Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Новогодний случай ( Не на конкурс ясенхуй)

Новогодний случай ( Не на конкурс ясенхуй)

Автор: белорусский жидофашист
   [ принято к публикации 23:45  22-12-2009 | я бля | Просмотров: 672]
Я на Новый год всегда нажираюсь.
Такая у меня, так сказать, традиция.
И всё вроде бы заибись обходиться. Ну, там конечно поблевать или иблет кому-то начистить приходится, конечно. Но без особых эксцессов, в общем-то, всё проходит.
А вот в прошлом году это пиздец какой-то был. Не поверил, если б не со мной случилось.
Короче, встречали мы с пацанами Новый год в кабаке и с бабами.
Как взрослые блядь люди, а хуле? Решили, что хватит, блядь, по общагам тусоватся или на площади пролетарским морду быть. Возраст не тот.
Да, в общем, вопрос не в том.
Пришли, значит, в кабак: Я, Лысый, Кабан и три тёлки. Они с Кабаном работают на базе. Ебануле водки, попиздели, ну и само собой пацаны начали яйца к бабам покатывать. Делиться то есть. Кабан и Лысый сразу себе по телке, что рядом сидели, забили и сидят, трут. А мне, ясен хуй, третья досталась. Вроде бы и кабыла ничо так, но от меня сразу в отмороз пошла. Не реагирует нихуя. А потом так вообще заявила, что у неё течка и парень скоро из армии придёт.
В общем, расстроился я пиздец как.
«Пошли вы нахуй» - думаю - «с такими раскладами. Я тогда нажрусь.»
Ну, и бухать начал с досады, конечно.
Короче как Новый год встречали я не помню нихуя. Что на пиджаке танцевал помню, хлопушки опять же запомнились хорошо. А больше – нихт. Вот, правда, ещё по улице бегал босяком, но это у меня всегда по перебуху.
Следующее, что помню, это Лысый меня за плёчо трясёт и орёт. Утром уже.
- Вставай – кричит, - придурок. За тобой менты приехали.
- Отьебись, - отвечаю, - шоб ты здох.
А у самого башка трещит, что жить не хочется. Я глаза приоткрыл – смотрю – а я по ходу у Лысого дома. Как попал туда ниибу. И опять закрыл. Так мне хуёво.
- Бля, да ты охуел, - Лысый не перестаёт, - иди сам с ними разбирайся. Они мне сейчас двери выхуярят. Нах мне это нада?
И с кровати меня стаскивает.
- Бля, не заёбуй. – уже реально злюсь – Мне твои шутки с утреца не в масть.
- Да такие шутки, - смотрю, а Лысый в панике реально, – они говорят ты бабку восьмидесятидвухлетнюю выеб.
- Чо? - спрашиваю – Ебнулся так гнать?
- Да не гоню я, – Лысый говорит, - в реале говорят, что ты вчера по пьяни бабку восьмидесятитрёхлетнюю оттарабанил.
- Ты определись, – говорю, а сам развод чувствую, - бабке восемьдесят два или восемьдесят три. Это для меня имеет принципиальное значение.
Это я, типа, гоню так. Для смеху.
И тут слышу кто-то внатуре в двери хуярит.
- Тихонович, открывайте, – орут, – иначе мы начинаем выбивать дверь.
Тихонович это Лысого фамилия.
- Слышал? – Лысый спрашивает – Слышал, чо делается-то? Бля, Вадюха, я не знаю чо делать.
- Не сцы, – говорю, - ща откроем.
Тапки Лысого сеструхи с зайцами одел, пуховик накинул, ну и двери открывать иду.
Честно сказать? Я в натуре думал, что это прикол какой. Думаю «шаз двери открою, а там Кабан с бухлом стоит. Опохмелять типа. Это они меня так с утра прикольнуть решили»
Открываю и чуть, бля, на жопу не упал. Здравствуй жопа Новый год, что говориться.
Старлей в броннике и с калашом и два опера по гражданке стоят.
- Вы, – старлей спрашивает, – Вадим Козучкин?
- Ну, я, – отвечаю – а что, собственно, случилось?
- Случилось – старлей говорит, – вот –что!
И прикладом меня в лобешню как наибнёт.

В общем, очнулся в вокзальном от того, что меня водой обливают.
- О, – ментяра жирный говорит, - очнулся сучонок.
А у меня башняк трещит, ну пиздец просто. Я ещё и готовый ещо.
Сижу я, значит на стульчике, в трусах, пуховике и тапках с зайцами, а напротив меня два мента. Жирный тот и опер, из тех, что к Лысому за мной приходили. И ёлочка искусственная с огоньками возле сейфа.
- Ну, что, – жирный спрашивает, - будем правду говорить?
- Какую, – спрашиваю, – правду? Вы, что творите сволочи? Отпустите меня, пожалуйста.
- Я тебя отпущу, – опер с дивана встал, – я тебя так отпущу, что мало не покажется!
И кулачиной мне грозится.
«Бля» - думаю – «Пиздец».
- В чём, – спрашиваю, – проблема? Хуле вы меня в новогодний праздник в ментовку притащили?
- Притащили мы тебя, – жирный напротив меня сел, - по обвинению в совершении преступления. А именно: в попытке изнасилования гражданки Матвеевой, восемьдесят три года отроду, матери троих детей и инвалида 2 группы.
Я тут, честно признаюсь, башкой начал трясти и за руку себя укусил. Думал, дрыхну ещё или хуй его знает.
- Ты мне тут на дурачка не коси, – опер опять с дивана встал и кулачиной грозится, - и не таких видали. Пиши бля.
- Чо, – говорю, – писать-то?
- Правду.
- Какую правду?
- Как было, так и пиши. Что ты мол, в состоянии алкогольного опьянения в ночь с 31 на 1 проник в дом гражданки Матвеевой и пытался вступить с ней в половую связь. Насильно.
- Ты вы чо ебанулись, – я как заору, – хуле вы мне вешаете? Я, конечно, не помню нихуя, но с никакой Матвеевой я в связь не вступал.
- А ты не ори, – жирный говорит, – у нас точные показания на тебя. То, что ты в кафе вчера буянил – это все подтвердят. Потом исчезал куда-то. Что Матвеева напротив живет тоже факт. И по описанию ты один в один. А то, что не помнишь нихуя, это на суде учтется. Может даже условняк дадут, если согласишься.
- Да не ебал я никого, – говорю, – и не пробовал. Это я босиком бегать выходил. Я всег…..
- Ладно, – мент меня перебил, – не хочешь сознаваться, похуй на тебя. Сейчас мы опознание проводить будем. Пошли.

Подняли меня, в общем, за руки и в другую комнату повели.
Я к тому моменту вообще в ахуевении поселился. Хмель весь из башки вышел, трухать начало. И самое страшное, что я вроде и не помню нихуя, а с другой стороны вспоминать начинаю. Что, мол, внатуре бабку ебал. Я то понимаю, что это хуйня полная, но мысли сука лезут и лезут.
Привели меня, значит, в другую комнату, возле стенки поставили, и рядом ещё двух человек.
- Пиздец, - говорю жирному, - хуле это у вас за опознание?
- А чо? – спрашивает.
- Как чо? – говорю, - у них штаны форменные обоих. Кто, по-вашему, бабку ебал? Менты или полуголый чувак в тапках?
- АХАХА, - ментяра заржал, - а ты это верно подметил. Молодец. Ты как отсидишь в милицию приходи работать. Где мы тебе, бля, 1 числа двух чуваков с утра найдём твоего возраста. Заводите Матвееву!
«Ебать» - думаю – «мой хуй. Пизда мне по ходу адская».
И чувствую, что сейчас сознание потеряю.
- Заходите, – оперок как раз двери открывает, - заходите, заходите бабушка.

Я Матвееву как увидел и охуел уже окончательно. Её тот, мой знакомый старлей завёл под руки. Бабка, сука, ели на ногах стоит. Аж желтая от старости. Трясется, кряхтит бля.

- Ну, гражданка Матвеева, - жирный говорит, - узнаёте ли вы своего вчерашнего посетителя?
И в меня пальцем тычет. Тут у меня волосы дыбом и встали, и коленки подкашиваться стали.
- Узнаю, - говорит старая, - как же не узнать милок.
Я тут, стыдно признаться ссатса немного начал. В буквальном смысле. И жизнь вспоминать.
- Помню, помню, тебя, - старушка продолжает. И тут резко на жирного мента как киданётся и в патлы ему вцепилась.
- АААААА, - орёт, – ты меня вчера снасильничать хотел!
Тут в кабинете этом пиздец какой-то начался. Жирный от неожиданности на пол ебнулся, бабка его душить давай, а опера её оттягивать. У старой пена изо рта пошла, давай скорую вызывать. А про меня и забыли совсем. В комнату соседнюю вывели, посидел там немного, а потом и отпустили вовсе.
- Пиздуй - говорят – отсюда нахуй.
А мне те слова как бальзам.

У выхода меня уже Кабан с Лысыми ждали. Волновались. Кабан даже у бати тачку взял. Отвезли меня, в общем, домой продолжать праздновать в семейной атмосфере.

Потом, примерно через месяц, мне мент знакомый рассказывал, что бабку ту, знает очень хорошо. Её ещё при Хрущеве дальнобои изнасиловали в аккурат на Новый год. С тех пор у неё крышу и унесло. Она при Союзе часто обращалась с такими заявлениями, а после, к дочери уехала. В Северодвинск. Сейчас, поди, вернулась, помирать или просто на родину потянуло. Хуй её знает.

Я с тех пор ментов ещё больше не взлюбил. Умеют, ведь, суки праздник испортить. А ещё по кабакам Новый год праздновать. Домашний ведь всё-таки праздник. Разве нет?


Теги:





1


Комментарии

#0 00:33  23-12-2009белорусский жидофашист    
всё понил. спасибо.
#1 00:45  23-12-200952-й Квартал    
а чо "понил"-то?

отчего тебя в гв?

#2 00:50  23-12-2009белорусский жидофашист    
52, угу потомушта гв, если не х-та, исписалсо чото, передохну
#3 02:18  23-12-2009Лев Рыжков    
Читается несложно. Но концовка предсказуемая, конечно.
#4 08:24  23-12-2009NIHKIDERB    
5
#5 08:25  23-12-2009NIHKIDERB    
Это номер камента кста. Но креатифф внотуре ниплоххх
#6 08:38  23-12-2009Мегапиxарь    
Весьма нехуйственно
#7 09:45  23-12-2009Чокнутый псих    
правдивая, кстати, история. и читается легко
#8 10:25  23-12-2009ПОРК & SonЪ    
Да всё в порядке вроде!
#9 15:18  23-12-2009Шева    
Написано неплохо.
#10 16:10  23-12-2009ДУЧЕ    
усьо, выдохся.....
#11 18:18  23-12-2009Мистер Блэк    
нармуль.
#12 18:28  23-12-2009Ted    
Развлекло.
#13 14:09  28-12-2009Наивный Фтыкатель    
местами ржал.

про скот... бгггггг


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:38  19-02-2018
: [0] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....
17:11  15-02-2018
: [8] [Графомания]
Белый призрак шагает под ветром,
И снежинки нещадно секут.
Он несет мне кулечек заветный
С леденцами предсмертных секунд.

В рот положишь, и будет так сладко.
Я - мальчишка, а он - Дед Мороз.
И куда-то плетется лошадка,
Все везущая хвороста воз....


СЛЕПКИ ПАМЯТИ

1. Все два года войны я, как надо служил.
И почти перед самой заменой,
Пулемётчик в горах весь наш взвод положил.
Мне же пулей разбило колено....
День третий.
Меня разбудили голоса и смех. Я лежал на кровати с балдахином, обложенный со всех боков подушками и укрытый красной шелковой простыней. Кто-то все-таки позаботился о моем бесчувственном теле и не оставил спать на холодном мраморе, на газоне или на дне бассейна....