Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - ПЯТЫЙ БЛОК (1 часть)

ПЯТЫЙ БЛОК (1 часть)

Автор: Пиздоглазый спермоглот, сын пиздоглазой шалавы
   [ принято к публикации 16:21  20-10-2009 | Нимчек | Просмотров: 350]
- Нет, терпеть не могу горячий кофе! А крепкий, тем более! – возмущался Батырша, сидя на переднем сидении «газели». – И потом, кофе портит зубы, вредит желудку, да и кучу других неудобств создает!
- А я люблю кофе, - улыбнулся Хамиль, ловко орудуя расческой на своей голове. – А особенно бразильский!
- Что?! – Батырша резко повернул голову назад и недоверчиво посмотрел на того. – Ты сказал, бразильский кофе? О, боже! Да ты же употребляешь настоящий суррогат. Все, что ты пьешь – это говно!
- Ха-ха-ха!!! – все захохотали в салоне.
- Ничего подобного, - обиделся Хамиль. – У меня самый изысканный кофе в мире. Там так и написано – Made in Brazil. Во как!
- Изысканный кофе? В пакетиках?
- Ага, в красивых пакетиках, - кивнул тот.
- Ладно, отваливай, братишка, - Батырша махнул на него рукой.
- Ну, что вы смеетесь, дураки? – раздраженно воскликнул тот. – Говорят вам, лучший кофе, который я когда-либо пил.
- Хватит гнать! – возразил его оппонент. – Между прочим, у меня вот кепка тоже фирменная. Дольча Габана или как там ее… Да, точно, Дольче Габана, - глаза Батырши засверкали. – Но я уверен, что эту кепку сделали не в Италии и не где-то там в Англии, а в какой-нибудь провинции Гуанг Донг или в Алании. Понимаешь?
- И все равно мой кофе изысканный, - обиженно пробурчал Хамиль, открыв окно на заднем сиденье. Высунул голову и громко закричал:
- Yahooooo!!!
- Ты еще завой, как волчара, - осклабился Батырша.
Все переглянулись и слегка заулыбались. Лысый водитель врубил на всю громкость песенку на испанском языке и машина начала под латиноамериканский ритм набирать еще большую скорость. За окном мелькали редкие деревья и одиноко высившиеся заборы, которые были частично засыпаны песком. Изредка можно было заметить старых верблюдов, медленно бредущих мимо колючек и кустарников.
Вскоре машина свернула с трассы, впереди была кривая пыльная дорога, на которой вообще не было ни одной машины. На горизонте плавился воздух, а раскаленное солнце палило изо всех сил, выжигая вокруг себя все живое.
- Ужас, – устало прогундосил Заур, пряча лицо от солнца. – Это же настоящее пекло. Мы все сдохнем здесь от жары. И кондера у тебя нет, - укоризненно обратился он к водителю. – Ты решил прикончить нас здесь, признавайся, старик.
Водитель не расслышал его, все также внимательно глядел в лобовое стекло.
- Да он еще и глухой, оказывается. Батыр, умоляю, сделай потише эту музыку, - Заур вопросительно посмотрел на того. – Ага, спасибо.
- А я хочу воды, - пожаловалась Кама.
- Да будет вода! – торжественно сказал Батырша, вытаскивая из старой сумки пластмассовую бутылку.
- Спасибочки! – поцеловала она его в шею.
- А меня? – удивился Заур, подставляя ей свою щеку.
- А ты обойдешься.
- Ладно, ладно. У меня тоже вода есть, потом не проси.
Машина гнала на огромной скорости по неровной дороге, оставляя позади столбы пыли. Водитель все также молчал, угрюмо уставившись в лобовое стекло. Кама смотрела вдаль и отрешенно вертела в руках полупустую бутылку с теплой водой.
- Смотрите! – восторженно воскликнул Хамиль, тыча пальцем в окно. - Трупак!
- Что? – недоуменно спросил его Батырша.
- Остановитесь!
Водитель нажал на тормоз, завизжали колеса. Открыв дверь и вывалившись наружу, Хамиль громко закричал, обращаясь к своим путникам:
- Офигеть! Здоровый такой труп! Заодно отольем, пошли!
- Что за труп? – переспросил его недовольный Батырша. – Нам ехать еще до фига, а ты какую-то херню затеял!
- Пойдемте! Сами увидите, - жестом позвал их за собой Хамиль.
- Пройдя несколько десятков метров, они наткнулись на труп лошади, который уже успел наполовину разложиться. Несколько черных птиц, клевавших останки, взлетели вверх, заметив ребят.
- Вороны, - почесал затылок Заур.
- Нет, стервятники, - тихо промолвил Батырша.
- А я вот, возьму, да пописаю на нее, - с этими словами Хамиль расстегнул ширинку, вытащил свой член и пустил струйку на разложившееся мясо.
- Боже, - Батырша покрутил пальцем у виска. – Вонючий труп, писающий мальчик! Офигительный денек, нечего сказать!
- А почему бы и нет! – Заур последовал его примеру.
- А ну вас к черту! Развратники! – Батырша пристроился к ним, расстегивая ширинку. Три струйки полились на мертвую лошадь.
- Ах, - Хамиль с наслаждением вытер пот со лба. – Я чувствую себя самым счастливым засранцем на этой гребаной земле. Щас бы пивка!
- Да, - мечтательно протянул Заур. – А я бы не отказался от лежака рядом с бассейном с прохладной водой. И три девчонки с большими сиськами – одна азиатка, одна европейка и одна негритянка. Я на лежаке, а они приносят мне апельсиновый сок с маленьким зонтиком в хрустальном бокале. А потом делают мне тайский массаж, и…
- О, ужас! – подошедшая к ним Кама, прикрыла лицо руками. – Какая вонь! Фу! Я пошла отсюда.
Водитель стоял у машины и медленно курил сигарету. Все его руки были украшены татуировками, которые обозначали его принадлежность к какому-то бандитскому клану. Он окинул ребят суровым взглядом и, ничего не сказав, громко срыгнул.
- Мда, - вставила Кама. – Здесь очень романтично.
- Все? – спросил их водитель. – Пописали, покакали?
- Да, - коротко ответил Батырша.
- Тогда поехали.
Машина вновь набрала скорость. Бетонные ограждения, мелькавшие за стеклом, выглядели удручающе. Полуразваленные, засыпанные песком, казалось, они уже изжили свой век и томились в ожидании своего конца. Уже перестали попадаться даже одинокие верблюды, кругом пустота на десятки километров.
- Ни души, ни машины, - уставшим голосом вымолвил Хамиль. – Как в том ужастике про обезумевших в пустыне.
- Что за ужастик? – поинтересовался Батырша.
- Да, какой-то американский фильм. Названия не помню уже. Давно это было.
- Слушай, старик, - раздраженно обратился Батырша к водителю. - У тебя что, нет ни одного татарского диска? На кой черт твоя испанская херня! Выруби музыку вообще.
Водитель молча отключил магнитолу. Так, ехали больше часа в тишине. Все уже задремали, склонив головы, когда машина резко затормозила, взвизгнув резиной. От резкого торможения всех бросило вперед, Кама даже вскрикнула от испуга.
- Мать твою! Что там опять! – гневно разорался Батырша на водителя.
- Долбанные звери, - пробормотал водитель и быстро вышел из машины.
В десяти метрах от «газели» на дороге лежал окровавленный заяц, чьи задние лапки медленно вздрагивали в предсмертной судороге. Ребята столпились вокруг него, выпучив глаза. Зато Кама не захотела подходить, потому что ей всегда была неприятна кровь.
- Это же надо было быть таким тупым зверем, чтобы полезть под колеса, - прошептал Батырша, сочувствующе покачав головой. – Будем надеяться, это первый и последний заяц у нас на пути.
- А может, приготовим из него хавчик? – спросил Хамиль, нагло ухмыляясь.
- Боюсь, ты будешь единственным, кто будет это есть, - ответил Батырша, и направился в сторону машины.
- Ну, что там? – полюбопытствовала Кама, прильнув к нему. – Он мертв?
- Да, задавили зайца. Бен настоящий убийца. Слышишь, Бен, - обратился он к водителю. – Кого ты убьешь в следующий раз? Хотя бы предупреди нас, хорошо?
В ответ Бен насмешливо фыркнул, и юркнул в салон «газели» на свое место. Сжимая крепкими руками руль, он предупредил всех:
- Через пару часов стемнеет. Скоро доедем до нужного места. Там и заночуем.
- Полагаю, там есть душ? – раздался скрипучий голос с самого заднего сиденья.
- Доброе утро, господин Ламай! – хором все обратились к парню, который только что проснулся, и протирал свои заспанные глаза.
- Долго я спал?
- Охренеть как долго, дружище!
- Это все водка.
- Это все твоя баранья лень, вот что я тебе скажу.
- Да ладно вам, сказал же, выпил малость.
- Да, полтары исчезло за ночь. Все высосали, засранцы.
Когда уже начало темнеть, машина остановилась у заброшенного барака, где было запланировано переночевать. Резким пинком Ламай вышиб дверь барака, ввалившись туда словно Кинг-Конг. Вслед за ним внутрь потянулись все остальные. В помещении было темно и очень пыльно, кругом все поросло паутиной.
- Сразу говорю, я боюсь пауков и прочих тварей, - заявил Хамиль, осторожно держась за плечо Батырши. Тот посмотрел на него с удивлением и, тряхнув плечом, скинул его руку.
Бен включил фонарик и начал им светить во все стороны. Зажглись еще несколько фонариков, в помещении заиграли световые зайчики по стенам. Ребята быстро разместились в бараке – зажгли керосиновые лампы, привезенные с собой, расстелили одеяла. Пока Кама и Заур готовили ужин, а Батырша и Бен разгружали машину, Хамиль и Ламай решили полностью исследовать барак. В соседних комнатах они нашли аптечку, где был спирт. Разбавив его с водой, тут же выпили. Побродив по комнатам, они случайно нашли небольшой сундук, который был наглухо закрыт на заржавевший замок.
- Как делать нефиг сломаю! – начал спорить Хамиль.
- Чем сломаешь? Пальцем?
- Иди на хрен! У меня есть маленький гвоздодер.
Замок сундука сломали, однако там ничего ценного не было. Изъеденная молью женская одежда, очки без стеклышек да записная книжка. Однако в книжке тоже не было ничего особенного, были лишь записи о необходимости закупить продукты в городе для рабочих.
- Как они жили в этой дыре? – возмущенно произнес Хамиль, скривив свое недовольное лицо. – Я бы уже давно сдох от тоски.
- А ты думаешь, они здесь жили долго и счастливо? – ухмыльнулся Ламай, листая записную книжку. Тот ничего не нашелся ответить, многозначительно промолчал.
В это время все остальные уже расселись вокруг еды. Поджав под себя ноги, они уплетали еду, и обменивались короткими фразами. Бен рассказал им, что в этих местах он был всего один раз. Лет 30 назад приезжал со своим отцом. То был период заката этого района. Урановые рудники решили законсервировать, большую часть заключенных увезли. Остались лишь те, кому некуда было уезжать.
- Как долго нам ехать до этих урановых рудников? – задал вопрос Батырша, открывая консервную банку тушенки.
- Не ехать, а идти, - поправил его Бен. – Я дальше не поеду. Километров пятнадцать.
- И там до хрена всякой всячины?
- Что значит «до хрена»?
- Ну, ценного металлолома, который мы хотим вывезти.
- Говорят, что много, но я сам не видел, - ответил Бен, намазывая на хлеб сгущенку.
- Мне рассказывали, что там до сих пор куча всякого барахла, - загадочно улыбнулся Батырша. – Алюминия, меди, серебра…
- Серебра? - удивился Заур, вытаращив глаза. – Но ты ничего не говорил о серебре!
- Значит, забыл. Что мне теперь, все помнить что ли?
- Круто, если там есть серебро, то это будет наше счастье, - подмигнул Заур Каме, и шутливо подтолкнул ее локтем.
- Ну, есть там серебро или нет, - холодно возразил Бен. - Это большой вопрос. А вот насчет алюминия и меди, чистая правда. Власти оттуда много чего не успели забрать, все делали в спешке. После катастрофы в шахтах, эвакуировали многих жителей рабочего городка. Последними выехали заключенные колонии. Кто-то остался, говорят. Но…я не знаю, верить этим слухам или нет.
- Ты говорил, здесь никто не живет, - Батырша тут же подвинулся к Бену и положил руку ему на колено. – А почему в сортире воняет свежим дерьмом?
- В уличном? – не моргнув глазом, спросил его Бен.
- Что?
- В уличном сортире?
- А что, здесь есть еще один сортир? Или ты этот барак считаешь сортиром? Что ж, понимаю твой юмор, но мне не смешно.
- Слушай, я откуда знаю, почему говно в туалете свежее? У меня что, на лбу написано «хранитель туалета»?
- Я понимаю, но…
- Батырша, завязывай, - пригрозил ему пальцем Бен. – Это гнилое предъявление. Я знаю, что здесь никто не живет. А почему в сортире воняет свежим дерьмом, не знаю. Может, сюда приезжают потусить байкеры или браконьеры. Я же здесь не сторожу этот чертов туалет!
- ОК, извини, я не прав.
- Ребята, идите за нами, - на пороге появились оба расстроенных кладоискателя. – Мы вам сейчас такое покажем!
- Ты уже нам сегодня показал мертвую лошадиную тушу. С нас хватит.
- Да нет, тут мы странную вещицу нашли, - лицо Хамиля было серьезным. – Очень странную.
Батырша с неохотой поднялся с места и заранее предупредил обоих:
- Ну, если это опять лажа, то держитесь у меня. Всем буду делать «грудь к осмотру».
Хамиль и Ламай провели всех в самую дальнюю комнату, где было темно, словно под землей. Хамиль навел луч фонаря на потрескавшуюся стену – детская кукла была прибита толстыми гвоздями к стене. Гвозди были вбиты в ее глаза, на ногах и руках торчали шляпки гвоздей.
- И, наверное, это было бы просто дурной шуткой, - чуть слышно вымолвил Ламай, включив второй фонарик. – Если бы в этой комнате не было так много таких же кукол.
Тут кто-то зажег керосиновую лампу и перед ними предстала жуткая картина – все стены комнаты были буквально залеплены куклами. Куклы были прибиты гвоздями повсюду. Затаив дыхание, они ошеломленно лицезрели распятых кукол.


Теги:





-1


Комментарии

#0 19:55  20-10-2009дервиш махмуд    
я думал, про Блока... а тут про сатанизм.

ничего нового. разве что имена особенно ебанутые. долго думал?

#1 19:56  20-10-2009белорусский жидофашист    
Проза у автора лучше чем стихи
#2 20:19  20-10-2009дервиш махмуд    
проза всегда кажется более осмысленной, чем стихи. стихи-то писать труднее.
Имена нормальные, просто ты их никогда не слышал.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [10] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....