Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - В плену у

В плену у

Автор: latgal
   [ принято к публикации 20:21  25-10-2009 | бырь | Просмотров: 412]
Зачем в этот ясный вечер,
Потерял я тебя навсегда?
Вот и высохло мое сердце,
Как угаснувшая звезда.

Федерико Гарсиа Лорке
1.
Нейтральные воды южной Атлантики, август 2009 года.

Хосе проснулся оттого, что перестали работать машины, и судно легло в дрейф. Не было слышно шума винтов и плеска воды.
Он посмотрел на часы – была половина третьего ночи.
Выскочив из каюты, он бесшумно поднялся на палубу. Над головой было черное небо, усыпанное мириадами звезд, среди которых особенно ярким было созвездие Южного Креста.
Был абсолютный штиль, и поверхность океана казалась умиротворенной, спокойной, мерцая люминесцентными бликами планктона, исходившими из его глубины.
Хосе постоял несколько секунд, прислушиваясь.
Внизу послышались негромкие голоса и глухой удар о борт судна.
Он перегнулся через поручни и увидел, что к их траулеру пришвартовалась небольшая моторная яхта.
Бортовые огни на ней были выключены, поэтому он не мог увидеть, как она приблизилась к судну.
Это было странно, потому что до ближайшего берега было почти полторы сотни миль.
- Может, кто-то потерпел бедствие. Тогда почему на судне погашена вся иллюминация и не включена сирена?
Стараясь не выдать себя, Хосе наблюдал за происходящим внизу действием, как с яхты на их траулер перегрузили несколько десятков мешков, после чего она бесшумно растворилась в темноте южной ночи.
Сразу запустились двигатели, содрогая корпус посудины бешеной вибрацией, а за бортом зашумела вода.
Корабль встал на прежний курс и набрал скорость.
Словно и не было этой пятиминутной остановки.
Хосе Салазар спустился к своему рабочему месту, чтобы проверить показания приборов на компрессорах.
От их исправности зависела сохранность улова и заработок моряков.
Все было в норме.
Три недели плавания в Атлантике не прошли даром, холодильные камеры рыболовецкого траулера были забиты готовой продукцией: скумбрия, тунец, салака…
Команда хорошо потрудилась и с нетерпением ждала возращения домой.
Оставалось только встретить идущий в Европу сухогруз и перегрузить на него ящики с тридцатью тоннами свежей рыбы.
Старой, ржавой посудине уже давно требовался капитальный ремонт, но ее хозяин пытался выжать из этой рухляди максимальную прибыль, отправляя ее снова и снова на опасный промысел.
Только такой отважный капитан как Грабовский мог взять на себя ответственность управлять этой прогнившей посудиной и отчаянной командой.
Дважды за рейс им пришлось менять флаг страны приписки и название корабля, после того как они не расплатились в порту за топливо.
Сейчас над траулером развивался флаг страны Того, а на борту свежей краской было выведено название «Атлантик шарк».
Впервые за рейс произошло что-то необычное: ночная остановка, таинственная яхта, подозрительный груз.
Хосе не терпелось выяснить причину всех этих подозрительных событий.
Это было его главным заданием, когда он под видом механика холодильных установок завербовался на судно – выяснить пути поставки героина в Европу.
Интерпол давно искал маршруты, по которым в Европу поставлялись большие партии наркотиков, но пока все было безрезультатно. А партии колумбийского героина продолжали в огромном количестве наводнять европейские города, увеличивая число его поклонников среди молодежи.
Подозрения падали на несколько рыболовецких шхун, хозяева которых были причастны к преступному бизнесу. Но пути поставки наркотиков оставались до сих пор неизвестными. Мафия строго хранила свои секреты.
Офицеру колумбийской полиции Хосе Салазару повезло, когда он впервые пришел устраиваться на борт «Атлантик шарк».
Как раз судно должно было покинуть порт, а механика-холодильщика до сих пор не было на борту. Возможно, запил в борделе или зарезала портовая шпана.
Так или иначе, но капитану ничего не оставалось делать, как взять на борт нового человека.
-Смотри, гринго, если обманул и не сможешь починить холодильник, то придется тебя скормить акулам,- процедил сквозь усы капитан и ушел на мостик.

Хосе пригодился опыт работы в портовом складе Веракруза, где еще мальчишкой он помогал дяде Антонио ремонтировать морозильники. За это время он научился многим полезным специальностям. Это был его выбор.
Ведь, он мог так же, как и его старший брат оказаться в тюрьме или погибнуть в уличной драке между молодежными бандами. Мог стать, как и многие подростки, торговцем наркотиками или сутенером в портовом борделе.
Но на своем пути ему повезло встретиться с Альбертом – полицейским из их бедного квартала.
Ему удалось найти с подростком общий язык и поставить его на правильный путь.
Мальчишка из бедной семьи не пошел проторенной дорогой своих сверстников, а устроился работать в доке
Альберт приложил много усилий, чтобы поставить парня на верный путь и не угодить за решетку. Он посвятил ему много времени общения и смог убедить парня отказаться от дурных влечений.
Спустя год, после того как его наставника убили наркодиллеры, парень сам пришел в полицию и попросился на работу.
После нескольких лет учебы в специальной тренировочной школе он был направлен на работу в Отдел по борьбе противодействию с незаконным оборотом наркотиков.
За семь лет работы в отделе Хосе удалось зарекомендовать себя добросовестным и честным полицейским, на счету которого были десятки задержаний и раскрытий преступлений.
Два года назад он повстречал Хуаниту и сразу влюбился в нее. Их роман развивался бурно и через два месяца он предложил ей руку и сердце.
Двадцатилетняя девушка, студентка университета, с радостью приняла предложение молодого полицейского.
Так или иначе, родители Хуаниты не сразу приняли Салазара в семью.
Все-таки они хотели видеть в своем кругу юриста или банкира.
Но к счастью, рождение дочери Хосе и Хуанита встречали в своей новой квартире, подаренной родителями невесты в день их свадьбы.
Это был самый знаменательный день в жизни молодого полицейского и его возлюбленной.
Уже спустя месяц после свадьбы ему предложили должность в мексиканском отделе Интерпола.
Это было существенное повышение по службе и перспектива в карьере.
Но, несмотря на все преференции, профессия полицейского, к сожалению, оставляла совсем мало времени для общения с самыми близкими людьми.
До самого вечера Хуанита и малыш Карлос всегда с нетерпением ждали возращения Хосе.
Он очень любил их, и, возвращаясь с задания, ждал встречи с семьей.
Для Хуаниты не было большего счастья, когда ее муж и отец сына вернется домой, чтобы обнять их.
Эти моменты были самыми желанными, но спустя время Хосе ждали новые задания, которые требовали большего времени для работы.

Спустя шесть часов ему удалось запустить старые агрегаты и создать рабочую температуру в камерах.
Приборы ожили и стрелки замерли на нужных показаниях.
С первым испытанием Хосе удалось справиться успешно.
Команда шхуны преимущественно состояла из латиносов, и двух молчаливых филиппинцев.
Они держались обособленно и не поддерживали отношений ни с одним из членов команды, что сразу бросилось в глаза новобранца.
Не смотря ни на что, капитану Грабовскому и его помощнику Штольцу удавалось поддерживать на судне строжайшую дисциплину.
При виде их все разговоры сразу прекращались, и матросы усердно принимались за свою работу.
Взгляда капитана было достаточно, чтобы внушить панический страх любому матросу. По-видимому, для этого были реальные причины.
Каюту Хосе отвели отдельную, в самом конце коридора.
Дни шли за днями, он валился от усталости после вахты, но ничего подозрительного на борту замечено не было. Работа как работа.
И вот, наконец, случилось…
Он явно услышал, что в соседнем помещении консервного цеха кто-то находится.
Была слышна возня и тихие голоса на незнакомом языке.
Хосе прошел вдоль холодильных камер и остановился возле люка, откуда в камеры поступала готовая продукция.
Осторожно прильнув к щели между переборками, он в тусклом свете лампочки увидел, как филиппинцы упаковывают в тушки рыбы небольшие целлофановые пакеты с белым порошком.
Они так увлеклись работой, что даже не поднимали головы, уверенные в своей полной безопасности.
Хосе наблюдал как они, ловко упаковав пакеты, складывали рыбу в картонные паки, приклеивая к ним ярлыки. Заклеив клейкой лентой очередную упаковку, филиппинец
включив транспортер, отправил сложенную штабелями продукцию в холодильную камеру.
Хосе видел, как мимо него проплывали маркированные ящики со ставридой.
- …двадцать два, двадцать три…,- он считал проскальзывающие мимо упаковки с рыбой.
Даже удалось прочитать номера лейб.
Неожиданно один ящик упал с транспортера и филиппинец полез сквозь пластиковую штору, чтобы поставить его на место.
Хосе пригнувшись, затаился за бойлером, стараясь остаться незамеченным.
Ругаясь вполголоса по-своему, филиппинец поправил упавший ящик с рыбой и вернулся на место. Он прошел от затаившегося агента на расстоянии вытянутой руки. И только тусклый свет, и гул компрессоров не дали ему обнаружить нежелательного свидетеля.
Не трудно догадаться, какая участь ждала его, если бы он был обнаружен. Океан скрыл бы все следы и похоронил в себе еще одну тайну.
Неожиданно послышался стук в запертую дверь консервного цеха.
Филиппинцы затаились, прекратив работу.
Отчетливо стали слышны два коротких стука в металлическую дверь.
Один из матросов осторожно отомкнул задвижку, пропуская внутрь внезапного гостя.
Хосе не было видно, кто вошел в помещение, но, когда он заговорил, то узнал хриплый голос капитана:
-Долго еще будете возиться, идиоты. За что я вам плачу такие деньги, кретины?
- Почти все готово, хозяин,- на ломаном английском языке ответил один из матросов. Еще несколько ящиков осталось. Вот номера упаковок.
Послышался шелест перелистываемых бумаг.
- Заканчивайте быстрей и убирайтесь в каюты. Чтобы никто вас здесь не увидел.
- Уже закончили, капитан. Десять минут и нас нет.
-Шевелитесь быстрей. Здесь никого не было?
-Все чисто. Никого здесь нет.
Хлопнула закрывающаяся дверь.
Сразу послышался звук упаковочного скотча, которым перевязывали ящики, а потом нервные голоса филиппинцев, подгоняющих друг друга.
Через десять минут еще несколько десятков коробок спустилось в холодильник.
Хосе незаметно вышел на палубу и вернулся в свою каюту.
Теперь многое стало понятным. А особенно, каким путем героин попадает в Европу. Осталось дождаться лишь основной транспорт, чтобы полностью проследить цепочку поставок наркотиков.
Настало утро. На судне все работы шли своим обычным распорядком. Матросы драили палубы, штопали сети и сушили такелаж.
На утро следующего дня они стали в дрейф, ожидая транзитный транспорт.

Огромный сухогруз «Люция» вскоре показался на горизонте.
Спустя два часа его лебедки уже забирали продукцию с борта «Атлантик шарк», так необходимую покупателям в Европе.
Хосе наблюдал, как упаковки с рыбой начиненной героином исчезают в безразмерных трюмах сухогруза.
- Куда идете,- спросил он у темнокожего матроса, который цеплял стропы крана:
- В Балтику, порт Рига,- равнодушно ответил тот.
Закончив погрузку и издав прощальный гудок «Люция» взяла курс на Европу.

Сразу после разгрузки «Атлантик шарк» взял курс к берегу.
Команда предвкушала приближающийся расчет за рейс и веселый отдых в портовых борделях, поэтому настроение матросов было приподнятым. Они шутили друг с другом, перекидываясь пошлыми шутками.
И даже машины работали как-то особенно, без надрыва, выдавая максимальные обороты.

Когда в утренней дымке стала видна полоса берега, Хосе, выйдя на палубу, включил свой мобильный телефон.
На дисплее появился индикатор связи.
Отойдя в сторону, он набрал смс-сообщение на номер канала экстренной связи: - Героин в грузе с рыбой. Направляется на «Люция» в Ригу. Подробности при встрече. Хосе.
Сообщение мгновенно улетело адресату.
- Что не дождешься, встречи со своей малышкой,- услышал он над ухом голос Штольца.
Он появился из-за спины бесшумно как пантера.
Инстинктивно убрав телефон за спину, Хосе повернулся к помощнику капитана.
- Да, соскучился по своей крошке Долорес. Хочу, чтобы она меня сегодня встретила.
- Моряка всегда должен кто-то ждать на берегу. А ты Салазар стал настоящим матросом,- вкрадчивым голосом продолжал Штольц.
- Какой у тебя дорогой телефон. Можно мне посмотреть.
Хосе неохотно протянул ему свою трубку.
- Это совсем новая модель. Ты понимаешь толк в хороших вещах.
Вдруг снизу раздался громкий крик: Салазар! Компрессоры встали. Срочно сюда!
Хосе протянул руку за телефоном к Штольцу, но тот положил его в карман: - Пусть побудет у меня. Здесь он будет в сохранности. Иди работать, матрос!
Хосе бросился вниз по трапу к холодильному отделению. Через десять минут он устранил неисправность и поднялся на палубу в поисках помощника капитана.
Его нигде не было видно на палубе.

В это время Штольц показывал Грабовскому переданный текст сообщения: Ты понял, кто это? Это легавый. А вот и фотографии груза. Как он это проследил? Надо срочно что-то предпринять.
- Свяжись по телефону с Чико. Этот легавый не должен больше заговорить. Пусть встретит его в порту,- абсолютно спокойно приказал капитан,- не он первый и не он последний.
Затем, подумав добавил:
- Отдай ему трубку, пусть ни о чем не догадывается.
- Будет сделано, кэп!

Хосе нашел Штольца в камбузе, где он смеялся шуткам кока.
- Извините, мистер. Я могу забрать свой телефон.
- Ах, да! Извини, я совсем забыл,- Штольц равнодушно достал из кармана мобильник,- Все в сохранности, матрос. Неплохую модель ты купил. Держи!
Хосе сунув трубку в карман, отправился к себе в каюту упаковывать вещи.
После проверки судна береговой охраной, он вместе с матросами шхуны, получившими расчет, высадился на берег.
На прощание Грабовский пожал ему руку и выразил надежду, что сможет увидеть его в следующем рейсе.
И даже записал его номер телефона.

Набережная гудела людскими голосами и клаксонами протискивающихся через это скопление народа автомобилей.
Хосе пробирался сквозь толпу, пытаясь выйти на Главный проспект, чтобы взять такси и добраться до конспиративной квартиры Интерпола.
В конце концов, ему удалось свернуть в узкий переулок, заставленный припаркованными автомобилями и фургонами. Сюда выходили двери подсобных помещений и кухонные окна забегаловок.
Прохожие избегали этих безлюдных подворотен, где можно было запросто остаться без кошелька.
Из приоткрытых кухонных окон кафе доносился приторный запах жареной рыбы и раздавались ритмы зажигательного танго.
- Извините, вы не могли бы мне помочь?- Хосе обернулся на голос окликнувшего его на английском человека.
Перед ним стоял невысокий пожилой мужчина в светлом элегантном костюме. В его руках была карта, и вид его был очень растерянным. Судя по всему, заблудившийся турист.
- Я никак не могу найти эту улицу,- и он ткнул пальцем в карту.
В какой-то момент что-то насторожило его, но растерянный вид обратившегося к нему человека, притупил бдительность Хосе.
Он сделал шаг навстречу, чтобы рассмотреть на карте улицу, которую искал турист.
В тот же миг в его сердце воткнулось острое лезвие тонкого клинка.
-Получи, легавый!
В последний миг своей жизни он увидел лицо Хуаниты и какие-то фрагменты своей жизни из детства.
Жизнь очень быстро покидала тело молодого человека.
Глаза Хосе стали стеклянными, тело обмякло и начало валиться на землю. Из приоткрывшегося рта показалась струйка темно-красной крови.
Убийца подхватил его безжизненное тело и, подтянув за плечи, прислонил к сырой стене здания.
Обшарив тело жертвы, он извлек из карманов туго набитый бумажник и мобильный телефон.
Затем, он аккуратно уложил труп на мостовую и накрыл его лицо уже не нужной картой.
Такое впечатление, что пьяный матрос решил немного поспать.
Не спеша, чтобы не привлекать ненужного внимания убийца, не оглядываясь, направился прочь, смешавшись с оживленной толпой на портовой набережной.

2.
В отдел логистики компании «Рижская рыба», запыхавшись, влетела бухгалтерша Лена.
- Хомов! Ты, почему еще не сдал отчет, уже все сроки прошли. Я не хочу из-за тебя одного все выходные работать.
Ей хотелось сказать это приказным тоном, но в конце получилось как-то просительно и даже жалостливо.
Алексей, не отрываясь от монитора, чтобы не пропустить сюжет фильма по слогам произнес:- Завтра, ты все получишь завтра. А сейчас я немного занят.
Демонстративно игнорируя возмущенную сотрудницу, он сделал громче звук.
В принципе, Лена была неплохим человеком, и специально создавать ей проблемы не входило в его планы. Так получилось, что сегодня было не лучшее настроение для деликатного общения.
Вся неделя выдалась очень напряженной и еще этот день рождения… - Ну, нахрена так напиваться? Два дня коту под хвост.
Приходилось только делать вид, что работаешь. И что этот Игорек - бывший сокурсник, такой большой друг? Да если бы он его не встретился случайно на улице, то больше никогда и не вспомнил. Два раза в институте за столом в столовой сидели. И фамилии его он не то, что не помнил – не знал.
Устроил в своей квартирке, из которой даже жена ушла, гулянку.
Ирка до сих пор не разговаривает, после того как ввалился домой в четвертом часу ночи. Хорошо хоть телефон не потерял, а то тогда бы…
-Четвертый год в этой конторе штаны просиживаю, и никакого продвижения.
Вначале, после института, какие перспективы были.… А, сейчас!? Столько лет
Прервав поток невеселых дум, Алексей выключил на компе проигрыватель, раскрыл файл с отчетом и поднял голову на стоявшую в ожидании коллегу:
- Лена, обещаю, что завтра утром будет все готово. Извини, замотался и голова болит…
Та посмотрела на него уничтожающим взглядом: - Скотина ты, Хомов!
Развернулась и вышла из кабинета, пытаясь продемонстрировать свое презрение. Но слишком резко повернулась и больно ударилась бедром о косяк.
За это получила дверь, которую она с размаху захлопнула так, что задребезжали стекла в окне.
- Вот мы какие сердитые, утю-тю - передразнил ее кривляясь коллега,- жопу нечего разъедать такую, что в двери не проходит.
Рабочий день подходил к концу, но он занялся составлением отчета о проделанной за месяц работе и даже увлекся.
Когда все цифры были проставлены и сверены, главный логист компании с удовлетворением откинулся на спинку кресла.
- Надо будет завтра ей шоколадку купить, чтобы не злилась и не жаловалась начальству,- логично размышлял он,- все-таки Ленка неплохая женщина, хотя и дура.
У тридцатипятилетней бухгалтерши было миловидное лицо и веселый добродушный характер.
Она всегда могла выслушать собеседника и вместе с ним порадоваться или посочувствовать. Такой человек был незаменим в любом коллективе.
И все эти качества, по мнению Алексея, портило ее грушевидная, полная фигура, которую она периодически изнуряла диетами и физическими упражнениями.
Но добиться ощутимых результатов ей не удавалось и, в конце концов, она махнула на это рукой и полностью отдалась работе. Поговорили, что у нее возникли семейные проблемы, но в детали он не вникал, так как она его как женщина не интересовала.
Ход вяло текущих мыслей нарушил звонок мобильника.
- Оп-па, Андрис! А что случилось?- удивился Алексей, - Але, слушаю!
Неужели нажаловалась на меня,- мелькнула первая мысль.
- Алексей, ты еще не ушел? Тогда зайди ко мне, разговор есть,- голос директора компании « Рижская рыба» был непроницаемым, и понять о его намерениях по интонации было невозможно.
- Хорошо, Андрис. Я сейчас поднимусь.
- Может, нужны какие-то данные по работе,- голос подчиненного стал непроизвольно ласковым и заискивающим.
- Ничего не надо. Просто зайди.
- Я буду через минуту,- отрапортовал тот и, захлопнув за собой дверь, выскочил в темный пустой коридор.
Алексей Хомов за время работы в компании не пытался заискивать перед начальством, как многие сотрудники и не корчил из себя пламенного передовика производства. Ему было все пох…й.
Тем не менее, он со знанием дела относился к своим должностным обязанностям и постоянно вносил конкретные предложения в график доставки товара и изменения маршрутов транспорта.
Эти нововведения давали ощутимую экономию производственных затрат и делали его незаменимым работником, хотя на зарплате в последнее время это ощущалось не сильно.
Секретарша Вика, смазливая крашенная блондинка, сосредоточенно работала в столь неурочное время - красила ногти, и лишь слегка приподняла длинные ресницы на вбежавшего в приемную Алексея.
- Меня вызывал Андрис,- остановившись перед дверью шефа, обратился он, нахально разглядывая обтянутую джемпером соблазнительную грудь секретарши.
- До дыр засмотришь! Нет, мани – нет фани,- подняла она свои наглые голубые глаза, оценивающе разглядывая свои острые коготочки.
Хомов засунул руку в карман брюк, извлекая не слишком внушительную пачку мятых купюр, и продемонстрировал их девушке: - мани, мани….
Та в ответ презрительно сморщила свой маленький носик:- С таким «лавэ», Лешенька, можешь на вокзале шиковать перед биксами.
Толкнув массивную дверь, Алексей Андреевич вошел в кабинет, игнорируя посланный вдогонку комплимент и насмешливый взгляд: -тоже мне сучка крашенная….
Лицо Андриса заслонял стоявший перед ним монитор компьютера, на котором он что-то внимательно читал.
Услышав стук двери, он оторвался от своего занятия и поднялся из-за стола, приветливо помахав рукой коллеге.
У Алексея отлегло от сердца – значит, не отчитывать вызывал старый козел.
-Спасибо Вике, что уже успела поднять старому барсуку настроение и кое-что еще.
Свои профессиональные обязанности она выполняла отлично, когда каждое утро залезала под директорский стол и своими пухлыми губками отыскивала его «дружка».
Об этих отношениях директора и секретарши знали все, шушукаясь в коридорах и придумывая пошлые шутки, смакуя подробности.
Но Вику все это ничуть не смущало, так как компенсировалось щедрыми премиальными и дорогими подарками – поездками на курорты, украшениями, а в последнее время новеньким «ауди».
Личная жизнь директора имела прямое отношение к гармоничной работе всей компании.
Без этой обязательной утренней процедуры настроение шефа было скверным, и он только искал повод, чтобы придраться и наорать на подчиненных.
В такие дни, когда секретарша брала отгулы или уходила в отпуск, сотрудники старались не попадаться ему на глаза, чтобы не получить взыскания или не остаться без бонусов.
Андрис шагнул навстречу Алексею и пожал руку своей потной ладошкой.
- Хорошо, что ты зашел. У меня к тебе есть конкретное предложение,- потирая свои маленькие ручки начал разговор Андрис.
Алексей устроился на стоявшем напротив стуле в ожидании продолжения речи.
- Может на стажировку в Германию…- мелькнула в голове надежда.
Андрис не спешил переходить к сути дела.
- Может кофе!?
- Спасибо, Андрис. Не хочу. Голова от работы разболелась.
- Ладно, давай тогда сразу к делу,- он пригладил ладонью несколько волос на широкой лысине и закрыл крышку компьютера.
- Алексей, ты отличный работник, хорошо справляешься с заданиями. И мы давно наблюдали за твоими успехами и неуспехами. Но в целом, ты нас устраиваешь. Ты же должен понять это, что, не смотря на кризис, когда компания была вынуждена сократить рабочие места, ты остался работать. И даже не потерял финансово.
Алексей Андреевич кивал головой в такт голосу директора.
- К чему же ты клонишь, скотина,- мысленно соображал он.
- Так вот, мой друг. Мы решили, что ты достаточно потрудился на внутреннем рынке, обеспечивая наших граждан и неграждан рыбной продукцией поставляемой нашей фирмой.
Он замолчал, желая подчеркнуть важность своего предложения.
- Мы решили, что тебе стоит доверить попробовать свои силы в международных контрактах…
- Германия, Финляндия, Норвегия…, нет, лучше Германия...- радостно скакали мысли в голове Хомова,- сразу обрадую Ирку, чтобы не думала, что я…
- Мы решили поручить тебе курирование одного из наших перспективных проектов на… Украине.
- Где? На Украине!?- после этих слов Алексей пришел в замешательство. Исчезла яркая картинка немецких пивных и чистых улиц. – За что?
Не заметив сменившегося настроения сотрудника Андрис начал расписывать перспективы нового проекта.
- Нам надо закрепляться на новых рынках, а Украина очень перспективная в плане реализации нашей продукции страна. Хотя там несколько специфически ведется бизнес, но, тем не менее, положительные результаты есть. И мы должны опередить наших конкурентов.
- Я не знаю украинского…- начал было оправдываться Хомов.
- А тебе его не надо знать, там все говорят, как и мы с тобой на языке межнационального общения – русском. Ты же знаешь русский,- пошутил директор - Я латыш, не знаю толком свой язык, но зато прекрасно владею русским. Так и везде, чтобы не придумывали политики в национальном вопросе.
Андрис сделал многозначительную паузу.
- А еще ты получишь значительную прибавку к зарплате. Ты же это хотел знать. Ведь ты теперь переходишь на другой качественный уровень в нашей фирме. Оплату кредитов еще никто не отменял.
Это был камень в огород Хомова, на шеи которого висел долг перед банком за приобретенную год назад трехкомнатную квартиру в районе Пурвциемса.
Шеф знал все слабые места своих сотрудников. Возможно, даже имелось досье на каждого.
Бывший партийный работник Андрис Лаздиньш любил произносить высокопарные речи на собраниях, и придумывать мотивации для сверхурочного труда. Иногда у него даже срывались штампы давно забытых лозунгов.
В свое время, работая парторгом в морском порту, он сумел приватизировать солидный кусок от разделяемого пирога государственного имущества и открыть с партнерами собственное дело – торговлю рыбой.
Хватку он имел железную, недаром за глаза его называли «гиеной». А может из-за неприятного запаха изо рта.… Но, как ни крути, а хозяином в компании был он.
Так что спорить или возражать было себе дороже.
- Возьми для ознакомления с контрактом и документами,- продвинул по столу директор тоненькую папочку,- это наши покупатели в Киеве.
-Мы вчера отгрузили им товар. И я хочу, чтобы ты поехал туда и проконтролировал его доставку и оплату.
Алексей понимающе кивнул головой, но Андрис подняв руку, продолжил:
- Послушай, мне надо, чтобы ты собрал подробные сведения о наших партнерах и «Золотой рыбки», а также проконтролировал, чтобы они оплатили товар. Тебе надо будет привез деньги. Это очень ответственное задание. Постоянно держи со мной связь. В средствах я тебя не ограничиваю, но сам понимаешь, без фанатизма. Если что-то пойдет не так, то сразу звони мне.
Его тон стал совсем доверительным, и он еще ближе придвинулся к собеседнику, обдавая ароматом несвежего дыхания: - От результатов твоей работы зависит очень многое. И твоя карьера в том числе. Вылетишь завтра утром и пробудешь там столько, пока не решишь все дела. Понятно?
Усилием воли Алексей отвел глаза, избегая пронизывающего взгляда хищных глаз, на лежавшие перед ним документы.
На папке красным фломастером было написано: «Золотая рыбка».
- Спасибо за доверие, Андрис Освальдович,- взяв ее в руки и поднявшись, произнес Хомов,- можете на меня рассчитывать. Сделаю все как надо.
-Ладно, не торопись благодарить, давай работай,- махнул рукой Андрис.
Продолжение следует


Теги:





-1


Комментарии

#0 06:05  26-10-2009ВеТьма    
Чето букв многовато.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [13] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....