефа, Миша вытянулся в струну, как солдат на параде.
- Да, конечно. Конечно... – Селиванов, продолжая гладить свою бородку, уже забыл о Михаиле, тихо ретировавшемуся из кабинета, открыл тетрадь, и полностью сконцентрировался на дальнейшем её чтении.
Во время чтения он периодически погружался в тяжёлые раздумья, вставал, подходил к окну, и подолгу смотрел на пунцовое небо, которое вот- вот должно было взорваться, и залить своими слезами город.

Четверть часа спустя, он, закончив изучение тетради. Закрыл её. « Дневник. Чернов Андрей Фёдорович» аккуратно было выведено на обложке.
- Этого не может быть. – Селиванов был заметно подавлен.

За окнами яркой вспышкой, на мгновение, ослепив его, ударила молния. Вскоре все стёкла в кабинете затряслись. Такого раската грома он давно не слышал.

***********

- Два месяца назад, Чёрный, я закинул на берег реки Кузеевой, это в Западной Сибири группу геологов. В их задачу, как я понял, входило исследование каких - то открытых пород, с целью обнаружения то ли олова, то ли меди. Во всяком случае, так они говорили. В дальнейшем там планировалось устроить стационар под эгидой Академии Наук. Собственно меня это как то мало интересовало, поскольку в мои задачи входит доставка людей и грузов на труднодоступные места, и забивать голову планами на будущее этой миссии я не очень то и старался. Хотя люди эти показались мне немного странными. Я летал с различными экспедициями больше 10 лет. Знаю, народец этот.
Матвей взял пачку сигарет и протянул мне.
- Не курю. Вот уже 2 года. И чем же они странные были? – не без интереса спросил я.
- Ну, как хочешь.- Матвей закурил. – Видишь ли, Чёрный, геологи они ведь традиционно синячить начинают в вертолёте уже. Правило трёх дней, у них называется. Вообщем, первые три дня с момента захода на борт вертолёта, по традиции они не работают. Пьют. Что там скрывать. Да и мы, думаешь, трезвыми летаем? В кабине бадья со спиртом как постоянный атрибут.
Матвей, увидев моё изумленное лицо, улыбнулся. Первый раз за время нашей встречи. Видно было, что он захмелел, и расслабился.
- Их было шесть человек, серьёзные какие-то, и не разговорчивые оказались. И самое главное, выпить отказались. Но не суть. Вообщем, доставили мы их по месту. Сгрузили и домой.
- Ну и что дальше?
- Через месяц, два парня, которых ты лицезрел на моей мобиле, полетели сбрасывать груз для этих ребят.
Полетели и не прилетели.
Связи с вертолётом и экспедицией не было. На базе тревогу забили не сразу. Ну, мол, ребята могли, и расслабится, или по просьбе членов экспедиции за пивком слетать в чуть ли не в Красноярск . Бывали такие случаи, что греха таить. Подождали сутки. А на следующий день, я, в компании пяти МЧСников и двух каких-то гражданских полетел на поиски ребят…


Теги:





0


Комментарии

#0 16:46  04-10-2009Мистер Блэк    
Нихуясе. Хуйня вышла, Денис мошь на треть сократишь гг.
#1 16:54  04-10-2009Глупец    
до какого абзаца?
#2 17:28  04-10-2009Мистер Блэк    
Кароче Денис, оставь до как "прокляты и забыты" второй раз появляются. После идет павтор. Хуй знает как вышло
#3 17:42  04-10-2009Kaizer_84    
Сорри за оффтоп.

Глупец

Я крео вчера засылала - его вообще никуда не положили?

#4 19:34  04-10-2009Лев Рыжков    
А чо, интригует. Правда, минус есть. Матвей описан, как жалкий опустившийся тип. И в следующем же абзаце применимо к нему мы видим слово "вальяжно". Ай-яй-яй.

А из повторений можно фишак сделать. Правда, пока не знаю, какой.

Ussss, я думал, что это спецом такие повторения идут, типа герой во временную яму попал.
#6 23:47  04-10-2009Мистер Блэк    
да пиздец фестиваль палучился. три первые части. Дениска наверно хуй на второй первой части забил.гггг.
#7 00:06  05-10-2009Чхеидзе Заза    
Вместо ресторана Флагман я бы предпочёл встречать героев в бане.Баня – неплохое место для разговора по душам. Пар клубится, лиц не видать, разморит всех – и пойдет беседа неспешная.
#8 12:40  05-10-2009белорусский жидофашист    
молодец
#9 15:06  05-10-2009Опа    
Ну три раза читать - не осилела.. а вот кончил автор как-то уж чересчур внезапно.. вторую часть давайте.

(при прочтении первой подчасти первой части захотелось с афтором откушать водки 07 за теплой беседой)


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....