Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Прокляты и забыты (1 и 2)

Прокляты и забыты (1 и 2)

Автор: Мистер Блэк
   [ принято к публикации 06:01  13-10-2009 | Спиди-гонщик | Просмотров: 312]
Часть 1.

« Ресторан « Флагман» был уютным местечком. Располагался он на набережной. По сути, это был списанный двухпалубный теплоход, переделанный в развлекательный комплекс. Обслуга, как и кухня, здесь были на приличном уровне, поэтому я, не задумываясь, назначил встречу со своим одноклассником Валерой Матвеевым именно в этом месте. Нельзя сказать, что я был завсегдатаем этого заведения, просто здесь было очень спокойно, а спокойная обстановка, это то, что сейчас было так необходимо.
Дело в том, что я немного волновался. Встрече предшествовал странный звонок Валеры, который прозвучал вчера, поздно вечером. Странным он был по двум причинам.
Последний раз мы общались с ним три года назад, на юбилейной встрече выпускников, причём общение это можно было смело назвать поверхностным. Еще в школе мы недолюбливали друг друга. А по прошествии 20 лет, и вообще практически забыли о, некогда пусть и не приятельских, взаимоотношениях. Хотя не преминули, тогда, обменяться телефонами, но скорее так, из вежливости.
Но не это, конечно, смутило меня. Еще с детства Матвей (так мы его звали в школе) был на редкость спокойным и уравновешенным человеком, и я был удивлён, когда на другой стороне телефонной линии услышал его сбивчивую и невнятную речь. Он был пьян, и я поначалу хотел повесить трубку, но что-то остановило меня. Из всего сумбура, который я услышал, было ясно только, что произошло что-то очень серьёзное, и ему нужна моя помощь. Это несколько выбило меня из колеи. Я не мог понять, почему он обратился именно ко мне, и почему он сейчас здесь. Насколько я был осведомлён, он последние годы работал в геологоразведке, где-то за Уралом, а точнее летал на вертолёте обеспечения, и был очень редким гостем в родном городе. Родители его давно умерли, и собственно, ничего не тянуло его в эти края.

Как бы то ни было, я, конечно, не мог отказать ему во встрече, и с минуту на минуту ждал его появления, расположившись в гордом одиночестве
на корме «Флагмана» представляющей собой открытую часть ресторана.
День был будним, и посетителей было мало. Основная масса, по-видимому,
сосредоточилась на верхней палубе. Казино и бильярд находились именно там.
Конец августа выдался отменным. Ясный не жаркий день, в купе с лёгким освежающим ветерком создавали вполне комфортную атмосферу для беседы. Я засмотрелся на двух чаек, дерущихся на поверхности воды за кусок хлеба, брошенный кем-то с верхней палубы, и не заметил, как к моему столику подошёл человек.
Если бы я не знал, с кем буду встречаться, то ни за что не узнал бы Валеру.
За время с последней нашей встречи он сильно изменился. Это был уже не пышущий здоровьем симпатичный брюнет средних лет. Передо мной стоял очень худой, измождённый мужчина. На вид лет 50-ти. И только глаза на осунувшемся до неузнаваемости лице, выдавали в нём Матвея. Немного ошарашенный я собрался привстать, чтобы поздороваться с ним, но он положил мне руку на плечо.
- Да ладно не вставай, Чёрный. Прости меня за поздний звонок, я был не в себе. – Валера сел и откинулся на спинку стула.- Может, выпить закажем? Последние несколько дней у меня выдались очень насыщенными на события.
- Что с тобой произошло Матвей? Ты на себя не похож. - отойдя от оцепенения я сам того не желая обратился к нему по школьной кличке.
Тяжёлый взгляд Валеры стал ответом на некорректно поставленный вопрос.
- Что Чёрный сразу не признал старину Матвея? – несмотря на кажущуюся непринужденность в разговоре Матвей заметно нервничал.- Я гляжу, ты забурел здесь. Холеный такой, важный. Может тебе впадлу со мной общаться, ты скажи, Чёрный. Мы друзьями то никогда не были.
Он нагнулся над столом, и в упор посмотрел мне в глаза.
- Ситуация у меня приключилась. Нехорошая. Если сможешь помочь, – помоги. Хотя я сам не знаю, чем ты мне можешь помочь. Не считай меня сумасшедшим, когда я тебе расскажу, что случилось. Поверь, ты последний, к кому я обратился. Больше не к кому.
После этих слов Матвей опять откинулся на спинку стула, немного подумал, повернулся к стоящему неподалёку официанту и жестом пригласил его. Когда официант, улыбчивый белобрысый парень, приблизился к нашему столику, чтобы принять заказ, Матвей скомандовал:
- Значит так, любезнейший, нам конька бутылку, армянского, и фруктов. Да, и знаешь что, принеси стаканы. Гранёные. Я, знаешь ли, отвык пить из напёрстков.
Матвей кивнул на сервированный бокалами и рюмками стол.
- Это всё? Больше ничего заказывать не будете?- закрывая блокнот, парень вопрошающе посмотрел на Матвея, после чего улыбка мигом исчезла с его физиономии. Сложилось такое впечатление, что он поперхнулся. – Хорошо. Сейчас всё будет, - выдавил он и поспешно удалился.

Матвей огляделся вокруг, как будто боялся, что кто-то услышит его и тихо произнёс.
- Чёрный, ты знаешь, что такое ад? Настоящий. Вот ты думаешь, мы сейчас вдвоём сидим здесь с тобой? Нет, Чёрный, я чувствую. Она здесь.
- Говори по делу, - отрезал я, поняв, что разговор превращается в показательные выступления и надо или переводить его в разумное русло, или заканчивать. Кроме всего прочего от Матвея несло перегаром, и слушать его бредни про круги ада, проклятия и всякие видения, мне хотелось меньше всего. Было ясно, что он попал в какую-то передрягу, и
меня интересовало только одно. Что ему от меня надо? Хотя надо признать, первое, что пришло мне в голову, то, что он слетел с катушек.
В этот момент официант принёс наш заказ. Аккуратно поставив на стол фрукты и коньяк, он снял с подноса два гранёных стакана, и собирался было их наполнить, как Матвей похлопал его по спине.
- Слышь, дружище, благодарю, мы тут сами разберёмся. Давай, иди уж.
Паренек, чуть ранее заметил неадекватность Матвея и молча, ретировался, оставив меня в его не совсем уютном обществе.
Дабы воспринимать информацию и самого докладчика без лишних нервных потрясений, я наполнил свой стакан доверху, и не обращая внимания на Матвея, выпил его залпом. Отдышавшись, я как можно строже
посмотрел на него.
- Ну, рассказывай, мытарь, что у тебя приключилось.

Матвей ещё раз оглянулся по сторонам.
- Андрюх, ты пойми, всё это серьёзно. – Глаза его забегали. – Просто у тебя, когда ты всё узнаешь, могут случиться неприятности. Знаешь, я вчера повеситься хотел.
Матвей налил себе коньяка, и быстро выпив его, продолжил.
- Она приходит и как будто вселяется в мозг. Понимаешь?
- Не понимаю. Кто она? Матвей, когда вижу людей в таком состоянии, меня невольно посещает мысль, что разум каким-то образом покидает их голову. Ты себя слышишь?
- Ладно, - Матвей достал сигареты, и закурил. – Что-то я и вправду сумбурно всё тебе рассказываю. Прости, нервы. Давай по порядку тогда. Только сразу предупреждаю, если ты сейчас встанешь и уйдёшь, я не обижусь.
Думаю тебе так и надо сделать. Это не шутки.
Он достал свой мобильник и, повозившись в нем, показал фото, где он был увековечен в компании двух молодых людей в лётной форме.- Эти ребята мои коллеги, сейчас от них только и осталось, что это фото - прокомментировал он этот снимок.
Я внимательно посмотрел на экран. Меня опять словно передёрнуло. На экране Матвей был как три года назад, на том вечере. Спортивного вида, красивый брюнет. Потом я взглянул на Матвея, теперешнего, сидящего со мной за одним столом. « Что же он пережил, чтобы так сдать? Может, он болен?»
Коньяк начал делать своё дело. Несмотря на то что, дело действительно принимало непонятный оборот, я вместо того чтобы встать и уйти, решил выслушать Матвея. Потом я об этом очень пожалел….

********

Заведующий 9-м отделением областной психиатрической больницы Сергей Викторович Селиванов слегка вздрогнул, когда в его кабинет постучали, и закрыл тетрадь, которую до этого внимательно изучал.
- Войдите. – тихо произнёс он, и исподлобья посмотрел на открывающуюся дверь.
- Сергей Викторович, можно? – в дверях стоял молодой высокий мужчина в халате.
- Заходи Миш. Что-нибудь важное?
- Да нет, просто хотел поговорить насчёт отпуска. Мы обговаривали с вами.
Я уже путёвки взял.- Миша топтался на входе как конь,
- Ну, если обговаривали... – Селиванов правой рукой погладил свою аккуратно подстриженную «эспаньолку», и задумчиво посмотрел в окно.
Миша сразу заметил некоторую озабоченность шефа. « Не вовремя я, наверное. Надо валить. А то передумает ещё». Он, было, хотел попрощаться и быстренько покинуть кабинет, как Селиванов окликнул его.
- Миш, Чернов это ведь твой пациент?
- Да, Сергей Викторович. А что?- Миша насторожился, ожидая какого-нибудь подвоха от шефа. « Мол, ну и куда ты собрался, родной? На кого ты Мишенька, оставишь этого буйного придурка? На меня? Негоже, согласись А посему, касатик, не надо никуда тебе ехать до стабильного улучшения состояния больного. Сдавай-ка ты путёвочки свои, и, засучив рукава, принимайся за дело. Сейчас так и скажет, зверюга. Это в его духе. Похоже, абценс моему отпуску»
- Я имею непреодолимое желание с ним пообщаться. Завтра к примеру.
Очень любопытный случай.- Селиванов говорил вполне серьёзно, это ещё больше насторожило Михаила.
- А что любопытного, Сергей Викторович, - с налётом безразличия ответил он, - в нашем учреждении таких любопытных случаев сами знаете. Да и общаться с ним не совсем безопасно. Мы его в наблюдательную палату определили. Случай больше не любопытный, а трудный. - Миша улыбнулся, но по- видимому, в данном контексте это выглядело глупо.
Селиванов нахмурился.
- Завтра с утра,- сухо сказал он. – После процедур.
- Хорошо, Сергей Викторович. Я пойду?- подхватив серьёзный настрой шефа, Миша вытянулся в струну, как солдат на параде.
- Да, конечно. Конечно... – Селиванов, продолжая гладить свою бородку, уже забыл о Михаиле, тихо ретировавшемуся из кабинета, открыл тетрадь, и полностью сконцентрировался на дальнейшем её чтении.
Во время чтения он периодически погружался в тяжёлые раздумья, вставал, подходил к окну, и подолгу смотрел на пунцовое небо, которое вот- вот должно было взорваться, и залить своими слезами город.

Четверть часа спустя, он, закончив изучение тетради. Закрыл её. « Дневник. Чернов Андрей Фёдорович» аккуратно было выведено на обложке.

За окнами яркой вспышкой, на мгновение, ослепив его, ударила молния. Вскоре все стёкла в кабинете затряслись. Такого раската грома он давно не слышал.

***********

- Два месяца назад, Чёрный, я закинул на берег реки Кузеевой, это в Западной Сибири группу геологов. В их задачу, как я понял, входило исследование каких - то открытых пород, с целью обнаружения то ли олова, то ли меди. Во всяком случае, так они говорили. В дальнейшем там планировалось устроить стационар под эгидой Академии Наук. Собственно меня это как то мало интересовало, поскольку в мои задачи входит доставка людей и грузов на труднодоступные места, и забивать голову планами на будущее этой миссии я не очень то и старался. Хотя люди эти показались мне немного странными. Я летал с различными экспедициями больше 10 лет. Знаю, народец этот.
Матвей взял пачку сигарет и протянул мне.
- Не курю. Вот уже 2 года. И чем же они странные были? – не без интереса спросил я.
- Ну, как хочешь.- Матвей закурил. – Видишь ли, Чёрный, геологи они ведь традиционно синячить начинают в вертолёте уже. Правило трёх дней, у них называется. Вообщем, первые три дня с момента захода на борт вертолёта, по традиции они не работают. Пьют. Что там скрывать. Да и мы, думаешь, трезвыми летаем? В кабине бадья со спиртом как постоянный атрибут.
Матвей, увидев моё изумленное лицо, улыбнулся. Первый раз за время нашей встречи. Видно было, что он захмелел, и расслабился.
- Их было шесть человек, серьёзные какие-то, и не разговорчивые оказались. И самое главное, выпить отказались. Но не суть. Вообщем, доставили мы их по месту. Сгрузили и домой.
- Ну и что дальше?
- Через месяц, два парня, которых ты лицезрел на моей мобиле, полетели сбрасывать груз для этих ребят.
Полетели и не прилетели.
Связи с вертолётом и экспедицией не было. На базе тревогу забили не сразу. Ну, мол, ребята могли, и расслабится, или по просьбе членов экспедиции за пивком слетать чуть ли не в Красноярск . Бывали такие случаи, что греха таить. Подождали сутки. А на следующий день, я, в компании пяти МЧСников и двух каких-то гражданских полетел на поиски ребят…

Часть 2.
Зайдя домой, Селиванов снял промокший плащ, бросил его на пол, и поплёлся в ванну.
- Зиночка, будь добра, свари кофе, пожалуйста. Покрепче, – буркнул он в сторону зала, где по обыкновению должна была сидеть его жена, и смотреть свой любимый сериал. Ответа не последовало. Телевизор не работал.
- Странно.- Сергей Викторович, удивился. Зиночка не ответила. Её нет дома? Спит? – Зи-иииин!! Уснула, что ли?

Селиванов настороженно вслушался в тишину, пытаясь уловить признаки жизни. Отгоняя дурные мысли, он быстро зашёл в зал и замер...

Зиночки не было. В кресле сидел незнакомый мужчина. Его вид сразу отбросил мысли о банальном грабеже. Элегантно одетый, черные, зализанные назад волосы, и убивающее спокойный взгляд, как будто это он, Селиванов находился не у себя в квартире. У доктора перехватило дыхание от неожиданности. Через пару секунд он взял себя в руки и, было, хотел выяснить, что происходит, но незнакомец опередил.
-Не беспокойтесь Сергей Викторович, вас теперь ведь так величают? С вашей женой всё в порядке, – незнакомец сделал небольшую паузу, которую заполнил изучающим взглядом.- Пока всё в порядке. И если вы будете вести себя благоразумно, уважаемый Сергей Викторович, думаю, мы с вами расстанемся ну если не друзьями, то просто случайными собеседниками. Бывает, знаете ли, встречаются случайно люди, поговорят да расходятся.
- Где она?- Селиванов старался выглядеть спокойным, но голос предательски сорвался.
- Зинаида Григорьевна устала, и прилегла отдохнуть. Мы с ней мило поговорили. Вообще должен вам сказать, замечательная у вас жена, Сергей Викторович…
- Хватит паясничать! Кто вы, и что вам нужно от меня?- доктор перешёл на высокие тона.
- Похвально. Очень похвально, что вы создаёте впечатление человека дела, – незнакомец встал, подошёл к старинному комоду, и начал внимательно рассматривать стоявшую на нём фарфоровую вазу.
Селиванов изумился наглости и спокойствию этого человека. Он признался себе в том, что незнакомец говорит и ведёт себя со знанием дела, и лучше разойтись с ним с миром, и сделать всё, что он хочет.
- Изящная вещь, - мужчина повернулся к доктору, - династия Цин. Очень качественная копия.
- Вы я смотрю, ко всему прочему и эксперт. – Селиванов не скрывал удивления.
- Эксперт. Но не в этом.
- Что вам нужно? Ваза, деньги? Что? Извольте уже перейти к делу. На мелкого мошенника вы как то не похожи. Просто я не возьму в толк, зачем вы сюда пришли. С вашего позволения я взгляну, наконец, на свою супругу? С этими словами Селиванов открыл дверь в смежную с залом спальню и зашёл туда.
Зинаида Георгиевна мирно спала. Чем он её напичкал? –мелькнуло в голове у Селиванова.
- Сергей Викторович, мне нужна информация, – услышал он за спиной голос незнакомца. – О вашей работе с профессором Костенко. Красноярск 1984 год. Надеюсь, понимаете, о чём я говорю. Должен предупредить сразу, что разговор должен быть откровенным, иначе…
- Я всё понял… - Селиванов вернулся в зал, и опустил своё грузное тело на диван. - Теперь понял. Я думал эта история закончилась тогда.. До сегодняшнего дня думал. – складывалось такое впечатление, что доктору стало наплевать на происходящее. – Но сегодня я прочитал дневник одного пациента нашего отделения. Похоже, она вернулась. Её разбудили. Вы понимаете, о чём я?
- Я здесь чтобы понять. Вы я думаю единственный человек, который сможет пролить свет на те события. Для вас не секрет, что вся группа Костенко, за исключением вас, различными способами покинула этот мир. Вы же понимаете, что мой визит не носит частный характер. Организация, которую я представляю, заинтересована в том, чтобы докопаться до истины. Что же произошло тогда, Сергей Викторович?
- Хорошо. Я расскажу. Только знайте, лучше вам и вашей организации, какая бы могучая она ни была не ввязываться в расследование этого дела.
Я жив лишь потому, что просто сбежал тогда. Как вы убедились далеко убежал.
- Я весь во внимании, Сергей Викторович. У меня и у вас, если вы поняли, мало времени,- незнакомец сначала посмотрел в сторону спальни, а затем на Селиванова.
- Да. Я всё понял..

*********************

- Прилетели мы туда, Чёрный, в полдень. Что удивительно, стоял такой густой туман, что и посадка стала делом рискованным. Марево накрывало даже верхушки елей. Давно я не видел такого. Я даже хотел лететь обратно на базу, но один из гражданских, лысый, зайдя в кабину, недвусмысленно дал мне понять, что этого делать не стоит. При этом он держал у моей головы ствол. Как тебе? Я сразу смекнул, что вся эта канитель никакого отношения к геологии не имеет. Что-то было не так. Вот думаю, попал.
- А МЧСовцы что? Они как себя вели?- поинтересовался я.
- Да они заодно все были. Форма только МЧСовская.- Матвей разлил по стаканам остатки коньяка.- Короче посадил я с горем пополам аппарат. Давай, дюзнем, Андрюх,- он протянул мне выпивку.
Я был заинтригован его рассказом, и залихватски опрокинув, стакан произнёс:
- Ну и?
Матвей, как будто не услышав мой вопрос, выпил, закусил грушей. Потом посмотрел в мои горящие глаза и продолжил.
- Лысый, который волыной мне в лицо тыкал, велел идти с ними. Видимо эти ребята побоялись, что я свинчу, после таких фортелей. По правде говоря, я бы так и сделал. Что- то мне подсказывало, что здесь таится смертельная опасность. Сомнения в серьёзности ситуации рассеялись, когда МЧСники достали из сумок автоматы, кучу рожков к ним, гранаты. За несколько минут они превратились в вооружённую до зубов группировку. Общались они больше жестами. Гражданские руководили этой операцией. Пропавший вертолёт мы нашли быстро. Где-то в километре от места нашей посадки. Пилотов с грузом на нём не обнаружили. Для себя я отметил, что повреждений на аппарате не было. Значит ребята сели без проблем. Продвигаясь в глубь леса, через минут десять мы обнаружили очертания лагеря, разбитого пропавшей группой. Лагерь был расположен у подножия небольшой горы, на свободной от обильной растительности площадке. Складывалось такое впечатление, что когда то давно здесь производились какие-то работы. Во всяком случае заросшие мхом полусгнилые шпалы и ржавые рельсы, нет-нет а торчащие из- под земли, говорили об этом. Сквозь, уже немного рассеявшийся к этому времени туман, было видно, что движения в лагере нет, попросту говоря, жизнь отсутствовала. Я не говорю о птицах, зверях, самое страшное, что я не наблюдал даже мошки и комаров, бича этой местности. Как будто мы попали в параллельный мир. Мёртвый и чужой. К лагерю по указанию лысого направились двое. Вскоре они вернулись. Сказать, что на них не было лица, ничего не сказать. Они отозвали в сторону гражданских, и что-то живо начали рассказывать.
Пока шла эта беседа, я довольно серьёзно подумал о бегстве…
-Извините. Будете ещё что-нибудь заказывать? – наш разговор неожиданно прервал официант. Видимо, он заметил, что спиртное у нас закончилось, а разговор и не думает кончаться, решил проявить инициативу, по неопытности надеясь получить одобрение и неплохие чаевые.
Матвей хотел было сказать ему что-то нехорошее, но я взял его за руку, и обратился к парню:
- Да, ещё коньяка принеси, дружище. И вот что. В следующий раз мы тебя сами позовём. Договорились? Наверное, ты здесь недавно работаешь.
Я достал из портмоне пятихатку и засунул в нагрудный карман его рубашки.
- Извините,- виновато произнёс он.- и, спасибо. Большое.
Через минуту парень принёс нам очередной «снаряд», и быстро удалился.

Матвей пить отказался. Он курил. Одну за другой. Я же напротив, внедрил стакан, и вскоре заметил одну вещь. Странную вещь. Мои тело и разум стали как то необычно расслаблены. Перегородки, разъединяющие нас с человеком, сидящим напротив, рухнули, и я как бы стал частью его рассказа, явственно ощущая, что с ним происходило. Это было, как смотреть стереофильм. Никогда до этого, я такого чувства не испытывал. Я подумал, что дело в алкоголе, и не надо было, наверное, так усердствовать, но тут произошло то, что ввело меня в состояние исступления. Сначала появились мелкие вспышки, меняющие картинку перед моими глазами. Матвей на миг исчезал, и появлялась какая – то молодая женщина с тёмными распущенными волосами. Потом лес, группа людей, туман. Снова Матвей.
- Что с тобой, Чёрный? – Матвей мелькал у меня перед глазами. Я уже не видел отчётливо его силуэт. Затем он и вовсе
начал размываться, и таять. Я обернулся по сторонам. Ресторан превратился в разноцветную массу, как будто неведомый художник вылил на полотно краски, превратив картину в пёстрый фон. Сердце заколотилось с неимоверной частотой, и было уже готово вырваться из груди. И вдруг весь этот фон закрутился вокруг меня. Сначала медленно. Но постепенно скорость увеличивалась, и я оказался в центре огромной воронки.
Ассоциативно вспомнилось то состояние, когда в молодости перепивши водки, я закрывал глаза, пытаясь заснуть, и не мог. Меня крутило как в эпицентре смерча. Вот и сейчас было что-то подобное, но я сидел, а вокруг меня всё вращалось, как в центрифуге. Затем последовал мощный хлопок…

*****************

- После окончания мединститута, я четыре года работал в Иркутске, в местной психбольнице. Работа мне, как вы понимаете, особого удовольствия не доставляла. Но других вариантов на тот момент не было. К этому времени, я защитил кандидатскую, и опубликовал пару статей по проблеме достижении длительной ремиссия в необратимом течении параноидальной шизофрении. Всё шло неспешно, до одного звонка. Осенью 1983 года мне позвонил профессор Костенко. Я был очень удивлен. Без лишних вступлений, он предложил мне работу. По его словам перспективную. Со времён учёбы в институте я о нём ничего не слышал. Когда я учился на 4-ом курсе, он внезапно уволился и уехал из Иркутска со всей семьей. Поговаривали, что Костенко обосновался в Красноярске. О роде его деятельности я особо и не задумывался. Ну, уехал, и уехал человек.
- Он был вашим преподавателем, Сергей Викторович?
- Да. Он был заведующим кафедрой. Мы его очень ува…
- И вы сразу согласились?- перебил незнакомец.
- Да. Практически сразу. Я не спал всю ночь, а утром перезвонил ему. Семьёй к этому времени я не обзавёлся. Жизнь была скучна. Что терять?
- Вы переехали под Красноярск. В Красноярск-12, если точнее. На карте вы этот город не найдёте, разумеется.
- Я в курсе Сергей Викторович, - незнакомец мило улыбнулся, - продолжайте.
- Когда я попал на место, вернее, когда меня доставили туда из аэропорта встречавших меня на чёрной «Волге» два молчаливых джентльмена, то понял, что работа моя будет не только перспективной, но и не совсем ангажированной. Костенко быстро ввёл меня в курс дела. Это оказался научный отдел одной из лабораторий КГБ. Оказывается, мою кандидатуру полгода проверяли, прежде чем Костенко дали добро. Бесспорно, мне повезло. Обеспечение и возможности казались для меня беспредельными. Ну и самое главное работа. Действительно она была интересной. Думаю для вас не секрет, чем мы там занимались?
- Не секрет. Психоделические опыты.
- И они в том числе. Мы работали с людьми, представляющими определённый интерес для организации. За год работы я полностью влился в коллектив. Всё было просто замечательно.
- А какие были ваши функции в группе? Чем вы конкретно занимались?
- Выражаясь простым языком, я выводил людей из транса. Ну, вы должны понимать, что человека, которого отправляли в путешествие в самого себя нужно возвратить в целости и сохранности. И желательно, чтобы о сеансе он ничего не помнил. Желательно это, конечно, обязательно.
- А гипноз? Ведь в вашей лаборатории наверняка были и такие специалисты?
- Наши пациенты в основной своей массе сами обладали уникальными способностями. Это тот случай, когда клин клином не вышибают.
Селиванов закрыл глаза и пальцами помассировал виски. Мимика лица при этом была сродни той, что возникала при дикой боли. Было видно, что ни воспоминания, ни разговор с этим человеком приятных ощущений ему не приносили. Ещё более загадочной оставалась его судьба в дальнейшем.
- Вы нас убьёте?- спросил он у незнакомца.
- Чего ради? – тот как будто знал о чём спросит Селиванов, не раздумывая, парировал.- Это бессмысленно. Вы нам не опасны.
- Почему тогда вы не пришли ко мне на работу? А вломились сюда? Моя жена лежит без сознания. Она больна.
- Сергей Викторович, чем быстрей я выясню что тогда произошло, и куда вы испарились, по - другому это не назовешь, тем быстрей я покину ваш гостеприимный дом.
- Ладно. И в правду. Давайте к делу.

(продолжение следует)


Теги:





0


Комментарии

#0 10:27  13-10-2009белорусский жидофашист    
в принципе неплохо, молодец, но, думаю, ты можешь лучше
#1 11:34  13-10-2009viper polar red    
Сериалы заебись писать, сам грешен. ыыы

Но читать хочется всё сразу. И как быть, не знаю. Вываливать всё, будут недовольные ублюдки писать, што афтор с дуба рухнул. засылаешь частями, тоже пиздят, хуле ты заебал кусочничать.

Может рубрику отдельную завести. Например "Дахуя букв"

#2 11:35  13-10-2009viper polar red    
Кстати, начало неплохое.
#3 11:52  13-10-2009Мистер Блэк    
белорусский жидофашист хуйли бум стараться.


viper polar red, согласен. Ситуация тупиковая. Вываливать портянку, это хуёв не оберёшься. гг.

#4 17:46  13-10-2009Опа    
давайте к делу уже, ага..

пс. ненавижу состояние наркоза.

#5 18:27  13-10-2009Это я, Эдичка    
Вот думаю - хоррор будет или приключения? Давай дальше, че там есть. Читается легко.
#6 17:20  15-10-2009марычевъ    
конъЯк закусывать нада....чиста штобы сразу не отъехать...а када етотъ мудило-Мперестал пить и тока курил, сразу его и заподозрил-хуле-классика кровавой гебни-подсыпать какой-нить хуйни....но по симптомамъ прихода-етъ точно не клофелинъ...псилоцыбинъ можь ? с мухоморовъ...
#7 18:34  15-10-2009Мистер Блэк    
дурак ты бля марычевъ

хульте ещё скозать. прочитаешь продолжение- поймешь пачему.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:16  06-12-2016
: [0] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....