Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Парикмахер ONLINE ;)

Парикмахер ONLINE ;)

Автор: Дмитрий Дель
   [ принято к публикации 13:11  03-11-2009 | бырь | Просмотров: 515]
Парикмахер
Online;)

Ваше величество женщина
Да неужели – ко мне?
Б. Окуджава


Здравствуйте, дорогие читатели!

В наше суматошное время, когда вокруг столько семейных проблем и проблем на работе (они, уверен, есть почти у всех), надеюсь, что чтение моих записок не станет пустой тратой вашего драгоценного времени. Я хочу рассказать вам о далеко не простой работе и жизни парикмахеров, которые стоят на страже вашей красоты. Время неумолимо бежит вперёд, и всё меняется, но одно неизменно: волосы растут всегда. А раз так, то тут нужны Мы!

(Все, о чем вы прочтете, произошло на самом деле.)

Дмитрий Дель (Del’)

Записка № 1. Начало

Бытует мнение, что парикмахером мечтают быть с детства. На своём личном примере могу сказать, что ничего подобного у меня в детстве не наблюдалось. Рос обычным мальчуганом с советской стрижкой на голове — любил спорт, музыку и, конечно, любил пошалить. Сразу хочу расставить точки над «ё»: в куклы не играл и в женские платья не наряжался. Отсюда вывод для особо недоверчивых: нормальный пацан с традиционной ориентацией. Да, к ориентации мы ещё вернёмся, но позже.
Родители работали на «ящике». Инженеры как инженеры — с зарплатой от 120 рублей и до 220 в лучшем случае. Никакой крутизны и завязок где-либо. Но я же не виноват, что мой организм требовал и требовал питания, а ситуация с продуктами в то время была не сахар — заказы давали на ящике, ну, раз в месяц в лучшем случае. Потерпите, скоро вы поймёте, к чему я всё это рассказываю. И чем ближе к концу обучения в школе, тем всё яснее у меня в голове вырисовывалась картина, что и как делать в этой жизни дальше. Конечно, у меня были друзья и подруги. И на их примере я старался вывести формулу дальнейшей своей жизни. Точнее, на примере их родителей, которые уже состоялись в этой жизни. У Сергея мама работала директором универсама, и, я думаю, дальше рассказывать подробно не надо — и так уже ясно, что жили они хорошо. Причём не просто хорошо, а очень хорошо. В их трёхкомнатной квартире было три холодильника и все, как ни странно, с едой. Я тогда по своей наивности всё удивлялся, как это так — у меня родители
вставали в 5:00 утра, а приезжали вечером в 20:30 — пашут и пашут, а холодильник, чёрт побери, всё равно пустой. А мама Сергея, в моём понимании, работала в более лёгком режиме, и у неё всегда было три полных холодильника!!! Почему так, я узнаю гораздо позже, но не будем забегать вперёд — всему своё время.
У Вадима папа работал водителем, но зато в МИДе. Видел я его не часто, поскольку он много ездил по миру, хотя и был водителем. Таких как Вадим в моё время называли мажорами. Однако, к своей чести, он им так и не стал. Но популярность у девчонок нашей школы, и не только нашей, у него была нешуточная. Конечно, разносол в классе был большой — от шишек и людей, пристроенных в тёплых местах, до обычных инженеров и электриков, ну и т. д.
На самом деле, только единицы знали, куда идти после школы. Им этот путь показали их родители, а остальные, вроде меня, и знать не знали, что дальше. Ясно было одно, что армия неизбежна. Да, было страшновато, но не идти было нельзя. Несолидно считалось ¬¬— вроде как не мужик. Это уже потом поняли мы, что те, кто закосил, наверное, правильно в то время сделали. Я когда пришёл из армии, увидел косивших ребят и то, как они устроены и какими делами ворочают... Что тут скажешь — я просто обалдел. Значит, я вот такой правильный, со значками отличия на груди хожу по району, а на меня никто, кроме дедов и бабушек у подъезда, внимания не обращает. Все девчонки у них — коммерсантов, барыг, а как тебе жить дальше — не знаешь. Ну, конечно, самый лёгкий путь — это пойти в милицию, туда тогда легко пойти было сразу после армии. Но это не для меня, а что для меня, я сам тогда не знал.
Да, забыл рассказать, что в институт я после школы поступал, но, не добрав одного балла, на этом закончил и, проваляв дурака, ушёл в армию, где и сделал, наверное, свою первую стрижку, бритвой в душе наголо. Немного порезов, но результат получился. Ни единого волоса у друга на голове, и нас тогда всех можно было записать в парикмахеры, поскольку так орудовать бритвой могли почти все. Но из всех нас цирюльником стал только один человек — Ваш покорный слуга…

Записка № 2. Поиск правильного решения

Настало время начать рассказ про идею пойти учиться на парикмахера. Это когда после прихода из армии нету сил праздновать удачное завершение военной миссии, утром лезешь опять в холодильник и оказывается, что он всё ещё пустой и родители всё ещё инженеры, пашущие «на ящике» с утра и до вечера. И тут я понял, что жить так не хочу, как жили они. Вот где бы найти работу, чтобы твой доход зависел только от тебя самого и ни от кого другого? Да, и ещё желательно, чтобы это была работа, без которой не могли обойтись люди, чтобы было много знакомых, которые могли бы помочь тебе не только советом, но и делом. Сразу стал напрашиваться вывод, что это должна быть работа с людьми. Но как сделать так, чтобы я был тоже им нужен? Вот с такими мыслями я и стал думать, что делать дальше.
За два года в армии знаний, чтобы поступать в институт, не прибавилось — это точно. Так рухнула последняя надежда моих родителей по поводу моего поступления в высшее учебное заведение. Конечно, были места, куда меня тянуло, но не тянули мои родители. Я говорю, ну, например, о медицинском институте — о стоматологии, в частности. Нравилось мне это или не нравилось, было не важно. Важно, что я понимал — это кусок хлеба с маслом, да и ещё с икрой в придачу. Но, увы, это было нереально. Хорошо мой двоюродный брат помог делом. Благодаря ему я немного занялся фарцой и отвлёкся от стоматологии. Но это была не профессия, а я понимал, что она нужна для жизни, как воздух.
Работа грузчика меня не прельщала, хотя где, смотря, им работать. Ведь были места, где можно и неплохо жить. Мой друг Лёнька звал меня в магазин, где сам работал, но это опять фарцевать шмотками, а я уже этим наелся. В продукты идти — так там выпивать надо, а я это не особо любил. Одним словом, я уже не знал, что и делать, как вдруг вспомнил про пустой холодильник у себя на кухне и стал представлять ту работу, благодаря которой я смогу забивать его с постоянной регулярностью, и причём до самого верха. Первое, что пришло сразу на ум, это пойти на официанта. Немного подумав, я так и решил. Уже представлял себя в белой рубашке с бабочкой и горсткой чаевых в кармане. Но один раз был приглашен на свадьбу к другу и, увидев, как обходятся с официантами в реальной жизни, понял, что опять это не то, что мне нужно.
Я уже, было, совсем расстроился, но, как пелось в фильме про трех мушкетёров, «Но, слава Богу, есть друзья!»… А друг у меня есть Сашка, и он сразу сказал, что я умею говорить с людьми и умею хорошо и со вкусом одеться (занятия фарцовкой не прошли даром). Вначале он предложил пойти поучиться на портного. Согласен, что хороший портной в цене, но это когда был дефицит товаров, а я чувствовал, что наступит время, когда дефицита не будет, и что тогда делать? Вот тут он и спросил: «Дим, а как насчёт парикмахера?» У меня как будто картинка в голове прояснилась. Вы не поверите, но я себя увидел со стороны. Вкус у меня был, моду люблю, профессия творческая, и почему не попробовать? Тем более в армии я уже стриг, и опыт был. На этом мы решили, и в один прекрасный день я собираюсь сказать о принятом решении своим родителям…
Помню как сейчас, отец просто молчал, а вот мама что-то говорила и говорила про то, что у нас в родне никого нету из цирюльников, что все с высшим образованием. Хотя мне сама и рассказывала, что любила подружкам причёски делать. Ну, а про отца я вообще молчу, ведь советская стрижка у меня на голове в школе — это его рук дело. Вот, наверное, он и молчал. Но я твёрдо решил, что попробую пойти на парикмахера. Последнее, что сказала мама:
— Ты что, хочешь жить на чаевые?
Вот тут-то я и увидел картину ещё отчётливей, да и почему бы и нет, ведь это за мою работу дают. Всё, решение было окончательное. Осталось найти, где этому учат. Вы не поверите, но в этом мне помог мой героический дед.
Он мне позвонил и сказал:
— Вот тебе адрес и телефон, дальше звони сам. Я надеюсь, ты знаешь что делаешь!
Вот так всё и получилось с моим выбором. Были и вступительные экзамены: рисунок и что-то ещё, даже не помню. Но ребят, в отличие от девчонок, брали охотнее. Может, для экзотики, я не знаю, но это точно. К своему стыду, рисовал я плохо, но что рисуют на экзаменах, мне рассказали и показали. На обычном листе бумаги из альбома простым карандашом надо было нарисовать в разрезе косу, сплетённую в колосок. Что я решил? У меня был друг, который круто рисовал. Он это и сделал, нарисовал косичку, а я его работу пронёс на экзамены и сдал как свою. Так был принят Ваш покорный слуга на учёбу в это заведение. Но самое интересное ещё впереди…

Записка № 3. Учёба

Учиться пришлось ровно один год. Ведь как-никак у меня было десять классов образования. Самое интересное то, что в группе было тридцать девушек и всего два парня — я и Стас. Момента моего знакомства с классом я ждал с нетерпением, и вот он настал!
— Привет, красотки! С кем я сегодня сижу? — выпалил я.
Меня как-то проигнорировали, но было видно, что внимание обратили. В то время учились все, от мала до велика. Я имею в виду возраст. Разброс был большой — от 17 до 35 лет. Сел я за парту один, и казалось уже, что мне придется учиться одному в этой малине, как зашёл Стас и спросил:
— Это группа №7?
— Да, да!!! — крикнул радостно я, — Садись со мной! — и он сел со мной за одну парту.
Моей радости не было предела. «Я не один», — вертелось у меня в голове.
В дальнейшем мы со Стасом, конечно, сдружились и съели не один пуд соли. Но, к моему великому сожалению, он потом понял, что это не его призвание — быть парикмахером, и так я остался в группе один. Одним словом, так началась моя учёба. Предметы были разные, но если забежать вперёд, то теория была в общем-то и почти не нужна. Самое важное — это была практика. Она-то и представляла собой настоящее обучение. Проходили её мы в учебной парикмахерской, где стригли бесплатно и кого придется. Мы как идиоты бегали по улице за клиентами и с помощью уговоров пытались их завлечь подстричься. Я думаю, все помнят героиню фильма «Бриллиантовая рука», где она стояла у двери и завлекала туристов. Помните?
— Русо туристо, облико морале…
Нечто подобное проделывали и наши девчонки, причём с успехом. Правда, в большинстве случаев попадались мужики. Но, как говорится, голова круглая, а волосы растут. Да, забыл рассказать, что пошёл я учиться на женского мастера. Думаю, объяснять почему, мне Вам не придется. Мужики мне ещё в армии надоели, а тут – женщины! Это меня притягивало. Но я тогда ещё не знал, что женщины делятся на женщин и, уж извините, баб. Но об этом позже…
Итак, два раза в неделю мы со Стасом ловили прохожих, и когда удача нам улыбалась, мы их стригли, ну, или вернее, кромсали потихоньку. Как-то один раз я подстриг поддатого мужика, и, надо же такому случиться, ему понравилось! Я всё понимаю, но когда в знак благодарности он приволок половину ящика «Жигулёвского» пива, причём две бутылки были отпиты наполовину, я понял сразу, что в будущем надо как-то выбирать клиентов, а не стричь всех подряд. Но этому клиенту было не объяснить всех моих мыслей. Мало того, он оказался человеком, который имел блат в магазине «Продукты». А если быть точнее, то он специализировался по умению достать пиво, причём мог с боем и без очереди.
Второй запомнившийся прикол у меня был с одной мадам. Если взять её образ, то это образ Фаины Раневской, но только Раневской, которая бы была под мухой, причём мухой большой. Мы как раз проходили химическую завивку, и (надо такому случиться!) мне первому досталась эта Фаина Раневская. Вы себе даже не можете представить, как это — крутить химию женщине, которая поёт. Я не знаю, была ли она в группе нашего стриженого пивного товарища, но ясно одно: магазин «Продукты» в округе был один и притом рядом с нашей учебной парикмахерской. С песнями и почти плясками мне удалось накрутить эти коклюшки на её большой голове. Но это было ещё не всё… Она спросила, сколько ей сидеть в колпаке, и когда узнала, что это будет 20 минут, с радостью достала откуда-то из-за пазухи пачку «Беломора» и, торжественно прикурив, села под сушку… Я был почти в коме, но тут началась такая дымовуха, что о состоянии комы пришлось забыть. Прибежала наш мастер, и, с горем пополам, мы у неё отняли этот вонючий бычок. Но песни в её исполнении послушать дальше всё же пришлось нам всем. «Ну а что с химией?» — спросите вы. Она получилась слишком кучерявой, но в то время это и ценилось больше всего такими любителями моды. До стрижки, слава Богу, дело не дошло, поскольку наша Фаина благополучно уснула, когда ей мыли голову! Таких вот случаев было море. Ведь стрижки были бесплатными в учебной парикмахерской и шли туда все, кому не лень.
Но у меня уже тогда родилась идея, как воспользоваться длинными запущенными волосами старушек. Все старались отделаться от волос побыстрее, чтобы выйти потом на свежий воздух и перекурить под листвой деревьев. А что делал я? Когда ко мне попадала бабуля, да ещё и с длинными волосами, я стриг её очень долго, набив кусочки ваты себе в нос, чтобы не чувствовать ароматов с её головы. Благо у девчонок всегда были духи с собой. Так вот: в то время как все отстригали волосы сразу и как можно короче, я пробовал сразу несколько стрижек вместо одной. Да, пусть долго, но ведь я ученик, да ещё и мужского пола. Что она мне могла возразить — ведь я же учусь! Так вот: сначала каскад, потом градуированное каре, потом короткая стрижка. Вот видите, вместо одной выходило три, а то и четыре стрижки. Это была моя маленькая хитрость, которая дала свои плоды. Ну а когда не было и этих клиентов, сдавали работы на себе. Кстати, в начале учёбы большинство девчонок носили длинные волосы, а заканчивали обучение как Ирина Хакамада.
Мы со Стасом химию сдавали друг на друге. Хотя это и было стыдно, но кое-как нам удалось накрутить на себя эти чёртовы коклюшки, а когда настало время обеда, угорев окончательно от накручивания, мы кинулись за пивом в этот магазин «Продукты». Как два идиота в белых халатах и с коклюшками на голове, мы подошли к магазину, а точнее к его тыльной стороне. Там пока ещё мирно покачивалась людская очередь, и, увидев нас, она слегка обомлела.
— Кто это??? — читалось в глазах.
— И неужели кого-то из них будут забирать? Но куда???
Молчание оборвал до боли знакомый голос:
— А, парикмахеры, твою мать…
Да, это был он, стриженый любитель пива, которого не узнать было нельзя. Свою руку я видел издалека. Очередь вздохнула с облегчением, раз никого забирать не будут, и уступила один ящик «Славянского» пива. Первое, что мелькнуло у меня в голове: «Мы популярны!» — пусть пока у алкашей, но это ведь только начало. Впереди была летняя практика в городе, вот где началось самое интересное…

Записка № 4. Поиск места под солнцем

Настало время летней практики. В училище нам сказали, что лучше искать места прохождения практики поближе к дому: «И вам лучше, и нам. Вам лучше, потому что могут оставить, а это рядом с домом, ну а нам не надо голову ломать, кого и куда пристраивать. Но если у кого не получится, то мы устроим сами, где будут места». Все стали искать место для прохождения практики. Мне было скучно одному, и я решил найти напарника или напарницу, живущую относительно рядом со мной, да и, чего греха таить, всё же одному страшновато было. Удача мне улыбнулась, и один парень согласился. В один прекрасный день, созвонившись с ним, мы встретились и поехали на поиски своего счастья.
Первая парикмахерская оказалась ужасной. Во-первых, сложилось такое впечатление, что все мастера бухие. Я так подумал, потому что они не просто постоянно смеялись, а именно ржали. Причём ржали все и по любому поводу. Сейчас про таких сказали бы: «Обкурились»…
Так вот, я только хотел спросить:
— Можно ли у вас устроиться на практику?
Но не успел закончить фразу, как мне гаркнули:
— Эй, у нас женский коллектив, мужиков нету, а вас сразу двое. Конечно, можно, мы вас всему и научим, да и практики у вас будет — хоть отбавляй... Вон, выбирай любую! Ха-ха-ха…
«Да-а, ну и дела»,— подумал я… Выбор был просто ужасающим: всем им было лет под сорок, курили все, выпивали, само собой разумеется, да это и читалось по их зеркальным, как у рыб, глазам. Но самое ужасное — везде был дикий срач, что на общей кухне, что в залах... Я сразу представил, что это будет продолжением учебной парикмахерской, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А именно: контингент клиентов будет, как тот мужик с ящиком пива и курящая, поющая дама, до боли похожая на Фаину Раневскую. Мы с Лёхой переглянулись и сказали, что подумаем над заманчивым предложением попрактиковаться и кое-как удалились оттуда.
Потом была ещё одна парикмахерская. Но там была заведующая, ну, настоящая мегера. Невооружённым глазом было видно, что всё подчинено только ей. А мастера — это как сейчас рабочие из ближнего зарубежья. И слова никто пикнуть не может. Да, а год шёл уже 1990-ый, и хотелось немного свободы слова... Ну, мы и спросили про практику.
В ответ после продолжительной паузы она сказала:
— Конечно, сейчас мест нету. Но через две недели один мастер уходит в отпуск и можно вас двоих взять пока на одно место. А потом те, кто пойдут в отпуск дальше, будут для вас освобождать кресла, так и прокантуетесь всё лето. Так что, приходите завтра и начнём с хозяйственных работ. А именно:
1) уборка территории;
2) уборка подсобных помещений;
3) разгрузка материала, который привезут завтра.
Конечно, мы всё это выслушали, испуганно переглядываясь друг с другом, а затем слово взял я:
— Раиса Авраамовна (так её звали), а у вас какое звание?
— В каком смысле? — удивлённо спросила она.
— Вы, случайно, не старший прапорщик? Вот Алексей (мой напарник) в армии не служил, и на правах старшего товарища, которого угораздило отслужить в армии, я вам скажу, что мы не дешёвая рабочая сила для вас, а всего лишь хотели научиться работе парикмахера, а не сантехника, слесаря, грузчика, дворника, и тому подобного. Так что, извините, но второго призыва в армию я не вынесу. Знаете, как-то в другой раз и в другое время…
В ответ раздалось:
— Пошли вон, чтобы я вас больше не видела!
Ну, я и не выдержал:
— Вольно, можете закурить, а после приступайте к своим прямым обязанностям!
— Во-о-о-о-о-н! — доносилось эхом нам вслед…

Записка № 5. Удача

Присев под деревом в теньке, мы с Лёшкой решили, что надо ещё попробовать, и что если так и дальше будут обстоять дела, то лучше попросить помощи у училища о трудоустройстве на практику. Нет, конечно, в центре было совсем по-другому, но мы уже понимали, что туда пойдут другие. А именно — не те, кто лучше, а те, у кого больше (связей и денег, разумеется, а не то, о чём вы подумали).
За время учёбы в училище мы уже, конечно, знали, кто и чем дышит в этой жизни. Поэтому решили ещё поискать счастья рядом с домом. И надо же такому случиться — с третьей попытки удача нам улыбнулась. Не зря всё же в народе говорят «Бог троицу любит»! А вышло так: на выходе из метро мы решили спросить у первой встречной, где здесь ближайшая парикмахерская. Но спросить решили у обязательно очень красивой девушки. Вы не поверите, ждали минут сорок. Нет, у нас не были завышенные требования к красоте, просто действительно как-то никак и всё…
И (о чудо!) на горизонте показалась стройная блондинка с милой улыбкой и роскошной шевелюрой. Я чуть не забыл, что мы хотели спросить. Просто хотелось жизнь с ней прожить рядом, и лучше не одну жизнь, а жить, жить, жить…
Но Лёшка мне всё же напомнил нашу миссию, и я выдавил из себя всё, что смог:
— Девушка, а вы не подскажете, где здесь ближайшая парикмахерская находится?
— А зачем вам парикмахерская? Вы что, не местные? Ха-ха-ха… Ребята успокойтесь, у меня уже есть жених и скоро свадьба!
— Я очень рад за вас и вашего жениха, но нам нужна парикмахерская, а не вы, к сожалению, — промямлил я.
— Хи-хи-хи, — рассмеялась девушка. — Вон, возле того белого дома. Поверните немного во двор и увидите свою парикмахерскую. А стригут там действительно неплохо. Я там два раза была. Удачи! Хи-хи-хи…
— Спасибо, и если у вас со свадьбой не выйдет, то я, возможно, буду вас ждать в той парикмахерской до конца своей жизни, — крикнул я ей вдогонку…
— Хи-хи-хи, — и она скрылась в переходе.
Но цель у нас теперь была видна, и мы двинули навстречу судьбе, как выяснилось потом.
Похоже, парикмахерская была построена недавно, и на наше счастье заведующая была в декретном отпуске. Её заменяла некая Лариса, лет двадцати восьми, с длинными волосами и хорошей фигурой, что сразу бросилось в глаза… Она сидела в кабинете, закинув ногу на ногу, как бы показывая великолепный загар и стройность своих красивых ног, и курила. Вокруг неё было несколько симпатичных девчонок. Увидев нас, все дружно рассмеялись. Я уже было подумал, что и здесь будут ржать, но опасения были напрасны — нам стали задавать нормальные вопросы: кто мы, на кого учимся, и как там в училище. В общем, мы немного успокоились, и Лёшка даже закурил. Но выяснилось опять, что мест нет, но есть детский зал. Нам предложили его, но не для стрижки детей, а для всех работ.
— Мы всё-таки учимся на женских мастеров, — на всякий пожарный случай напомнил я.
— Вот и учитесь себе на здоровье, если согласны, — сказала Лариса.
— Конечно, — хором сказали мы, видимо, одновременно вспомнив про обкуренных и про Раису Авраамовну. Но если по-честному, то чтобы видеться с Ларисой каждый день, я был готов на всё. Лишь бы быть рядом.
Коллектив был тоже разнокалиберным. Но, ура — было два парня, ну, или точнее — один парень, а другой косил под парня, но получалось у него как-то не очень. Ну, Вы меня поняли… Это был настоящий стилист. В наше время теперь почти все стилисты такие, и называют их людьми с нетрадиционной ориентацией. Короче, весело всё началось, и нас взяли.

Записка № 6. Первые пробы

В то время народу много ходило в парикмахерские, и нехватки в практике не было. Стриги — не хочу, но вот беда: многие, что были поумнее, нас с Лёхой боялись. И тогда я стал присматриваться к работе мастеров внимательнее. Кто и чем выделялся на общем фоне (Лариса была вне конкуренции), как разговаривали и о чём, выглядели внешне как, и многое другое, что давало результат. Записи тогда не было, а была только лишь одна сплошная, большая очередь с 7:30 до 21:00.
Наш детский зальчик был первым и встречал всех тех, кто открывал дверь после зала ожидания на пути в женский зал. При виде двух парней в белых халатах, да с ножницами в руках многие не решались идти дальше, и я уже почувствовал недобрые взгляды моих старших товарищей. Выход был найден быстро. Мы заменили белые халаты на обычные рубашки, и это сработало. Но этого было мало — нужно умело общаться с клиентами, причём раскованно, и я это сразу понял. Ведь когда ты не уверен в себе, это сразу чувствуется, и клиент это тоже понимает, если ему есть чем думать. Не в обиду многим, конечно, но были и те, кто не думал вообще. А как, скажите мне, и чем может думать женщина, которая шла на рынок за мясом или рыбой и вдруг решила заглянуть в парикмахерскую, причём после покупки мяса и рыбы, — это ведь важнее причёски. Картина такая: открывается дверь, затем появляются руки с сумками и только после весь образ, пусть и слегка вспотевший, но знающий, чего хочет. Знали это и мы — химию, конечно (химическую завивку)! О боже, сколько прошло времени, прежде чем мы, то есть парикмахеры, вздохнули с облегчением от этих химий. Только время поменяло потом сознание людей, да и парикмахеров, в отношении к химии. А пока её делали процентов 90% женщин и думали, что это круто. Оставшиеся 10% процентов — это была действительно интеллигенция, жившая в большинстве случаев в центре Москвы. А мы-то на окраине, как заключённые, работали на химии.
Что же дальше: эта мадам с мясом и рыбой ставит свои сумки под ноги себе и просит сделать ей химическую завивку. И, о боже, — конечно, на мелкие палочки, а на мелкие — не для того, чтобы красивее было, а для того, чтобы дольше держалось.
Немного отдышавшись, она задаёт мне вопрос:
— Сынок, а ты давно здесь работаешь? Я хожу сюда два раза в год — перед дачей и перед Новым годом. И тебя ни разу не видела здесь.
При всём при этом из сумки распространяется чудовищный рыбий аромат. Но это ещё не всё:
— Сынок, ты на меня внимательно посмотрел?
Я с ужасом говорю:
— Куда уж внимательнее!
— Ну так вот, ты мне сделай химию и стрижку, чтобы на голове была форма как бы квадрата.
Я, почти смеясь, но не показывая этого:
— А зачем вам квадрат на голове?
—Ну, сразу видно, что ты ещё новенький! Смотри, ведь челюсть у меня квадратная, и, стало быть, продолжение должно быть такое же. Эх, молодёжь! Ну, сможешь или нет???
Я уже подумал набрать 03, но скорее для себя, чем для неё, но успел заметить, что один из мастеров идёт вызывать в зал ожидания следующую клиентку, причем на голове у неё самой, по моему мнению, был такой квадрат, о котором просила моя клиентка. А вот похожа она была скорее не на парикмахера, а на санитарку из сумасшедшего дома. Я сразу смекнул, что они подходят друг другу, и что во время химии им будет о чём поговорить. Я имею в виду — о мясе и рыбе.
— А вы лучше пойдите вот к этому мастеру, она сможет вам сделать что вы просите, —сказал я.
В глазах клиентки мелькнул огонёк, и в них читалось: «Свои, слава Богу!» Но и в глазах санитарки, то есть парикмахера, читалось то же самое. Не прошло и минуты, как они мирно удалились в глубину женского зала вместе с этим чудовищным запахом купленной рыбы. Я, немного отдышавшись, выглянул в зал ожидания и позвал следующего…

Записка № 7. Первый успех

Минуты две дверь была неподвижной, и только по прошествии этого времени, показавшегося вечностью, она распахнулась, и на пороге появилась милая девушка, держащая за ручку такую же дочурку лет пяти.
— Дочку мою подстригите, пожалуйста! Можно и на ваше усмотрение, но только красиво, ладно? — сказала она бархатистым, мягким голосом.
После такого кредита доверия у меня словно выросли крылья и я выложился по полной программе. Во время стрижки мы беседовали и с дочкой, и с мамой, смеялись, говорили о жизни и о многом другом. И это было прекрасно! Стрижка получилась на загляденье и так шла этому милому ребёнку, что, уходя, её мама спросила, как меня зовут. И можно, она тоже придёт ко мне подстричься, когда у неё будет время на это. Всё это видели люди, сидящие в зале ожидания. Я ещё специально проводил их до двери, держа девочку за ручку, и это сработало. Кто мог думать, поняли сразу, кто не мог, тот остался при химии. Этот случай подтолкнул меня к мысли о том, что нужна СВОЯ клиентура, а не эта очередь, в которой попадается то рыба, то симпатичные девушки и приятные интеллигентные женщины. Но как сделать так, чтобы у меня был выбор, я не знал. Однако вскоре решение случайно было найдено. Как-то раз я пришёл на работу после репетиции — ведь у меня была группа, и мы играли свою музыку. Ну а репетировали ночью, в пожарной будке в районе метро «Калужская». Домой заехать времени не было, и я поехал на работу прямо оттуда. Даже не переодевшись, я по привычке выглянул в зал ожидания, где была уйма народу — просто до неприличия. На мне были джинсы, майка и рубашка, вроде нынешней гавайки. В ухе красовалась серьга как у «Depeche Mode». Вызываю очередного клиента. Минут десять никого, и я даже занервничал, но тут дверь открылась, и на пороге появилась девушка лет восемнадцати с длинными красивыми волосами.

— Мне пёрышки сделать и кончики подстричь! — сказала она.
— Присаживайтесь! — выпалил я, разглядывая девушку с ног до головы и даже не думая, где мне взять этот страшный дефицит, которым осветляют волосы. «Супра» — так назывался этот дефицит. Но девушка так хороша была собой, что отказать я не мог. Протянув ей журнал с причёсками советских времён, я скрылся в подсобке, пытаясь раздобыть хоть немного супры. Супра — это осветляющий порошок, который разводили раньше пергидролем, а пергидроль доставали в прачечных, и он был 30%-ный. Итак, где же взять супру?
Мой выбор пал на Павла, на тот момент однозначно лучшего мастера нашей парикмахерской.
— Паш, тут такое дело, — замямлил я, — мне нужна супра. Помоги, а?!
— Сколько тебе? Много не дам, самому нужно — ведь я после работы иду на халтуру в «Продукты». А там, знаешь ли, каждая норовит пёрышки сделать!
— Паш, ну, я тебе отдам деньги за пёрышки, а за стрижку себе возьму, ладно?
— Ну хорошо! А шапочка у тебя есть хоть? — спросил он.
— Есть, я её из плавательной для бассейна сделал, — радостно закричал я.
— Лады, пошли, отсыплю малёк.
— Слушай, Пашка, а мне можно с тобой по «Продуктам» пойти? — наобум спросил я.
— А что, проголодался? — засмеялся он. — Ладно, шучу, поможешь мне тащить всю эту требуху нашу. И главное, просто смотри там и молчи. Что спросить захочешь, у меня спросишь. Хорошо, цирюльник? Ха-ха-ха…
Я, довольный, полетел к своей клиентке на всех парах…

Записка № 8. Что такое дефицит

Позвольте небольшое отступление. Хочется прояснить ситуацию с «Продуктами» и с супрой. В то время все жили в страшном дефиците, и был товарообмен. Ты им пёрышки или белый, пепельный цвет, а они тебе продукты. Всё предельно просто, и эта формула работала безотказно. Обмен касался не только тех, кто работал в «Продуктах», но и в вещевых магазинах, в больницах, в кассах авиа и ж/д билетов. Короче, везде, где был дефицит. Помните, в начале я рассказывал Вам про связи и знакомства, глядя на пустой холодильник в своей квартире? Так вот, теперь я почувствовал, что попал в нужное русло и тогда всё правильно решил. И если вспомнить, как выглядели все эти продавщицы, заведующие и многие другие женщины того времени, у которых были дефицитные профессии, — ну, ну, вспоминайте, — правильно, сплошные блондинки! А люди без дефицитных профессий? Правильно — сплошные химии мелким бесом, стрижки без чёлок, седые корни и рыжие от хны концы, куча невидимок и конские хвосты на резинке чёрного цвета, которая предназначалась скорее для пакетов из магазина «Продукты», чем для волос. Да-а, ну и время было, — скажете вы, — а что делать? Выживать-то надо было, и мы выживали, кто как мог. Теперь на секундочку представьте — блондинка и уборщица!!! Правда, жесть? Но это тогда было жесть, а сейчас, наоборот, почти норма! Причём блондинка с жёлтым оттенком. Вы представляете, как перевернулось всё в этом мире!
Теперь, когда всё есть, оказалось, что быть блондинкой проще всего. Вы посмотрите, милиция легко вычисляет, у кого проверить паспорт с пропиской. И я уверен, если это будет жёлтая блондинка, то скорее всего она приехала из Украины, Молдавии или других стран ближнего зарубежья на заработки в столицу. Но я их не обвиняю в этом, они так живут, это их менталитет и всё такое, включая цвет волос. А в то время быть блондинкой считалось высшим пилотажем. Вот, даже на таких примерах видно, как меняется мир, уровень нашей жизни, запросы и многое другое.
Стиль одежды раньше был какой? Правильно, кто что достанет, тот то и носит. Мало кто со вкусом одевался, все пытались достать то, что носят все. Нет, конечно, были люди, которые шили на заказ у своих портных, но их было очень мало. А сейчас есть всё — всё, кроме вкуса. Вкуса опять многим не хватает. Ведь теперь надо думать, что и в каком сочетании надеть, какой оттенок придать волосам, каким ароматом подушиться и многое другое, что женщинам советского типа непонятно. Они, кстати, до сих пор в химии и в жёлтом блондинистом цвете волос.
Для потерявшихся в этом мире и времени женщин я хочу дать совет:
Милые женщины! Доверьтесь профессионалам, они всё сами сделают. И ваше доверие к ним только поможет их работе. Вы увидите совсем другой результат. Не бойтесь, спрашивайте, советуйтесь, будьте женщинами, а не бабами (извините за резкость).
Но идём дальше… Вы ещё не забыли, куда я летел на всех парах? Правильно, к клиентке, которая мирно сидела в кресле и листала не нужную ей фотогалерею с советскими стрижками. Хочу заметить, что советскими я называю стрижки, которые были без изюминки, всё очень конкретно, нет естественности, небрежности, лёгкости. Итак, мы приступили…

Записка № 9. Мужчиной и парикмахером быть непросто

Сначала стрижка, естественно, но перед стрижкой обычно моют голову, что я и сделал. Но это было непросто, скажу я вам. Для тех, кто не помнит: мойка находилась не в отдельной комнате, а прямо перед рабочим креслом у своего зеркала. Клиентам приходилось вставать на ноги и наклоняться вперёд, вниз головой. Поставить бы того, кто всё это придумал в такую позу и мыть, мыть, мыть голову, пока не кончится шампунь. Если у кого был макияж, то давалось полотенце, из которого делали жгут и прикладывали его ко лбу, чтобы вода не попала в глаза. Если этого не сделать, то макияжу конец.
Теперь представьте, что вы — молодой парень с нормальной ориентацией и моете голову девушке в короткой юбке и в блузке с большим вырезом, которая стоит на ногах, наклонившись вперёд, да ещё и напротив зеркала… Ваши ощущения? Я обращаюсь к мужикам — ну, ну??? Правильно, кровь приливает не только к голове, но и к её меньшей сестрёнке. Разворачивается настоящая битва со своими желаниями и фантазиями, причём в этот момент ты не знаешь, где голова, а где её меньшая сестрёнка. А если ещё и в зеркало взглянуть, то можно с точностью определить и рассмотреть то, чем кормила вас ваша мама после рождения. И как с этим бороться?
Только потом я понял, что нужно отключать своё состояние вечного стояния от увиденного. Нужно просто подумать в тот момент о чём-то другом. Я, например, думал о футболе или о музыке, и иногда кровь отступала, но иногда — с трудом, ведь у клиенток были ещё и локти (подумайте и догадайтесь про локти сами.) После таких вот случаев начинаешь понимать, почему среди мужчин-парикмахеров, ну, или как сейчас принято говорить — стилистов, много лиц с нетрадиционной ориентацией. Они смотрят на женщин как друзья, а я — несколько по-другому. Вот поэтому им и легче работать в этой сфере. Но это — моё убеждение, и я его никому не навязываю. А ещё, наверно, надо быть настоящим фанатом своей профессии, и тогда этот фанатизм перешибёт даже природные ощущения и желания. Но идём дальше…
Конечно, я прибалдел от такого мытья, и меня понесло. Язык не умолкал ни на минуту. Уж больно я хотел ей понравиться. Всё получилось удачно, в том числе и пёрышки. На этом примере я понял, что надо разговаривать с женщинами много, они это любят. Света (так её звали) сказала, что если можно, то она приведёт свою подружку окраситься. Я сказал, что легко, но теперь мне нужна была супра, много супры. Я понял — мне нужен Павел, без него как без рук.
Но прежде чем попрощаться со Светой, я вывел её в зал ожидания и громко ей вслед крикнул:
— Пока! Звони, если что!
Зал ожидания съел это сразу, многие подумали, что я — уже бывалый мастер и со скрипом потянулись ко мне. Вот что значит «реклама — двигатель прогресса». Я опять смекнул, что на красивых девушках всё смотрится хорошо, и если судьба сводит с такой, то надо выкладываться по полной, ведь у неё есть подружки. А какая сама, такое и окружение — в большинстве случаев. Одним словом, сплошная психология! Я просто убеждён, что парикмахер должен быть психологом и хорошо разбираться в людях. Моя любимая поговорка звучала так: «Человек — как открытая книга, только не все умеют читать». Это теперь, по прошествии времени, достаточно уже боковым зрением взглянуть на клиента и сразу видно, что ей нужно сделать и стоит ли вообще с ней связываться. Ведь бывает, как говорят, «не в коня корм». Чтобы стало понятнее, вспомните ту клиентку с мясом и рыбой! А теперь представьте, что я ей советую колорирование сделать. Правда, смешно? Это и есть пустая трата времени, да и она всё равно не поймёт. В этом и заключается наша работа: как правильно и кому что подобрать по цвету и по стилю жизни.
Но бывает ведь вот ещё как: например, женщина с хорошими волосами, пусть по профессии будет врач, лет сорока пяти, просит сделать ей розовые пряди. Ваши действия? Что, тяжело? То-то… А вы можете представить врача, работающего в больнице, да ещё с розовыми перьями? И пациенты, которые должны верить этому врачу и надеяться на него, вдруг увидят розовые перья! Что они могут подумать? Правильно, возможно, это какой-то несерьёзный врач и лучше, от греха подальше, поискать другого. Это я говорю вам всем, милые дамы, потому, что мастер должен знать ваш образ жизни, профессию и многое другое. Тогда он сможет вам помочь.
Теперь о моих действиях.
— Уважаемая Вера Сергеевна! А Вам именно розовые пряди захотелось или, может быть, ещё что-то попробуем? А Вы продумали свой гардероб? А то мы покрасим, а какая-нибудь любимая кофточка уже не подойдёт под розовый цвет волос. Или, может, вы свою работу поменяли? А что, вдруг на MTV рванули ведущей!
Я думаю, она всё поймёт и просто доверится вам как специалисту. Умение правильно и тактично общаться — это очень важно в нашей профессии. Конечно, при первой встрече я не скажу про ведущую на MTV, но если это твой клиент, то с юмором можно. Они это понимают и не обижаются. Но давайте вернёмся в мир того времени, где я пытаюсь начать свою карьеру…

Записка № 10. Зал ожидания

Зал ожидания — это особое место, где люди знакомятся, ругаются, обсасывают все косточки нам, мастерам, знают всю нашу личную жизнь и участвуют в обсуждении той или иной ситуации в стране и за её пределами. Это особый мир, где бок о бок существуют два непонятных друг для друга человека: мужчина и женщина. И все они сидят в одном месте, и то слушая, то перекрикивая друг друга, ведут свои базары практически ни о чём, не замечая нашего присутствия. Музыки тогда не было, вот и приходилось стоять и слушать всю эту ахинею. Мозг просто раскалывался от всех их рассказов о жизни и личных проблемах. А ты как фильтр стой и фильтруй весь этот бред. Но это — часть нашей нелёгкой профессии…

Записка № 11. Знакомство с Павлом

Итак, после Светы (клиентки) мне нужен стал Павел, ведь где достать супру я понятия не имел, но точно знал, она мне нужна. Отработав свою смену, я ждал Павла. Он же согласился взять меня с собой на халтуру в магазин «Продукты», а это то, о чём я мечтал, стоя на кухне дома у пустого холодильника.
— Ну что, голодающий, готов? — спросил он меня.
— Усигда готов, — отшутился я.
— Ну, тогда вперёд, да, и сумку с собой захвати, вдруг пригодится! Ха-ха-ха…
Шли мы недолго, а пока шли, у меня всё время вертелась в голове эта супра, но что-то подсказывало мне, что ещё рано и нужно подождать до вечера. Итак, мы подошли к магазину. Встреча была грандиозной. Первой нас встретила женщина лет пятидесяти с большим начёсом на голове и заколкой в виде банта на макушке. Цвет волос — угадайте — ну конечно, белый!
— Ба, какие люди! Паша, да ты не один, а с коллегой, что ли? Вот мои девки обрадуются, вас теперь двое будет у нас, а то твой Андрюша какой-то странный. Хи-хи-хи…
Да, чуть не забыл про моего друга Лёху. Он просто работал в другую смену, а кресло у нас было одно на двоих, и мы с ним виделись только перед работой. Он сдавал смену, а я принимал — и наоборот. Ну а Андрюша, хоть и работал с нами в смене, для нас с Павлом интереса не представлял, да и Павел со мной общался охотнее. Теперь я его понимаю — ведь быть одному в женском коллективе непросто.
Зинаида повела нас по катакомбам и лабиринтам магазина, сплошняком набитым неведомым для моего глаза товаром. Сказать, что я удивился, — значит, ничего не сказать. Было всё: пиво аж четырёх сортов — «Жигулёвское», «Московское», «Славянское», «Ячменный колос», но что меня добило окончательно — рядом стояли мешки с воблой на развес; колбасы, сыры, печенье из других стран, конфеты, майонез... Я могу долго перечислять — уж больно ярким это оказалось для меня впечатлением.
— Ребятки, не спешите, всё успеете, мы только товар получили, хи-хи-хи. А вон там и поработаете, — сказала она, показав на дверь, на которой висела табличка с надписью «Заведующая».
«Я на верном пути», —думал я. В её кабинете был накрыт стол.
— Вы же с работы? — спросила Зинаида. — Вон, подкрепитесь, чем бог послал…
На столе была нарезка колбасы, сыра, красная икра, морепродукты (креветки, кальмары), ну и главное — холодное пиво!
— Перекусите пока, а я пойду у девчонок узнаю, кто что будет делать, — сказала Зинаида и удалилась.
— Ну как, нравится наша работа? То-то, — сказал Паша, делая смачный первый глоток холодного пива.
Долго ждать не пришлось. Зинаида вернулась с ещё двумя девчонками, весьма симпатичными и в меру упитанными. Но что бросилось в глаза, так это их макияж. Рассказываю: красные щёчки и тени для глаз синего у одной и зелёного у другой цвета; яркая красная помада, а под колпаками на голове огромным кустом возвышались налаченные донельзя чёлки. Что поделаешь — почти все продавщицы того времени выглядели именно так. Их звали Вера и Галя, кажется.
— Паш, а Паш, познакомь нас с твоим коллегой! А как тебя зовут?
— Дима, — бодро сказал я, так как настроение мне придала выпитая холодненькая бутылочка пива.
— Ну что, Пашка и Димон, приступим? Паш, мне химию нужно, а девчонкам пёрышки, — хозяйским голосом сказала Зинаида.
— Хорошо, Зинаида Ивановна, только давайте начнём с вас, а Дима уже может начать красить пёрышки Вере. Я вам химию накручу, и пока Вы будете сидеть, я параллельно буду красить Галине пёрышки.
— Услышав такое, я чуть не поперхнулся. А смогу ли я? Не испорчу? А вдруг… руки затрясутся? Но Павел, как я понял, давал мне шанс, причём шанс большой.
Я решился, и меня понесло. Вера тоже оказалась разговорчивой девушкой. За пивом и едой работа получалась значительно быстрее и веселее. Но я опять подметил для себя что-то новое в работе. Оказывается, между химиями есть интервал, и его можно использовать. А именно — можно работать одновременно с двумя, а то и с тремя клиентками. Раньше я этого не знал.
После работы нас повели по продуктовому раю.
— Ну, мальчики, выбирайте, что по душе, — весело сказала Зинаида Ивановна.
Так как денег у меня было немного, я взял коробку майонеза. А что? Больше от растерянности я ничего придумать не мог. Но это была не одна баночка, а целая упаковка. Настоящим героем я нёс её по району, тайно мечтая, чтобы меня кто-нибудь увидел. Но, как назло, ни одного знакомого.
Хотя вру, у подъезда меня встретил гул бабушек, сидящих на лавочках:
— Маме несёшь? Где дают-то? Вот молодец, и помощником так станешь. А то раньше всё время только мяч гонял.
— Неужто за ум взялся? Ха-ха-ха. Где взял-то?
— Купил, — гордо сказал я и зашёл в подъезд. Это было началом, но я уже знал, что это — моё…
Немного отдохнув, я вспомнил о Павле. Павел — очень весёлый и заводной человек. И если его понесло, то это серьёзно. Не успел я всё рассказать маме, как раздался звонок — и, о чудо, на другом конце провода я услышал голос Павла:
— Что делаешь, любитель майонеза? А может, нам по пивку жахнуть? Да с воблочкой?
— Я бы с удовольствием, но…
— Да брось, я угощаю, — перебил он меня. Какой у тебя дом и подъезд? Я сейчас на тачке подъеду.
«Какая тачка, — подумал наивно я, — какое пиво, да и где его взять, и с воблой???» Я стал смотреть в окно, не веря во всё, что происходило.
Через двадцать минут подкатил Павел.
— Залезай, и на воблу, — сказал он мне, протягивая целую гирлянду из воблы, висевшей на верёвке.
— Паш, откуда???
— К Зинаиде сгонял, но с пивом там облом. Поедем в другое место, мне сообщили, куда сейчас «Жигулёвского» привезут.
Когда мы подъехали к магазину, там уже наблюдалось скопление народа. Они тоже что-то знали, но знали не точно. Надо было видеть их глаза, когда они увидели нас, обвешанных воблой, словно пулемётной лентой, вылезающих из такси. Гробовое молчание.
Только чуть погодя один спросил нас дрожащим голосом:
— Продайте рыбку, хоть одну, а? А мы вас за это, если пиво привезут, без очереди пропустим.
Конечно, столько воблы нам было не съесть, и мы согласились. Павел всех успокоил и сказал, что пиво везут. Спустя минут двадцать мы мирно уехали на такси в его двор с ящиком «Жигулёвского». За беседой с Павлом я многое узнал про нашу работу, её тонкости, и главное — где достать супру. Но еще важнее были слова Павла о том, что он научит меня работать, а это мне было нужнее всего — учиться у лучшего парикмахера нашего салона.

Записка № 12. Приколы нашей работы

После этого мы буквально стали друзьями. Он учил, я учился. Впитывая всё, как губка. К моей большой радости, у меня стали появляться свои клиенты. И с каждым рабочим днём я всё больше удивлялся их способностям. Например, одна клиентка пожилого возраста умудрилась покрасить волосы средством для покраски ковров.
На мой вопрос, почему она это сделала, она ответила:
— Седые волосы хотела закрасить, а получилось — красный!

А теперь представьте клиентку с цементом(!) в волосах. Наш диалог звучал так:
— Ну хорошо, давайте помоем голову и приступим к стрижке, — сказал я.
— А чего её мыть — она вроде чистая, хотя постой, давай лучше помоем, — у меня в голове цемент…
Ну, как вам? Хоть стой, хоть падай...

Или ещё:
— Сынок, ты задок убери совсем, а передок оставь, ладно?
На мой простой вопрос:
— Вы как чёлку носите? Налево или направо?
Ответ:
— В горку!
Ну, и плюс ко всему прочему — очередь, очередь, бесконечная очередь. Но как тогда быть со своими клиентами? Когда работать с ними? Конечно, они шли с другого входа, и мы их вклинивали между клиентами из очереди… Мне запомнился один скандальчик по этому поводу. Конец мая, почти лето, жарковато. Тогда у нас не было кондиционеров. Как всегда, очередь километровая. И вдруг в наш женский зал влетает женщина с кипой тетрадок и громогласно вопрошает:
— Когда прекратится это безобразие??? Я уже три часа сижу в очереди, а она и не движется! Я вот учу ваших детей русскому языку и мне приходится выкраивать время на причёску с таким трудом, что я сижу и проверяю диктанты в очереди, а не дома. Конечно, очередь и не будет двигаться! А как ей двигаться, когда у вас все через ЗАДНИЙ ПРОХОД идут???
Вы представляете, «через задний проход»! И это учительница русского языка?! Да мы тогда просто умерли от смеха после её выступления…
А тотальное увлечение лечением волос с помощью лука или чеснока? Это вообще нечто! Поймите, сухой волос не пахнет, а вот когда его намочишь, то всё — тушите свет! Слёзы из глаз норовят брызнуть. Женщины, вы поймите, что вы не должны пахнуть луком и чесноком!!! Это можно представить в каком-нибудь колхозе, в деревне, но в нашей с вами Москве??? Бред какой-то.
Но случается и такое. Одна моя клиентка поехала в Испанию на отдых с молодым человеком и, по совету своей бабушки, полечила волосы луком. Что она там пережила, это ни в сказке сказать, ни пером описать. Горничные, которые меняли постельное бельё и полотенца, глазами дикого карпа смотрели на неё и не понимали, почему в России так любят есть этот чёртов лук. Всё в номере провоняло от лука. После бассейна ей было стыдно подойти за пивом к барной стойке — ведь жара, и испарения от волос с ароматом лука быстро распространялись по гостеприимной Испании. И она стала потихоньку замечать косые взгляды отдыхающих. Но это ещё не всё! Самое страшное, что её парень взбунтовался и стал спать на матрасе, и причём на полу. А надувной матрас он купил специально уже там, в Испании. Короче, ни отдыха, ни секса — ничего! А вы говорите, что лук — это ерунда. Надо смотреть глубже.
Вот ещё один пример. Делаю химическую завивку на волосы, которые лечили луком. Заходит постоянная клиентка и громко говорит:
— Привет, девчонки и мальчишки! У вас чего сегодня, праздник?
— Почему праздник? — спрашивает Павел.
— У вас так аппетитно курицей пахнет в зале. Да ладно скрывать-то, у кого день рождения, признавайтесь!
— Да нет, Тань, это я химию на лук делаю, — съязвил я. Моя клиентка готова была сквозь землю провалиться.
Запомните — мелочей не бывает! Думайте, что делаете. Вы же женщины!

Записка № 13. Борьба не на жизнь, а насмерть — за место под солнцем!

Так, день за днём, клиент за клиентом протекала моя практика. Конечно, Павел здорово помог мне на первых порах. И когда у меня не было работы, я сидел и внимательно смотрел, что и как он делает. А вместе с моими наблюдениями я постепенно знакомился и с его клиентками. Он называл меня своим учеником, а это дорогого стоило, вроде товарного знака качества. Когда у Павла было слишком много народу, он просил меня взять одну из его клиенток. Так и работалось потихонечку.
Были и тусовки на работе, и совместное с клиентами распитие горячительных напитков. Мне все нравилось, и я уже стал подумывать, как тут остаться работать в дальнейшем. Конечно, я понимал, что место у кресла может освободиться только при одном обстоятельстве — летальном исходе у кого-нибудь из мастеров. Ведь только так, вперед ногами, можно кого-то вынести, отодрав от своего рабочего кресла. Все к нему просто прирастали на всю жизнь. Но мне опять повезло. Как я уже говорил, коллектив был разнородный и работали разновозрастные мастера, а план по сдаче выручки для всех был один. Конечно же, не все его выполняли, и над теми, кто его не выполнял, нависала тень старухи с косой. Да они это и сами чувствовали и все понимали. А мы, молодые, старались напирать и напирать, и если заведующая была дальновидной, то процесс вливания в коллектив проходил безболезненно. Лариса была резкой, но справедливой и с чувством юмора.
Она говорила тем, кто не тянет план:
— Не можешь работать — иди в магазин и яйца фасуй. Десять штук пачка — и все дела. Или кондуктором билетики отрывай в автобусах.
Но если по-честному, то за такое долгое время работы уже должны появиться свои клиенты, и лучше работать дома и без плана. То есть те, кто об этом думал заранее, так и делали, а остальным не повезло. Короче, на мое счастье и счастье Лехи освободилось два места, и нас оставили. Мое место еще долго сопротивлялось, но после того как она вместо химического состава нанесла на волосы одной из клиенток жидкий лак и посадила под сушку, шансов остаться у нее не осталось. Ту клиентку долго отмачивали от застывшей корки лака.
Кроме того, она иногда забывала про то, что делала. Один раз на кухню заглянула клиентка, про которую она забыла вовсе:
— Девочки, а где мастер, который работает у окна? — спросила она.
— А вы что хотите, женщина? — спросила Лариса с удивлением, глядя на ее взъерошенные волосы.
— Да она мне уже седьмой раз голову моет и под сушку отправляет. А я же не знаю — может, так и надо! — возмущалась клиентка.
Всё, ее участь была предрешена — место освободилось…

Записка № 14. Экзамены

Но, как говорится, хорошего понемногу. Постепенно наступало время окончания нашей летней практики. И мы все, кто ее проходил, должны были вернуться в училище. Возвращались с разными результатами, но было видно, что все уже понемногу заматерели. Причем заматерели в прямом смысле, то есть научились владеть матом в совершенстве (сказывалось интенсивное общение с народом). Кстати, практику в учебной парикмахерской никто не отменял, и два раза в неделю мы демонстрировали там все, чему научились за лето. Каждый старался показать что-то свое, необычное, и я в том числе. Но у меня был козырь: я учился у Павла, мастера мужского пола, а это существенно отличается от женской руки. Во-первых, Павел показал мне неведомый многим женщинам-парикмахерам того времени вертикальный срез ножницами. Тогда все стригли прямым срезом, и из-за этого страдала естественность стрижки. То есть, волосы лежали не небрежно, а кукольно как-то. Но сразу хочу рассказать, что пока я этому учился, у меня не было живого места на пальцах левой руки — одни порезы. Но оно того стоило. Вы бы видели реакцию нашего обучающего мастера, когда я это продемонстрировал.
— Что это за цирк! — визгливым голосом воскликнула она. — Ты что это, кусками стрижешь? Где ты этому мог научиться? Чтобы я этого больше не видела!
Но меня уже было не остановить: кто такая для меня была эта Ирочка, училка-истеричка, и кто был Павел! Павел — это свет в конце тоннеля, ведущего в мое светлое будущее. А Ирочка явно не вписывалась в мое представление о светлом будущем. Тем более, как женщина она мне и не нравилась, хотя и была старше всего на два года. Ее образ почему то напоминал мне комсорга, а я хотел бы видеть на ее месте прежде всего женщину, обучающую нас творчеству, а не слушать ее лекции, напоминающие комсомольские собрания в нашей школе.
— Ирина Константиновна, а Вы этого больше и не увидите. Без обид конечно, но здесь, в учебной парикмахерской, этому и не научат. И если вдруг, со временем, вас посетит прозрение, то я оставлю вам свой адрес, где буду работать.
Да, меня немного понесло, хотя я не жалею о сказанном. Ирочка меня поняла и с усмешкой проворчала:
— Ну-ну, мы посмотрим, как ты экзамены сдашь, умник!
Но мне уже было все до лампочки, ибо я чувствовал уверенность в своих силах. За лето у меня появились свои клиентки, и чтобы на халяву выглядеть хорошо, они с охотой приезжали к нам в учебную парикмахерскую. Все они были молодые девчонки с интересной внешностью, поэтому мои работы смотрелись весьма неплохо на учебном фоне. Помните мое наблюдение? О том, что чем красивее клиентка, тем лучше смотрится твоя работа. Если быть честным, то я очень гордился своими клиентками. От общения с ними я мужал, становился как мужчина. У меня не возникало сложностей в общении с противоположным полом. А какие тут сложности, когда одни женщины вокруг? Голову бы не потерять от такого счастья. Теперь в районе я ходил с высоко поднятой головой, а не как тот солдат со значками отличия на груди, привлекающий внимание только бабушек и дедушек у подъезда. У всех девчонок я был весьма популярен, и нехватки в практике своей работы не испытывал. Даже был выбор, а это круто меня подстегивало развиваться дальше…
Но настала экзаменационная пора, и нужно было сдавать зачеты. По «Здоровью и гигиене» сдал быстро. По практике тоже зачет был сдан. Самым сложным был зачет по парикмахерскому делу. Но как же хорошо быть одним мужиком среди тридцати девушек! Анна Александровна поставила мне задачу:
— Дмитрий, вы меня удивите чем-нибудь, и зачет у вас в кармане.
— А чем именно, Анна Александровна? — спросил я.
— Ну, уж постарайся, голубчик. Я люблю цветы в моем классе, а интересных ваз под них не хватает. Вот и придумай что-нибудь!
— Хорошо, Анна Александровна, — сказал я и выбежал из класса, чуть не сбив от радости мирно поднимающуюся по лестнице Ирочку.
— Глаза протри, авангардист ты наш великий, — пропищала она.
— Сори, Ирина Константиновна, простите, но — некогда, дела-а-а-а-а, — бросил я на бегу.
— Ну-ну, беги-беги… Как бы крылышки тебе не подрезали — с ножницами проблем-то нет, — ядовито проворчала она…
Вечером я собрал друзей за пивком и посоветовался, где мне взять вазу под цветы. Лёнька мне сразу сказал, что лучше сделать самому — это интереснее будет, чем покупать. А как я её сделаю? Я что, на все руки мастер?
Короче, решили, что это будет настоящий пень с торчащими корнями, а внутри ствола вырубим место под горшок для цветов. Эх, видели бы вы эту картину: молодой парикмахер с рюкзаком за спиной и топором в руках миролюбиво чешет по району в направлении оврага. Если бы наряд милиции это увидел в наше нынешнее время, то Москва так и не узнала бы мастера Дмитрия. Но во время распада страны, в том бардаке, это проскочило. Средь бела дня я завалил какое-то дерево, но этого было мало. Моя цель — это пень. Часа три мне пришлось поработать в роли дровосека, машущего топором под музыку в плеере. Вечерело. Стали вырисовываться очертания пня. С неимоверным трудом мне удаётся погрузить его в рюкзак…
Обратный путь казался вечностью. Шёл так же, с топором в руках, но из рюкзака с торчащими вверх корнями на окружающих смотрел пень! Углубление для горшка выдалбливал, как настоящий дятел, дома. Точнее, дятлов было два. Вторым дятлом стал мой друг Лёнька, временно не работавший и располагавший временем в неограниченном количестве. Выдалбливали мы не только под стук долота, но и под стук по батареям озлобленных соседей. Настало время везти мой шедевр в училище. Повёз я его на метро. Наверное, люди думали, что я псих и со мной не связывались даже те, кому посчастливилось (или не посчастливилось) ехать рядом с пнём.
— Анна Александровна, я принёс, — прохрипел я, открыв дверь её класса.
— Ну, заноси, коль не шутишь, — посмотрим! Смотри, Ирочка, какие у тебя таланты в группе, — сказала Анна Александровна.
— Не то слово — одни сплошь таланты и авангардисты, — съязвила Ирочка.
Но, как вы уже догадались, Анна Александровна занимала более высокое положение в училище, чем Ирочка.
— А что, молодец, — оригинально, да ещё и своими руками сделал! Ну что, Ирочка, это, по-моему, твёрдый зачет. Я говорю, Дмитрий, ЗАЧЁТ!
Так я был допущен до основного экзамена, убив тем самым двух зайцев:
1) получил зачёт;
2) расчистил путь от Ирочкиных возможных гадостей, которые она вполне могла мне устроить.
А чтобы подстраховаться, я обещал спеть на концерте по поводу окончания обучения. Для этого переделал песню группы «Дюна». Помните, там были такие слова: «Я не знаю круче слова, кроме «Мальборо» и «клёво»»?
Вот что получилось:

Я не знаю круче слова,
Парикмахер — это клёво!
Потому что нужны средства
На безоблачное детство,
А где ещё их взять?

Только вот беда какая,
Широка страна родная,
Не хватает инструментов,
Много бедных злых клиентов,
А где богатых взять?

Припев:
А времени так мало, а стричь ведь как-то надо,
И инструменты достаём.
А платят нам так мало, и что же нам осталось?
Вот чаевые и берём.

Но вот проходит лет так десять,
Своих клиентов уж не счесть,
А среди них такие птицы!
Те, что летают за границу,
И с ними я дружу.

В комиссионном есть Тамара,
И в продовольственном Татьяна,
А также есть товарищ Петя,
Он мне достанет всё на свете,
Что только попрошу.

Припев:

Но только быстро мы стареем,
Стоять у кресла нету смысла,
И чем дальше, тем сложнее,
Отгонять такие мысли…

Припев:

Экзамен я, конечно, сдал, да и на концерте тоже произвёл фурор с песней. Преподаватели были довольны. Так я получил корочку, а с ней и путёвку в жизнь!

Записка № 15. Добро пожаловать во взрослую жизнь!

Итак, после обучения меня ждала та парикмахерская, в которой каждый уголок стал уже для меня родным. С каждым днём я всё глубже и глубже проникал в недра моей профессии. Меня очень интересовало общение с женщинами. Я пытался понять их психологию: как они думают, чем живут в этом мире, что хотят от жизни и так далее… Своими глазами я наблюдал разное время — от распада Союза до наших дней. После распада Союза Москва стала похожа на Чикаго тридцатых годов. Все боролись за место под солнцем, и, естественно, те девушки, которые были девушками борющихся, тоже посещали наше заведение. Ведь несмотря на пальбу и отстрел всех и вся, выглядеть между боями они тоже хотели хорошо. Мы старались, как могли, хотя и побаивались попасть под раздачу, если что не так. Но Бог миловал, да и девчонки были что надо, одна краше другой, эдакое модельное агентство сплошных блондинок с ногами от ушей. А что делать? Видно, вкусы наших гангстеров были такие, что одна напоминала другую. Но надо признать, что платили они хорошо — да и мы жили спокойно.
Круг моих знакомых постепенно расширялся, и мне это нравилось, поскольку контингент клиенток постоянно менялся. Самые желанные клиентки были в возрасти тридцати-сорока лет. Объясню почему. Они уже твёрдо стояли на ногах, знали, чего могут и хотят в этой жизни. С ними было интересно работать. Общение было лёгким и естественным, без лишнего игривого смеха и кокетства.
Всё предельно просто и ясно:
— Сделай меня моложе лет на десять!
Или:
— Сделай из меня стерву! Я покажу этому пню (мужу), как меня не замечать…
Вариантов было множество, но их всех объединяла одна цель — быть женщиной, которая хочет нравиться мужчинам. А что может быть лучше для них, когда мастер — мужчина? Объяснение здесь простое. Каждую клиентку, которая приходила ко мне, я рассматривал как женщину. А именно: я создавал образ, который нравился мне лично. И это давало результат. Неважно, в каком возрасте были мои клиентки, главное — в каждой из них видеть Женщину. Но моим идеям мешала живая очередь, и я стал искать способы выбора клиентов.
Первое: пришлось применять образ с серьгой в ухе и с яркой одеждой. Это отбивало охоту идти ко мне клиенткам советского и дремучего типа.
Второе: Я подарил все мелкие палочки мастеру с квадратом на голове, которая была похожа на санитарку из сумасшедшего дома. Это дало мне работу с лёгкой и крупной химией, которую делали нормальные интеллигентные люди.
Ну, а самое главное — я стал работать как мастер-мужчина. Ведь в чём разница между мастером-женщиной и мастером-мужчиной? Она колоссальна. Женщина-мастер по природе своей женщина и, значит, ей присущи все женские достоинства и недостатки. Они всегда перестраховщицы и почти никогда не станут навязывать клиенту своё мнение. Смысл такой: «Хочешь это? Да ради бога!» Если результат не очень: «Сама ведь хотела…». Потом, те, у кого есть семьи, постоянно работают с мыслями: «А не голодный ли ребёнок?» «Что у него сегодня в школе?» «Что купить вечером из продуктов?» «Как там любимый, ведь вчера он был мрачнее тучи». Я это к тому, что полностью отдаваться работе женщинам тяжелее, чем нам, мужчинам. Я уже не говорю об отношении к красивым клиенткам, которые в этой жизни имеют более высокий уровень жизни только за счет того, что их внешние данные лучше, чем у мастера. Конечно, не все, но таких было большинство. Ведь у них возникал вопрос: «А чем я хуже?». И ещё, не каждая женщина-парикмахер сделает другой лучше, чем себе.
У нас, у мужчин, подход совсем другой. Мы по своей природе никого не слушаем в смысле советов. А зачем мы тогда учились? Мы делаем так, как нравилось бы нам самим. И когда клиентка уходит, она уже одному мужчине нравится, то есть мне, например. Мы, мужчины, можем разглядеть в обычной девушке ту страсть, которую ни одна женщина не увидит. А всё потому, что мы смотрим на женщину — правильно, глазами мужчины. Женщина — ведь это сексуальный объект, и мы его лучше чувствуем. Ещё, многим женщинам интересно поговорить с противоположным полом на самые разные и, порой, откровенные темы. Вот и получается, что парикмахер — как врач-психолог. Сколько историй мы пропускаем через себя, одному Богу известно, ну и нам, конечно. Каждая клиентка индивидуальна, но их объединяет одно — им всем надо выговориться. Вы себе даже не представляете, насколько не похожие друг на друга истории рассказываются у каждого рабочего места, а мы всё это перевариваем и должны помнить, о чём шла речь во время предыдущего посещения нашей парикмахерской той или иной клиенткой.
Однако со временем обстановка в зале изменилась. Теперь все эти истории могут слышать только те, у кого хороший слух. В зале играет музыка для фона, чтобы раскрепостить людей, а раньше её не было, и слушали тех, кто говорил громче. Да и теперь попадаются клиентки, которые могут перекричать даже радио «ULTRA». Но вообще, постепенно женщины стали другими. Они сейчас более целеустремлённые, самодостаточные и стараются ни от кого не зависеть в этой жизни. Даже школьная выпускница мечтает о карьере, машине и лишь потом о семье. О женщинах я узнал много такого, о чём раньше и не подозревал. Например, для меня стало откровением, сколько же красивых женщин с модельной внешностью одиноки по жизни. А всё потому, что мы, мужчины, думаем, раз она такая красивая, то наверняка не одна или замужем. Да они мне так и говорят, что с ними не знакомятся, их побаиваются. Так что, мужики, мотайте на ус — будьте мужиками!
На сегодняшний день многие девушки жалуются, что мужчин не хватает, все какие-то слабохарактерные. Многие, как дети, сидят в компьютере, другие бухают, наркота, но самое интересное — что много стало женоподобных. Мы ведь не на Западе, и наши женщины ещё не привыкли видеть мужчин, ухаживающих за собой. А те, кто слишком ухаживает, напоминают им мужчин с нетрадиционной ориентацией. Но что делать, если мы отстаём от Европы, и у наших мужчин нет ни денег, ни времени. По моим наблюдениям, женщины развиваются гораздо быстрее мужчин. Нынешняя молодёжь будет уже совсем другим поколением. Я уверен, что когда они будут в пожилом возрасте, никто из них не будет делать мелкую химию и лечить волосы луком. У них совсем другое мышление, и это радует. Они раскованны в одежде, им всё равно, что про них скажут сидящие у подъезда бабушки. Всё потому, что они личности, и им неизвестно понятие «стадное чувство». Вот как женщин поменяло время, и я очень рад этому. Вы посмотрите, сколько вокруг стало красивых, раскрепощённых девушек, и каждой из них мне, как мастеру, хочется придать свой неповторимый шарм. Ну, а нам, мужчинам, надо не отставать от женщин, а тянуться за ними, и тогда всё будет окей!

Записка № 16. Немного о личной жизни

Конечно, общение с прекрасным полом мне помогло не ошибиться в выборе моей второй половинки. И, наверное, огорчив многих моих клиенток, я им объявил о своей женитьбе. Образ моей жены я собирал по крупицам, и в этом мне помогли вы, дорогие клиентки! В итоге у меня прекрасная мать для моих детей, хорошая хозяйка, верный друг и, наконец, Женщина с большой буквы. И всему этому я обязан вам, моим клиенткам, которые, и сами того не зная, научили меня всему, а главное — видеть в женщине Женщину. Ну, и конечно, её я встретил в своей парикмахерской, а значит путь, который я выбрал в своей жизни, был правильным.
Но жизнь многогранна, и останавливаться на достигнутом я никогда не собирался. Хочу и дальше продолжать свои наблюдения, ведь человек — это как открытая книга, только не все умеют читать…

Записка № 17. От смешного к серьёзному

Смешного хватало, но продолжу о серьёзном. Серьёзным я называю мою женитьбу, а вместе с ней рождение дочери, а затем и сына. Всё это требовало финансовых средств, а их, как известно, всегда не хватает. Но у меня же были вы, дорогие клиентки. Из общения с вами я черпал полезную информацию и заводил нужные знакомства. В тот период времени добрая половина народа занималась челночеством. Ездили в Турцию, Китай, Корею, Эмираты, Польшу и т.д. И по их рассказам я понял, что в принципе, это неплохой бизнес. А я искал подработку помимо своей основной работы. Однажды я решил занять $2000 (у мужа одной клиентки) и рвануть за товаром. Но вышло ещё лучше — поехала моя клиентка, а я вложился с ней в долю. После её приезда нужно было разместить товар по точкам на рынках. Опять помогли вы, мои клиентки. Товар из Кореи разлетелся за три недели. Я отдал свой долг, и у меня осталась прибыль. Я сразу смекнул, что это круче, чем стоять у кресла, но слушайте дальше…
Второй визит в Корею удался не очень, так как полетел сам муж, бывший «сапог», не обладающий вкусом, зато обожающий вкусно поесть. Товар он привёз некачественный, и навар был не тот, что в первый раз. Но и этого мне хватило, чтобы купить первую машину. Однако мне хотелось съездить самому, а как быть с работой я не знал. Но что-то мне подсказывало её не бросать. Выход я нашёл вот какой: у меня ещё была родная сестра Лиза, которую я буквально заставил пойти учиться на парикмахера. Училище мы заканчивали с разницей в год. Куда ей пойти после школы, она не знала, и я буквально настоял, чтобы она пошла по моим стопам. Вот её я и поставил на своё место, когда поехал за товаром.
Дела росли понемногу. Я уже ездил сам и сам хотел реализовывать товар, так как это и быстрее, и без накруток. С 9 утра я стоял на рынке и боялся столкнуться со своими клиентками нос к носу. А к 15-00 бежал на работу. Это меня бесило, и я решил попробовать свои силы в Лужниках. Но без напарника было никак нельзя. Свой взор я обратил на друга Сашку. Это ведь он дал мне идею про парикмахера, да и по жизни мы с ним были близки, — что называется, понимали друг друга с полуслова и полувзгляда.
Машина у меня была, но прав не было, а у него наоборот — права были без машины. Всё складывалось одно к одному. Сашка тогда учился в медицинском институте на стоматолога и ему, как и любому студенту, деньги были нужны, как воздух. На моём примере он знал, что это прибыльно, и мы стали партнёрами по бизнесу. Заняли денег под 10% — и вперёд. Первая наша поездка в Турцию за джинсой была чем-то вроде битвы за жизнь. Главное было не расколоться, что один из нас парикмахер, а второй стоматолог. Согласитесь, что это звучало бы приговором — ЛУЗЕРЫ.
Так вот: набрали мы товара и стали ждать отъезда домой. Мы должны были на автобусах из Турции проследовать прямиком в Болгарию, а уже оттуда поездом до Москвы. Но случился какой-то конфликт между странами. Болгарам не нравилось, что автобусы с турецкой стороны ездят по Болгарии бесплатно, и они захотели быть в доле. А именно: чтобы туристы на границе пересаживались в болгарские автобусы, которые бы следовали уже до вокзала. В принципе всё логично, не придерёшься. Но было одно «но». Это не понравилось «нашему брату», то есть челнокам. После довольно тяжёлой погрузки тюков, после приличной дозы алкоголя, принятого на грудь, нам вдруг сказали: выходите из автобусов и вытаскивайте тюки. Интересно, какой реакции турки ждали от людей, которые думали, что всё, их везут на вокзал, и можно уже расслабиться. А тут — вылезайте Это было сигналом к нашему наступлению. Ведь пьяному и море по колено, а тут наших бьют. Но били не нас, а били мы, ричём всех, кто попадался под руку. Слава Богу, что мы с Сашкой ехали в другом автобусе, и там была более интеллигентная публика, чем в автобусе со сплошными чемпионате Европы по футболу. Только с помощью переводчика нам объяснили причину высадки. Зализывая свои боевые раны, мы кое-как вытащили тюки и сложили их все вместе. Стало понятно, что мы теперь один за всех, и все за одного. Женщины перевязывали мужчин и, наверно, чувствовали себя медсёстрами, как на войне. Но нам надо было искать эти чёртовы автобусы с болгарской стороны, а уже вечерело, и на дворе не май месяц. Кто-то предложил разжечь костёр, но где взять дрова не знал никто. Поступило предложение отметить наше побоище, и началось… Мы с Сашкой протрезвели сразу, когда представили, что может случиться с нашим товаром, но успокоились после покупки большой клеёнки, которой накрыли товар от моросящего дождика. Вскоре кто-то раздобыл немного дров, и народ уселся возле костра. Мы с Сашкой уже не могли сидеть и падали от усталости. На наше счастье метрах в двухстах была гостиница, где мы благополучно и переночевали.
Утро было тяжёлым… Подойдя к нашему лагерю, мы удивились: песни и пляски всё ещё продолжались. Стало ясно, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Тут же был найден автобус за $500, но он был только один, а нам нужно было два. Так получилось, что те, кто танцевал у костра, составили группу, которая должна была поехать во вторую очередь, после нашей группы. Они же должны были протрезветь, а мы были в норме, и водитель-болгарин взял нашу группу первой. Уже в автобусе от других ребят мы узнали, откуда взялись дрова. Дикий ужас овладел нами: оказалось, что кто-то вероломно ворвался в стоящую неподалёку маленькую мечеть и стащил несколько стеллажей для обуви. Когда мусульмане посещают мечеть, они при входе снимают обувь и кладут на стеллажи, похожие на наши калошницы.
Я стал думать, что, слава Богу, мы уже в Болгарии. Кстати, это ощущалось сразу. Нам захотелось перекусить и в одном кафе мы попросили гамбургеры. То, что нам дали, напоминало нашу советскую булочку за 3 копейки, разрезанную пополам, а внутри был кусочек докторской колбасы, кусочек свежего огурца, и всё это залито майонезом. Боже, как это напоминало Родину времён СССР и как это было далеко от Турции, с её изобилием забегаловок и кафе.
Проведя ночь на вокзале, мы узнали, что вторая группа задерживается ещё на сутки. Представитель фирмы с болгарской стороны решает нас отправить первыми, а вторую группу потом, как только они пересекут границу. Мы с радостью согласились… Пришёл поезд, и нам нужно было грузить свои тюки. Повезло, что у нас в группе оказался Сергей. К тому времени он уже давно ездил, и у него был огромный опыт.
— Ребята, давайте объединим свои усилия в единую команду, а не каждый сам за себя! —начал он. — Будет лучше, если мы скинемся и заплатим за погрузку цыганам. Так никто из них не будет пытаться что-нибудь у нас стащить.
Цыган на вокзале было великое множество, они подрабатывали погрузкой и всякими своими тёмными делами. Нам всем требовалось только стоять и внимательно смотреть.
— Товар разберём на вокзале в Москве, — командовал Сергей.
Никогда не ездил на поезде, битком набитом тюками. Все наши купе до отказа были заполнены ценным грузом, и наверху оставалось лишь чуть- чуть места, чтобы спать. Мы стали разбираться, кому где спать, и — надо же такому случиться — одна девушка попала к нам с Сашкой в купе.
— Это что, я с ними должна спать наверху? — возмущалась она. Я не хочу спать с незнакомыми мужиками, да ещё на этих тюках…
Но слово опять взял Сергей, и всё встало на своё место:
— Послушай, Оленька, неужели ты думаешь, что после такой траты физических сил, после погрузки этих тюков и ночи, проведённой на вокзале, кто-нибудь решится посягнуть на твою девственность? Я сомневаюсь! — сказал он, глядя на Сашку, уже дремавшего на откидном стульчике, находящемся возле нашего купе. А ведь Сергей был прав. Сил оставалось только на то, чтобы забраться наверх по тюкам и крепко уснуть…
Сначала мы помогли забраться Ольге, уже успокоившейся и понявшей, что к ней никто приставать не будет, а потом залезли сами. Ольга легла посередине — видно, чтобы никого из нас не обидеть. Но все наши мысли сводились, к сожалению, ко сну. Наутро всё выглядело уже иначе: рука Ольги крепко обнимала меня за задницу, и я понял, что страх от неё ушёл, жаль только, что не перед этой ночью.
Но впереди нас ждал очередной неприятный сюрприз. На границе Румынии и Украины злые и вредные пограничники заставили нас выгрузить весь товар на перрон. Поезд отошёл на запасный путь менять колеса. Ведь у нас в стране другое расстояние между рельсами. Картина такая: гора тюков на перроне, и мы рядом — уставшие и взмокшие. Меня вдруг пронзила мысль, что гарантии на то, что поезд подъедет нашим же вагоном к нам, почти нет. И я полетел за тележкой, потому что стоянка была минут 25, а тюков было очень много.
Увидев грузчика с тележкой, я выпалил:
— Слышь, командир, на 20 баксов, и давай на твоей тележке перевезём вон ту гору тюков, если поезд подойдёт другим вагоном к нашему товару.
— Хорошо, — обрадовался он, скидывая чемоданы какой-то неприятно удивлённой дамы.
— Минуту, мадам, дайте я трохи заработаю, — прохрипел он, окончательно скинув её багаж...
Поезд подошёл с разницей в два вагона, но мы были готовы и уже с товаром на тележке, в отличие от бегающих в панике людей, ехали к своему вагону. Ольга больше нас не боялась, а скорее наоборот — была горда тем, что именно с нами едет в купе, и её товар в надёжных руках. Так вот и ехали до самой Москвы, где нас встречали Сашкины родители и друг Серёга на машине. Так завершилось наше первое совместное путешествие в Турцию за джинсой…

Записка № 18. Объединенные Арабские Эмираты (выезд № 2)

Как я уже говорил, товар мы реализовывали в Лужниках. Он на удивление быстро заканчивался, и я уже стал подумывать, а не съездить ли нам за другим. Выбор пал на Эмираты, куда люди ездили за аппаратурой. Ну, а на работе всё было нормально. Я работал, а когда ездил, работала моя сестра. Всё было продумано до мелочей, и механизм работал исправно. Правда, наша поездка началась не очень удачно. Нас чуть не кинули с путёвками, и только благодаря Сашке нам удалось вернуть деньги. Контора оказалась кидальной, они набирали людей для поездок и потом исчезали. Ну, да бог с ними, идём дальше. Опять заняв под проценты денег, мы отправились в Эмираты. У каждого из нас было по литру водки, и, поселившись в отеле, мы хлопнули за приезд. Но, видно, хлопнули не мы одни, так как шум и ор стоял такой, что сон отбивало напрочь. Я вышел на балкончик, и перед моими глазами предстала следующая картина: пьяные туристы из России прыгали в бассейн прямо со своего балкона, который находился над этим бассейном. Такого я ещё не видел.
Работники отеля пытались остановить эти соревнования по прыжкам в воду, но тщетно, — в ответ они слышали наше:
— Да ладно, за всё заплачено.
После бессонной ночи нас ждали Дубаи и Шаржа, но сначала нам нужна была машина, которую мы хотели взять напрокат. Однако нас было всего двое, а чем больше народу, тем дешевле обходилась машина. Мы решили взять компаньона. К тому же прав у меня не было, а Сашка ездил мало, поэтому опыта не хватало. И тут нам подвернулся Олег, парень из соседнего номера, к тому же отличный водитель с большим стажем. На троих мы взяли машину и поехали навстречу утреннему жаркому солнцу, ярко сиявшему на безоблачном небе.
Но пришло время рассказать вам о причине нашей поездки в Эмираты. И тут, конечно, не обошлось без вас, дорогие мои клиентки. Дело в том, что ко мне ходила одна девушка, работавшая стюардессой. От нее я знал, что один богатый араб, живущий в Дубаи, предлагает ей стать его второй женой. Она всё подробно мне рассказала, что и как там у них, а главное — что он нам поможет. И написала письмо, которое я должен был ему передать при встрече. Но чтобы встретиться с ним, я должен ему позвонить. Вроде ничего сложного, если бы не одно «но»: ни один из нас троих почти не говорил на английском. Но когда жизнь припирает тебя к стенке, открываются такие способности, которых от себя и не ожидал. Передо мной за один миг промелькнула вся школьная программа по английскому языку. Я набрался смелости и, глубоко вздохнув, решился на звонок Мухаммеду. Но перед тем как позвонить, спросил на ресепшн, что это за номер.
Работник посмотрел на меня и стал объяснять что-то нечеловеческое, показывая на ремень своих брюк, да ещё при этом реально попискивая:
— Пи, пи. Пи…
Руками он изображал что-то типа маленькой коробочки. Но откуда же мне тогда было знать, что он имел в виду обыкновенный пейджер, а выходило у него не хуже, чем у Леонида Ярмольника, когда тот в своё время показывал цыпленка табака.
Итак, я позвонил:
— Алло, Мухаммед? It is Dmitry who lives in Moscow. You understand me? I have letter from your girlfriend Svetlana. Now we stay in hotel in SHARJA, you understand?
— Wow, ok, — донеслось из трубки. — I am happy, stay there, I will come.
Как ни странно, я всё понял.
— Ну, что он сказал? — теребили меня Олег и Сашка.
— Ждём на месте, он едет к нам, — с гордостью сказал я.
И через полчаса мы уже сидели в его машине «Ford Thunderbird» стоимостью около $200000, как он говорил. Она была сделана на заказ для него лично. Беседовали мы на смеси русского и английского. Мы объяснили цель своего приезда, и он обещал помочь. Забрав письмо, он уехал. Ну, а мы знакомились с Эмиратами. Движение на дорогах было довольно интенсивным, и опыт Олега был очень кстати. Мы колесили по магазинам в поисках аппаратуры и уже начали сходить с ума от такого количества магазинов. Глаза буквально разбегались, и мы решили взять паузу и искупаться в море. Сказано — сделано, мы на берегу, и вот оно, море, или океан — кому что нравится. После купания решили немного позагорать и поиграть в карты, но не прошло и часа, как к нам подошли двое юношей и стали нам что-то говорить.
Странно было лишь одно: на одном из них была обтягивающая майка и велосипедные шорты, не свойственные для здешних обитателей. Он спросил, что мы тут делаем, и когда узнал, сразу же обещал помочь найти подешевле. Что-то твердил про своих друзей, торгующих аппаратурой. О его друзьях лучше было бы нам не знать, но об этом чуть позже. Всё бы ничего, если бы он не начал рассказ про свой бизнес, показывая на яхту, одиноко болтавшуюся в водах этого арабского моря. Он объяснил, что занимается прогулками на яхте, и если мы поможем ему с клиентами (он имел в виду нашу группу, которая насчитывала человек двадцать), то сами втроем поедем бесплатно. От такого предложения мы уши и развесили. Я и Олег уже были согласны, но у нас был один здравомыслящий человек — Сашка. Он долго и пристально смотрел на другого юношу, того, что был очень странно одет для мужчины, живущего в Эмиратах.
— Дим, пойди сюда, — позвал он меня. — Что-то тут не то, Димон. Смотри на этого попугая в красной майке и в желтых, обтягивающих все мужские места, велосипедных шортах. Он тебе никого не напоминает?
Я посмотрел, и в этот момент юноша недвусмысленно нагнулся перед нами и, взяв двумя пальчиками (я подчеркиваю — пальчиками, а не рукой) круглый камешек, как-то по-женски бросил его в воду. Он проделывал это еще и еще, все ближе и ближе подбираясь к нам.
— О боже!— мелькнуло у меня в голове.
Не доверять Сашке не было оснований, так как в медицинском, где он учился, этого добра хватало не только среди студентов, но и в преподавательском составе, по его же рассказам.
— Сань, неужели нас хотят снять? — с тревогой спросил я.
В этот момент юноша говорил Олегу что-то в том смысле, что если мы хотим посмотреть яхту своими глазами, то он позвонит и все устроит в течение тридцати минут. Тем временем второй юноша уже снял майку, оголив шоколадный и весьма накачанный торс. Медлить было нельзя, нужно было просто уматывать оттуда.
— Нет, у нас дела. Спасибо за все, конечно, но как-нибудь в другой раз, — сказал я, оттаскивая ничего не понимающего в том, что происходит, Олега от юноши с голым торсом.
— Good-by, Chao! — сказал я, прыгая в чем мать родила в машину….
Потом мы, конечно, Олегу все объяснили, и он долго ржал, да так, что пришлось остановить машину, потому что вести ее он не мог. Так состоялось первое знакомство с Эмиратами. Это уже потом мы поняли, почему там было много так называемых «голубых». Все они по большей части были выходцами из Индии и Пакистана. В Эмиратах они жили и работали, а ведь публичных домов там нет, и им приходилось объединяться парами — так они и жили. Сексуально озабоченными были там все, это чувствовалось везде. У нас, например, в отеле был номер, оплаченный на год вперед арабами, которые сидели, как голуби, на крыше или на балконе с видом на бассейн отеля. Некоторые из них даже сидели с театральными биноклями и смотрели на наших туристок, ничего не стыдящихся и загорающих в чем мать родила. Мухаммед нам рассказал потом, что если у тебя нет денег, то ты не женишься, а пока ты не женишься, любые сексуальные отношения с женщинами запрещены. Сурово, да? А что поделаешь — восток дело тонкое.
Ночью мы решили съездить на море, но не смогли его найти. Была одна попытка спросить, где оно находится, но мы потерпели неудачу.
А выглядело это так:
— Слушай, Олег, хорош бензин жечь, — начал я нервно. — Ну, давай спросим, а?
— У кого ночью спросим? — язвя, ответил Олег.
— Да вон, возле заправки какой-то магазинчик, и свет там горит, — парировал Сашка.
Мы подъехали, и я начал спрашивать какого-то несчастного пакистанца, как нам в это ночное время найти море. Он, ничего не понимая, лишь качал головой и что-то мычал. Вдруг Олег не выдержал, и начался наглядный урок пантомимы. Он и махал руками, имитируя плаванье в стиле кроль, брасс, баттерфляй; изображал что-то наподобие рыбалки, но ничего не помогало. Последнее, что он смог придумать, так это взял полотенце в руки и стал интенсивно растирать им тело, а затем голову. Это стало последним номером нашего представления для обалдевшего пакистанца. В его глазах уже появился страх. Конечно, ведь ночь на дворе, а тут три придурка стоят и растирают друг друга полотенцем.
— Moment, — дрожа, произнес он и скрылся в магазинчике.
Через пару секунд свет погас и на витрины опустились решетки. И тишина… Вот как мы его напугали! Парень решил просто закрыться, чтобы спастись от нас, горе-туристов, ночью искавших море. Добравшись до отеля, мы залили свое поражение еще остававшейся водкой и легли спать. Утром, перекусив в отеле, опять двинулись в город. Времени у нас было до 17-00, а потом Мухаммед обещал за нами заехать и показать город с его достопримечательностями. Мы уже определились с товаром и стали уставать от навязчивых продавцов. Последней нашей закупкой было золото. Золото в магазинах было в таких огромных количествах, что я стал представлять себя в роли шейха, обходившего свои владения. Но к моему удивлению, дизайн всех этих украшений не соответствовал нашему европейскому вкусу. Все пестрило цветками и мишурой. Строгости линий я не заметил. Одним словом, все по-восточному. Лишь в одном магазине мне удалось подобрать кое-что, но не более.
Да, забыл рассказать, что в процессе обхода магазинов в некоторых из них к нам назойливо приставали любители мужской красоты. Особенно доставалось Сашке, так как он был под два метра ростом и не по-детски выделялся из толпы. В узеньких магазинчиках развернуться тяжело, и любители мужской красоты буквально терлись о наши крепкие задницы. Могли и ущипнуть за гениталии. А черт их разберет, ведь рук-то не видно, да и в этих одеждах ничего у них и не поймешь. Приходилось резким тоном объяснять, не без помощи русского мата, что они из себя представляют. И, как ни странно, они понимали наш могучий русский язык.
Ровно в 17-00 к отелю подкатил Мухаммед, и мы поехали в бильярдный клуб, а заодно — поесть настоящую итальянскую пиццу. То, как встречали Мухаммеда, наводило на мысль, что он крутой человек. Я также заметил, что у него никогда не было мелких купюр, ну да ладно. Нам принесли пиццу таких размеров, что трое голодных мужиков смогли съесть только половину, остальное, к моему сожалению, пришлось там и оставить, хотя глазами я упаковал ее в фольгу и отнес в багажник нашей машины. Дальше — больше. Мухаммед предложил нам партию в бильярд, а свою ставку он обозначил ключами от своей машины, которые аккуратно положил на блюдечко возле стола. Сначала мы думали, что он шутит, но эти мысли быстро развеялись. А вот что поставить нам? Неужели наши тела? — мелькнуло у меня в голове. Но он сказал, чтобы мы расслабились и просто попытались выиграть у него эту роскошную тачку.
Наверно, он был уверен в своих силах. Нам осталось только выбрать, кто из нас троих будет представлять Россию. Выбор пал на Олега, так как играл он действительно лучше нас. Представьте себе картину: человек в тельняшке с небольшими дырочками подмышками и кепкой на голове, с бычком во рту, играет на «форд Thunderbird». Причем после каждого его удара кием пепел осыпался небольшой горкой на зеленое сукно дорогого стола. Дальше — больше, он заказал водки, и понеслось…
К нашему счастью, все закончилось сломанным кием и диким воплем:
— П…, проиграл, твою мать. Б…!
Но Мухаммед был дипломатом и заказал всем водки, вроде мировой. Тут он спросил меня, что мы еще купили, кроме аппаратуры. Я ему и высказал все, что думал о золоте и его дизайне. Мухаммед выслушал и попросил показать что-нибудь из купленного золота. Я аккуратно достал мешочек с украшениями и высыпал на сукно бильярдного стола. Он перебрал все пальчиками своих рук и попросил визитку этого бутика.
После паузы он сказал:
— Это визитка моего друга, а его магазин является, действительно, одним из лучших. Послушай, Дмитрий, а у тебя хороший вкус, и я хочу, чтобы ты работал у меня.
Я, к сожалению, не знал, что он является хозяином золотой компании, и что из немногих Роллс-Ройсов в городе один принадлежит именно ему.
— А сколько будешь платить? — спросил я.
— Ну, для начала 5000 тысяч долларов в месяц. Хватит?
Эх, я же не знал, что он не шутит. Да там вообще люди отвечают за свои слова — не то, что у нас. Но я представил, как буду без семьи тут один, когда вокруг эти сексуально озабоченные люди. Кое-как отшутился. А спустя много лет я узнал, что он взял в жены одну стюардессу, купил ей в Москве пятикомнатную квартиру и открыл ювелирный магазин. Конечно, я мог бы, наверно, в этом магазине и работать. Наверняка, он именно этого тогда и хотел, но поезд безвозвратно ушел…
Улетели мы довольно спокойно, по сравнению с нашими гонками по дорогам этой страны. Стоит отметить один эпизод, когда мы со скоростью 195 км/ч пронеслись мимо полицейской машины, стоявшей у обочины. А чего бояться? Ведь утром мы с товаром уже летели в самолете домой. Перед отправкой мы попрощались с Мухаммедом, крепко обнявшись с ним. Сашка так расчувствовался, что наступил ему на ногу всем своим 47-ым размером ноги. Он не расстроился, ведь мы улетали. Правда, нас достал Олег, которого угораздило в сувениры взять кинжал недетских размеров. Но он же был с нами, и ему фортонуло в очередной раз. Мы так достали таможенников, что нам дали в Шереметьево зеленый коридор, и Олег вместе со своим кинжалом за пазухой благополучно увидел Москву. Так закончилась наша челночная эпопея, и мы с Сашкой больше к ней не возвращались. Время все расставило по местам — наши профессии взяли верх.

Записка № 19. Смена декораций

Вернувшись из Эмиратов, я, благодаря своим же клиентам, удачно реализовал наш товар. Но кое-что зависло, конечно, и в конечном итоге мы больше прогорели, чем наварили. Сумму занимали нешуточную, и её нужно было отдавать. На раздумье времени не осталось, а где заработать, как не на своей работе? И мы решили, что хватит заниматься ерундой: нужно работать там, где у нас получается лучше всего. К тому же никакого риска, стой и стриги. Так мы с Сашкой и решили. Разделили сумму долга пополам и принялись её отдавать кто как мог. Работа, работа, работа – вот что меня волновало на тот момент больше всего. Я был готов стричь где угодно, лишь бы это приносило заработок. Сами поймите – семья, дети и всё такое. Особенно я любил работать на дому, причём не у себя, а у клиентов. Приглашали, как правило, сразу несколько клиенток, потому что так удобнее и им, и мне. Мне – чтобы не ходить по разным адресам, да и им веселее, ведь они все подружки, как-никак.
Все эти мероприятия сопровождались бутылочкой какого-нибудь крепкого напитка. Так, для поддержания беседы. Но заканчивалось, бывало, грандиозной вечеринкой. А что делать-то? Деньги платили, ну я и старался. Помню, один раз, после выпитого на спор, стриг каре портными ножницами. Слава богу, они были острыми, и пронесло. Скучать не приходилось на таких халтурах. Представьте: ты стоишь и работаешь, а в соседней комнате сплошная дискотека с элементами стриптиза, в ванной кто-то принимает коллективный душ, и все хотят именно тебя. Круто, да? Я и сейчас вспоминаю с завистью о том времени. И иногда хочется тряхнуть стариной.
Ну а на работе было как на работе. Все пахали и сдавали план ежедневной выручки. Работалось весело, потому что меня поставили рядом с Павлом и Андрюшей. Как же интересно смотреть на работу Павла, подчёркивая разные хитрости и нюансы профессии. Но мне бы хотелось рассказать о работе Андрюшки… Так как он сам заметно отличался от нас с Павлом, то и его работы тоже не были похожи на наши. Типаж его клиенток в большинстве случаев состоял из женщин пожилого возраста... Для таких женщин он был находкой, а точнее – подружкой для беседы о жизни, о способах и рецептах по приготовлению пищи. Ему можно было рассказать про все свои болячки, про сложные отношения с зятьями и невестками; также поговорить о кинофильмах их молодости, о театре, и так далее. Только сейчас я представляю, что было бы с моим мозгом, показывай тогда такое количество сериалов и мыльных опер, как показывают в наши дни. Но послушать про рабыню Изауру мне в то время изрядно пришлось. Молодые девчонки к нему шли неохотно – видимо, не чувствовали мужского начала, – а вот от пожилых отбоя не было! Но к жизни он был совершенно не приспособлен и внешне казался каким-то нескладным и несчастным. Так в итоге в его жизни и случилось. Но об этом позже…
С ним постоянно происходили какие-то истории… То его избили и, как он говорил, за ним гнались до самой парикмахерской. После наших расспросов – что, как и почему, он сказал, что не знает, за что. Я, говорит, только стоял в очереди за пивом и сказал одному, что ему неплохо бы и подстричься. Ну а как мы все должны были среагировать? Конечно, смех покатился по всей парикмахерской…
Ну как ему объяснить, если сам он не мог понять, что среди мужиков так себя не ведут?? Как ведут себя мужики в очереди за пивом? Ко всему прочему, у него всё валилось из рук. Один раз, когда у нас отключили горячую воду, Андрюша стал в кувшине разбавлять кипяток холодной водой. А так как он постоянно обитал в каком-то своём, не понятном для нас всех мире, он не заметил, что кран с холодной водой внутри кувшина был открыт. Когда кувшин наполнился водой полностью, Андрюша решил вытащить душ оттуда, думая, что вода в нём отключена… Но, как назло, вода была включена! Ну а дальше – это надо было видеть: рука Андрюши с душем, извергающим потоки холодной воды, метнулась вверх, с криком и визгом его самого. Вода лавиной обрушилась на спину Павлу и на платье улыбающейся и довольной клиентки. От испуга Андрей повернул руку с душем влево, и поток воды чуть не смыл с кресла его старушку, которая слегка задремала в его рабочем кресле. Короче, досталось всем, кто был рядом. Я, рискуя сухостью своей одежды, прорвался к крану и закрыл вентиль душа. Оставшееся время я работал в шортах, слава богу было лето. У кого не было во что переодеться, стояли как после грозы, мокрые по самое не хочу.
Но это был не единственный случай с Андрюшкой. Как-то раз он пришел на работу простуженный, с красным носом. Я по себе знаю, что с этим лучше не шутить, так как при насморке раздражает слизистую оболочку все – от запаха лака до мелких волос при укладке феном. Но он решил работать и стал делать одной пожилой женщине химическую завивку. Я как раз сидел без дела и наблюдал эту комедию от начала и до конца. Андрюша почти уже накрутил по всей голове коклюшки, как вдруг его настигла простуда, в самом конце. Из глаз покатились слезы, но это еще не самое худшее в такой ситуации; дальше он три раза чихнул, шмыгнул носом и вытер рукавом то, что ему так мешало. Но и это было еще не все! Из его правой ноздри потихоньку свесилась зеленая угроза для клиентки, причем все это над ее головой. Но так как руки его были в перчатках, устранить зеленую угрозу он не мог, а попросить кого-нибудь постеснялся. Борьба продолжалась минуты три. И чем сильнее он ее в себя втягивал, тем ниже в следующий раз она свисала. Развязка наступила позже! Зеленая угроза, не выдержав перетягивания каната, оборвалась и рухнула на голову клиентки незаметно для всех, но только не для меня, наблюдавшего эту картину. Дальше Андрюша быстро взял губку и, вместе с химическим составом, все это вспенил на голове клиентки и, надев ей колпак, удалился в подсобку. Химия получилась превосходной, и бабуля ушла довольная. Так Андрюша изобрел свой, не на кого не похожий состав для химической завивки.
Такими приколами наша парикмахерская была наполнена до отказа. Ведь каждый мастер – это тоже неотъемлемая часть юмора. Все мы сделаны из одного и того же теста и способны на многое. Помню, как одна мастер после радостного телефонного звонка схватила детское кресло и вместе с ним пустилась в пляс по женскому залу под песню Леонтьева («Светофор зеленый…»). Но не тут-то было! В парикмахерской сидела слегка подвыпившая клиентка и, увидев этот танец, вскочила с кресла в бигуди и в пеньюаре и составила танцующей компанию, к ее испугу. Мы все только и смогли, что наградить их бурными аплодисментами!
Был и такой случай, но уже в мужском зале. Раньше мы пользовались машинкой для чистки волос с полотенец и пеньюаров. И надо же такому случиться, пеньюары из педикюрного кабинета попали в одну стопку с остальными! Наша кастелянша не заметила этого и положила их вместе. Перед работой одна мастер взяла такой пеньюар, думая, что все почищено, и накрыла им своего клиента.
Не понимая, что происходит, и глядя на сыпавшуюся по пеньюару хлопьями кожу (видимо, с пяток одной из клиенток педикюрного кабинета), она сказала:
— Мужчина, ну что же вы не следите за своей перхотью, вон она аж стружкой спадает с вас!!
— Что?? У меня перхоть появилась? Когда только успела?!! – возмутился он.
Вы знаете, я, конечно, постараюсь рассказать все смешные истории, которые помню, но, пока я их описываю, жизнь моя продолжается, и, если вы еще не забыли, мы с Сашкой все еще отдаем долги…

Записка № 20. Суровые реалии

Так, день за днем, протекала моя жизнь. Дети росли, и росли их запросы, а вместе с их запросами и мои растраты. В нашей парикмахерской все потихонечку менялось: уходили и приходили мастера, появлялось новое оборудование, законы в стране… Но самым интересным было то, что некоторые мастера не менялись совсем! Это и было их ошибкой.
В нашем деле нужно держать руку на пульсе и, как только пульс учащается, нужно сразу реагировать. Так оно и есть. Руку на пульсе держит и клиент, и если ты не уловил изменения, то пиши пропало. У клиентов стали меняться запросы, а, как известно, спрос рождает предложение. Теперь одними перышками было не отделаться, про химию стали забывать, а стремление женщин выделиться из толпы нарастало как снежный ком, день за днем. Мало того, появились солярии, ну и, конечно, спасительная запись. Ведь что такое запись? Это то, о чем я так долго мечтал. Она позволяла мне работать с клиентками, от которых я и сам получал удовольствие, – как от общения, так и от своих работ. Но больше половины мастеров игнорировали это ноу-хау и продолжали работать на очередь, а не на свое имя.
Каждый раз они по привычке выглядывали в зал ожидания и спрашивали:
— Следующий?
Но там никого не было. А вот почему, они этого не понимали. Материал раньше все получали одинаковый и поровну, а теперь кто что достанет. Те, кто хотели продержаться на уровне, вкладывали свои средства в материал и инструменты. Как выяснилось потом, не зря.
Особо хочу подчеркнуть про внешний вид мастеров. Внешний вид – это 50% успеха. А как выглядели наши мастера – это отдельная песня, которую я спою Вам чуть позже. Рыбак рыбака видит издалека, – так и у нас. Приходит клиент в первый раз и сразу начинает искать своих, то есть себе подобных, а если не находит, то разворачивается и уходит. Видите, как все просто, но такова жизнь. Но и сам мастер должен соответствовать определенному уровню, только этот уровень у всех разный, и не все его чувствуют. Была у нас одна мастер, а точнее мастерица (как я ее называл). Так вот, она точно потерялась во времени, причем окончательно и безвозвратно. Звали ее Надежда Серафимовна, но мы для себя называли ее Серафим Надеждович. Она не обижалась, так как была абсолютно безвредным человеком по жизни, но что касалось работы, — увольте. Этот Серафим был экспресс-мастер, абсолютно не подающий больших Надежд, который мог за 10 минут сделать стрижку, причем любую и для любого.
Вот один из шедевров ее общения с клиентами:
— Есть кто к нам? Проходите, — говорила она и скрывалась в подсобке.
Через мгновение в зал заходила следующая жертва. Почему жертва — объясню позже.
— А кто приглашал? К кому мне можно подойти? — спрашивала жертва.
— Вот, присаживайтесь, вон в то кресло, — говорил кто-то из нас.
Конечно, глядя на нас, клиентка успокаивалась и доверчиво шла туда, куда ей говорили. Но, спустя минуты три из засады выскакивала наша Серафим Надеждович и, не давая клиенту опомниться, говорила:
— К воде, к воде!! Пойдемте.
— А где у вас тут вода-то, господи! — удивлялись клиенты.
— Вон, за стенкой. А вы что, в первый раз у нас? — заговаривая зубы, не умолкала Серафим Надеждович.
Все, жертва была уже в ее руках, крепко обмотанная полотенцем и с намоченными волосами. Теперь, когда жертве было некуда деваться, следовал вопрос:
— Ну и как вас подстричь?
Этот метод мне напоминал охоту паука, причем паука — Черной Вдовушки (из-за цвета ее волос). Давайте проанализируем, почему:
1) Когда она приглашала клиентку, а затем уходила в подсобку, — это было похоже на то, как паук сначала плетет паутину, а потом садится в засаде.
2) Клиентку усаживали в кресло, вибрирующее подобно паутине, когда в ней запутывается жертва.
3) Уставшая ждать клиентка согласна на все, тем более ей уже намочили волосы. Это похоже на запутавшуюся вконец жертву и сосущего кровь паука.
4) Летальный исход. Здесь: от увиденного в зеркале, и, в лучшем случае, валидол под язык, ну а там — как по законам дикой природы.
Как вам сравнение? Но мы идем дальше….
Теперь о внешнем виде. Внешний вид — это всё! По нему встречают, и никуда от этого не денешься. Мы и клиенты буквально дублируем друг друга, делая это одновременно. Первое, что делает клиентка, когда входит в зал, — смотрит на мастеров и их внешний облик. Ведь так получается, что она подойдёт именно к тому мастеру, который будет для нее воплощением того, что хочется ей самой. И практически не бывает ошибок. Ну как это объяснить?
Теперь — что делаем мы… Во-первых, смотрим на клиента и его внешний вид, оценивая все тонкости гардероба, умение вежливо разговаривать с нами, ну и знает ли она, что ей хочется получить от нас в конечном итоге. От того, что она скажет, зависит, сможем ли мы ей это сделать. А самое главное — будет ясно, в теме ли она.
Из своего личного опыта приведу варианты некоторых диалогов.
Представьте, что я работаю с краской и очень занят. Как вдруг позади меня раздаётся:
— Извините, мужчина, а Вы не смогли бы меня покрасить? И скажите, сколько это будет стоить?
И что я должен делать? Бросить клиентку, с которой занимаюсь в данный момент, и начать что-то советовать женщине в шапке-ушанке, стоящей у меня над душой? А самое прикольное, что она встанет у твоего рабочего места и будет стоять до победного. Мало того, начнёт элементы стриптиза с раздеванием. Первое, что она снимет, будет шапка-ушанка, и из-под неё я скорее всего увижу вспотевшие, бесцветные, заколотые заколкой волосы. После увиденного я, к своему ужасу, начну смотреть по сторонам, а нет ли у неё с собой сумок с продуктами, вспоминая запахи рыбы или мяса…
Я это к тому, что уже и так понятно, что клиент не мой. Но у меня есть особенное и волшебное оружие — запись. И я ей тактично выношу приговор:
— Да, пожалуйста, приходите, но это возможно будет только через две недели.
— Через сколько? Да вы что? Нет, мне сейчас нужно! — возмущённо произносит она.
Я ей тактично дальше:
— А Вы именно ко мне хотите? А то вот свободный мастер есть, — говорю я, показывая на Серафима Надеждовича, так старательно делавшего вид, что читает. Но, уверен на все 100% , ни одного слова не пролетело мимо её ушей.
Немного поразмыслив и всё взвесив, как на весах на рынке, она делает шаг в сторону Серафима Надеждовича.
— А у Вас тоже на год вперёд запись?
— Почему на год? Мы и с записью, и без записи работаем, как вам удобнее. Только вот Вас нету, а мы ждём, — почуяв добычу и потирая руки, сказала она.
— А Вы мастер??? — всё ещё с недоверием спрашивает клиентка.
— Ну а кто же я? Господи, женщина, я уже 40 лет как мастер. Давайте уже, решайте наконец что-нибудь, а то время идёт…
Как же трудно сделать первый шаг, дорогие мои, когда не доверяешь! Но когда он сделан, назад пути нет. Помните способ охоты у паука? Всё, жертва в паутине полотенец и ей не выбраться.
Но были случаи и спасшихся клиенток, попавших в её паутину, но для этого нужны мозги. А было так:
Все мастера заняты, кроме… (вы, наверно, уже догадались, кого я имею в виду). Заходит девушка и просит стрижку на длинные волосы. Так, ничего особенно сложного. Серафим Надеждович легко берётся за дело. Но спустя некоторое время клиентка понимает свою ошибку и начинает спасаться из пресловутой паутины.
Как она это делает:
— Ой, а Вы не могли бы посмотреть мои кончики? Сильно посеклись?
— Да нет, у вас, девушка, шикарные волосы, — ничего не подозревая, говорит Серафим Надеждович.
— Ой, а может, тогда и не стричься вовсе, раз всё неплохо? Знаете что, давайте не будем делать каскад, а только кончики по кругу подравняем. Ой, спасибочки, вы меня очень обрадовали, а то я думала, что надо много состричь.
После таких дифирамбов в свой адрес Надежда Серафимовна уже не может повернуть в свою сторону. Клиент соскочил с её ножниц. И деньги целы, и волосы на месте, — итог их противостояния. Вот ещё пример чудесного спасения:
Во времена, когда все были очарованы образом Ирины Понаровской, к нам в парикмахерскую зашли две клиентки, причём, не в обиду, кавказской внешности.
Подошли к Серафиму Надеждовичу:
— Здравствуйте! Сделайте стрижку, как у Ирины Понаровской.
— Хорошо, идите к воде, — сказала Надежда.
Они пошли мыть свои густые, вьющиеся пышной волной волосы, даже отдаленно не напоминающие образ Ирины Понаровской. Далее, пока волосы расчесывали, подружка девушки, которой суждено было стать Понаровской, спрашивает у Серафима:
— А вы знаете, кто такая Понаровская?
Серафим что-то мычит и кивает головой вместо четкого ответа.
— Женщина, я с вами говорю! Вы знаете, какая стрижка сейчас у Понаровской?
Та понимает, что отвечать ей все же придется.
— Господи, да откуда же я должна помнить про какую-то Понаровскую! Их сейчас столько, и все на одно лицо! Хрен ее знает, как она сейчас выглядит. Я что, за ней слежу, что ль?! — выпалила она.
— Стойте, остановите стрижку!!! Как же так можно, не знаете, а беретесь, как вам не стыдно, а еще мастер! Лия, вставай, мы уходим, от греха подальше. Ну надо же, она не знает, кто такая Понаровская! — возмущенно твердила она.
Вот видите, даже ничего не понимая в нашем деле, можно спастись от нежеланного. Когда прочтете все мои рассуждения, я думаю, вам это поможет в дальнейшем. Вроде как пособие для клиента. На этих примерах я хочу показать, каким образом можно понять, подходит ли вам мастер. Ну а выбирать Вам, дорогие женщины!
Скажите мне, если бы вы сели в кресло к мастеру, когда его не было в этот момент на месте и ждали: ваши действия? Правильно, начнете осматриваться по сторонам. Но лучше без мастера в кресло не садиться. Помните о паутине! Вот поэтому и не садитесь, и тогда у вас будут отходные пути. Если вас интересует покраска волос, никогда на ходу не говорите про это, попросите личного мастера что-то предложить вам:
— А что вы мне посоветуете?
Или:
— Может, тогда сами предложите? — это должно звучать примерно так.
Если вы почувствовали, что мастер взвинчен и раздражен, то скажите ему:
— Извините, а может мне в другой раз придти? — этим вы сразу дадите понять, что недовольны, и это действует безотказно.
Помните, что все мы люди, и только правильное общение может привести к успеху даже тогда, когда нет пути назад. Я имею в виду наши ошибки. Ведь такое тоже случается. Мне с этим повезло, и я избежал такой участи, — по крайней мере, это верно на сегодняшний день.
Но вот еще два примера. В принципе, они одинаковые, но посмотрите, как можно выйти из безвыходного положения, пусть и не всем. Самый распространенный косяк в нашей профессии — это когда путают ножницы: вместо филировочных берут обычные и отхватывают прядь волос. Такое случалось два раза на моих глазах. Первый случай был с Павлом, а второй с Серафимом Надеждовичем. Начнем с Павла: в тот злополучный день работы было очень много, и еще бы, ведь впереди Новый Год, самое тяжелое время для нас — парикмахеров. Сказать, что Павел устал, — значит ничего не сказать. Последней у него в этот день была Вика, девушка с длинными хорошими волосами. Павел уже закончил стрижку, но Вика попросила профилировать объем волос. В этот момент зазвонил телефон, и Павла подозвали к нему. Спустя минуту он уже готов был к филировке и, надо же такому случиться, перепутал ножницы!
— Хряп… — раздается звук, и летит огромная прядь волос, падает позади кресла.
У меня все свело внутри, что же будет? Но дальше я увидел высший пилотаж парикмахерского искусства, как в работе, так и в общении. Ни один мускул его лица даже не дрогнул. Никакой паники, спокойствие и только спокойствие, как сказал бы Карлсон.
— Что, Паш, тебе что-то не нравится? — спросила Вика.
После небольшой паузы:
— Ты знаешь, Вик, вот сколько ты уже ко мне ходишь? — спросил Павел.
— Лет пять, наверно, — ответила Вика.

— Слушай, Вик, ведь впереди Новый год, праздник! Неужели тебе не хочется чего-то нового? Ну сколько можно ходить с длинными волосами?? Давай рискнем, а? Даже мне уже надоело одно и то же. Все, давай меняться, а? — настаивал Павел.
— А мне пойдет стрижка? Ты точно уверен? И какая?
— Закрой глаза, и пусть это будет моим сюрпризом, — с загадочным волшебством сказал Павел.
Дальше было дело техники. Надо признать, что ему повезло, неприятность случилась сзади, возле шеи. Случись в другом месте — и тогда одному богу известно, что бы было. Но везет тому, кто везет. Эффект был потрясающий! Надо было видеть ее сияющие глаза, когда она уходила. Вот что такое выдержка и правильное общение.
А вот другой пример — как делать не надо. Дело было перед Восьмым марта. Заходит сияющая женщина лет 55, с букетом цветов в руках.
— Девочки, с наступающим вас праздником! Счастья вам, здоровья! День-то какой солнечный, прямо к празднику! Скажите, а у кого можно подстричься? Есть свободные мастера? — радостно и с надеждой спросила она. Именно с надеждой спросила, даже не подозревая, что дело ей придется иметь как раз с Надеждой, но Серафимовной.
— Конечно, можно, женщина! Да проходите. Цветы-то у вас какие красивые! Подарили или сами купили, а то от этих мужиков разве дождешься? Сволочи и паскуды одни!
— Нет, это мне супруг подарил. Да нет, они хорошие! — сказала она, вглядываясь в свой букет.
— Хорошие? Ну-ну… Это когда зубами к стенке лежат. Ну да ладно, так что вы хотите?
— Мне буквально чуть- чуть, оживить и все. Ну, кончики подснять и, самое главное, челку потоньше сделать, а то уже в глаза лезет. Хорошо?
Сказано — сделано. И уже скрипят ножницы и летят волосы. В глазах женщины постепенно стало просматриваться лёгкое смятение.
— Ничего, жили без них (мужиков) и, дай бог, ещё проживём. А что они могут-то? Только хань жрать да на диване лежать. Сволочи да эгоисты, — не унималась Серафим Надеждович.
Я, конечно, не знаю, что Серафиму Надеждовичу сделали мужики в этой жизни, но эта милая женщина ничего ей плохого не сделала, это точно. Так мы постепенно подобрались к финалу этой трагедии. Мы добрались до чёлки.
— Ну и как вам чёлку постричь? До бровей или ниже бровей? И немножко её покусать? Сколько раз?
От такого потока информации женщину ввело в ступор, но она мужественно нашла в себе силы и спросила:
— Ой, а что значит покусать?
— Ну, это проредить, ну как грядки на даче прополоть, — со своей колокольни объясняла Надежда Серафимовна.
И, со словами про грядки, она словно мотыгой прошлась по её еле живой чёлке.
— Может, хватит? — уже в испуге и не понимая, что её окучивают, как грядку, взмолилась женщина…
— А уже всё, вот только ещё разок, — только и успела сказать Надежда.
— Клац… хряп…— и вместе с опадающей чёлкой по лицу этой несчастной женщины покатились слёзы. И никакой надежды на веселье и праздник в будущем.
— Ой, женщина, да будет вам! Ну что же вы так плачете? Ну извините, я же не хотела. Господи. Ну, ножницы перепутала, но это же не конец света! Ну, ей богу, ну отрастёт. Ну, было бы из-за чего так убиваться. Это же волосы, вырастут! Ларис, вот скажи женщине, что отрастут, — обратилась она к Ларисе, видевшей всё это со стороны. — Ну, будет вам. Ну хотите, я даже денег с вас не возьму. Ну надо же, перепутала, тьфу ты, зараза! —возмущённо вопила она.
Конечно, глядя на всё это, буквально сдерживал слёзы и я. У меня до сих пор стоит перед глазами её образ, сияющий и жизнерадостный перед посещением, к сожалению, нашей парикмахерской… С заплаканными глазами и теребя то, что осталось от чёлки, позабыв про свой букет, она, шатаясь из стороны в сторону, вышла из зала. Но что я мог сделать для этой несчастной женщины, с теперь уже потухшим взглядом… Ничего…
Вот видите, какие прямо противоположные финалы получились у этих историй. Всё дело, конечно, в мастере. Это был наглядный урок мне на будущее. Но время бежало вперёд, и, к моему сожалению, отряд мастеров стал терять своих бойцов.

Записка№21. Неизбежные потери

Первой потерей стал Андрюша: контингент его клиенток не давал ему шанса на светлое будущее, а цены росли не по дням, а по часам. Андрюше все тяжелее и тяжелее становилось сдавать ежедневную выручку. В итоге он был вызван на ковер к Ларисе, которая, видимо, предложила ему пойти фасовать яйца в упаковки или продавать билеты в автобусах. Месяца три он еще пытался продержаться, а потом не выдержал и уволился. Что касается потери второй, то она была не такая существенная. Любаша, жена военного, вечно кочующего по гарнизонам.
Единственный шедевр, который врезался в мою память в ее исполнении, — это была фраза:
— Что, не нравится как я вас улОжила? Так улАживайтесь сами.
Я думаю, всем понятно. Что она есть — что ее нет. Но вот третью потерю пережить было тяжело. Ушел Павел… Это случилось настолько неожиданно для меня, что я растерялся. Все понимаю, жизнь есть жизнь, но как я буду теперь один, вертелось у меня в голове. Я даже не обращал внимания на то, что все его клиентки перебежали после его ухода ко мне. Мне было все равно, что творилось вокруг. Вы поймите, ушел учитель… Этим все сказано. Нет, руки, конечно, не тряслись, но была такая пустота и безысходность, что я выпал на месяц из рабочего ритма.
Долго так продолжаться не могло, ведь у меня была семья, перед которой была большая ответственность. К тому времени долги мы с Сашкой уже отдали и снова влезать в авантюры уже не хотелось. Мы просто жили и работали, а наши дети взрослели и взрослели. На работе воцарились тишина и покой, в смысле конкуренции друг к другу. И шел естественный отбор, как в природе. Но некоторые из нас упорно не хотели понять, что не мы для вас, а вы — для нас. Повторю еще раз: НЕ МЫ ДЛЯ ВАС, А ВЫ ДЛЯ НАС. Как коротко, а сколько смысла в этой фразе! Ее смысл в том, что кончилось время, когда каждый мастер ходил пузырем при сидящей и бурлящей очереди. Очереди теперь не было совсем. И каждого клиента нужно было обхаживать буквально с ног до головы. Поняли это не все, а кто понял — шел вперед семимильными шагами. Остальные, работающие как при царе Горохе, стали ревностно относиться к успехам уходящих вперед. И началась война…

Записка № 22. Война

Это выражалось во всем. В отношении друг к другу, в завистливых взглядах, в сочинении того, чего и в помине не было. Так рождались легенды. Особенно неприятно было слышать про себя всякие небылицы, про то, какие у меня расценки, про то, сколько у меня любовниц, и все в таком духе. Но самое страшное — все это происходило в женском коллективе, где на моих глазах все передружились и перессорились друг с другом не один раз. И я уже сбился со счета, по какому кругу они дружат опять. Я, наверно, легко смог бы работать переводчиком с женского языка на мужской. Уверяю, это совсем другой мир, где живут совсем по другим законам, не понятным для мужчин. Они могут заметить любую мелочь, лежащую в помещении не на том месте, но не увидят того, что с собственной одеждой не все в порядке. Как я все это выдерживаю, спросите вы. А рецепт был найден еще в армии. Нужно просто от всего отключаться.
Я представлял, что Серафим Надеждович — это всего лишь радио, работающее для тружеников села. И все. С другой стороны, она — Надежда Серафимовна — была самой воинственной из всех. Наша с ней война была беспощадной и кровопролитной. Дело в том, что наши рабочие места находились напротив друг друга, и при работе мы буквально толкались задницами между собой. Она ненавидела моих клиенток, а я ненавидел ее клиенток. Получалось, что мы как потерянные во времени иногда пересекались в одной точке. Слышали про параллельные миры? Так вот, это определение подходило нам больше всего. Она из прошлого, а я из настоящего, а может, и будущего времени. Мы были как плюс и минус, жара и холод, как свет и тьма, добро и зло, мужчина и женщина, и все в таком духе.
Наши боевые действия шли на всех фронтах нашей парикмахерской. Но мне запомнился один бой, за кнопку включения кондиционера. Итак, жара стояла нешуточная, градуса тридцать два за бортом нашего салона. А возле меня работал маленький кондиционер. Пустячок, а все же лучше чем ничего. Так ей (Надежде), видите ли, все время дуло в шею, хотя она большую часть времени просто сидела без работы. Окна не открывай, музыку громко не включай, в подсобках со своими клиентками не кури, и так далее. Но я вдруг не выдержал, и после ее нравоучений, прямо перед ней, вскочил на подоконник и открыл фрамугу окна. Свежий, хотя и жаркий поток воздуха хлынул вовнутрь нашей Сахары. Эх, еще бы морем запахло, и можно считать, что ты в раю...
Но радовался я недолго. Как только я скрылся за дверью нашего туалета, она, несмотря на свой возраст, вскочила на подоконник и закрыла доступ к воздуху. Когда я вернулся на свое рабочее место, моему удивлению не было предела. Тогда я решил взять ее крепость с помощью кондиционера. Я врубил его на полную мощность и старался не отлучаться без надобности.
Наутро следующего дня картина была совсем другой. Когда я опять собрался включить кондиционер, то не обнаружил вилки. А оказалось, она пришла раньше всех и под самый корень отрезала провод с вилкой. Жесть. Но победу праздновать ей не пришлось. Недолго думая, я все рассказал Ларисе, которая очень следила за своим здоровьем и внешностью. Она никогда бы себе не позволила работать в вонючей духоте нашего помещения. Последний выстрел был за мной, и Серафим Надеждович попал на 30 долларов США.
Но и это еще не все. Расскажу еще один прикол. Главные герои те же. Как-то зимой, когда свирепствовала эпидемия гриппа, все боялись заразиться от клиенток. Но никто и виду не показывал, кроме одного человека — нашего железного Феликса в юбке, — который не болел вовсе. Видимо наслушавшись вестей с полей нашей Родины, она узнала, что чеснок убивает грипп. Все, это был сигнал к наступлению: грипп не пройдет! О клиентах, конечно, она и не думала. Главной целью было не заболеть, и все. Что же она придумала, спросите вы? В это трудно поверить, но на следующий день она предстала перед нами в таком виде: вместо любимых огромных бус на ее шее красовалось ожерелье из отборных головок чеснока. Мало того, некоторые дольки чеснока были разложены внутри бюстгальтера, — так, что форма груди стала как у пугала, набитого ватой. Но и это еще не все! Чеснок свисал ожерельями вдоль зеркала и на ее рабочем месте! А завершал этот маскарад ее рот, жующий чеснок в чистом виде вместо жвачки.
Я уж было подумал, что не Стивен ли Спилберг приедет сюда лично снимать одну из частей фильма «От заката до рассвета», где на нас будут нападать полчища вампиров и зомби. А тут грипп какой-то, даже смешно… Короче, те, кто работал с ней рядом, продержались не более часа. Последним из Могикан был я, но и мои силы были не беспредельны. Я сдался и перешел на другую сторону зала. Так, вместо гриппа, Серафим Надеждович победил всех нас, а Стивен Спилберг, вампиры, зомби и грипп так и не появились...

Записка№23. Рабочие моменты

На работе хватает всего, сложного и простого. Ведь это же люди, а от них никто не знает, чего ожидать. Я вот однажды не разобрался в ситуации правильно и теперь, спустя годы, об этом жалею. У меня была клиентка, которая пришла по рекомендации своей подружки.
После окончания моей работы она спросила:
— Можно, я к вам свою хозяйку приведу? У нее времени очень мало, а на голове дикий ужас.
Почему бы и нет, подумал я, и ответил:
— Да ради бога, только пусть позвонит, и я ее запишу.
Сказано — сделано. Она приехала минут на двадцать раньше, и я попросил ее немного посидеть в зале ожидания. Нескольких секунд разговора мне хватило, чтобы разглядеть ее внешний вид. Настроения поубавилось, и сейчас объясню почему. Одета она была в ярко-красный костюм, состоящий из короткого пиджака и юбки, причем юбки в форме так называемого колокольчика, так не любимого мною. А заканчивалось все цветом ее волос: они были ярко-желтые, эдакая «леди ин ред», блондинка в красном... Но назад пути уже не было. И это — другая сторона записи. Попрощавшись с предыдущей клиенткой, предварительно записав ее на следующий раз, я пригласил эту даму. Да, забыл сказать, что, ко всему прочему, она была необъятных размеров, и все это в юбке- колокольчик. Ну а что делать?
— Проходите, — с грустной интонацией сказал я, предвидя часы нелегкого труда.
Я выпалил ей сходу все, что думаю по поводу ее образа, стрижки и цвета волос. Поверьте, я так огорчился от увиденного, что забыл о тактичности, о психологии, да забыл все, чем славился в работе с клиентами. Но, к моему удивлению, это сработало на все пять баллов.
В ответ я услышал:
— Отлично! Это то, что мне нужно! Ну наконец- то! Правильно она мне про вас говорила, что вы все сами сделаете, и не надо ничего говорить. Ну, тогда вперед и за дело! — радостно и уверенно сказала она.
От услышанного испугался уже я. Но, быстро взяв себя в руки, начал работу, при этом уже внимательно присматриваясь к клиентке. Первое, на что обратил внимание, так это на сотовый телефон. Поверьте, тогда они были не у многих. Но самое важное, что его корпус чем-то отличался от телефонов, которые я видел. На ее пухленьких пальчиках были кольца с разными камнями, и одно огромное, — вероятно, с бриллиантом. Волосы зашевелились у меня на голове от мысли: «Кто же это?» Я попытался разузнать, а сама ли она приехала, задав ей простой вопрос:
— Вы легко нашли нашу парикмахерскую, или вас кто-нибудь привез? А то в наших лабиринтах легко потеряться.
— Да нет, я легко сама ориентируюсь в Москве. И работа у меня недалеко от вашего салончика находится. Я минут за тридцать до вас домчалась, — уверенно отвечала она.
Спросить, на чем она домчалась, я не решился и, взяв паузу, кинулся в подсобку к окнам. Таксопарк под окнами 1996 года был довольно скудным: «Жигули» всех моделей, от «пятерки» до «девятки», максимум пара «фольксвагенов» не первой свежести, две каких-то праворуких «японки», - вот, пожалуй, и вся картина, но… Чуть подальше мне показалось что-то чистое, сияющее, белого цвета. Я перебежал к другому окну, и — о боже! Перед моими глазами красовалась белая спортивная машина, которых я в Москве и не встречал. Нет, марку «БМВ» я, конечно, знал, но чтобы спортивная!!?
Я все еще никак не мог до конца поверить, что эта мадам, с ее комплекцией, может рулить, да еще сама, на такой тачке. Я заглянул во все кабинеты нашей парикмахерской: а вдруг это не у меня такой клиент? Нужно перестраховаться и все проверить. Сначала я направился в кабинет косметики, где увидел следующую картину: в одном ряду сидели несколько старушек, одна молодая девушка и женщина лет сорока. Их глаза были закрыты ватой, и все они синхронно покачивались в такт музыки, звучащей по «Русскому радио». Никто из них не тянул на человека, управляющего спортивным «БМВ». Я ринулся дальше. Ближе всего к кабинету косметики оказался мужской зал. «Вот где можно увидеть Шумахера, которому бы принадлежал этот шедевр автомобильного производства!» — подумал я. С каким-то дурацким вопросом, вроде: «Разменяйте мне крупную купюру», я влетел в мужской зал и, напрягая все свое зрение, стал всматриваться в образы, сидящие в креслах, и на аксессуары, принадлежавшие им же. Ничего, кроме серой массы, мирно сидящей и не издающей ни единого звука, я не увидел. Никаких телефонов, ключей от машин… Ничего!
Даже если один из них и был простым водилой, то никак не этой тачки, судя по его внешнему виду. Такая мадам никому из них не позволила бы так выглядеть. Что же у нас осталось? Солярий и педикюрный кабинет. Солярий — вот, пожалуй, место, где можно спрятаться. Но как узнать, кто там сейчас загорает? Время-то поджимало, и мне надо было идти и работать дальше. Ответственная за солярий Анжела в этот момент курила на кухне, и в кабинете никого не было. Я нагло проник в помещение. Взглядом стал искать то, что могло бы прояснить картину. Опять ничего. Пришлось приоткрыть дверцу, за которой мог скрываться водитель этой тачки. Но нет, — это был не водитель, а симпатичная девушка. Но она была настолько молода, что вряд ли могла бы претендовать на этот «БМВ». В то время ещё не дарили такие тачки выпускницам школ.
Еле оторвав глаза от девушки, я кинулся к последнему, не обследованному месту — педикюрному кабинету. Придумав очередной вопрос, я открыл дверцу.
— Римма, а ты когда в отпуск уходишь? — спросил я.
Римма застыла от удивления и повернулась ко мне, держа в руках пятку ничего не подозревающей клиентки:
— В августе, а что?
А удивляться было из-за чего: никто никогда без стука в её кабинет не входил, тем более мужского пола. Конечно, сейчас я лучше некуда понимаю реакцию Риммы и ее клиентки: сидели мирно, болтали, вдруг врывается мужик и спрашивает про отпуск. И Римма, рядом с полуобнажённой пожилой женщиной, да с огромной пяткой в руке, должна дать ответ, когда август еще за горами. Бред, да и только. Ну, бред — не бред, а больше углов в нашей парикмахерской не осталось, где мог бы укрыться таинственный водитель этого спортивного «БМВ». «Мне конец, это она», — понял я. Главное, теперь не обделаться.
И, чувствуя себя в роли Шерлока Холмса, я её спокойно спросил:
— А скажите, любезнейшая, вы давно за рулём такого авто? И вам не страшно за него?
— Нет, а их в Москве всего три, — так же спокойно ответила мадам, — причём владельцев я хорошо знаю, они мои друзья.
— Опа… — я так и сел.
Всё, однозначно, мадам КРУТИКОВА, но вот кто она, мучился я. Но чтобы получить ответ, — я понял, что всё зависит от моей работы. И выложился по полной программе, как мог. Первое: я убрал абсолютно не подходившее ей градуированное каре, сделав небрежную стрижку в стиле Светланы Коннеген наших дней. Эта лёгкая небрежность очень подходила её стилю и гармонично сочеталась со спортивным авто. Второе: убрал дешевую желтизну и изменил цвет на песочный, я бы даже сказал — со слегка персиковым отливом, осветлив кончики. Третье: эта стрижка абсолютно не требовала особой укладки, разве что гель или воск нужно иметь по рукой.
— Это просто здорово! Большое спасибо! Ну скажи мне, почему в обычных парикмахерских могут, а в крутых салонах не всегда, а?
— Наверно, потому, что там очень дорого, и приходится слушать клиента, а здесь я могу Вас не слушать, а делать то, что считаю нужным, — ответил я.
— А ты знаешь, ты, пожалуй, прав. В том-то всё и дело, что меня просто боятся. А я сама ничего в этом не понимаю. Послушай, а можно я к тебе буду заезжать? Но сразу хочу предупредить, что это будет спонтанно. Короче, когда смогу. Ведь у тебя же запись? — сказала она, вытаскивая из своего кошелька несколько хрустящих купюр, да ещё в валюте.
— Да не надо, я ведь только выполнял свою работу, — промямлил я.
— Работу ты выполнил на «отлично», молодец! Так как я не знаю ваш прейскурант, то вот моя благодарность за отличное настроение, — сказала она, положив в ящик энное количество хрустящих долларов. — Так мы договорились?..
— Я ещё заеду, может быть, на укладку, — уходя, бросила она, но вернулась и на ухо спросила: — А что, мне действительно не идёт этот костюм?
— Ну почему, идёт, но только не эта юбка-колокольчик. И я бы посоветовал вам шейный шарфик, это очень освежит ваш образ, — добавил я.
— Я всё поняла! Ещё раз спасибо! Пока! — уходя, бросила она вслед.
Я был в шоке, когда открыл ящик и увидел сумму лежащую там. Только потом выяснилось, что она была адвокатом у очень известного человека. Иногда она звонила и приезжала на укладку. Так было раза четыре. Потом от неё поступило серьёзное предложение, от которого я отказался. Может, и зря, но на тот момент я поступить не мог по-другому. Она предложила, чтобы я ездил с ней в командировки, так как ей нужно всегда хорошо выглядеть. Про оплату просила меня не беспокоиться. От меня требовалось быть рядом с ней и делать свое дело. Но я не мог рисковать работой в салоне. Мало ли что, как потом вернуться в салон, вдруг место займут другие?
Помните предложение Мухаммеда? И зарплату в $5000? Так вот, возможно, я второй раз упустил своё счастье. Но кто теперь знает, был ли я тогда прав или нет. Поезд опять ушёл, но сожалеть было некогда, — работа, работа, работа…

Записка№24. Мамы и дети

Часто нам, парикмахерам, приходится сталкиваться с мамами и их детьми. И бывают такие ситуации, что думаешь просто о лишении родительских прав.
— Здравствуйте! Вот, подстригите это сокровище! Иди сюда, я сказала!!! Хватит орать, а не то я тебе дома устрою, зззаррраза такая!
— Женщина, а она будет спокойно в кресле сидеть? — с тревогой спрашиваю я .
— Будет, куда она денется. Пусть только попробует мне, я ей устрою!!!
На девочку лет четырёх было трудно без жалости смотреть. Она буквально билась в истерике. Первое, что нужно сделать, — это освободить девочку от тотального прессинга матери. Что я и делаю.
— Ой, а как тебя зовут? Ты любишь играть в куклы? — улыбаясь, спрашиваю я.
— Да…ах…ах, — вытирая слёзы с лица и пытаясь освободиться от маминой руки,
выдавила девочка из себя.
— И я тоже люблю, — говорю я ей (не сочтите это за правду).
— А мама твоя играет в куклы? — задаю я этот вопрос, чтобы избавиться от мамы, понимая, что в куклы она явно не играет, а значит и её присутствие рядом с нами не обязательно.
— Нет, мама узе больсая и кукол у неё нету, — уже уверенней говорило это милое создание.
— Так как же зовут тебя?
— Даса, мне тетыре годика, — уже бодро говорила девочка, как бы видя во мне скорее союзника, чем врага.
— Так вот, Дашуня, садись и будешь мне помогать, — говорю я и беру девочку на руки, сажая в детское кресло. Вон какая большая, смотри как высоко сидишь!
— Да, я больсая узе, — сказала Даша, посмотрев с опаской на маму.
Но тут вмешивается мама, чуть-чуть всё не испортив.
— Вы ей чёлку как можно короче сделайте. А то она к бабушке на всё лето едет на дачу, там за её волосами смотреть некогда будет, — и резко дотрагивается рукой до лба девочки, да с такой силой, что голова Дашеньки откидывается назад.
У девочки опять наворачиваются слёзы, но я успеваю смягчить ситуацию.
— А зачем нам мама? Она же в куклы не играет? Давай, покажи мне, как ты причёсываешь своих кукол, — и даю ей расчёску. — Подожди, давай сначала накроем тебя. Ты тоже так накрываешь кукол? — говорю я и накрываю девочку пеньюаром.
— Да, я тозе накливаю, — ответила девочка.
— Так, молодец! А волосики им водичкой ты намачиваешь? Вот так — пшик-пшик! — и с помощью пульверизатора пытаюсь намочить ей волосы. — Вот какая тёплая водичка, совсем не страшно. Ты ведь большая, да?
— Да, я больсая узе. Мне тетыре годика, — вытаскивая свои пальчики, пытается показать мне на них цифру четыре.
Мама, видя наше единство, потихоньку отступает назад и садится в глубине зала. Девочка была настолько симпатичным, милым ребёнком, что моя рука не могла сделать то, о чём просила мамаша. Но как сделать так, чтобы девочка, находясь в ссылке на даче, не испытывала проблем по уходу за волосами, да ещё и выглядела при этом красавицей? Это меня и мучило. На тот момент у девочки были светлые волосы одной длины. Мама её просила чёлку, как у Жанны д’Арк. Какой ужас, это же просто уродство для этого ребёнка! И я решаю сделать ей короткое каре без чёлки, несмотря на суровый вид её мамаши. Так, прядь за прядью, с помощью девочки, подающей мне расчёски, мы приближались к заветной цели. Но мне нужно ещё и помирить маму с дочкой. Я решаю вовлечь в наш процесс маму.
— Даша, а давай посмотрим, что твоя мама умеет? Как ты думаешь, а она может, как ты? Давай её позовём?
— Давай! — радостно сказала девочка и, не дожидаясь меня, закричала: — Мама, мама, иди сюда, я показу тебе, как воосики сличь!
Уже с улыбкой и не веря своему счастью, уставшая женщина с радостью идет к нам на помощь.
— На, мам, дези, — протягивает маме расческу. — Смотли как, вотак, вотак, — приговаривает она, расчесывая свои светлые волосы на макушке.
— Ты потом и маму будешь причесывать, когда у меня научишься, — уже спокойно работая, сказал я. — Вы уж меня извините, но я решил дальше челку не стричь. Она такая у вас красивая, так что давайте ей в этом поможем. Я думаю, маленькие заколочки и, наконец, ободки еще никто не отменял. Вы и ваша бабушка легко сможете заколоть Дашеньке волосы, если они будут ей мешать. А эта стрижка очень ей подходит, хоть и длину пришлось убрать совсем. Потом лето, жарко, и ее шейка загорит, да и ей самой легче будет. Там водоем есть?
— Да, пруд у нас большой, — уже успокоившись, сказала мама.
— Вот и хорошо, — сказал я, заканчивая стрижку, и добавил с улыбкой: — Сохнуть быстрее будут, правда. Ну а теперь мы посмотрим, как Даша умеет сушить волосы феном.
— Ну-ка, Даша, покажи дяде, как ты умеешь волосики сушить, — уже с гордостью за свою дочь сказала мама.
Я дал Даше фен, и она как могла направила струю теплого воздуха себе на волосы. Немножко подождав, я сказал:
— Молодец, а теперь дай я попробую. Ты как думаешь, Дашенька, у меня получится, как у тебя? Ты меня научишь?
— ДАаааааа!!! — прокричала Даша уже радостно и смеясь.
А я легко закончил укладку феном, и наступил момент нашего расставания.
— Ну, придешь ко мне еще в гости? — спросил я девочку.
— ДАаааааа! — прокричала Дашенька.
— Ой, большое вам спасибо! Вы уж извините нас, что мы так вначале себя вели, — понимая свою вину и пытаясь ее загладить, сказала мама. А можно и мне как-нибудь к вам записаться?
— Почему же нет, можно! Но только обещайте мне, что когда я вас увижу, на вашем лице будет такая же очаровательная улыбка, какую я вижу сейчас. Хорошо?
— Да, конечно, я обещаю, — немного смущенно, но улыбаясь от чистого сердца, сказала мама. И они радостные вышли из зала…
Вот видите, что значит терпение в общении с клиентами! Конечно, я легко мог отказать маме в стрижке ревущего ребенка. Но посмотрите, потратив около часа, я вернул мир и покой в их дом. Я был на 100% уверен, что они превосходно и душа в душу проведут остаток дня вместе, как мать и дочь. И с какой радостью они встретят отца этой Дашеньки, вернувшегося с работы усталым домой. Уверен, что Даша первой побежит к двери с криками: «Папа, папа! Смотли, я какая класивая!».
Вот, в этом и есть смысл нашей работы, и чем с большим уважением ты относишься к людям, тем больше тебе воздается. Люди, которые видят, как ты выкладываешься, и заплатят тебе по-другому. Но не в деньгах суть дела, а в отношении. На секундочку представьте: если бы я отказал в стрижке ребенка, — испорченный день, растраченные нервы мамы и стресс для дочки. Ну а если фантазировать дальше, то можно представить себе и приход усталого папы с работы, со всеми вытекающими оттуда последствиями.
Запомните, мелочей не бывает! И на этом примере многие вспомнят про подобные случаи, скорее всего случавшиеся в жизни. От себя хочу добавить: обязательно даже в ребенке нужно видеть личность и относиться к нему как ко взрослому. Если, например, взять моду: от чего мы получаем удовольствие, глядя на ребенка, одетого со вкусом и по-взрослому? Правильно, от того, что он вроде и маленький, а одет как взрослый. Вспомните, разве не было такого, когда вы листали каталоги с одеждой? Обязательно об этом помните! Дети — такие же личности, как и мы с вами. И они требуют такого же подхода к себе, что и мы, только чуть-чуть в другом измерении. Но до этого измерения нужно не опускаться, а подниматься, как сказано в «Маленьком принце» Экзюпери!

Помните об этом, и удачи вам в воспитании больших личностей из маленьких детей!

Записка № 25. Работа и бытовуха

Проблем с каждым днем становилось все больше, и постепенно они заполняли все мое жизненное пространство. Это касалось и работы. И как удержаться на плаву, когда быт пытается вклиниться между семьей и работой, — это очень серьезный вопрос. Скажите мне, как можно творить, когда есть какие-то проблемы, — например, у детей? Но не дай бог, конечно. Не скажу чтобы все было слишком серьезно, но все равно рано или поздно они появлялись. Творческую нотку как ветром сдувало в таких вот случаях. Ну и как быть? А никак. Работать и улыбаться, когда не смешно, работать, когда грустно, дарить людям праздник, когда у тебя горе. Это удавалось с трудом.
И что же, получается, что парикмахер должен быть артистом? Выходит, именно так. «А не много ли он на себя берет?», спросите возмущенно вы. Нет, не много, отвечу вам я, и объясню почему. Представьте себе ситуацию: меня обидели, или я поругался с кем-то; если я не смогу держать это в себе, то на кого выльется поток негатива? Правильно, на вас, на клиенток. Да вы это и сами сразу почувствуете. Все плохое передастся от меня к вам, вот поэтому я и должен уметь скрывать свои чувства. Вы ведь пришли за результатом, и откуда я его возьму — вас не должно волновать. Ведь так? Или, для сравнения: допустим, вы купили билет на концерт одного из известных артистов, готовились к концерту всю неделю, предвкушая зрелище, а он вышел и говорит, что у него плохое настроение, и концерт отменяется. Ваши действия? Правильно, хочу хлеба и зрелищ. И что там у него — вас не волнует, за все заплачено, как у нас говорят. Я думаю, всем артистам знакома такая ситуация, да и вы, я думаю, меня поняли.
Но как в себе держать эмоции женщинам? Мужчинам — согласитесь, что легче. Вот, например, помните случай, когда Серафим Надеждович окучивала, как грядки в огороде, женщину, пришедшую перед 8 марта? А теперь вспоминайте их разговор. Ну, там скорее не разговор был, а монолог Серафима Надеждовича про то, какие мужики сволочи. Вы представляете, о чем она думала в момент стрижки? О чем угодно, только не о женщине, сидевшей у нее в кресле. Возможно, на нее как цунами накатывали воспоминания и весь этот ужас совместной жизни с ее мужем. Сколько ненависти к мужчинам было в каждом ее движении, в каждой отрезанной пряди волос! При слове «отрезанной» у меня даже слегка перехватило дыхание (но это уже мужские тайны). Вот все это и привело к печальному финалу той стрижки. Видите, как все просто оказывается, только об этом никто не задумывается. А надо бы, причем почаще. Бытовуха и работа идут рядом по жизни, накладывая отпечаток на нас.
Вот еще один пример. Что-то не ладится в личной жизни у девушки крупных размеров, работающей, допустим, у нас в мужском зале. Если она будет умной, то никто ничего не заметит.
А если нет, то вот что может получиться:
— Можно к вам? — спрашивает мужчина лет сорока.
— Одну секундочку, сейчас я к вам подойду, — слышится ему в ответ из глубины парикмахерской.
Он раздевается и садится в кресло, а откуда-то из подсобки доносятся какие-то крики и шум. Десять минут проходит — никого. А в это время мастер чешет трехэтажным матом свою проблему на другом конце провода. «Иди к черту! Придурок!» — раздается голос из подсобки. Что мы видим дальше? В зал влетает взъерошенная и на ходу выдыхающая клубы сигаретного дыма женщина высокого роста. Она кидает полотенце на шею клиента и, не глядя ему в глаза, спрашивает:
— Как коротко вас постричь?
— Извините, а почему коротко? — спрашивает он удивленно.
— Ну, вы все одинаково стрижетесь, — коротко и ясно дает она понять, что фантазии в ее работе не будет. И самое интересное — при этом начинает какими-то судорожными движениями поднимать кресло с сидящим в нем мужчиной. Через мгновение ноги этого бедняги повисают в воздухе.
— Еще немного, и я буду чувствовать себя как на второй полке в вагоне поезда, — юморит он недовольно.
— Но я же не виновата, что вы такой маленький, — грубо отвечает мастер.
— Да нет, я не маленький, 1 м 80 см как-никак. Вы не могли бы опустить меня на землю, а то я боюсь высоты. Тем более с вашей высоты уж точно не видно будет, как меня подстричь, — сказал он и дернул стоп-кран поезда, на полке которого ехал.
— Да ради бога, — сказала она, выглядывая в зал ожидания с надеждой пригласить следующего. Но там — никого… И ей осталось снова взять свою сигарету и удалиться в подсобку для продолжения разборок с человеком на другом конце провода…
Ну что скажете? Она сделала две большие ошибки. Во-первых, она не уважает клиента, тем более что это мужчина, — этим уже и так все сказано. Во-вторых, свое неуважение она показала, когда поднимала кресло, ведь в нем находился человек. Ну неужели сложно было по-женски, кокетничая и смеясь, сделать то же самое? Да в момент подъема его на высоту они смеялись бы вместе! Но это если бы да кабы… Ведь это надо думать, общаться, улыбаться, когда не смешно… А зачем? Проще ногой на педальку кресла понажимать и все, тем самым унижая мужское достоинство. Вот видите, как все сложно, и в итоге летишь мимо кассы и теряешь клиента. А кто знает — может, это была ее судьба. Я имею в виду того парня на конце провода, которого она обозвала «придурком». Нельзя так к людям относиться, как бы плохо ни было у тебя на душе! Бытовуха бытовухой, а работа работой. Обязательно нужно работать на свою репутацию: придет время — она будет работать на тебя…

Записка№26. Человеческие жертвы

Нет, никого не убили и не убивали. Просто хочу рассказать как мужчина, на какие жертвы идут ради нас женщины. Вы, мужики, этого никогда не увидите, поэтому слушайте! У вас же стандартный вопрос к женщине: «Ты где была?» Она вам в ответ: «В парикмахерской!» А вы: «Скажи, сколько нужно времени, чтобы посетить эту чёртову цирюльню? Час? Два? Ну никак не пять! Ты чего врёшь? Где была?»
Ну как вам? Правда, знакомо? Так вот, слушайте, чтобы потом не устраивать суды инквизиции. Для начала хочу спросить: мужики, а для кого они всё это делают?
Вы, конечно, скажете, что для себя. И с мужской колокольни это будет именно так. Но! Делают они это для себя, но хотят нравиться мужчинам, — не находите странным? Так ради кого такие жертвы? А всё просто. Для нас, мужики!
НЕТ, БЫВАЮТ, КОНЕЧНО, ИСКЛЮЧЕНИЯ, НО ИХ ГОРАЗДО МЕНЬШЕ, ЧЕМ НАС; ХОТЯ И У НАС БЫВАЮТ ИСКЛЮЧЕНИЯ, НО ИХ ПОЧЕМУ-ТО ГОРАЗДО БОЛЬШЕ ,ЧЕМ У НИХ…………
Ну да ладно, приведу пример (как раз о времени, проведённом в салоне). Женщина, покрашенная в брюнетку, хочет стать блондинкой.
15 ч 00 мин. Она пришла к мастеру. Как всегда, я начну расспрос о том, что она хочет себе сделать. Ответ я получу только минут через пятнадцать. Ещё пятнадцать минут уйдут на мои уговоры этого не делать. Объясню почему: переход от чёрного к светлому — это очень сложный процесс, требующий много времени.
15 ч 30 мин. Расставив все точки над «ё», мы начинаем. Вначале наносим на волосы смывку цвета, на это уйдёт минут двадцать.
15 ч 50 мин. Прибавим время выдержки — ну, пусть будет 30 минут.
16 ч 20 мин. Начинаем смывку и нанесение, а затем удаление закрепителя. На это уйдет 15 минут.
16 ч 35 мин. А что если смывку в случае недостаточного осветления придется повторить? Это ещё 1час 20минут.
17 ч 55 мин. По инструкции положено после смывки подождать 40 минут до окончания химической реакции.
18 ч 35 мин. Наносим краску на волосы. Это 20 минут.
19 ч… Время выдержки 25 минут.
19 ч 25 мин. Надо удалить краску с волос, высушить голову. Это 20 минут.
19ч 45мин. Для лучшего эффекта, после всего сделать мелирование, чтобы волосы заиграли. Плюс 1 час 30 минут.
21ч 15мин. Ну и стрижка плюс укладка. Еще 40 минут.

Итого 6 часов 55 минут. На часах уже 21 час 55 минут. И как вам такой расклад? Я уже не говорю о солярии, ведь все мы любим, когда загорелая кожа. Не говорю о маникюре, нам же нравятся кошечки. Не говорю о педикюре — нам же нравится, когда пятки не царапают кожу. Вот такой винегрет получается. И все ради нас, черт побери. А вы никогда не задумывались, покраска в блондинку сушит кожу головы? Да, опять жертвы. А что они чувствуют, когда выщипывают брови? Да, опять жертвы. Нет, среди мужчин были, конечно, случаи недоверия. Но я приглашал их посидеть рядом с любимой от начала и до конца работы. Второй раз никто не приезжал.
Когда мне приходилось задерживаться с какой-нибудь клиенткой, то залезали на выступ нашего здания, чтобы в окно увидеть, что я там делаю с их женщинами. Представляете, работаю, а в окне вместо месяца появляется круглющее, похожее на луну, лицо ее мужчины. Итак, специально для мужчин, — насколько долго задержится женщина в салоне (приблизительно):
1. Стрижка — 20мин.
2. Стрижка + укладка — 40-60мин.
3. Покраска + стрижка + укладка — от 2 часов.
4. Химическая завивка + стрижка с укладкой — 2ч 10мин.
5. Мелирование — 1ч 30мин — 2ч.
6. Колорирование — от 3 часов.
Но и это еще не все жертвы. Бывает и такое: клиентка отвезла ребенка в бассейн, и пока он там плавал, она красила волосы. Когда осталось 15 минут до удаления краски, она мне заявляет:
— А у вас нет пакетика, мне голову закрыть?
— А зачем вам? — спрашиваю.
— Я сгоняю за ребенком в бассейн. У меня есть 20 минут?
И она это сделала. Прямо с краской и пакетом на голове умотала на своей машине за ребенком. Вот это и есть наши женщины в действии. Мало того, были и такие, что приходили с трехмесячным ребенком на руках. И пока я стриг маму, этот ребенок в кульке лежал на подоконнике возле моего рабочего стола. Ни в одной другой стране такое невозможно, но только не у нас! У нас героические женщины, и у них сильно развито умение выживать в любых условиях. Эдакий спецназ в юбках. Я бы даже сказал — женщины специального мужского назначения. А вы им: « Где ты была?»
Ну как можно на вопрос женщины, изменившей цвет волос, такое услышать:
— Милый, ты ничего не замечаешь?
— Что, приготовила что-нибудь? — и нырк в холодильник.
— Да нет, ну ничего не видишь?
— А, знаю, убралась или перестановку в комнате сделала! — и нырк в глубину квартиры.
Знакомо? Так вот, исправляйтесь, замечайте, делайте комплименты. Они этого от нас очень ждут!!!! Пока не поздно, мужики!!!!!!

Записка№27. Дельные советы

— Скажи, вот как вас, мужиков, понять?
— Почему его рука касается пульта телевизора чаще, чем меня?
— Я что, похожа на стерву?
— Слушай, а что подарить парню 28 лет? Ты как думаешь?
— У тебя, когда родился ребенок, времени на то, чтобы заниматься сексом, хватало?
— Он мне нравится, но что же, я должна первой ему признаться в этом?
— Вот скажи, разве это нормально? Во время секса он еще успевает крикнуть «Гол!», и на мой вопрос: «Тебе что, футбол дороже меня?» — отвечает: «Конечно, нет, только не выключай телек, пусть себе без звука работает». Вы все такие?
Я могу бесконечно продолжать эти вопросы, обрушивающиеся на меня с постоянной регулярностью, каждый день. Суть не в этом. Дело в том, что нынешнее поколение настолько раскованно, что может говорить на любые темы. Раньше такого не было. А сейчас — легко и непринужденно мы можем говорить о политике, кино, бизнесе, об отдыхе, сексе и многом другом. Вы только представьте, сколько у меня должно быть ответов на их вопросы! Где их в себе находить? Я думаю, главное — не врать, а говорить правду, то, что думаешь. Клиент хочет видеть в мастере не только специалиста, но и интересного собеседника. Не забывайте, что я из другого мира, мира мужчин, такого непонятного для многих женщин. Конечно, им всем хочется спросить меня о том, о чем они не могут спросить у своих мужей, мужчин, друзей. Нужно быть мостом через пропасть между нами. Вначале я даже стеснялся, но потом понял: им очень нужно знать правду о нас. И если не я, то кто им откроет все секреты мужского сознания? Во время таких бесед и я открывал для себя очень много интересного. Меня интересовало буквально все. Это ведь колоссальный опыт, который пригодится в жизни. А какой спектр общения, какая палитра красок, какие эмоции, море ощущений, и все благодаря только вам, моим клиенткам! С годами уже многие стали друзьями, и, видимо, так нам и придется идти по жизненному пути. Я буду видеть, как стареете вы, как старею я… Стоп! Об этом больше ни слова…
А сколько сил и энергии дает мне нынешняя молодежь! Я не перестаю удивляться их прыти. Они четко знают, чего хотят, вплоть до того, когда им рожать детей. И главное, они не стесняются спрашивать меня о том, что их интересует. Очень много красивых девушек, к моему мужскому удивлению, хотят любви, простых человеческих отношений, а не деньги, про которые думаем мы, мужчины. Я им всегда советую: «Сначала нужно сделать себя, а потом жди мужчин, соответствующих твоему уровню». Но в таких случаях в женщине я должен увидеть стержень. Если стержня в женщине нет, то это бессмысленно и бесполезно. Многие перестают за собой следить после рождения детей и, как говориться, «обабиваются». Им уже не до чего, и финал у большинства из них получается довольно плачевный. Так как же пройти все стадии жизни правильно, спросите вы? Секрета тут нет, просто все делайте вовремя и разумно.
Смотрите:
1. Как правило, девушка, заканчивающая школу, выходит в жизнь с длинными волосами. Это не всегда, но как правило.
2. Дальше нужно поступать в институт или колледж, который даст профессию на все жизнь, ну, или на определенное время. Тут начинается все, от знакомств до замужества. В это время перепробывается все, что только можно на волосах. Выглядеть нужно по-разному, ведь идет поиск второй половинки.
3. Замужество. Здесь, как правило, уже не до длинных волос. Потому что появляются дети. Все раздражает, не хватает времени на укладку, и т.д. Но есть те, которые, наоборот, предпочтут именно длинные волосы. Заколол и ничего не мешает, а можно и в хвост забрать.
4. Когда подрастают дети, то появляется время и собой немного заняться. Начинается возврат к, возможно, утраченному имиджу или поиски нового. Как только имидж найден — идет всплеск, позволяющий жить в красоте и мироощущений, но до определенного момента. Назовем этот момент «Баба ягодка опять.»
5. Вот когда « Баба ягодка опять», начинается самое сложное и интересное. Во-первых, если выросли дети, но пока нету внуков, хочется жахнуть по жизни так, чтобы хватило впечатлений до того момента, когда появятся внуки. И женщины, кому срывает крышу, становятся неуправляемыми. Вот тут нужна моя помощь не только как парикмахера, но и психолога. Главное — установить грань. Грань между реальностью и дозволенностью. Например, мы часто видим взрослых женщин, которые становятся чересчур игривыми, какими-то до смешного неестественными. В их гардеробе появляются вещи, которые, скорее, подойдут их дочерям, чем им самим. Конечно, на меня можно и обидеться, но я все равно скажу им правду. А то уже это буду не я. Главное — вовремя их остановить и помочь найти им то, чего не хватает на этом временном пути. Тут почти все зависит от природного телосложения: если оно позволяет, то можно многое — от длинных до коротких волос. Но при одном условии: не должно быть видно седины. Как хотите, но это именно так. Большой ошибкой является перебор с сексуальностью. Вы поймите, не нужно вытаскивать все напоказ и сразу. Вы уже должны быть настолько опрятны, что ваше умение донести до нас вашу сексуальность должно не вываливаться из вас, а дозировано скрываться и открываться великолепными формами и очертаниями, радующими мужской глаз. Нам не нужно все и сразу. Мы хотим мысленно представлять, что же скрывается за образом этой таинственной женщины. А излишняя сексуальность может только отпугнуть. Но отпугнуть не всех, конечно. Если же вы хотите всю палитру ощущений, то лучше, думаю, взять на вооружение таинственный и слегка сексуальный образ. Очень многим идут короткие стрижки, — например, как у Шерон Стоун. Но одной стрижки мало, нужен и вкус.
6. Идём дальше. Начинается этап жизненного пути, когда хочется показать свою состоятельность. Я имею в виду успешность реализации тех возможностей, которые были на жизненном пути. Солидное спокойствие, подчёркиваемое не броским, но выдержанным стилем. Для меня наглядным примером является образ Галины Волчек. Уже редко кто носит длинные волосы. Седые волосы не должны быть длинными, как у индейцев. При стрижке можно открыть мочки ушей, чтобы показать серьги, к этому времени превратившиеся из простых камней в бриллианты. На этом этапе каждая женщина уже этого заслуживает. Ну и, конечно, шейные платочки и шарфики, это придаёт шарм и свежесть образу. Ну и, наверное, самое главное — это очки и их оправа. Лично для меня это было важно всегда. Оправа очень хорошо подчёркивает образ человека и придаёт ему целостность. Вспомните Лайму Вайкуле, Ирину Понаровскую, Светлану Коннеген и других.
7. Ну а дальше управлять вами должна только аккуратность. Если у вас белая седина, так оставьте её в покое. Разве что оттеночным бальзамом можно слегка придать седине оттенок. Поймите, у Вас всё равно не хватит времени каждые две недели подкрашивать корни волос. Лучший выход тут, пожалуй, нашла английская королева Елизавета Вторая. Скажите, а вы не задумывались, почему, при её богатстве, она не закрашивает седину своих волос? Ответ прост: ей это не надо, всему своё время. Естественность и аккуратность — вот что главное.
Я специально не написал ни каких цифр про возраст. Просто таким образом, кажется мне, изменяется образ и стиль женщины на разных этапах жизненного пути. Даже если у вас своё, отличное от моего, мнение, я вам советую попробовать последовать за моими наблюдениями. И если что-то изменится в лучшую сторону, то я буду очень и искренне рад за вас.

Теперь вопросы, касающиеся сексуальности…

Ну никуда от этого не уйти, это такая же часть жизни, и не стоит этого стесняться. Об этом в открытую говорят с экранов наших телевизоров, об этом пишут в журналах и книгах, это бесконечной лавиной обрушивается на нас из Интернета, попадая на наши мониторы. Как к этому относиться? Как к неотъемлемой части жизни и продолжению рода. Приходится не комплексовать и мне, хотя признаюсь, это гораздо труднее, чем делать свою работу. Но все они хотят глубже узнать наши с вами желания и фантазии. Как ,что устроено? Как реагируют? Какие предпочтения в позах? Кто сексуальнее? Блондинки или брюнетки? На что мы (мужчины) сначала обращаем внимание? На попу или на грудь? А может на ноги? Много вопросов про то, когда лучше? При свете или при темноте? Я считаю, если Вы молоды, то без разницы, и чем больше, тем лучше. А когда уже постарше, то ради женщины, наверное, лучше в темноте, чтобы скрыть недостатки фигуры, изменённой временем и приносящей определённый дискомфорт. Но не забывайте, мужчины тоже меняются, и им тоже свойственно старение. Ещё что мне приятно, так это как женщины, следящие за собой, легко находят себе мужчин гораздо моложе себя. И буквально оживают! Это очень радует глаз. И наоборот, многим девчонкам не интересно со сверстниками. Они предпочитают мужчин постарше, уже состоявшихся в этой жизни. А почему и нет? Можно спросить всё, он не будет стесняться и ответит на любой вопрос, научит всему, что знает. Вот такие рассуждения у молодёжи теперь. Да что у молодёжи! Все женщины не отстают от времени. Но, подчёркиваю, женщины, а не бабы. Только бабы живут в своём, понятным только им самим, времени. И если мы говорим про секс, то они вряд ли желанны. Ну да ладно, об этом можно говорить целую вечность. Но что является смыслом сказанного мной, я думаю, я смог донести до ваших умов. А что и как, это уже решать вам, а не мне… Ведь советы бывают ещё и от других мастеров.
Серафим Надеждович советовала тоже:
— Да ну, господи! Женщина, а чего вы боитесь! Вон молодёжь носит, а мы что, хуже, что-ль? Эх, были бы у меня волосы получше, я бы всё перепробовала на себе! — говорила она клиентке лет так шестидесяти семи, к её глубокому удивлению.

Или вот ещё:
— Женщина, а у вас когда были месячные? Я это говорю к тому, что химию лучше делать до, чем после. Это мой совет вам как мастера, — не совсем тихо проговорила она.
— Да…да у меня уже давно всё закончилось! Миленькая, мне ведь уже восьмой десяток пошёл! — краснея ответила бабуля, глядя на меня через зеркало…

Ещё:
— Девушка, а тут мы вам сделаем скос, поняли меня?
— Я ничего не могу сказать про ваш скос, но я чувствую — ещё мгновение и поезд моей личной жизни пойдёт под откос! Хватит уже, отпустите меня! — гневно, но с юмором сказала симпатичная девушка…

Ещё:
— Давайте покороче, ведь лето!
— А вы на даче будете это время?
— Да.
— Ну и кому там на вас будет смотреть?

Ещё:
— Ой, вы, наверно, слишком много мне сняли?
— Да где же много? И потом сняла прям по своей ладони. А ладонь у меня, женщина, 10 сантиметров. Поняли меня?

Ещё:
— Чёлку порвём, или покусаем?
— А что это?
— Ну лучше делайте рваные пряди, так сейчас все делают.

Ещё:
— Ой, нельзя ли поаккуратнее! Вы мне всю спину намочили, когда волосы мыли!
— Да там чуть-чуть!
— Где чуть-чуть? У меня даже трусы мокрые. Я, пожалуй, не буду у вас обслуживаться, дайте я посушу волосы и пойду.
— Иди, иди, ради бога! Мыться лучше надо, а то приходят с работы и воняют. Прям задохнулась сама…

Ещё:
Немолодой мужчина ходит по залу и ищет жену, не узнавая её, сидящую в бигуди:
— Вы кого ищете, мужчина?
— Да старуху свою потерял, — смеясь, сказал он.
— Женщина, слышите, как он вас называет? Тоже мне, старуху нашёл! Сам-то, сморчок сморчком…

Ещё:
Во время укладки феном клиентка пытается что-то сказать Серафиму Надеждовичу:
— Женщина, а не надо теперь мне ничего говорить, я уже всё равно ничего не услышу…

Ещё:
Молодая девушка просит её уложить феном свои длинные волосы.
— Накручивайте лучше на бигуди! Это мой совет вам. А так, если феном, то получатся палки…

Ещё:
Клиентка в первый раз приходит к нам в салон:
— Можно подстричься?
— Давайте быстрее, а то ко мне сейчас Клара придет…
— А кто это?...

Ещё:
— Можно к вам записаться на химию?
— Во сколько?
— Ой, ну давайте в 12-00.
— Хорошо! Но смотрите, если у меня работы не будет, а кто-то вдруг придет, я вас ждать не стану — его возьму…

Ещё:
— А вы сможете мне модельную стрижку сделать? Подскажите, какую лучше?
— Да все стрижки красивые! И каре, и Аврора, и Сессон. Сейчас подберём…

Ещё:
— Ну что же вы мне сразу не сказали, что получится такой ужасный цвет?
— А я-то откуда знаю? Я показала, что есть, вы выбрали. Женщина, ну вы же сами хозяйка своей головы!

Ещё:
— Снимите мне сантиметров восемь сзади.
— Хорошо, сниму по ладони . А ладонь у меня 8 сантиметров. Поняли меня?
Я, когда это услышал, то так и не понял, — что, её рука усохла, что ли? Ведь была недавно 10 см.

Ещё:
— Подстригите, пожалуйста, ровненько по всей голове.
— Как будем плясать? От чёлки?
— Мне всё равно, от чего вы будете плясать. Хоть от музыки, хоть от чёлки, главное ровненько…

Ещё:
— У меня такие мягкие волосы, может, вы мне какой-нибудь совет дадите, для жесткости?
Жёстко:
— А вы лимон на голову выдавливайте, жёстче будет…

Ещё:
Девушка лет семнадцати стрижётся у Серафима Надеждовича.
— Ну и песни сейчас, рёв один. Ни музыки, ни слов, ни сердцу. Согласны?
— Ну… ну… да!?!?!?!?!?!?
— Мне вот из нынешних Юлиан нравится. Правда, хороший певец? Что молчите?
— Ну… ну… да…!?!?!?!?

Ещё:
В разговоре с одной клиенткой:
— Сейчас работу трудно найти. Я своему дураку говорила тогда… Ну, он у меня всю жизнь маляром проработал. Один раз ремонт в парикмахерской делал, в центре, так там и надо было оставаться. Сейчас ведь одни краски волос идут, так и работал бы там до сих пор, а теперь вот дома сидит без дела… дурак…

Ну, на этих примерах вы уже поняли, что советы дают все и вся. Но слушать их или нет — опять решать вам. Удачи!

Послесловие

Всё в нашей жизни зависит от случая. И как им воспользуешься, так и будет. Не спроси мы тогда у девушки, где находится ближайшая парикмахерская, ничего не было бы. Ни учителя Павла, ни Серафима Надеждовича. Но САМОЕ ГЛАВНОЕ, Я БЫ НЕ ВСТРЕТИЛ СВОЮ ЖЕНУ, НЕ УВИДЕЛ БЫ СВОИХ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ДЕТЕЙ, РОДИВШИХСЯ У НАС. И кто знает, может, не было бы этих историй…

Еще хочу добавить, что с каждым прожитым днём багаж общения с клиентами всё пополняется. На моих глазах меняются поколения. Девочки становятся девушками, затем мамами, а потом бабушками. Каждый клиент — как отдельно снятая картина в кино. Я помню все эти фильмы, про каждого из вас. Концовки фильмов, конечно же, у всех разные, но не в этом дело. Самое главное — что жизнь продолжается, рождаются всё новые сценарии для таких вот фильмов.

И помните: ВОЛОСЫ ВСЕГДА РАСТУТ, А РАЗ ТАК, ТО ТУТ НУЖНЫ МЫ!

— Вы ко мне? Проходите…………………………………

Отдельное спасибо моей сестрёнке Лизочке! Если бы не она, не было бы этих удивительных историй в Турции и Эмиратах. А самое главное то, что она позволяла делать с её волосами такое, чего ни одна живая душа не выдержала бы.
Спасибо моим родителям, а то не было бы меня…

«Всё в жизни зависит от случая, но ничего не бывает случайно...»

Дмитрий Дель. (Del’)


Теги:





0


Комментарии

#0 14:55  03-11-2009тихийфон    
а хороший парикмахер никаму не нужен нахер (с)

осиливать испугался, ясенхуй...

#1 14:56  03-11-2009Евгений Морызев    
я осилил...
#2 14:59  03-11-2009тихийфон    
не надо благодарностей, это наш долг (С)
#3 15:54  03-11-2009Семен Кефир    
бырь 14:56, а стоит время тратить? посоветуте пожалуста, а то када стока букаф я прям боюсь начинать.
#4 16:37  03-11-2009Глокая Куздра    
Ахуеть, скока буков.
#5 17:41  03-11-2009Весёлый такой    
почитал немножко. вродебы несмешная хуйня пра тижолую жизнь парихмахера


ЗЫ ну что за манера такая, зайти тихонечко и серануть хуевой тучей букав

#6 18:30  03-11-2009дервиш махмуд    
пару страниц смог. посредственно, без затей, с претензией на остроумие.

по гамбургскому прейскуранту- хУеТа.

но если делать совсем нехуй- можно и зачитать.

#7 19:13  03-11-2009soul    
проскролилось, до хера че та всего.
#8 08:00  04-11-2009ВеТьма    
Кому делать нечего может и почитать. А вобще нестоит.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....