Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Вдруг не поленятся посмотреть?

Вдруг не поленятся посмотреть?

Автор: Vishiel
   [ принято к публикации 20:45  04-11-2009 | Raider | Просмотров: 508]
Потолочные карнизы, старые обои, позапрошлогоднее пятно от комара казались синяками на его теле. За это Тибе себя ненавидел - было противно, эту серость видеть, а ещё противнее передавать... Он оделся и вышел из дома. Длинные рукава, высокий ворот свитера, плотные брюки защищали и спасали.

Друзья были ему привычно рады. Они пили, пели и говорили о прочитанном. Он дублировал их улыбки.
- Да ты, брат, а-атичный чел! – хлопнул Тибе по плечу художник.
- Гонишь? Знаешь же – весь в тебя, - грубовато, чтоб не показаться сентиментальным ответил тот, тихо смеялся, закатал рукава и опустил ворот, - Помнишь, каким унылым говном я был на той неделе?
- Та да… Навалилось тогда всё – и Катька, и, сцуко, работа, и выставку губили бюрократы хреновы. Жить не хотелось, - почесал затылок карандашом собеседник, - Кабы не твоя кислая харя - черта с два заметил бы, что загибаюсь.
- Всегда к вашим услугам, - дурашливо поклонился Тибе, и принялся полировать замшей щеку, - тока чур не плевать.

Вечер окончился, и звенящий трамвай тарахтел по старым улочкам, подвозя Тибе домой. Свет витрин сказочными фонариками отражался в его пальцах и висках. Парень специально подставлял их этим ночным лучам – сегодня ему было хорошо, а потому каждая капля света искрилась в нём счастьем.

На остановке в заднюю дверь ввалился хам. Он плохо держался на ногах и икал. Хам развалился на одном из кресел, почесывая пузо. Тибе не замечал нового спутника – он был слишком увлечен зайчиками уличных фонарей на своей коже.

- Закурить есть? – решил развлечься хам.
- Здесь не курят, - Тибе никогда не умел выкручиваться, как не умел и промолчать вовремя.
- Ты меня, мразь, учить жить будешь в моём трамвае? – хам тяжело поднялся и с видом оскорблённого хозяина двинулся к парню, шатаясь и хватаясь да кресла.
- Если и ты видишь мразь – значит, их здесь точно две, - ответил Тибе, ведь врать он тоже не умел.

Хам уже размахнулся, метя в челюсть… но увидел над воротником парня удивительно знакомое лицо. Оно было перекошено гневом, перепачкано рыбой, на нём был кривой перебитый нос, под глазом красовался огромный синяк, как тот что ему самому оставил позавчера сосед-собутыльник. Даже хам смог сообразить, что это его собственное, хама лицо.
Он отшатнулся от жертвы и забормотал что-то, пятясь и крестясь. После он взвыл и бросил в Тибе бутылкой. Парень не успел увернуться – он торопливо заматывал на шее шарф и натягивал перчатки.

Звон разбитого стекла раздался в вагоне. Бутылка, оставшаяся целехонькой, откатилась в сторону, а по лицу Тибе паутинкой расползлись трещины, он схватился за щёку. «Опять!» - промелькнуло в его голове. Пора было бы уже привыкнуть к такому сценарию, но он ни как не мог.

Тибе не помнил, как попал домой. Он мучался всю ночь. Его трясло в лихорадке, мелкие осколочки кожи падали на пол при неловком движении, тонко позвякивая

«Что, противно глазам своим верить? Или легко, только когда не на себя смотришь? Чтоб вы все ослепли! Ведь я никогда не научусь вам врать…» - стонал Тибе, прислоняясь лбом к прохладному оконному стеклу и мучительно вглядываясь в горизонт в надежде увидеть спасительное зарево. Казалось, рассвет никогда не придет, чтобы избавить его от боли.

Но если и есть в это мире что-то постоянное – так это смена ночи днем. Восходящее солнце позвало Тибе на улицу. Он смело ступал по асфальту, отражая босыми ступнями его трещины. Парень стащил с себя рубашку и отбросил её прочь. Несмелые первые лучи дня запрыгали по его плечам, посылая во все стороны солнечных зайчиков. Случайные прохожие жмурились, шарахались от этого неожиданного света и крестились, пугаясь.

Но Тибе было плевать на зрителей. Он отражал лицом лазурь утреннего неба, чистота которого лечила все ночные раны, снова делая его кожу совершенно гладкой, серебристой - зеркальной.

Когда солнце полностью показалось из-за горизонта, человек-зеркало уже стоял на мосту над рекой голышом и смеялся. Он был снова цел и полон сил и желания показывать людям их лица.

Вдруг не поленятся посмотреть?


Теги:





0


Комментарии

#0 13:53  05-11-2009Мартин П. Stalker    
Фантазия на тему триллера "Видок"

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:46  23-07-2017
: [0] [Графомания]
Стены дома красят светом
Солнца первого лучи
Поздней ночью в доме этом
Человек навек почил

Снизу вверх на челядь глядя
Бледнолиц и отрешён
Прохрипел - Дождались, бляди
И тихонько отошёл

Хоть над ним три дня шаманил
Медицинский светоч, но
Даже и его стараний
Было недостаточно

Просто время наступило
У одра - лакеев сонм
Тупо пялятся в мобилы
Кто в самсунг, а кто в айфон

Не горюют лизоблюды
И семья хранит покой
Лишь рыдает прачка Люда
Так...
13:20  22-07-2017
: [11] [Графомания]
Ну что,
Точка.
Занавес бумажных штор,
Ни крика ни строчки,
Затихший шторм,
Обрыв
И пропасть,
Сердце пробив,
Злая новость
Затянула петлю.
И письма летят,
С одним лишь словом "люблю",
Тебя все простят,
Не поймут,
Мир сломлен и смят,
Жить , непосильный труд....
10:25  20-07-2017
: [8] [Графомания]
Бомжовость не была для Васьки чем-то мучительным и нисколько его не оскорбляла. Он воспринимал это своё житиё как альтернативу окружающему рекламному рабству.
«Настоящее, на него ведь надо решиться, - рассуждал Васька. - По крайней мере, я никому ничего не должен»....
15:37  19-07-2017
: [20] [Графомания]
Я провожал тебя к дому от Сретенки
По полутёмным, холодным дворам
Греемый мыслью о будущем петтинге
Переходящем в орал

Изредка дума занозою вкрадчиво
Одолевала мой разум, свербя
Будет ли всё это стоить потраченных
Денег на выгул тебя

Чем растворяться в немом восхищении
В призрачной мгле твоих глаз голубых
Лучше б у тачки развал со схождением
Отрегулировал бы

Не искушен я в любовной риторике
И не научен лить в уши елей
Да и стремны эти тихие дворики
Не...

На столе сигареты, закуска, и хлеба ломоть
За окном чернота, и от ветра орешню качает
Мы сидим, распивая малиновку, я и Господь
Задаю ему сотни вопросов, а он отвечает

Терпеливо толкует о жизни святой, до зари
Осуждает поступки и часто незлобно серчает
А потом говорит -«Если жить не умеешь — умри!...