Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Дьявольский мост (3)

Дьявольский мост (3)

Автор: Arturo
   [ принято к публикации 20:45  07-10-2009 | Х | Просмотров: 357]
3. Утром молодой воин вышел к скале и увидел груды камней, а рядом весь необходимый инструмент. С желанием и нетерпением он принялся за работу и силы не оставляли его, как будто он вместил мощь десяти человек. Большие валуны становились пушинкой в его руках, день шел за днем, дожди высыхали на серых камнях, трава выросла и пожухла под палящим летним солнцем.
Отец не узнавал своего сына: он перестал участвовать в воинских упражнениях, утратил интерес к охоте и веселым сборищам шумной молодежи – война, не война, а молодость берет свое! Юноша сделался суровым и угрюмым и пропадал где-то с утра до вечера, а расспросы ничего не дали – его сын отмалчивался и хмурил брови.
Воевода послал за ним слугу – юноша исчез за скалой, край которой обрывался в реку. Слуга осмотрел окрестность и побежал докладывать воеводе – Не иначе, князь, Господь дал твоему сыну крылья! Шагнул за скалу, и, нет его!
Вечером, старый воевода встретил юношу у ворот и спросил:
- Расскажи сын мой, что за дела у тебя? Почему ты стал невесел, угрюм? Почему чураешься забав и охоты, которые еще вчера были милы твоему сердцу?
- Отец мой, я не могу ответить тебе на твой вопрос – я дал слово молчать. Могу ответить лишь, что в отсутствии моем – только мой интерес, а дела мои не пойдут кому-либо во вред, – отвечал молодой воин, - Я лежу у реки и смотрю в воду.
Воевода посторонился, пропуская его внутрь, и сказал вслед:
- Как видно ты сынок сильно занят делом. Погляжу, кисти твои в мозолях и не разгибаются! Плечи у тебя как у кузнеца, гляди: створка ворот, которую ты не заметив, толкнул плечом, повисла на одной петле, а ведь в осаду эти ворота не смогли пробить тараном! Наверное, такие плечи вырастают, когда много лежишь?
Не обернулся сын, не взглянул на отца. Хмуро стало на душе воеводы – дурные предчувствия терзали его сердце. Сел он у ворот и задумался. Сын – как не родной, предчувствия – страшны, одно было хорошо – турки, как будто перестали замечать крепость, а то ведь раньше и недели не проходило без того, чтобы стража не поймала бы турецкого лазутчика или дозор не обстреляли с другого берега турки.
По-всему выходило, что надо спешно уводить народ и воинов: благо путь изведан, заставы турецкие обнаружены и нанесены на карты, провиант и оружие давно собраны.
Как задумал – так и решил. Объявил всем сбор и тайный поход на начало лета, стал маленькими группами отправлять вперед женщин и детей, чтобы меньше шансов у турок было подстеречь и уничтожить большой отряд.

Сын его пребывал в непосильной работе, несмотря на силу данную Сатаной, его тело терзала усталость, как его сердце терзали сомнения. Он размышлял о том: хорошо ли поступил он, заключив в договор с Князем Тьмы. Спросить совета у отца – он не решался: гневен и скор на поступки был отец его, мать умерла давно, оставив его в бесприютном сиротстве. Набравшись храбрости, решил пойти к священнику, чтобы рассказать ему о странной встрече и страшном заказчике. Пришел к хижине, постоял у порога, но постучать и войти так и не решился, ушел, убоявшись покаянных речей и сурового порицания. Так и продолжал свою непосильную работу: ходил утром, а приходил вечером. Одежда его была пыльна и изорвана, а руки в каменных мозолях, какие не могут появиться даже от военного сброя, а лишь от тяжкого труда: мастерового ли, крестьянского. Незаметно он увлекся – он видел результат, прекрасный мост уже встал над Ардом. Огромный, величественный, великолепный…С тремя арочными пролетами, под которыми легко проплыла бы большая барка, а по мосту проедет цыганская кибитка, вмещающая в себя половину табора. Оставалось совсем немного: отделать там да сям, поставить каменные поручни, зашлифовать камень.
Наступила ночь, отдыхая, он сидел на середине моста и бросал камешки в луну, отражающуюся в стремительной воде, смотрел на турецкую крепость, где спала его любимая. Огромная луна заползла еще выше: достигла верхушки горы, зацепилась за верхушки сосен, и там, повисла. Из-за скал тихо выплыла маленькая лодочка, в ней стояла человеческая фигура. Юноша вскочил на ноги - до срока оставалось еще некоторое время, и, он не ждал гостя.
Лодка понемногу приближалась, фигура в ней была непохожа на прошлогоднего незнакомца: невысокая, широкая в поясе, в странной остроконечной шапке на голове.
- Стой! – крикнул юноша. Лодка, рыскнув носом, уперлась в берег. Толстяк, подобрав полы одежды резво скакнул на камень.
- Кто такой? Что нужно? – рявкнул воин.
- Не узнал? Неудивительно, неудивительно… – пропел толстяк, - В таком-то наряде… Это я, твой друг и заказчик.
В новом облике гость выглядел неприятно: кривой длинный нос, свороченная на сторону физиономия, богатая одежда. Живые, цепкие глаза и противная усмешка.
- Да, вот теперь я такой. Не нравлюсь? Но, я богат, хе-хе, я очень богат! Пожалуй, самый богатый торговец по эту сторону Карпат! Всегда приятно примерить на себя человеческую жизнь, суетные желания, мой друг.
- Я почти выполнил договор и не ждал тебя раньше следующей недели, ближе к Русальему дню.
- Не стал дожидаться, извини. Решил проверить, как тут дела… Вижу-вижу, ты успешен. К сроку точно поспел бы, – Дьявол довольно потер руки, - Но, планы меняются, меняются, хе-хе. Видишь ли, купцом я пожил, а теперь мне интересно примерить на себя твою жизнь... Пожить пылко, страстно, хе-хе. Извини, конечно.
Юноша вскричал, схватился за рукоять сабли, выхватил ее и полоснул по голове нечистого. Тот ловко увернулся.
- Постой-постой, что ж ты так сразу то? – смеясь, кричал толстяк уворачиваясь от пляшущей сабли, - Негоже так сразу рубить, честного торговца! Ну, хорошо, не совсем честного!
Дьявол ловко прыгал, юноша с клинком наголо метался за ним, пытаясь кончиком клинка зацепить неуловимого врага.
- Пфуу…Хватит, хватит…- торговец поймал двумя пальцами острую сталь метнувшуюся к его лицу, - Горячий мальчик! Успокойся, это так, шутка. Твоя жизнь мне не интересна. Суета, сует и всяческая суета, томление души…бррр…
Юноша изо всех сил дергал рукоять, пытаясь высвободить клинок, но тщетно, тот оставался в тонких пальцах врага. Подержав клинок несколько мгновений, нечистый разжал пальцы.
- Потешил меня – улыбнулся Дьявол, - А теперь объяснимся, изволь присесть.

Сатана присел на плоский камень, молодой воин опустился подле него. Помолчав немного, черт молвил:
- Дело близится к концу, уточнив прогнозы относительно твоего возможного потомства, я выяснил, что в первоначальные расчеты вкралась ошибка. Серьезная. Для меня от него не будет проку: дочка, не стоит и упоминания, два сына – зодчий да монах-праведник. Какая с них мне корысть? В общем, так…Уговор наш теряет силу и расторгается мною в одностороннем порядке, а поскольку в письменной форме договор не составлялся, то я оплачиваю твои услуги по своему усмотрению, компенсируя тебе затраченное время – передаю тебе красавицу. Возражения не принимаются, знал, с кем договариваешься - перед заключением договора надо было посоветоваться со знающими людьми или хоть с адвокатом. Хочешь, посоветую качественного юриста? Советую себе во вред! Если он включится в работу – неизвестно кто выиграет! Ага…молчишь… Не хочешь? Ладно, невидимость аннулируется, мост не пригодится.

Юноша сидел, открыв рот, пораженный словами Сатаны, который встал и потянулся, - Рассвет уж скоро. Что ж, прощай, воин, желаю тебе безопасных путей. С этими словами Сатана подошел к краю моста и заглянул вниз, - А мост, конечно, красив! Но говорят, то строение долго стоит, что стоит на крови… Может, добавим немного крови?
С этим словами он сделал шаг вперед и полетел вниз. Юноша подбежал к краю моста и заглянул вниз. Ни плеска, ни шума. Только река текла, бурля между опорами моста, и в свете заходящей Луны он увидел небывало огромную горную форель, которая прыжками поднималась вверх по реке!


Теги:





0


Комментарии

#0 10:44  08-10-2009Arturo    
Эва, а первые части были в "Было дело"...видно где-то я обосрался...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....