Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Таксист

Таксист

Автор: Ebuben
   [ принято к публикации 09:14  20-01-2010 | я бля | Просмотров: 248]
Начать с того, что я был пьян. Нет, даже не пьян – я нажрался. В говно, говорят в таких случаях. Я с трудом мог передвигаться, нес несвязную околесицу и не убирал с раскрасневшегося, уже почти багрового лица, тупую улыбочку-полумесяц и мерзкий прищур мелких мутных глазок. Передо мной мельтешили коллеги по работе, бухие, но еще не до такой степени как я, способные двигаться и внятно говорить. Сегодня мы отмечаем день рождения нашего начальника, и по этому поводу никто не собирался уходить домой раньше, чем не опробует все напитки, которыми было заставлено пол стола.
Включили музыку. Русская попса показалась мне неожиданно заводной, и я попытался встать и потанцевать со всеми. Удалось отойти от стула лишь на пару шагов – я, не убирая с лица пьяную улыбку, повалился на пол и, вдобавок, какая-то девушка отдавила мне своим каблуком руку. Я остался лежать, наблюдая за ногами танцующих. Постепенно они стали исчезать, а потом окончательно растворились во мгле.
-Эй, - кто-то тряс меня за плечо, - эй, вставай!
Я ответил: «Да чего ты, я полежу еще», но вряд ли мужик понял – изо рта у меня вырвалось бульканье, а не слова.
-Вставай, разошлись все уже! – Я узнал по голосу, что это был Миха, один из немногих непьющих в нашей конторе. Но почему-то от него разило спиртом. Тоже грешит, значит.
-Дадащася, - промычал я.
Миха выплеснул из стакана то ли водку, то ли воду мне в лицо. Я облизнул губы. К сожалению, воду.
-Вставай, - прикрикнул он.
Я, с его помощью, поднялся и огляделся по сторонам. Действительно, народа оставалось совсем мало: одна тетка старательно запихивала в пакет полупустые бутылки мартини, а два мужика доедали какой-то салат.
Голова гудела, и алкоголь ни капельки не выветрился и еще ладонь ныла из-за женщины на каблуках.
-Как домой доберешься? – Спросил меня Миха.
-Как-нибудь, - буркнул я, силясь устоять на ногах. Как доехать домой я не сейчас представлял. Все кто на машинах не пили и, следовательно, уже разъехались по домам, а оставшиеся явно были не в состоянии управлять авто. Только Миха может смог бы, будь у него машина. Еще один минус состоял в том, что мне нужно ехать гораздо дальше, чем остальным – за черту города, почти в область. Все автобусы и маршрутки я пропустил, значит оставалось либо вызывать такси, либо ловить попутку.
-Давай у меня заночуешь, что уж там, - предложил Миха, одеваясь.
-Не, не, - отказался я. Дома жена ждет, мало ли что подумает. – Нет, Мих, спасибо.
-Пошли, я тебе хоть такси вызову, - сказал Миха, протягивая мне пальто.
-Давай, - согласился я. Как ни странно идти было легче, чем стоять. Мы покинули помещение и оставили двух мужиков и бабу наедине с оставшейся выпивкой и закуской.
А на улице было очень холодно. Миха спросил, сколько у меня имеется денег и, убедившись, что на такси хватит, вызвал его по мобильному.
Осталось только дождаться машины и юркнуть в теплый салон. На морозе я немного протрезвел, поэтому смог связно выражать мысли. Мы говорили с Михой, ожидая такси и выпуская огромные клубы пара, переминаясь с ноги на ногу – так холодно этой зимой еще не было.
Наконец, послышался мягкий шорох шин по обледенелому асфальту, и из темноты выплыла ярко-желтая машина, ослепляя нас светом фар. Такси плавно затормозило, продолжая еле слышно шуметь. В салоне играла музыка, к которой примешивался тихий рокот работающего двигателя. Я поскорее залез в теплую машину и уже оттуда попрощался и еще раз поблагодарил Миху.
Внутри было уютно. Из колонок доносилась классическая музыка, расслабляя мой слух, после прослушивания попсы.
Ко мне повернулся таксист:
-Куда? – коротко спросил он.
Лицо у него было неприятное – изрытое оспинами, в прыщах, как у подростка. Однако, на юношу он не походил – помимо прыщей и ямочек его лицо покрывали глубокие, почти старческие морщины, из-за чего казалось, что его лицо было словно вырублено топором. Под массивным лбом прятались глубоко посаженные глаза, цвет которых было невозможно определить. На длинном горбатом «орлином» носу сидели очки в тонкой оправе. Что-то было женское в этом человеке – такое впечатление создавалось отчасти из-за больших ресниц и пышных губ, а отчасти из-за тоненького голоса, почти фальцета. С другой стороны это был скорее типичный дрочер-переросток, который все еще живет со своей мамой и сидит у нее под юбкой.
Я назвал место, куда мне нужно ехать (а это не меньше часа езды отсюда) и машина плавно тронулась.
-Пристегнитесь, - сказал водитель, - дорога опасная - гололед.
Я повиновался. Ремень безопасности очень уж громко щелкнул в замке, но я не придал этому особого значения и откинулся на спинку кресла, слегка прикрыв глаза. Я надеялся проспать всю дорогу.
Таксист крутил руль одной рукой, несмотря на его заявление об «опасной дороге». Я следил за ним одним левым глазом, просто так, наверное, потому что был еще пьян и удивился, заметив, что почти все его длинные, паучьи пальцы увешаны кольцами. Не женскими, но его страсть к украшениям меня насторожила. «Зачем?» - возник у меня вполне логичный вопрос. В кольцах я совершенно не разбираюсь, но вот часы, выбившиеся из-под синего рукава водительской кофты, показались мне очень дорогими.
Пока мы ехали по городу, который был почти пуст. Пешеходов я вообще не видел, хотя пару раз пялился в стекло как ребенок. Спать почему-то перехотелось. Таксист сделал музыку погромче и прибавил скорости – мы выезжали из города на шоссе. Дома за окном сменил заснеженный лес.
Таксист зевнул, обнажив желтые кривые зубы. Я усмехнулся про себя. Просто классический «дрочер».
-Напыщенно как…
-А? – переспросил я. Таксист оторвал меня от созерцания сплошной лесной стены.
-Что «А?» - спросил он, удивленно уставившись на меня поверх очков.
-Ну, вы сказали что-то.
-Нет, ничего я не говорил. – Водитель еще что-то буркнул, но я не расслышал.
Дальше мы ехали молча, каждый думая о своем: я – о том, что пить завязываю, потому что начало мутить и заболела голова, а таксист... – не знаю даже, о чем он мог думать. Около лобового стекла раскачивался туда-сюда крест. На панели были прикреплена иконка. "Верующий" - отметил я про себя.
Мы стали сбрасывать скорость и вскоре совсем остановились, чуть съехав на обочину.
-Что такое? – спросил я
-Да дребезжит что-то, щас гляну. – С этими словами таксист вышел на улицу, предварительно выключив фары. Я не мог ничего различить, кроме его еще более темного, чем ночь силуэта. Играла музыка. Чьи-то пальцы виртуозно носились по клавишам пианино. Прошло уже несколько минут и теперь даже тени не были заметны в темноте. Я попытался выйти, посмотреть что там, но не смог открыть чертов замок.
-Блядь, нахуй, - шипел я, стараясь вытянуть ремень из замка, - вот бля.
Дверь открылась, и таксист вернулся на свое место.
-Чо там такое–то? – Зло спросил я, все еще пытаясь освободиться.
-Да, так, щас поедем.
-Ремень, кстати, заклинило. Помоги, а.
Такого я никак не ожидал. Небольшая монтировка, как я успел заметить, опустилась мне на макушку. Не вырубило. Второй удар я перехватил, но уебок ударил меня своим хилым кулаком в лицо, и из носа брызнула кровь, заливая мое пальто. Крови почему-то было очень много. Держа из всех сил руку дрочера с монтировкой, я получал удар за ударом в лицо, которое становилось все более красным, как мельком я заметил в зеркале бокового обзора. Он разбил мне бровь, губу, я уже чувствовал медный привкус крови во рту. Макушка, кажется, тоже была разбита. То, что происходило со мной, легко читать или смотреть по телевизору, но ощущать наяву, как водитель, который вез тебя домой, неожиданно схватился за монтировку и начал неистово хуярить по голове, как минимум страшно. На самом деле я был в ужасе. Я никак не мог ожидать такого от человека. «Зачем?» - второй раз за эту поездку возник в моей изувеченной голове этот вопрос. И монтировка таки достигла своей цели. Я снова не отключился, но был на грани. Один глаз перестал видеть, все лицо было в липкой, густой крови, а из макушки она била как миниатюрный фонтанчик. Выжить, выжить, выжить. Я ухватился за этот первобытный инстинкт и, под Шопена, все еще звучавшего из колонок, продолжил борьбу за жизнь, на обочине пустого шоссе, в машине с сумасшедшим таксистом. К счастью, хотя какое тут уже может быть счастье, я смог выбить из тонких ручек безумца маленький лом. Было уже легче, но голова словно сдувалась, и сознание покидало изувеченное тело. «Все равно не выжить» - мелькнула фатальная мысль в голове. Урод смог ебнуть мне ногой в живот, но из-за этого ремень наконец-то вылетел из замочка, и я сумел выбраться, открыв дверь, которую дрочер не додумался запереть. Я повалился в холодный снег, который тут же окрашивался в красный подо мной и вокруг меня. Как черт из табакерки выскочил таксист из машины, снова с монтировкой в руке. Он заносил инструмент и если бы такой удар настигнул меня, то все, пиздец. Но в этот раз мне повезло. Водитель поскользнулся и как тряпичная кукла упал лицом в снег. Я истерично захохотал и навалился на таксиста всем телом. Погребенный подо мной водитель не мог пошевелить своей смертоносной рукой с монтировкой, и я попытался вырвать у него оружие. Сучонок крепко вцепился и не желал расставаться с инструментом. Тогда я из всех оставшихся сил начал бить его по голове, бил, бил, бил и, чувствуя, что вот-вот упаду от слабости, если буду продолжать так зверски лупить его, достал из кармана ключи и стал кромсать ими его голову, нанося мелкие порезы. Он вопил, визжал, даже молил о пощаде, но меня было уже не остановить. Я рубил с наслаждением, царапал его кожу, смог добраться и выколоть один глаз, который стек на прыщавую щеку сумасшедшего. Машина заглохла, видно от холода, погрузив ночь в тишину. Слышались только звуки возни – это я добивал своего оппонента. И все же я потерял сознание и упал в снег рядом с таксистом. Пока еще живой…
Я очнулся от визга тормозов, словно кто-то провел пенопластом по стеклу над самым ухом, и попытался встать. Была надежда, что я выживу. Из головы уже не сочилась кровь, но я потерял ее слишком много, чтобы пытаться выжить без посторонней помощи. Два человека вышли из серебристой иномарки и сначала оглядели брошенное такси, а потом пошли в мою сторону. Я что-то прохрипел, и они встали как вкопанные, шаря испуганными глазами по бесформенной кучи, частью которой был я, а частью мой таксист. Я расслышал:
-Авария что ли? – Спросила, по-видимому, девушка.
-Не похоже… - промямлил ее друг или брат или муж, мне на это было как-то похуй.
Я снова позвал на помощь и сам еле услышал свой хрип.
Парочка подошла ближе, заставляя меня содрогаться от надежды и страха. Все тело покрыли мурашки, но не от холода, а от ожидания.
-Пошли, посмотрим - сказал парень.
-Нет, Саша, я не пойду, - отказалась она.
-Хорошо, я схожу, стой здесь.
-Нет, не надо – заныла девка, - поехали уже, Сашечка, пожалуйста – я буквально видел, как она ведет «Сашечку» под руку, они садятся в машину и уезжают.
-Бляааадь – выдавил я из себя. Получилось достаточно громко (хотя так шепчутся влюбленные в беседках, а не кричат о помощи)
-Слышала? Там живой кто-то.
-Саша, ну пожалуйста, тебе кто дороже!? – взмолилась его баба/сестра. Хотя скорее баба.
-Туда и обратно, что ты боишься – то? – Парень начал терять терпение. А у меня оного уже не осталось. Руки отмерзли, пальцев не чувствовал.
-Неееееет, - проблеяла она.
Саша наконец-то игнорировал ее и пошел по направлению ко мне. Сердце учащенно забилось, как у испуганного котенка. Слава богу, парень не перепугался обезображенных тел. Он только охнул, а потом уже тащил меня в машину, услышав мой хоть и тихий, но отборный мат.
Таксиста они не забрали, поверив моему рассказу. Его труп замерзает на обочине в паре шагов от желтого такси.
Кажется, я буду жить.


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....