Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Товар обмену подлежит (продолжение)

Товар обмену подлежит (продолжение)

Автор: bubastik
   [ принято к публикации 14:20  15-01-2010 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 263]
Начало тут:http://litprom.ru/text.phtml?storycode=33039

Прошел год. Вечеринки приелись, женщины тоже. Шумные компании уже не так радовали, когда выкрикивали твое имя. Мне становилось скучно и я чувствовал, как терял то чувство, которое охватило меня в тот вечер, когда я почувствовал новую душу.
– Филипп, а можно мне еще добавить души?
– Как это добавить?
– Ну, к той, что я имею, добавить еще другую.
Филипп на секунду замер, потом переспросил меня, я ему ответил, он кивнул в знак того, что он все правильно понял. Он вышел из комнаты, потом вернулся, приставил руку к носу и взял за перемычку очков, посмотрел внимательно на меня, опять кивнул, вышел из комнаты, через пару минут вернулся.
– Теоретически это возможно, практически – я не знаю.
– Ну вот и давайте проверим, один раз вы меня уже обманули, а теперь я сознательно иду на риск.
– Эдвард, я не могу вообще ничего гарантировать, это вообще мне в голову не приходило.
– Ну, а мне пришло. Много у вас клиентов было за последний год?
– Ни одного.
– Как это так? Я же постоянно видел вашу рекламу и о вас писали.
– Да, но мы им всем отказываем.
– Почему?
– Я не знаю. Когда я увидел тебя, Эдвард, я сразу понял, что тебе нужно помочь, ты был таким тихим и не сильно морочил голову. Видно было, что в твоей жизни ничего не происходит, вообще ничего, ты просто существуешь, проедаешь ее зря, так сказать, и тогда я решил, что помогу тебе. А сейчас те, кто приходят к нам, они все надеются, что они станут не такими, другими и все начнут с чистого листа. Отчасти это правда, но только отчасти, ты и сам через некоторое время понял, что все приходящее – уходящее, и наоборот.
– А зачем тогда давать рекламу? Я не вижу логики.
– Я сам ее не вижу, я изобретатель и все, что ты видишь, придумал я, – Филипп обвел глазами помещение, чтобы точно показать, что он тут главный. – Деньги у меня есть, я продаю другие вещи, а это так, для хобби, у каждого должно быть хобби, у меня вот менять души. Я строил этот аппарат больше тридцати лет и вправе решать кому давать новую душу, а кому нет.
– Ну отлично, Филипп, дай мне еще одну, я хочу душу бизнесмена и человека который любит детей, семью… семьянина. Мне не хватает этого, да и мои сбережения уже почти иссякли, я сейчас не работаю.
– Думаю, что я не могу тебе этого дать Эдвард, это опасно.
– Филипп, я могу подписать какие угодно бумаги, чтобы ты сделал это, но обратно к той жизни, которая у меня была, я никогда не вернусь, я не хочу ее больше.
Филипп стоял и смотрел на меня и на выдохе сказал:
– Ладно.
Прошло два месяца. Я сделал свой бизнес и теперь торгую самоочищающимися пакетиками для мусора, бизнес идет вверх и теперь у меня есть свой автомобиль и водитель. Как это не странно звучит, но я собираюсь жениться на Ларсии. Жизнь идет полным ходом, только одно меня удручает – почему я начал так поздно? Мне уже сорок три года, а чтобы я начал, если бы не Филипп и его изобретение? Кстати, нужно ему будет позвонить, я ему так благодарен.

У меня родились дети. Сначала родился мальчик, которого я назвал Филиппом, а через шесть лет родилась девочка, я назвал ее Юрва, бизнес был уже огромным, я управлял огромными деньгами. Купил себе пару планет, на которых была вода и другие элементы, которые нужны Земле. Огромный дом в сто тысяч квадратных метров, который мне построили за три года, был восхитительным, я переселил сюда своих знакомых и Ведкина со старой работы на заводе. Жизнь удалась.
– Мистер Эдвард Братчет – прозвучал голос в колонке, это была моя секретарша.
– Что, Майна?
– К вам посетители, говорят, по очень важному и личному вопросу, который связан с Филиппом, они сказали, что вы поймете.
– Да, да, конечно пригласи их и спроси, может они что-то хотят?
В мой кабинет вошли женщина и мужчина, одетые во все серое, в руках у них были маленькие чемоданчики-папки.
– Чем могу помочь вам? – спросил я, приглашая жестом их присесть в кресла.
– Мистер Братчет, это не займет много времени. Мы представляем компанию о передаче собственности. Вы знали некоего Филиппа Вонемеса? – спросила женщина и достала из чемоданчика-папки стекло, которое начало светится, когда она прикоснулась к нему, и там загорелся текст и фотографии.
– Филиппа, конечно, знаю, а в чем, собственно говоря, дело?
– Дело в том, что Филипп умер и все свое состояние и свою компанию оставил вам. От вас нам нужна только подпись.
– Как это умер?
– Утром его нашел робот-уборщик, он застрелился из лазерной винтовки «Гиббс38», если вы не знаете, это та, что стреляет разрывными лучами, его мозги собирали целый день.
– Как это так? Не может этого быть, – я вжался в кресло, ладони стали мокрыми и все мое тело вспотело.
– В любом случае нам очень жаль и мы скорбим о потере вашего друга, но нас ждут дела, нам нужна только ваша подпись и мы сразу же уйдем и не будем вам мешать горевать, – произнес мужчина металлическим голосом, словно он говорил не о смерти человека, а о работе.
– Вы настолько любезны, – ставя закорючку на стекле, которое держала женщина, сказал я как можно более ехидно.
Они оба ни сказали ни слова, просто вышли из моего офиса и больше я их не видел.
– Майна, скажи водителю, что мне надо кое-куда съездить и позвони жене моей, скажи, что на ужин меня не будет, – я отпустил кнопку связи, снял пиджак, повесил его на спинку кресла и пошел в лифт, машина уже должна была меня ждать, у меня все работают быстро.
Я приехал к такому дорогому и знакомому офису «Новый человек, новый мир» При входе меня встречал андроид.
– Добрый день, мистер Братчет.
Я прошел вперед, двери открылись и я вошел в холл, в котором я когда-то сидел, размышляя, стоит ли, смотрел проспекты, которые до сих пор лежат на том столике. За столом не было девушки, которая вызывала Филиппа, честно говоря, я уже и не помню сколько лет прошло, наверное, много, раз на моей голове уже нет почти волос, жена не дает мне вставить новые, говорит, лысина мне идет. Когда же я видел тебя, Филипп, в последний раз?
Андроид подъехал ко мне и сказал следующее:
– Дорогой Эдвард, это мое последнее сообщение для тебя. Как ты уже понял, меня уже нет в живых, я убил себя. Все, что ты сейчас видишь, твое. Я оставил это тебе, потому что мне не было кому это оставить – у меня не было друзей или жены, детей, у меня был только ты. Ты мой единственный посетитель и мой единственный клиент, поэтому это предприятие и второе, которое торгует космическими кораблями, тоже твое. Знаю, что ты преуспел в бизнесе, добился огромных успехов и зарабатываешь больше, чем я. Думаю, ты найдешь применение новому бизнесу. Что касается переселения душ, мой тебе совет – уничтожь этот аппарат, он принес радость только тебе, но не принесет другим. Ты представляешь, если этот аппарат получит какой-то убийца или маньяк, в нем смешаются души и тогда он будет недостижим для полиции, а нам этого с тобой не надо. Так что мой тебе совет – уничтожь это немедленно. На этом прощаюсь с тобой и желаю тебе и твоей семье всего наилучшего.
– С вами все хорошо, мистер Братчет?
– Да, все отлично, отвали, мерзкая железяка, – хотя андроид не был виноват, просто по моим щекам текли слезы, а они запрограммированы, что когда они видят слезы, то должны помочь или узнать у человека, все ли у него хорошо. Я вытер слезы и прошел в комнату, в которой стояло кресло. Оно то и сделало из меня нового человека. Кресло было накрыто белыми покрывалами, как и все другое оборудование. Я постоял, посмотрел немного на это все и вышел. Почему Филипп не сделал себе новую душу или, скажем, не пришел ко мне поговорить? Хотя, когда со мной говорить, я был настолько занят работой и собой, что не замечал даже собственных детей, не видя их неделями. Даже сейчас я не дома на ужине, а тут. Хотя, конечно, у меня есть очень веская причина тут находиться.
Через некоторое время я договорился с другими планетами и нашим правительством о постройках новых космических кораблей, которые смогут летать дальше и вмещать больше и получил контракт на огромную сумму. Второе предприятие я не смог уничтожить. Я нанял самых умных ученых и разработчиков, которые переделали немного аппарат по смене души и теперь он продавал не постоянные души, а, так сказать, маленький заряд души и ты на короткое время становился тем, кем хотел быть. Потом я разработал мини-аппараты и их можно было купить в любом магазине и ввести себе душу. Потом появились комплекты. В них входили: мини-аппарат для ввода частицы души, также души ловеласа, бизнесмена, писателя и музыканта. Дополнительный набор нужно было докупать. Успех был грандиозен. На меня, правда, жаловались, что это вызывает привыкание и все покупают постоянно, чтобы постоянно быть другими, но я в это не верю, зависть все это. Я зарабатывал колоссальные деньги.
Вот и исполнилось мне семьдесят два года и сегодня в этот день я покупаю Землю. Это, конечно, влетело мне в хорошую сумму, но на еще одну хватит точно, остальные деньги я приберег для других планет. Сын помогает мне с делами, дочь тоже. Жена радует мой глаз и слух. Я по-прежнему люблю ее и помню тот поцелуй в щеку. Управлять страной я оставил того, кто был. Просто сказал, что теперь я получаю двадцать пять процентов от дохода всей Земли. Моя покупка окупится за полгода. Жизнь удалась.
На девяносто третьем году жизни я умер. Не помогли мои огромные деньги, которые я вкладывал в разработку вакцины от бессмертия или старения. Не помогла мне Земля и моя семья, я умер в своей постели, тихо и спокойно.
– Так, кто тут у нас? – голос казался знакомым, но я не мог ничего увидеть, было темно.
– А, это у нас новенький, Эдвард Братчет, тот который купил Землю.
– Кто здесь? – произнес я.
– Как, кто? Мы! Да откройте уже глаза, мистер Братчет.
Я открыл глаза. Передо мной стоял мужчина, которому на вид было тридцать три года, у него была небольшая борода и он был одет весь в белое. Рядом с ним стоял мужчина пониже, на его голове был странная шапка, он был в балахоне и упирался на палицу.
– А где я?
– Вы на небесах, хотя это временное явление.
– Это то, про что мне бабушка когда-то говорила? Рай?
– Да, – сказал мужчина с палицей.
– Так значит все хорошо?
– Можно и так сказать, – произнес мужчина с бородой.
– Ну что, вы ему скажете или я?
– Давай ты, Петр, пойду перекушу.
– Давайте, только вы там не долго, мистер Иисус, у нас тут дел невпроворот, – сказал маленький с палицей вслед исчезающей фигуре.
– Я сплю, я просто сплю, это сон, давай, Эдвард, просыпайся, – твердил я себе.
– Нет, Эдвард, ты не спишь, ты умер, – он достал из балахона огромный свиток развернул его и стал глазами водить. – Ага, вот и имя твое и дата смерти, все, все, все о тебе, хотя кто же тебя не знает, ты Землю купил, а этого много стоит.
– Спасибо, – только что и ответил я.
– Но дело тут в другом.
– В чем же? – спросил я.
– Ну, как бы тебе объяснить, – он взял меня под руку и мы с ним медленно начали идти. Я поймал себя на мысли, что иду по воздуху, под ногами только облака. – Твоя душа, которая настоящая твоя, находится сейчас в колбе на Земле, помнишь, ты ее из себя вынул, а потом добавил себе еще две другие души?
– Помню, конечно, помню, – с дрожью сказал я.
– Так вот, сейчас мы говорим с той душой, которая ловелас и душа компании, а та, которая бизнесмен, уже горит в аду по полной. Она погубила очень много людей и твоя душа бизнесмена ни сделала ничего хорошего. Купить Землю, это конечно забавно, но ты стал хозяином считай всех людей, проживающих на Земле, а одному человеку нельзя иметь столько власти. Хорошо, что ты рано помер и не натворил глупостей, а то сбрендил бы и приказал бы поубивать всех.
– Так к чему вы ведете?
– Я веду к тому, что ты отправляешься во временное пристанище душ, точнее одна из твоих душ, и там тебе быть до тех пор, пока не освободится твоя настоящая душа, которая в колбе.
– То есть, вы хотите сказать, что я буду, как на остановке для временного транспорта ждать автобус?
– Слушай, как отлично замечено, надо будет себе записать, хорошо сказал, сразу чувствуется душа компании. Сразу говорю, там не очень. Туда попадают самоубийцы, воры, лжецы, лицемеры, чревоугодники, за это не упекают в ад, но и в рай тоже не пускают. Вот они и бродят между, не самое приятное место.
– И долго мне там быть?
– А это зависит от того, насколько прочна та колба, в которой твоя душа.
– А если она никогда не лопнет?
– Так тому и быть. Скажи спасибо, что мы вообще тебя судим. Вы там с вашими изобретениями новыми совсем с ума сошли. Тебя, по-хорошему, как нечисть, надо было в ад отправить и дело с концом, хотя ты и не душа вроде как так, а так полудуша. Хотя, неважно, отправляйся, в общем, куда тебе велено, а время все на свои места расставит.
Мое «тело» начало медленно идти вверх и мужик с палицей начал от меня удалятся.

– Ну что, Петр, решил вопрос?
– Да не знаю я, Иисус, люди там совсем с ума сошли, у них теперь несколько душ, как их судить ума не приложу.
– А где тот первый, Филипп, кажется его звали?
– А, изобретатель, который себя убил? Так мы его к нам пустили. Вы лично и пустили, сказали, сделаем исключение для самоубийцы, мол, ты, Филипп, изобрел такой аппарат, как раз для проверки человеческой души, хватит ли души у человека быть человеком.
– А, точно, старый я уже, Петр, всего и не помню. Так, ладно, кто там у нас следующий…

Конец.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:14  15-01-2010Шева    
Извини, Братчет, чо-то скучно.
#1 18:13  15-01-2010серя    
паверю шеве и не буду читать.

ну чтож ты бубастик? ебоно

#2 18:40  15-01-2010Мышь.Летучая.    
бубастик, отличная идея, но чутка бы причесать...
#3 02:10  16-01-2010bubastik    
Ну всем осилившим все равно спасибо. =)
#4 09:51  16-01-2010Марычев    
Zvelfr
#5 09:54  16-01-2010Марычев    
Глюк. Зачёл текст-Шекли напомнило
#6 10:10  16-01-201052-й Квартал    
марычев,это не глюк,а твой логин
#7 10:53  16-01-2010Марычев    
Мухи въ руках ибуцца. И в мобиле тож. Гы
#8 08:42  17-01-2010ВеТьма    
А мне понравилось, конечно можно было и расписать... Но в целом, картинка праресовыеца четкая пиши исчо!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....