Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Собственно, бюджетный Амстердам или страх и ненависть в Праге

Собственно, бюджетный Амстердам или страх и ненависть в Праге

Автор: Леонид Зубковский
   [ принято к публикации 00:29  05-11-2009 | Х | Просмотров: 567]
Вскочив с утра пораньше, почистил зубы и бодро прыгнул в душ. Начитавшись в интернете на работе рассказов туристов о лютых пражских контролерах, я все-таки купил себе самую дешевую езденку, однако компостировать ее ни в автобусе, ни в метро не стал.
Без проблем добравшись до центра, позвонил с приемной Рэдиссона Квасину. Трубку никто не брал. Отхлебнув пива, сделал повторный звонок, однако результат от этого не изменился. Сознание мое начала потихоньку обволакивать паранойя, однако в следующий же миг я увидел, как они выходят из расположенного на первом этаже ресторана своего шикарного отеля.
- Ле-е-ень, мы тут тебе с Шубой яблок с завтрака набрали. – в свойственной ему манере рассмеялся Квасин. – Хочешь?
- Да не, спасибо, может попозже. – поблагодарил его я, показывая початую банку купленного по дороге Гамбинуса.
- Видишь, как мы о тебе заботимся, сиротинушка ты наш? – добавил Шубин, лениво шаркая по дорогому ковру фирменными гостиничными тапочками, которые они уже решили забрать с собой в Москву.
Он завернул по пути к Жене, а мы пошли дальше, в номер Квасина.
- Заходи, чувствуй себя как дома. Щ-щ-ща надо тока вещи собрать, к Шубину сёдня переезжаю… Бушь потом всем рассказывать, что в Рэдиссоне был.
Я провел взглядом по номеру. Все сверкает и блестит, на стенах пара картин с колоритными видами Праги, плазменный телевизор, у роскошной кровати - мини бар, тумбочка, столик, торшер, пара кресел, шкаф с автоматически включающимся светом. В общем, все атрибуты современного пятизвездочного номера на двоих.
- Поди сюда. – позвал меня Квасин, приоткрыв дверцу сейфа для сохранности личных вещей в прихожей, - Понюхай.
Внутри лежали деньги, зарганпаспорт и какие-то мелкие вещи, на фоне которых особо живописно смотрелась пластиковая бутылка с прожженным отверстием и небольшой пакетик зеленой ганджи. Вдохнув исходивший из сейфа аромат, я невольно замотал головой.
- Гы-гы-гыг. – оценил мою реакцию Квасин, и в тот же миг в дверь настойчиво задолбили.
Вошедший Шубин, достав привезенную мной пачку Беломора, сразу же принялся мастерить косяки.
- Где вы уже достать-то успели? – с интересом спросил я.
- Да гуляли тут ночью возле отеля пьяные, - не отрываясь от дела, начал объяснять Шубин, - и навстречу нам нигер. Он сначала по-английски с нами заговорил, типа «Вэр а ю фром?», все дела, ну Квасин ему сразу «Я из Сербии», шпион хренов. А я сказал, как есть. И представь, он нам на чистейшем великом и могучем «О-о-о, русские!!! Я в Санкт-Петербурге 3 года жил!!!». Оскаром звать. Номер свой дал, сказал «Звоните в любой момент, всё, что хотите, достану».
Внезапно зазвонил стоявший на прикроватной тумбочке телефон, и Шубин взял трубку. Закончив разговор, он положил ее и повернулся к Квасину:
- Иди, плати за свое рукоблудство, они счет уже внизу выписали.
Оказалось, что на днях после прихода в отель Шубин с Женей отправились к себе, а Квасина внезапно охватила тоска по оставшейся дома любимой жене, и с горя он решил подключить у себя в номере платное кабельное порно-ТВ. Договорившись обо всем по телефону с работниками ресепшн, он в усталости лег на кровать и открыл неизвестно уже какую по счету за день банку пива. Открыл и, так и не дождавшись начала шоу, вырубился практически до самого утра. Проснувшись и взглянув на огромный экран настенного плазменного телевизора, он понял, что сдать купленный «билет в кино» после начала многочасового «сеанса» получится уже вряд ли…
Окно номера выходило в глухой переулок гостиничных корпусов, поэтому, никого не опасаясь, мы залезли за штору и взорвали косяк.
Эффект от пражской гидры был жесткий. Прошло уже минут двадцать после того, как потухшая беломорина спикировала по дуге вниз на улицу, а он не только не становился размеренней, но и постоянно увеличивался в геометрической прогрессии, вследствие чего было просто невозможно молча стоять на одном месте. С непривычки я просто не знал, куда себя засунуть. Странные и крайне необычные мысли копошились в голове словно муравьи в муравейнике, а когда начинался бой рыжих с черными, показатели датчика эмоций начинали ощутимо зашкаливать. К счастью вскоре решено было потихоньку собираться на улицу.
Шубин отправился в свой номер прощаться с Женей до отъезда, а мы с Квасиным сходили вниз оплатить счет за неудачный просмотр порно-канала, после чего нас размазало по мягким креслам в коридоре неподалеку от их двери.
- Смори, там камера слежения висит, на нас прям смотрит. Щас СБ отеля будут тебя брать. – принялся стращать меня он.
Обернувшись туда, куда с глумливой улыбкой показывал взглядом Квасин, я увидел нацеленный с потолка прямо на меня объектив CCTV.
- Ты хоть понимаешь, что сидишь тут щас в пятизвездочном отеле в центре Праги, а? Ты находишься здесь не-ле-галь-но.
Я представил себе, как серьезные, одетые в строгие черные костюмы мужчины в наушниках по ту сторону линзы объектива камеры с суровыми лицами передают сигнал о начале штурма группе захвата, которая окружает наш этаж, блокируя все пути к бегству, желая поскорее депортировать меня из своей страны.
«Курррва-Курррва, прием, как меня слышите?» - пепел сигареты черного радиста, никогда не вынимающего ее изо рта, падает от движения губ на клавиатуру. Роскошная секретарша деловито передает ему очередную папку с секретными документами, с которыми нужно срочно разобраться до среды.
«КОзел-КОзел, Курррва на связи, слышу вас хорошо!!! - раздается в ответ треск рации в наушниках, - Мы уже готовы, ждем ваших дальнейших указаний?!! Прием?!!»
«Шеф!!!» - лихо крутанувшись на офисном кресле разворачивается в сторону начальника радист, - «Они уже на местах, ждут лишь вашего приказа, чтобы прищучить ублюдка!!!».
Сдерживать смех над своими мыслями я больше не мог, и мы вместе принялись ржать, хлопая себя при этом ладонями по ляжкам. Каждый думал о своем, однако обоим было весело и хорошо.
- Ну, ты конечно ващ-щ-ще краса-а-ава!!! – в очередной раз подколол меня на эту тему Квасин, - Прям с самолета в трезвяк!!! Как с корабля на бал, ёпта!!!
Наконец вышла полностью собравшаяся Женя, а следом за ней появился Шубин, и мы отправились в сторону лифта.
Сцена прощания возле такси у крыльца отеля в центре Праги была определенно достойна торжественного вручения статуэтки Оскара. Водитель погрузил в машину Женину сумку и беззвучно хлопнул дверцей багажника. Шубин дал ей несколько сотен крон на дорогу до аэропорта и, подняв в прощальном жесте ладонь, развернулся, чтобы уйти прочь. Женя агрессивно скрестила на груди руки и прислонилась щекой к окну. Мне даже подумалось, что, проводив нас взглядом, она даст волю своим чувствам, и при виде уменьшающегося в зеркале заднего вида Шубина по щекам ее потечет тушь.
- Ой, вот этих вот всех слез проща-а-ания, горечи расстава-а-ания только не надо!!! – принялся глумить Квасин, не успели мы отойти и дюжину метров от дороги.
- Да. – задумчиво ответил ему Шубин, а я так и не понял, пытается ли он спрятать свои эмоции за непроницаемой маской спокойствия или же просто не может дождаться, когда мы наконец завалимся в очередной кабак…
Заняв один из столиков безлюдного китайского ресторана, принялись изучать меню.
- Лё-ё-ёнь, ты смотри там с выбором не ошибись, - начал с ухмылкой Квасин.
- Да, - согласился с ним Шубин, - мы можем потратить на тебя только 200 крон. Ты же у нас теперь сирота, без денег.
- Чё делать-то будешь, когда мы уедем?
- Да проживу как-нибудь, не впервой, - задумавшись, ответил я, - Спать есть где, завтраки оплачены…
Если честно, в тот момент абсолютно не хотелось думать ни о каких неудачах. Совсем даже наоборот, хотелось радоваться замечательному зимнему пражскому дню и представившейся возможности набраться впечатлений на всю оставшуюся жизнь.
Официант принес заказ, и все как всегда оказалось очень вкусным. Нераспробованное мной поначалу истинное пиво Старопрамен в конечном итоге также оказалось отменным, и, пользуясь тем, что народу вокруг нас практически не было, Квасин смачно рыгнул и с серьезным выражением лица деликатно вытер губы кружевной салфеткой.
- Саш, заканчивай уже, ты щас не в Германии находишься!!! – сделал ему укоризненное замечание Шубин и, помедлив немного, задумчиво рыгнул еще громче и протяжней.
За столик рядом с нами присел средних лет чех и, чисто символически перевернув пару листов меню, сделал заказ. Шумели мы не особо громко, однако сосед наш, еще раз подозвав официанта, предупредил того, что пересядет в другой угол зала подальше от нас.
Эта его, казалось бы, безобидная выходка завела Квасина с пол оборота.
- Смори, он же, ссука, все по-русски понимает, просто не хочет с нами рядом сидеть, кур-р-рва, б*я, чешская. – выплюнул сквозь стиснутые зубы он, кидая время от времени исподлобья с сторону чеха испепеляющий взгляд.
Однако уже пару минут спустя отличнейшее чешское пиво охладило его пыл, и мы продолжили нашу спокойную трапезу, лишь изредка прерываясь на смех после очередной шутки, а также звонки Сережи, который постоянно переносил встречу на более позднее время.
Выйдя из ресторана, направились к метро, так как Сережа сказал, что будет ждать нас возле станции I.P. Pavlova. Преодолеть нам нужно было всего 2 остановки, поэтому, постояв немного возле торчащих вместо турникетов столбиков для электронного компостирования билетов, решили ехать бесплатно.
- Все идут так, пойдем и мы. – спокойно сказал Шубин.
- Да не-е-е, у них же у всех проездные!!! Чё, думаешь, так просто всё, что ли?!! - как всегда принялся взвешивать все «за» и «против» Квасин, однако, помедлив пару секунд, добавил, - Ну ваще пох*й, поехали так.
- Пойдем-пойдем!!! – внес свою лепту в решение совершить это мелкое административное правонарушение я, горя желанием поскорей набраться опыта в безбилетном пользовании общественным транспортом Праги.
Доехали без проблем и, встретившись с Сережей, отправились мутить кокаин. Сцена купли-продажи запрещенных законодательством веществ была достойна включения в остросюжетную гангстерскую кинокомедию. Нигер в переулке центра Праги неосмотрительно продемонстрировал нам свой товар, немного пьяный Квасин, недолго думая, агрессивно выхватил у него пакетик, после чего ошарашенный делец в капюшоне был просто вынужден согласиться на полцены.
Далее воспоминания идут урывками. Вроде бы, утомленный пивом с гидрой Квасин отправился чуток подремать в отель, а мы с Шубиным и Сережей посетили какой-то безумный клуб на окраине столицы Чехии. Состояние мое на тот момент уже находилось в режиме «Страх и ненависть в Праге». Куча пражских гопников, плотная завеса сигаретного дыма и трое упоротых русских туристов под биты басов очередной модной клубной песни.
Девушка, танцевавшая у шеста, спустилась в зал и принялась под музыку имитировать эффектные телодвижения, характерными рывками быстро тряся своей шикарной задницей. Парня под ней в тот момент просто-напросто размазало от удовольствия по стулу, а я испугался от мысли о том, что она может запросто подойти ко мне.
Проходя по залитому неоном многочисленных разноцветных вывесок многопрофильных заведений фешенебельному переулку, мы вдруг поняли, что попали на самую что ни на есть злачную в городе улочку. Со всех сторон на нас принялись кидаться подозрительные типы, начиная с негров и заканчивая арабами, и на всех мыслимых и немыслимых языках мира сыпать предложеними посетить бар, кабаре, клуб, публичный дом, обменять деньги, купить наркотиков или хотя бы краденых вещей.
- Не-не-не!!! – отмахнулся в очередной раз от них со смехом Шубин, - У нас уже и так все есть!!!
Нигер, которому предназначалось данное заявление, скрючил такую огорченную рожу, как будто бы мы только что сказали ему о том, что пристрелили, наконец, его любимую собачку, которая в очередной раз налила с утра лужу нам под дверь.
Свернув к отелю, мы еще долго слышали за спиной многочисленные предложения не теряющих до последнего момента надежды дельцов. Единственным, что нам забыли или же побоялись там предложить, было оружие.
Воссоединившись с Квасиным вновь, отправились в обнаруженный ими пару дней назад подвальный кабак. По дороге заблудились где-то в центре.
- Надо найти какое-нибудь беспалевное место. - Шубин достал из кармана находившийся там с самого утра косяк, и, встав полукругом под фонарем возле забора спиной к дороге, мы принялись нервно передавать его друг другу, борясь с душившим нас кашлем.
Бросив догоревшую беломорину под ноги, направились дальше. Однако, пройдя буквально пару десятков метров, синхронно переглянулись и попытались рассмеяться как можно тише. Практически сразу через дорогу от места, где мы только что дунули, был расположен огромнейший полицейский участок с длинной шеренгой ровно припаркованных перед ним ментовских машин.
- Я те говорю, щас как только зайдешь, сразу ох*еешь!!! – принялся расписывать мне по пути искомое заведение Шубин. – Мы там ночью были, открываем дверь, а снизу дым прям вовсю валит!!! Мы такие думаем «Пожар что ли?», заходим, а там за каждым столиком типы сидят, дубасят в открытую!!!
- Прям как в лучших традициях амстердамских кофешопов!!! – добавил Квасин, критично осматривая шедшего нам навстречу прохожего.
- Чёто не особо у них там с дымом сёдня. - открыв дверь заведения, искренне удивился Шубин, - народу наверное еще мало.
Я спустился за ним по лестнице в уютнейший полумрак приятного заведения и сразу почуял, что накуриваются тут постоянно. В воздухе стоял невесомый туман марихуаны. Народу и вправду было немного, поэтому мы присели за столик похожего на психоделическую пещеру зала с безумной подсветкой и заказали пива с вином. У барной стойки на высоком стуле пил больше похожий на вышибалу из модной английской кинокомедии нежели на пражского панка спортивный чувак с ирокезом, а из колонок под веселенький ритм духовых быстро чавкало гитарой СКА.
Организм мой к тому времени был уже просто не с силах бороться с усталостью, поэтому я проспал момент, когда к нашему столику подошли два типа и поменялись с нами травой на плюшки.
Разбудить меня не удалось даже Шубину, затушившему в кокаиновом угаре бычок о мою ладонь. Всхрюкнув что-то нечленораздельное, я для приличия вяло потряс кистью руки, затянулся переданным мне по кругу косяком шмали и сразу же уснул вновь.
Более-менее проснулся я, когда к нам присоединился проживающий в Праге знакомый Сережи по имени Славик. От антуража же кабака можно было реально ох*еть. Повсюду были развешаны гламурные двигатели, крутящиеся шестерни часового механизма, а также какие-то непонятные доисторические летательные аппараты. Необычное освещение внутри заведения только лишь добавляло ему еще большей диковинности.
Расплескивая пиво с вином я принес очередную партию алкоголя, после чего Сережа растолчил для меня на столике какое-то колесо и передал мне скрученную трубочкой чешскую купюру. После пары дорожек сон как рукой сняло, и я принялся охреневать от историй, подробности которых увлеченно смаковали мои приятели.
- В Амстердам когда ехали, - начал Квасин, - полдня простояли на вокзале прождали поезд. В конце концов, выяснилось, что мы ошиблись платформой, и собака наша давно уже ушла…
- Это когда водку теплую самогоном немецким запивали? – уточнил Шубин и, получив утвердительный ответ, продолжил, - Поезд до Амстердама из Германии ваще какой-то супер мега космический!!! Как ракета прям - низкий по высоте, летит чуть ли не под 400 километров. А в Голландии весело тогда время провели. Обх*ячились на день рождения господина Квасина грибов и пошли в ювелирный кольцо с алмазами покупать. На палец мне его надевают, рассказывают про огранку, дают сертификат подлинности и качества, и я понимаю, что меня уже кроет по-полной. Состояние такое непонятное, хрен знает вообще, что делать. На улицу вышел, асфальт дыбится, дымится, все вокруг ходуном в танце ходит, расплывается как в матрице!!! До отеля идем, Квасин мне какой-то бред несет, я забор попутно ногами пинаю!!! Короче, никакие вообще в номер пришли, я купаться полез, сижу, уже половину ванны набрал, и понимаю, что из крана льется горячая вода!!! Я выпрыгиваю такой «Б*Я-Я-Я-Я-Я!!!», а Квасин мне говорит «Ляг на кровать, лежа по-другому прёт». Ну, я лег, и ваще ад какой-то начался. Так и пришлось все время по номеру туда-сюда ходить, места прям найти себе не мог. Короче, к вечеру только оклемались.
- А футбол я даже и не помню. – рассмеялся он, - Два раза прям на трибуне под камерой траву курили. Половина народа обх*яченые чем-то, орут все хором, поют, Квасин еще как-то с пивом через кордон пройти умудрился. Короче, весело очень было.
- И чё, голландцы там на вас не прыгали? – с интересом спросил его я.
- Не-е-е-е. – развеял миф о беспредельных фанатах из Роттердама Шубин, - Интеллегентнейшие люди!!! Подходили вместе сфоткаться, шарф подарить просили.
- А как мы со Штефаном в кювет чуть не рухнули!!! – внезапно вспомнил Квасин.
- Это ваще кора… Прикинь, чувак, муж моей мамы, ездит пьяный за рулем зато очень сильно удивляется, как это в России можно водить машину без прав. Мы едем из одного пивного бара до другого, и я такой думаю про себя «Дебил, ты на дорогу-то смотреть хоть когда-нибудь собираешься вообще или щас всех нас угробишь на первом же повороте?!!»
Парни принялись в очередной раз увлеченно показывать нам на телефоне фотографии из Германии, попутно объясняя, что на них происходит. Больше всего мне понравилась та, на которой Квасин стоит в уютном пригородном особняке с настоящей немецкой охотничьей винтовкой Штефана.
- Он меня ненавидит, а Квасина боится. – продолжил Шубин, - Раз было, лежу я ночью заснуть не могу, а они в соседней комнате с мамой скандалят по-немецки. Я терпел, терпел, захожу к ним, и прям как в кино дальше все получилось. Я говорю «Лук, иф ю донт стоп ит айм гона килл ю» (1). Короче, он на меня с кулаками бросился, мы стали драться, мама визжит, что всех нас тут щас сама поубивает!!! Прикинь!!! Это часа в три ночи в тихой немецкой деревушке!!! Там паника, наверное, у соседей была!!! Растащила нас, в общем, мама, и я ушел к себе, лег на кровать. Пару минут спустя, открывается, значит, дверь и входит Штефан... Ну, ты, Сань, видел, эту хреновину, с огромной тяжелой секирой, на стенке у него висит, и грит «Алегзандер, лук вот ай хэв» (2). Я у него отнимаю секиру эту, давай опять со ним бороться. Прибежала мама, опять всех успокоила. Такой вот у меня, официально если, отчим безумный…
Затем мы отправились шататься по ночному центру. Мокрая от моросящего дождика со снегом булыжная мостовая сверкала в лучах старинных фонарей, а пару сотен шагов спустя, слева проплыл переулок, в котором красовалась вторая увиденная мною помимо Староместской площади местная достопримечательность. Грозные шпили готического собора, казалось, стремились пронзить мрачное ночное небо. Для полноты картины не хватало лишь звука тревожного звона колоколов, кружащих вокруг громадной башни воронов и женских визгов какой-нибудь жертвы средневековых религиозных сатанистов из подворотни.
- Ботинки-то сними, наверное!!! Или ты у ся в них прям по квартире дома ходишь?!! – сказал по приходу в номер, включая спортивный канал, Квасин. – А пиво у нас там всё уже или осталось ещё?
Лучше бы про кроссовки он мне не говорил. Дело все в том, что ноги мои успели уже к тому времени раз десять промокнуть, поэтому носки от усиленных пеших экскурсий по злачным местам с самого утра принялись мощно источать просто непередаваемый словами аромат.
- УЙ, Б*Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я!!!! – мгновенно отреагировал Квасин, - ТЫ НОГИ-ТО ХОТЬ КОГДА-НИТЬ В ЖИЗНИ МОЕШЬ ВООБЩЕ?!!!
После этого ни одна из моих просьб остаться у них на ночь и спать в шкафу или в прихожей на полу, принята не была, а Квасин уже даже и не пытался аргументировать свой категоричный отказ тем, что в случае обнаружения утром уборщицей большего, нежели положено, количества народу в номере, им выпишут штраф, а говорил всё, как есть.
- ВСЁ, ЛЁНЯ, ГОУ ХОУМ!!! ВАЛИ В СВОЕ ГЕТТО, ВСТРЕТИМСЯ ЗАВТРА!!!! И НОСКИ, СМОТРИ, ПОСТИРАТЬ ТАМ НЕ ЗАБУДЬ!!!
Делать было нечего, поэтому я обулся обратно, и Шубин с Сережей и Славиком отправились провожать меня до остановки. Саня включил на своем мощном телефоне какое-то безумное дэнсхолл-регги, и парни как по команде принялись отплясывать возле трамвайных путей так, что из проезжавших мимо автобусов люди с охреневшими улыбающимися лицами тыкали на них пальцами и дрожащими руками доставали свои мобильники, чтобы успеть до того момента, как двери закроются вновь, а водитель лениво нажмет на газ, хоть чуть-чуть заснять на видео это убойнейшее шоу. Я же, устав после такого насыщенного событиями дня, стоял, прислонившись к остановке, все глубже и глубже погружаясь в мысли о том, что мне еще добираться до отеля.
- Еще раз, как там моя остановка, где пересадку делать, называется?!! – спросил я у отплясывавших неподалеку ребят.
- НадрАджи МаджрАни!!! – ответил в ритме танца Сережа, - Запомни, Лёнь, НАД-РАД-ЖИ… МАДЖ-РАНИ!!!
- Ндрж мрдж… - в который уже раз попытался безуспешно запомнить название я, - Парни, а у вас ручки записать случайно с собой нет?
- Не-е-е, откуда в жопе алмазы?!! У нас с собой только кокс и плюшки!!! – провожающие мои снова принялись в танце махать руками показывавшей им поднятые кверху большие пальцы восторженной публике очередного ночного автобуса.
- Тут не далеко тебе ехать, - «успокоил» меня Сережа, - Всего восемнадцать остановок на трамвае до станции Над-рад-жи Мадж-рани, а там пересядешь на автобус до гостиницы!!!
Мысли о предстоявшей мне поездке до гетто казались особенно настораживающими, если учитывать то, что на часах уже было больше двух ночи, а меня снова потихоньку начинало накрывать занюханное не так уж и давно колесо. Было ощущение, что весь день меня тщательно подготавливали к этому полету, и вот теперь космонавт полностью готов к выходу на орбиту…
Неожиданно подошел мой "космический корабль" и, попрощавшись со всеми, я залез внутрь, тщетно пытаясь вспомнить труднопроизносимое чучменское название станции, где мне нужно было выходить. В салоне, несмотря на поздний час, был аншлаг, а когда пару остановок спустя рядом со мной началась пьяная потасовка, понять, что вообще происходит вокруг, и какова по сценарию в происходящем моя роль, стало практически невозможно.
Водитель остановил трамвай, открыл двери, кто-то из дравшихся выбежал на улицу, а кто-то крикнул ему вслед «Куррррва!!!». На этом инцидент оказался исчерпан.
Ехал я, как мне показалось, бесконечно долго. В голову давно уже ползли неутешительные мысли о том, что нужная остановка пропущена, однако неожиданно по громкой связи объявили:
«ПрИшчи стАнице… Надраджи... Маджрани».
Мысленно смахнув со лба тыльной стороной ладони со следом сигаретного ожога пот, я протиснулся поближе к выходу.
Выйдя на улицу, очень долго соображал, куда мне идти дальше. Вокруг не было ни души, поэтому рассчитывать я мог лишь на свои медленно но верно покидавшие меня силы. Перейдя, наконец, дорогу, посмотрел маршрутную карту автобусов и к счастью своему разглядел на ней название нужной мне остановки. Мысль о теплой гостиничной постели, несмотря на снег, слякоть и дождь, к тому моменту была для меня подобна желанию несчастного путника пустыни побыстрей дойти до спасительного оазиса.
Пару минут спустя на остановке по ту сторону дороги тормознул автобус до центра, из которого неожиданно вышли… ШУБИН, СЕРЕЖА И СЛАВИК!!! В шоковом состоянии я смотрел, как они, направляясь ко мне, переходят проезжую часть. В голове в тот момент у меня было лишь две нелогичные мысли – «Парни поехали следом, чтобы проследить, доберусь ли я до гостиницы в целости и сохранности» и «Они решили закатить в моем номере вечеринку, и сейчас там будет полнейший трэш с последующим вызовом полиции и неминуемой депортацией». Однако только я уже хотел что есть дури поприветствовать их удивленным криком «ДАНУ, НА-А-А-АХ*Й???!!!», как их черные силуэты вышли на освещенную часть дороги, вмиг превратившись в каких-то незнакомых людей.
Парни оказались цыганами из чешской автономной республики Моравия, и между нами завязался разговор на английском. Узнав, что я из Москвы, они предложили мне сливовицы.
- Мой дедушка из деревни сделал ее сам. – гордо сказал один из них, и, рассмеявшись, спросил, - Но почему ты стоишь тут ночью на окраинной остановке один? Все туристы либо спят либо ходят по клубам в центре.
- Потому что… куль-куль-куль… У-У-У-О-О-ОЙ, Б*Я-Я-Я-Я… - горло мне обжег убойный 60-гранусный напиток домашнего изготовления, и я вытер рукавом куртки губы, - Я еду домой.
Последняя фраза далась мне после сливовицы с трудом, и цыгане рассмеялись вновь. Мне вдруг неожиданно подумалось, что сейчас они попытаются напоить и кинуть меня на все имевшиеся с собой немногочисленные вещи, и я приготовился к самому худшему повороту событий.
Однако, также хлебнув сливовицы, они дружелюбно продолжили разговор:
- Тебе не кажется немного странным то, что русский турист стоит тут ночью на окраинной остановке Праги и пьет неизвестно с кем, общаясь с ними на английском? – с улыбкой спросил меня один из них.
«Стебутся что ли?» - подумалось мне.
Вслух же я ответил, что для меня это вполне нормально.
- Но почему тогда мы общаемся по-английски? - спросил он, - Ведь на самом деле мы не такие уж и разные, у нас одна языковая ветвь.
Попытавшись возразить по поводу последнего его утверждения, я прищурился и разглядел вдали сквозь моросящий дождь долгожданный свет фар. Выпив на прощанье еще сливовицы, промахиваясь при шатании мимо их клешней, все же пожал им руки и залез в свой автобус. Что было дальше, не помню, так как разморило меня в салоне просто не по-детски.

(1) - Послушай, если ты не прекратишь это, я тебя убью. (англ., прим. автора)
(2) - Александр, смотри, что у меня есть. (англ., прим. автора)


Теги:





0


Комментарии

#0 13:45  05-11-2009Бонч Бруевич    
практически ниачем, хотя написано грамотно и толково

сюжета нет и писдец, "тут нажрались, там напалились, а потом я поехал домой"

#1 19:05  07-11-2009Чхеидзе Заза    
Лёня-исповедь, не исповедь, жаль по ходу всей пьесы присутствует некая тревога за героя. Понимающий поймёт.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....