Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - О хорошей жизни?

О хорошей жизни?

Автор: ajax_xtd
   [ принято к публикации 17:48  14-01-2010 | Х | Просмотров: 373]
В вечерней полутьме комнаты на краешке большого и дорогого дивана сидела человеческая фигура. Человек сидел, подобрав ноги под себя и обхватив колени руками. Комната утопала в абсолютной тишине. Через звукоизоляционные стены не доносилось даже отзвука соседской возни. Плотные балконные двери съедали гогот толпы и змеиный шорох бесконечного автомобильного потока.
В такие моменты Сергей боялся даже шелохнуться. Он боялся двинуться с места. В такие минуты он представлялся себе старым пустым сосудом из тонкого стекла, который лежит на дне давно пропахшего ветхостью и тленом забытого сундука. Если бы кто-то открыл его крышку, то все когда-то прекрасные шелка, дорогие персидские ковры и бумажный ворох карт с диковинными сокровищами просто бы рассыпались, глотнув свежего воздуха. Сергей сидел на месте и боялся рассыпаться, боялся обнажить пустоту, которая выедала стенки изнутри.
Пиканье стиральной машинки вернуло его обратно к жизни. Он опустил ноги на пол, отделанный дорогим ламенатом цвета дубовой коры. Штапики, крепившие края покрытия были вырезаны из настоящего ствола столетнего дуба. Сергей сам ездил к знакомому мастеру, давал ему инструкции и соответствующие предписания. Когда все работы по укладыванию покрытия были завершены, Сергей вернулся в квартиру, лег на свеже сделанный пол и уснул как ребенок в колыбели, ласково убаюканный томящим летним зноем. Это уже было довольно давно. Потом восхищение сменилось усталостью, и тогда Сергей придумал вымостить потолок в спальне мозаикой бразильского пляжа.
Балконная дверь легко поддалась. Слегка скрежещущий звук утеплителя впустил пропитанный городскими заботами ветерок в помещение. Прежде чем ступить на подогреваемый пол балкона Сергей посмотрел на свой живот. Почти тридцать, а все весьма не плохо порадовался он за себя. Буквально две недели назад он заметил, что в сидячем положении линию искусственного загара разрезают не две тонкие розовые полоски, а уже целых три. «Салаты, оливковое масло первого отжима и никакой пластиковой посуды» - сказал Сергею его тренер из фитнесс клуба. Три полоски снова сменились двумя. Сергей шагнул на балкон. Взял из конфетницы зажигалку и сигарету. Чиркнул колесиком и подсластил воздух легкой ментоловой хмарью. Внизу бежал бесконечный поток людских силуэтов. Машины злобно гудели друг на друга, будто бы каждый впередистоящий был причиной бесконечного затора. Какой-то джип ловко пошатнувшись на бордюре выскочил на тротуар, заставив прохожих вжаться в стену дома, успешно миновав десять или одиннадцать автомобилей вклинился в свободное место впереди и снова начал недовольно гудеть. Яркие огни квартир близлежащих домов вырисовывали геометрически ровные фигуры. Сергей докурил сигарету и вернулся в комнату. Слегка загудел огромный плазменный телевизор с последней страницы модного журнала. Сергей покупал этот журнал только из-за этой страницы. Он не мог позволить себе неосведомленность в такого рода вопросах у себя в офисе. Сергей подошел к холодильнику. Под морозилкой горел маленький желтый огонек, символизирующий то, что соты для льда практически превратили артезианскую воду в маленькие холодные кубики. Пока у него было время, он отворил дверцы шкафа, выбрал один из одинаково приталенных серых костюмов и повесил его на боковую вешалку. Под пиджак Сергей повесил плечики, на которых красовалась новая белая рубашка в яркую красную полоску. Это сэкономленное время позволит ему завтра взять себе не простой черный кофе в кофейне напротив офиса, а кремовый с двойными сливками и небольшим смайликом, который нарисует официантка зубочисткой на шоколадной пенке. Он уже видел себя идущим к эскалатору и ловящим на себе восхищенные женские взгляды. Слегка растрепанные черные волосы, расстегнутая на верхнюю пуговицу рубашка, ворот которой замыкает длинный узкий галстук, дорогие ботинки, кофе. Смакуя этот образ, Сергей вновь подошел к холодильнику и, несмотря на еще горевшую желтую лампочку, вынул соты для льда. Он быстро смешал виски с колой в соответствующей пропорции. Кинул туда три льдинки и сел напротив телевизора. Шел рекламный блок. Сначала показали жевательную резинку. Потом пышные кудрявые волосы молодого щетинистого «мачо» целовала томная загорелая красотка. Сергей щелкнул пальцами, чтобы не забыть задаться поиском этого геля для волос. Нежным женским голосом часы прошептали двадцать ноль ноль. Сергей вдруг вспомнил, про Лиду, которая взяла его машину, что бы съездить за новой книгой этой писательницы, которую читают все девушки у нее в офисе. Как и Сергей, Лида боялась ударить лицом в грязь перед своими трудовыми соратниками. Телевизионный экран быстро сменял картинки. Сергей щелкал по каналам. Лишь на миг он задержался на каком-то музыкальном, где показывали певицу, которая выступала у них на корпоративе в прошлом году. Сергею смутно припомнилось, как лихо она отплясывала канкан по просьбе их пузатого начальника Василия Степановича. Она говорила о какой-то моде, о своем мировоззрении, индивидуальности, нравственности. Почти час палец Сергея бегал по сетке телевизионных каналов. Он не заметил, как Лида вошла в квартиру. Будто красивая бабочка она выпорхнула из своего серого кокона, коим являлось ее пальто. Она подлетела к Сергею и с радостью сообщила ему:
- Выхватила последнюю. Та стремная выдра с мелированными патлами чуть мне глаза не выцарапала.
Затем своими стройными ножками Лида побежала к холодильнику. Зачеркнула что-то на прилепленном на дверце диетическом распорядке, достала морковь и упорхнула на кухню. Зажужжала новая высокоскоростная соковыжималка. Через два часа Сергей с Лидой легли спать. Сергей обнял ее за талию. Лида всегда представлялась ему хрупкой хрустальной розой. Он не чувствовал ее тела. Он любил ее. Но кого он любил – Лиду или бездушную холодную, но прекрасную хрустальную розу Сергей не знал наверняка. У него никогда не было желания зарыться головой в ее роскошные русые волосы. Он всегда боялся об них уколоться.

Тонкие лучики утреннего солнышка бесцеремонно пробрались в квартиру. Сергей проснулся не от ласкового женского голоса будильника, а оттого, что наглые лучики под музыку шуршащих раздвижных ставней затеяли хоровод на его лице. На дизайнерском журнальном столике лежала записка.
- Любимый, у меня сегодня важная встреча. Взяла твою машину… Извини. Люблю, целую. Завтрак на столе. Не пей кофе сегодня. Третья полоска на твоем прекрасном животике. Не забывай.
Пустыми глазами Сергей пробежал по тексту, в пустой желудок упали утренние тосты, пустая голова зарядилась информацией от утренней сводки новостей. Сергей искренне сожалел о том, что не сможет зайти сегодня в кофейню перед работой из-за того, что Лида невзначай выбила главную движущую ось в его дневном распорядке. Такси Сергей попросил остановить за два здания до офиса. Он ненавидел, как выглядит окна офисного здания со стороны того места, где обычно останавливаются таксисты, везущие сотрудников на работу. Было в том ракурсе что-то страшное. Что-то пожирающее изнутри. Поэтому Сергей предпочел зайти с тыла. Настроение начало понемногу выправляется. И вдруг Сергея вновь выбили из привычной колеи. Напротив взвизгнули шины автомобиля. Резко затормозил огромный черный седан. Задняя дверь рывком отворилась, и из салона пинком вышибли какого-то человека. Машина не сорвалась с места. Сергей стоял, как вкопанный и смотрел на эту картину. Из салона донеслось.
- Ну не выблядок же ты! Сколько раз говорил: пиши, как тебе сказано! Кого ебет как там все обстоит на самом деле! Пиши, блядь как нужно писать, чтоб все читали! Так мою девочку обосрать! Души у нее нет! Пустышка, значит она! У нее книга вышла, а она пустышка! А он, сука, еще цитатками там как говном брызжет: «Я витаю в пустоте. Папа платит. Реклама двигатель торговли»!
В сторону выпавшего полетел смачный плевок. Тот ловко увернулся и вскочил на ноги.
Сергей увидел молодого парня. Слегка испачкавшегося в асфальтной пыли. Его каштановые волосы были всклокочены с одной стороны, из под короткой кожаной куртки выглядывала майка не первой свежести, старые голубые джинсы заканчивались кроссовками, которые явно знавали и лучшие дни. Парень слегка наклонился в сторону открытой двери салона автомобиля. Но он соблюдал дистанцию, будто опасался нового гневного плевка.
- Так не стоит опасаться, почтеннейший сер, который настолько грузен, что не может выбраться из своей кареты без посторонней помощи. Я как муха. Взял и улетел. А вот, если мною собранная информация подтвердится, то твоя новоявленная писательница будет носить тебе передачки в менее комфортную, чем твоя нынешняя, обитель. И это еще самый лучший расклад. Если ты вынешь голову из собственной жопы и окинешь мир своим взглядом, то тебя сразу станет понятно какого хера эдакая юная прелестница таскается с таким чванливым стариком. Ведь если твое пузо билось об ее розовый зад, в то время когда по паспорту она проходила, как гражданка, не распрощавшаяся с шаловливым детством, то тебе будет не сладко. Правда, можешь воспринимать меня, как твоего профессионального тренера. Может ты, фурункул эдакий и не сядешь, но пару килограммчиков гарантированно сбросишь от волнений. А если сильно улыбнется удача, то без помощи зеркала и член свой видеть вновь способность обретешь.
Из машины донесся злобный визг:
- Ах ты выблядок!
Затем шины вновь взвизгнули, и шофер рванул машину вперед, забирая с собой гневные крики оставшегося в салоне пассажира. Так сильно, что задняя дверь сама захлопнулась. Парень отряхнулся, застегнул замок на куртке и повернулся к Сергею.
- Закурить не найдется?
Оторопевший Сергей не сразу нашелся, что ответить. Его взгляд стремительно бегал по несуразному парню, стоящему напротив. Сергей терялся и не находил ответов. Всклоченные волосы, резкие черты лица, густые брови, холодные и злые карие глаза. Все это выглядело непонятно, но отнюдь не отталкивающе, а даже как-то притягательно.
- Что, что?
- Ну, знаешь ли, человек «что». От тебя я не супротив бы получить красную кнопку, координаты расположения межконтинентальных ракет, или хотя бы фотографически подтвержденную информацию о том, что Борис Моисеев приторговывает своей пятой точкой за пределами концертных площадок. Но так как всем этим ты вряд ли владеешь, то и сигаретка вполне сойдет.
Все еще обескураженный Сергей достал из внутреннего кармана пальто пачку сигарет и зажигалку. Парень ловко выхватил их у него из рук. И закурил.
- Не волнуйся. Просто я же не дама, что бы ты мне огоньку давал.
Молодой парень пристально посмотрел на Сергея. Его глаза дерзко окунулись прямо в глубину глаз Сергея. Но их взгляды не встретились. Парень смотрел вглубь, а Сергей прятался внутри себя, закрывая все свои двери на пудовые засовы. Сергей боялся пустоты, которую мог увидеть внутри этот совсем не знакомый ему парень. Почему-то Сергею было стыдно перед ним.
- Ладно. Спасибо за сигарету. Жаль что все вы такие.
Парень повернулся и пошел прочь. До этого Сергей не замечал потока людей, который будто разлившаяся река залил всю улицу. Через пару шагов парень почти скрылся среди общей людской массы.
- Какие?
Неуверенно, будто боясь, прошептал Сергей. Парень его не услышал, и Сергей собрался с силами и выкрикнул ему вслед свой вопрос. Из толпы до Сергея донеслось одно звонкое слово.
- Мертвые!

Сергей рано отпросился с работы. Он никогда этого не делал раньше. Практически всегда он мог подогнать свое расписание под работу и никогда наоборот. У него всегда было время, чтоб они с Лидой смогли сходить в торговый центр кухонь, посмотреть новый кинофильм, о которым хорошо отзывались их друзья, с которыми позже они его вместе и обсуждали. Сергей сидел дома и пил. Пил виски без колы из граненого стакана, который он спрятал в углу шкафа от Лиды, в то время, когда они покупали новую посуду и избавлялись от старой. Он сам не знал, зачем он это сделал. Но сейчас этот стакан пришелся как нельзя кстати. Сергея давила пустота. Он думал, что может, как шарик просто взять и лопнуть. На экране телевизора мелькали картинки, но Сергей не видел их. Его не покидало стойкое ощущение того, что он как камень, который бросили в воду никогда не сможет выбраться за пределы кругов, которые сам же и сотворил своим падением. Он думал о матери, о том, как в детстве она готовила баклажаны, и он сносил их в погреб. Он не помнил, как выглядели закаты над их деревней, но знал, что в детстве мог часами смотреть на то, как солнце догорает за холмами, отбрасывая последние всполохи в зеркало речной глади. Пару раз они с Лидой ездили к его матери. Она каждый раз была рада их видеть. Сергей не пил молоко больше одного процента жирности, но по приезду в деревню делал себе исключение. Ему нравилось смотреть со стороны, как мать любуется, будто кружащей по дому диковинной птицей Лидой. Нравилось, как ее тонкие каблучки постукивали по полу. Мать не могла надивиться на сына. Она набирала им полный багажник гостинцев, большую часть которых они по приезду выбрасывали. Он не пил деревенское молоко, Лида не ела копченое сало, они давно исключили из своего рациона маринованные овощи.
Сергей сидел, пил и думал. Он не мог найти ответ на вопрос. Толи деньги сделали его таким, толи жизнь такой и должна быть. Вместе с Лидой они покупали журналы, потом покупали то, о чем писали в журналах, потом появлялись новые журналы. Были деньги, был достаток, даже избыток, они крутились в городском круговороте без продыху. Они ходили в кино, они читали книги, они ели в ресторанах. Они занимали все свое время. Так отчего же тогда эта пустота. День ото дня она выедала Сергея все сильнее и сильнее.
Когда пришла Лида, Сергей спал на диване. Он проснулся только тогда, когда Лида, растормошив его, сказала, что пора перебираться на кровать. Она некоторое время молчала. Потом спросила
- Случилось что-то
- Друг умер.
Сказал Сергей и пошел в ванную комнату. Когда он вернулся в кровать, Лида не стала терзать его вопросами. Она полностью была поглощена новым романом молодой писательницы. Сергей посмотрел на страницу, которую читала Лида. Там среди слов горели огни Нью-Йорка и проходил какой-то модный показ. Почему-то Сергей вновь подумал о встретившемся ему сегодня парне.
- В выходные поедим к матери.
Произнес он будто бы только для себя.
- Что-то не очень хочется.
Ответила Лида, даже не поворачиваясь в его сторону и не отрывая глаз от книги.
- Мне может тоже не очень (Сергей сделал паузу) хочется. Но надо.
Лида на секунду оторвалась от книги и поцеловала Сергея в лоб.
Сергей отвернулся к стенке и пролежал без сна всю ночь. До того самого момента, когда новая высокоскоростная соковыжималка с последней страницы журнала не зажужжала на кухне.
«Мне, может тоже не очень всего этого хочется. Но надо» - в очередной раз Сергей сказал себе фразу, которая не покидала его голову.


Теги:





1


Комментарии

#0 21:13  14-01-2010Силиконовый Буратино    
смысл просматриватся, но вот вступление... Я уж думал, что брошу, прочитав наполовину. Беда в том, что ты, автор каждой фразой макаешь мозг читателя в одну и ту же мысль, которая уже из первых строк понятна... Скучновато, короче. Еле осилел.
#1 21:17  14-01-2010Силиконовый Буратино    
Но перспектива есть, если подбавить динамики и эмоциональной острастки, то толк будет. Этот блин комом не втянул вообще.
#2 21:18  14-01-2010Силиконовый Буратино    
ты приготовься не обижаться хыхы. Щас прочтут остальные и... Эт я такой добрый...
#3 22:24  14-01-2010Марычев    
рекомендую энтеогенные растения плюс сауну после зимней рыбалки. жене- туйоносодержащие напитки. по тексту- лучики солнышка враз пропаливают всю искусственность нагнетаемого нуаръ-стайл тупика. а банную кабинку можно прямо в ванной поставить,да.
#4 00:39  15-01-2010ajax_xtd    
Сенкс аль гранд мерси (как Вам более удобно будет) за совет.

Но до жены, как и до тридцатилетнего рубикона мне ышо хуячить и хуячить (и то если удача улыбнется). Этот рассказик чудовищно далек от моей так называемой жизни. Вот я нихуя не знаю про туйоносодержащие напитки и энтеогенные растения. Да мне на них в общем и в целом похуй. Но ведь огроменное число потреблядей именно ими и всяческими другими приблудами живут. И это печально (как сказал один одиозный персонаж не вышедшего кинофильма "деревенский форсаж").

#5 00:49  15-01-2010Марычев    
деревенский форсажъ ничто в сравнении с хуторской прокачкой,не говоря о заимковом тюнинге или шалашнОм дрифте. гггг.

Потребляди же иногда практикуют дауншифтинг- ебашь про это вторую часть.

#6 01:08  15-01-2010ajax_xtd    
дауншифтинг - полный кал (работает только для "предателей рЭйха")

Суть дауншифтера - эт распиздяй, который пол жизни занимался отсасыванием хуйцов и накопил на свой свечной заводик. И вот только тоды он заявляет всему окружающему ему мирку - дескать приелось, обрыдло, ухожу в леса!

Для всяких нЫчтожеств звучит помпезно - для "дауншифтера" же суть иная: всю жизнь (будучи в душе сто пудовым распиздяем) он смотрел, как большинство тру-проебщиков гробило свое бытие праздностью и прочей хуйэтой, но сам всегда боялся выйди с ними на одну арену. Ему сначала нужно было доказать, что он имеет права скатится в гАвно. Дескать всем угодил - пора и самому повеселиться. Но соль то в том, что он проебал все вспышки - в спине ломит, алкашка срубает на глушняк, идейные нищеброды-тусовщики все уже "склеились" и т.д. Вот остается уЙобовать в леса, да дрова колоть )))

#7 01:46  15-01-2010Марычев    
ну. я и говорю- добавь диалогов, турбийонов, пару сцен порева- вот и готовая вторая часть.
#8 01:53  15-01-2010ajax_xtd    
НетУЖки - хуй с ним (а то так и до книжОночки яшо дойдЁтъ).

Как бы то ни было - сенкс за прочтение моей писанинки.

"иреллевант квесчион" - а шо, без половой ебли нонче никак нельзя?

#9 02:00  15-01-2010Лев Рыжков    
Потенциал у тебя, афтырь, есть. Но излагаешь ты песдетс как коряво и многословно. Человеческие фигуры на кровати, бегущие людские силуэты, Лида, вылезающая на тонких ножках из кокона, "коим являлось ее пальто". Ну, и мысль повествования банальна. Написал бы, что ли, что потреблять - хорошо. Можно было бы тогда за тебя порадоваться. А то чужие мысли криво изложил. Но пиши ещо, впрочем. Поглядим, что из тебя получится.
#10 02:06  15-01-2010Марычев    
безъ майтхуны можно, но съ ней веселей. а уж как вы сие опишите- сиречь половую еблю или возвышенное соитие- зависит только от вас.
#11 02:40  15-01-2010Силиконовый Буратино    
Лаврайтер оч грамотно намекнул на неискренность. Учитывай, потребляй наши отзывы и учись...
#12 18:54  15-01-2010дервиш махмуд    
потенцал вроде есть. читается тяжко.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [13] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....