Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Жертва.

Жертва.

Автор: mamont-medok
   [ принято к публикации 17:48  04-06-2010 | бырь | Просмотров: 541]
Мадемуазель Шарлот.
Как жертвоприношение, мадемуазель Шарлот любит сладости. Еще большой стакан лимонада. От этого напитка она без ума. Любит молоденьких девушек и яркие цвета. Это ее время. Но сейчас — сыр и молоко. Жертва выкладывает тонкие ломтики твердого сыра и наливает парное молоко, теплое с горьким ароматом. Время мадемуазель Шарлот, но все вокруг- золотисто- бирюзовое… Вся пещера…
«Надо найти выход… Помоги мне выбраться отсюда…»
Сначала в голове всплывает Калган. Ты еще в пещере с Апонаки.
Мадемуазель шарлот причмокивая леденцом вылезает из твоего кармана, от туда и конфетка. Громко отволочив камень, она усаживается с правой стороны. Лижет и сосет твердую поверхность карамели.
Время «дергается» вперед, рывок резкий и хотя фактически тело остается на месте, правое плечо- выдавлено, грудь и бок оказались под сильным давлением. Мерзкая овсяная каша лезет из желудка как паста из тюбика- блевать хочется неимоверно. Искря ощущениями в первую очередь, следом Апонаки передает картинку, чувство времени и аппетит. Затем доступ к физической памяти.
Образ Кеве Ле Дунжа пятном проступает сквозь серую стену. Как отпечаток лица в горке муки.
Еще один не рассчитанный рывок. Они все не предсказуемы и довольно болезненны, речь идет только о готовности и привычке. Теперь тебе доступна вся гамма ощущений, мысли…
Мама Бриджит вылезает из трещины и закуривая усаживается на каменный пол, широко расставляя ноги. Невольно заглядывая туда понимаешь что ей лет пятьсот, не меньше.
Агонгон Гожа мерзко расправляется с томатами и гнилыми сливами в дальнем углу заваленной пещеры. Его страсть известна. Нажравшись он присоединится к остальным. Чтобы всем вместе попробовать остановить меня…
Буквально на полторы секунды Апанаки вытаскивает тебя и через несколько раз ты останешься там столько, сколько нужно, в прошлом. До этого момента. В твоей реальности все что происходит продлится в течении секунд сорока- это максимальное время.
Да Капа Прета сваливается рядом, расстилая угольную дымку по пещере. Среди них всех, богов, он один из самых влиятельных. Словно в потолке сделали огромную дыру и всыпали три ведра угольной пыли одновременно. Он забирает в себя саму суть покоя, все что с ним связанно. Заваленная пещера это его рук дело, его пыльных культяпок. Они решили запереть меня в этом каменном пакете. И в случаи их проигрыша я сгнию здесь поедая сначала свои ноги… Затем руки. Я наверное даже отгрызу свой хер. Жизнь обязывает стоять до конца, хотя… Стоять там ужен ничего не будет…
У входа в пещеру лежит священнослужитель. Лежит себе отдельно туловище от головы. Я не помню как эти демоны убили его… Все происходит в такой суматохе.
Отродье. Само зло. Похоже Господь не поможет мне. Как только я завершу последнюю часть ритуала, я вернусь туда откуда все началось, на год назад. Отрывки за прошлый год. Бессвязные куски которые оттянут мою прискорбную кончину. Погрузится в прошлое- это моя единственная возможность отсрочить схватку. Эти демоны исполнены решимостью изжить меня, сожрать как гнилую сливу и хрен кто подавится.
Он поможет мне. Апонаки, божество времени, один из пантеона. Как и все остальные, этот астрологический божок правит в год десять дней. У него нет выбора. Все те кого мы создаем коллективной верой, прикованы к ритуалам, избежать которые не в силах. Коллективная вера страшная вещ…
Господин Гашиш…, есть ли он?
… Пора…

Год назад.

«Что-то типа кувшина… Вытянутое горлышко, ручка, продолговатый носик, как у муравьеда, только обрубленный. Гораздо меньше.
Калган в центре топчана- в одном из стилистических залов ресторанного комплекса. Восточная горница на восемь персон. Атмосфера как у дедушки Ашота с Афганской долины.
Это невежество- ведь калган имеет специфическое назначение. На столе вместе с едой сосуд из которого не попьешь, несмотря на то что в нем приятный ежевичный напиток.
После того как казах сходил в туалет, он не потянется за мягкой бумагой, клубничного аромата. Он подмоется водой что в калгане. В уборной каждого. Не на столе- в сортире.
-Как унизительно!!!- скажет один из них.
-АХРЕНЕТЬ!!!- возмутится другой.
Стараясь детализировать эту часть заведения, рестораторы явно проявили всю полноту невежества- ее суть. Согласитесь, дерьмо и ежевичный напиток не лучшее сочетание. Расставляя всякое барахло, никто не принял во внимание что предмет, который существует для подмывания интимных мест и анального отверстия — интригующе стоит в центре стола, предлагая отхлебнуть из себя. А заодно приукрашивает мое лицо румянцем. Жутко неловко перед приглашенными друзьями.
Возможно мера знаний -это качество, а не смутное количество…»

Сейчас голова это рой мыслей. Все крутится клубком червей, как те, для кормления аквариумных рыб. Я переехал в очередной раз из тех мест где калган используется по назначению. Это причина по которой невежество так задело меня тогда. Было очень неловко. Это самое первое из ярких воспоминаний.


Первая смерть.

Луна уже начинает скользить по небу вниз.
Сбивается дыхание. Идти неудобно.
Будто чей-то взгляд пристально рассматривает покрой твоей ветровки. Настораживается внимание. Стараешься сосредоточить слух.
Продолжаешь идти, слышен хруст снега. Наверняка сзади кто- то. Собираешься. Еще пару шагов и будешь готов.
Мышцы тела напрягаются как при запоре… Готов. Резко оборачиваешься назад и…
Прррфф..- Никого. Кроме нескольких пепельных голубей, чьи перья отсвечивают нежный цвет луны.
Будь они прокляты!!! Наверное звук что они издают это откровенный смех. «Будь им, тошно! „
Во рту становится сухо. Облизываешь губы не подумав что минус восемнадцать. Завтра они покроются рубцами и трещинами.
Ты не хочешь оборачиваться вновь, невольно ускоряешь шаг. Идти неудобно. Будто сорвался с толчка и на бегу жидкий понос растирается между ног, въедаясь в кожу и присыхает к волосам. Поочередно левая, правая ноги скользят по оголенным участкам льда. Западают в глубокие следы сугробов, тех редких прохожих что блудили здесь до тебя. Местами рыхлый снег не дает уверено наступать и ты почти падаешь. Может это просто мания преследования, возможно качественный гашиш делает свое дело? В любом случаи “дискомфорт на спине» набирает оборот. Начинается «икота сердца».
С права, высоченный забор- железо выкрашенное в черный с резными зверьками. Всматриваясь в причудливые фигурки, хочется остановится и рассмотреть внимательней… Есть в них что-то… Толи это медвежата с отдавленными ушами, толи зайцы с отрубленными конечностями, в общем- бедные дети. Ужас и жуть. ЖЕСТЬ!!!
С лева «квартал гаражей». Беспощадная реклама, безжалостный маркетинг. Вездесущие, они добрались и сюда. «Как пить и жрать не думая о родине?»- отсвечивают большие буквы на одном гараже. Очевидно черный предвыборный пиар. «Без нас хоть носом землю рой ты не излечишь геморрой»- обозначен другой гараж.
Вполне достойное сочетание- политика и жопа.
Этой гребенной рекламой заклеено все подряд. На наши любимые с детства, привычные и такие родные три буквы совсем не осталось места. Для трех букв на заборе- ни клочка, все продано! Даже здесь, даже эти прогнивающие гаражи заляпаны от и до. Вся валютная система держится на «Вбивании в пустой горшок», убеждении путем маркетинга и насаждении. Мода на тело, еду и мысли, на образ жизни, мода на свободу и на свободный выбор. Мода на выбор в принципе, что бы это не было- набожность или отношения всех вариаций. Даже общение и его вид и стиль. Все ЭТО- выгодно продаваемый продукт, с триллиардными инвестициями и вливаниями. Все это контролируется и изменению- НЕ ПОДЛЕЖИТ! Серые коробки и стандарты бережно охраняются. Скудоумие и недальновидность пылко защищаемые вещи. Это способ- сильных над слабыми! Это тайное господство группы, над стаей из сотен стай!!!…
Хруст снега позади. Кажется что твои лопатки чувствуют взгляд физически.
Через сто пятьдесят метров, там впереди, тебе придется пройти по узкой, заваленной снегом тропинке. Выхода нет- ржавые гаражи с лева и школьная изгородь с фриковскими зверушками с права.
Естественно там впереди- тьма и мрак, как во всех нормальных историях. Напасть там, разумнее всего.
Миновать это место, разумнее всего для тебя. Здесь ты точно проиграешь, а за поворотом появится возможность.
Если это опять голуби то теперь их толпа и весят они кило по тридцать… НЕ МЕНЬШЕ!
Вновь это ощущение, это чувство смуты в грудной клетке и животе…
Трое. В одеждах черных тонов. С ножами двое и один с битой. Ближе к узкой тропинке ты почти бежишь. Надо успеть перейти этот невыгодный участок, за мрачным узким проходом- поворот из тупика. Там начинается трехподездный дом.
Почти добравшись до заветного места, ты оборачиваешься и теперь будешь делать это каждые пол метра. Выбегая к началу тупика, ты посмотришь через плечо, а сзади… Никого.
Все это длилось так не долго, что задумываешься было ли вообще.
Ты продолжаешь идти, теперь размеренным шагом, восстанавливая дыхание, пытаясь осмыслить события.
Ты увлечен тем что осталось позади.
-хух! Хорош был камень,- смотря на часы. На часах 23:15
И тут, именно на этом месте, ты услышишь хруст, как при озвучивание в кино, будто кто-то набегает по мешку с крахмалом. Все происходит как первый секс, не успеваешь сообразить. Боковым зрением ты ухватываешь силуэт, приближающийся на тебя с права. Ты даже не успел повернуть в его сторону голову, не успел ничего. Шоковая реакция не дает тебе почувствовать как теплая кровь струится из твоего бока, в том месте где торчит нож. Он снес тебя и отшвырнул в подъездное крыльцо.
Рот заполнен кровью и чем-то горьким. Смерть, это вкус СМЕРТИ твою мать!!!
Минус восемнадцать. Хватаешь, сломанными о цементные ступеньки пальцами- бок, от которого пар. Два нижних зуба в верхней десне, не целиком- осколки.
«Ты даже не знаешь сколько прошло времени. Понимаешь лишь то, что находишься недалеко от места собственного убийства, только ближе к дому. Ты идешь и до твоей квартиры совсем недалеко. Перейти дорогу, пройти вдоль торгового центра- „Найди и купи“ и спустя две минуты спокойным шагом- твой эксклюзивный мир.
Рассудком владеет что-то смежное между паникой и страхом. Эйфория… Непонятная эйфория. Это наверное лучшее ощущения что я испытывал за свою жизнь.
Идя вдоль огромной постройки-»Самое нужное из ненужного"- ты посмотришь в отражающее стекло:
-О, неужели это я))))))))!??…
Помедлив секунду я продолжил идти по гладкому бульварному кирпичу- жженый камень натертый жидким мылом. Я уже прошел торговый центр когда услышал чье-то бормотание.
Его рост метра два.
Раз за разом он замахивается «чем-то» и отправляет, предварительно отколотые ледышки, за пределы фонарного света.
Хе! Это «чем-то», скажу я вам, выглядит жутковато. Да еще в сочетание с гашишем…
…Естественно клюшка. Естественно как в страшном кино, здоровая, железная… как в моем детстве,- неприятности на улице и хруст костей.
«Будь проклята эта ночь и неумение оставлять гашиш!!!»- мелькает мысль со скоростью неудачно пущенного ножа- фокусником. Нет,… неудачен не фокусник. Прелестная помощница!- Прими ее развратную душу Господи.
Твой эксклюзивный мир с подчиняющимися лишь тебе законами там, за плечами этого монстра. Пройти надо практически сквозь него, эта тропинка на двоих не рассчитана.
Ты скользишь в нескольких сантиметров от его плеча и чувствуешь как поток воздуха, создаваемый его железякой, ухватывает твой волос. Капли- мгновенно тающие осколки льда, стекают за шиворот, вызывая муравьиное бешенство по всему телу.
Кажется все позади.
Гашиш.
Убийство.
Монстр с железной клюшкой,- такими циклопы играют в хоккей, и если играют, то точно именно такими.
Зайдя в дом я пройду в комнату, не снимая ботинки и уставлюсь сквозь окно.
«Это или начало, либо все кончилось».
Эта мысль до порыва. До того как я схвачу кроваво- восковый сгусток, нож и отправлю их в свободное падение с высоты птичьего полета. Воробьиного. Не выше.
Засыпая в кашемировом джемпере с воротником и черных джинсах, представишь что завтра вновь увидишь их. «Их»- людей. Посетителей заведения общественного питания. Гостей ресторана. Ареал обитания персонажей,- покруче чем создают киношники. Место где живет и пополняется коллекция- «самых, самых»
«Нет! Гашиш не при чем!..»
И все. Ты уже где то там…, в маковом дреме…"

Да. Было очень жарко и душно в одежде. Казалось мое тело горит пламенем ада. Эти мерзкие голуби. Те жуткие парни… Наверное насилие это человеческая врожденность. Это то что мы приобретали из поколения в поколение, из войны в войну. Когда-то твой предок убивал. Этот завораживающий акт сидит глубоко в твоих генах. Насилие наша необходимость. Право серых масс на голос. Крик о душных и тесных рамках…
Эти мои сломанные обрубки и выбитые зубы, чувствую боль как тогда…

Утро.

«На утро- хмурое словно залитое ртутью, открываешь глаза- два ботинка и следы от окна. Вспоминаешь. Ради любопытства, откроешь окно. То окно через которое полетели твои „странные штучки“.
Осматриваешь каждый дюйм. Вглядываешься несколько минут. И засовываешь голову в тепло.
-Засунул голову в тепло…Может не отпустило?..- Судорожно перебираешь ребра
-Ничего, мать его!
Вновь подходишь к окну. Высовываешься наружу. Теперь по пояс.
-НИЧЕГО,- кричишь в приступе смеха — НИХРЕНА!!!
Вчера ты точно выдел как „штучки“ приземлились на выступающую крышу первого этажа. Плюхнулись на оледенелый снег.
Поверхность выглядывающего крова словно огромный, литой лист стали, плотный на взгляд и поблескивающий как полированный метал.
Ничего. Возможно это путаница между сном и явью. Улыбаешься. Наверное именно так начинается шизофрения. Или уже давно началась и так развивается. Вспомнил вкус смерти. Дебильная улыбка- совсем не к чему.
Нож растворился в сонном бреду и вскоре вновь займет свое место. Ревнивый к вниманию он возвращается на свое место всегда. Нож из осколка копья. Которым в детстве дед колол свиней… Чей визг вспоминается каждый раз, когда вилка вторгаются в жареное, либо отварное мясо.
Лучше жареное с аджикой и лавашем…

Минус того что я употреблял в тот момент, будь это марихуана, гашиш или что побыстрее — утро. В то раз, перед выходом, я поправился, перед тем как покинул свой эксклюзивный мир.
Никогда не мог понять почему нам внушают что алкоголизм и табака -курение, лучше курения травы. Смотрите- кто то выпивает бокал вина, некоторые подкуривают- это делают все. А кто то нажирается или колется до цирроза. Со слабостью и не умением сдерживать себя не поборешься- только сам. При этом у нас „СВОБОДА!“. Почему тогда нам разрешили смерть с бутылкой а вот подкурить в этой „свободе“ запрещено. С КАКОГО!!? Лобби? Конечно! Этот рынок в известных руках, эти деньги никто не выпустит. Разрешение „легких наркотиков“ резко сократит алкоголь. Потери триллионов. Моду на этот напиток не удастся поддержать никак. Дурман трава расслабляет людей…И вообще- ПУСТЬ КУРЯТ ВСЕ!!!!…




Седьмой день мадемуазель Шарлот.

Кажется я страдаю ненавистью. Сам город вызывает у меня зло и отвращение. Выкорчеванный пень, набитый насекомыми. Они развалят его и съедят. Даже не ясно чего они достойны более- подохнуть или остаться жить в этой абре-кадабре. Все вокруг- мерзка грязь. Люди и дерьмо. Люди-дерьмо. Дерьмо из массы людей. Все создает атмосферу серости и пустоты. Тут трудно встретить человека.
Я попал сюда уехав из Испании от брата и матери. Это был мой выбор, тогда в шестнадцать лет. Мама приехала со мной и помогла с учебой.
-Дальше сам, если это твой выбор… Ты только скажи… Я…
Но больше я не просил помощи. Это был мой выбор.
Единственное что я привез с собой. Что было не так легко- икону Николая Угодника и нож из какого-то осколка. Так было принято всегда в нашей семье. По крайней мере мне так рассказывала мама. Только я их толком не помню деда и бабку и всю мамину семью. Она постоянно таскала меня по материку из страны в страну.
-Они решили… Что икона и раритетный нож достанутся тебе… Перед смертью, их больше нет.- помню ее слова, после того как она вернулась из родного поместья.
Она выглядела встревоженной и озадаченной, очень беспокойной нежели огорченной или скорбящей по смерти родителей. В один день.
-Если ты попадаешь куда тот или связан с чем-то доделывай до конца… От некоторых вещей лучше не бежать.- Устанавливала она икону Николая угодника в углу комнаты.
-Я бы и рада боятся и переживать за тебя, но охраняют тебя лучше чем Папу римского- забери господи его гнилую душу. -последние ее слова, при которых я видел ее ласковые глаза… Нелюбовь к католической церкви- от нее.

Помню эти мысли. Я всегда считал этот город обитаемым лесом. Та ночь была странной. А может качественный гаш стал редкостью… В общем чувство злости наглухо захлопнула за собой дверь и более не имела выхода из моей головы. Наверное с этого все и началось…

Дура.

Надо пройти еще девятьсот метров до ресторана. Туда уже съезжается персонал. Все и всегда примерно в одно время. Очень разнообразные люди. Индивидуальны и сложны. Это поле для действий. Бывшие наркоманы, неадекватные ревнивцы, самый добрый человек из тех что я встречал, самая хитрая женщина, женщина неодекват, самый обидчивый человек. Они подали мне идею создать коллекцию людей… Идеализм и научность предопределили мое неверие в дружбу и в отношения в принципе. Все очень просто. Все не как в детских представлениях, все как в реальности..

Я всегда называю всех по своему. На работе у каждого свое наименование. И у гостей и у персонала.

В ресторане играет клубная громкая музыка и еще приглушен свет. На первый стол накрываются чайные пары с чайниками чая- „Бергамот“ и „Баварская мята“, крепкий отварной кофе, много разных сладостей- кто что принес. Раньше этого не было, мой дар отмечали с самого детства. Я очень сильно влияю на людей, на массу в целом. Но для этого мне нужно две недели. В это время я молчу и не с кем не разговариваю. Плата вполне банальна, меня невозможно понять и трудно найти общий язык. Мне проще молчать пока я не знаю человека, чем говорить о неинтересном, ведь у первого и второго суть одна- пустота.
Трапеза заканчивается одинаково всегда.
-Дверь хлопнула!
И за бар летят пакеты с конфетами, упаковки зефира и сухофруктов, мармелад, ватрушки и булочки с маком. За четыре секунды со стола сметается все и когда гость проходит к первому залу, официант с готовым к улыбке лицом натирает полиролью стол… Не с идиотской улыбкой дегенерата а с готовностью…
Мясник, молча читал книгу. Что толкнуло меня не понятно:
-Что читаешь?- спрашиваю неожиданно для самого себя .
-»Кукла"- толи книга, толи пособие… не поймешь,- договаривает фразу, возвращая взгляд в текст Мясник.
-Какого рода пособие?- Мои глаза слегка увеличиваются, кажется они хотят выскочить и повернувшись на сто восемьдесят градусов, посмотреть на меня самого.
-Мистика, ритуалы, альтернативная религия…
-Дашь почитать?- ахренеть, я ль? Спрашиваю у жирной тефтели- почитать. Мясник — воплощение, собирательный образ прошедших неудачных девяностых в Российской Федерации. Ограничен, замкнут, с отсутствующем индивидуализмом, подчиненный примитивной логике, боится говорить и даже думать свободно. Боится своих желаний и чувств и от этого испытывает гнет.
Я смотрю в его глаза и невольно говорю фразу которую понимаю с трудом:
-Помоги мне, ты слышишь!?- это говорю ему я!
-В чем?….

Цок, цок. И рабочее утро в ресторане началось.
Цок, цок. Сразу после открытия.
И еще раз- цок.
Она останавливается у гардероба.
Откуда столько робости и невинности в этих глазах.
В этих красивых и выразительных глазах, с еле заметными тенями.
Эта загадочно-нежная улыбка.
Парацельсина. Так мы прозвали ее… Это божество!!!
-Ненавижу эту больную!- Этот шепот раздастся за баром непременно, когда уверенной поступью дама пройдет в зал.
Столь кроткая и женственная с продыхом силы и воли. Это руководитель отдела, или целого предприятия. Смотря на нее впервые, ты понимаешь это без ошибочно, даже если ты слепой и слегка слаб умом. Даже если это так- наверняка это властная особа, которая не растеряла индивидуальность и загадочность, перетекая из систему в систему. Одна из тех кто мял серые коробки. Нагло, примеряя на них туфельки. Естественно туфельки от «Манони».
-Только «Манони»- уточняет она по телефону, еле заметно играя маникюрчиком на столе.
Она пройдет и изящно присядет за большой шестиместный диван.
-Тоскует по тебе дурильник!!!- Прошепчет официант, направляясь принять заказ.
Вот она устроилась за продолговатым с царапинами на лакировке столе, в стилистическом ресторане речных обитателей.
Сидит…
…Дура! Ну, в смысле у Парацельсии раздвоение личности, если это можно так назвать. Альтер эго на альтер эго. Одно на одном.
Попеременно.
На данный момент это проявляется во время еды, если эта полоумная баба ест одна.
-Но болезнь будет прогрессировать и Парацельсина угадит в какой не будь казенный дом. Непременно будет прогрессировать, непременно угодит.- Утверждает менеджер ресторана во «время грязи».
На самом деле никто в ресторане не знает как ее зовут, просто Жертва говорит что одно из первых упоминаний о такой форме болезни случилось в начале шестнадцатого века. О нем писал врач и алхимик Парацельс. В его практике встретилась женщина, жаловавшаяся на то, что какая-то дрянь постоянно крадет у нее деньги.
Выяснилось что ворует она их у себя сама- вот дрянь,… К стати!
Наш экземпляр очень походит на подружку Парацельса шестнадцатого века.
-Будь она проклята, демон с крыльями.- Говорит наш Жертва когда в ресторан входит она.
На вид- лет тридцати восьми с милой улыбкой, платиновым цветом волос- они аккуратно сложены ракушкой. В строгом черном костюме с кожаной сумкой. С идеально подобранными туфлями.
За обедом у нее все время пропадала вилка.
-Кушать руками!?- с возмущением спросила она? Не злостно, но властно.
-Если вам так хочется… А если попросите, я принесу вилку.- Этому официанту палец в рот не клади, его наглости и сарказма хватит на всех и вся. Им вообще опасно хамить, для желудка и кармы.
Каждый обладает не одной личностью. Но в основном люди контролирую их- главным хозяином сознания. За частую контроль утрачивается из за сильного стресса.
Когда это странное состояние сознания или души, как угодно, появилось, решения проблемы как и объяснения не существовало. В те времена страдающие разделением личности, попадали не в руки врачей, а в руки охотников за ведьмами или бесами. Но самое страшное попасть в руки к католикам. Расправа с такими персонажами была очень жестока. Например олово в рот. И хотя к концу девятнадцатого века медицина уже была в состоянии интерпретировать разрозненные факты раздвоения личности и даже изобрела модный на тот момент способ лечения- животный магнетизм — проблему это не решило.
-Не смотря на то что животный магнетизм в настоящее время считается шарлатанским методом, на тот момент это было действенно- помогало.- Утвердит доктор психологических наук Р. Брис.- Я неоднократно встречался с таким явлением.- Скажет он поглощая устриц.
Таких историй не мало.
Например многоликая Дорис или мисс Бьючемп.
Дорис Фишер имела пять обличий. Началось с того что в три года отец выхватил малышку и что было сил швырну на пол. Может этот американец не правильно интерпретировал русское — «кнутом и пряником».
Но в общем потрясение дитя было так сильно что Дорис мгновенно обрела вторую личность- Маргарет. И если Дорис- хорошая усердная в учебе и послушная, то Маргарет- злостная сука! Ее цель поганить жизнь Дорис, прятать ее вещи и книги, наносить себе побои и уродовать лицо чтобы :-«Эта безмозглая Дорис страдала.»
«Гари в аду!»- говорила расцарапывая себе лицо перед отключкой Маргарет.
Представьте себе что вы жутко боитесь темноты.
Вы ложитесь спать не выключая свет, а просыпаетесь, точней очнулись от того, что вас обрабатывают огромной маникюрной пилкой.
-ААА, Олени!!! Хорошо что не затоптали, хорошо что ОЛЕНИ!
За полночь, и до рассвета еще далеко а вокруг шорохи, скулы и пронзительный ветер. На вашей трясущейся руке нацарапано- «Гуляй сука!!!», и от страха и паники вы вот- вот потеряете сознание. Что делать?.. Куда идти?..
Это мрачно.
Гораздо веселей первый поход к гинекологу.
"-Это моя покойная тетушка стриптизерша- невинная."- ответит гинеколог матери Дорис, с сарказмом. А ведь это дело рук Маргарет.
У Дорис со временем появились еще три подружки — «Больная Дорис», «Спящая Дорис», «Спящая Маргарет»
С Дорис и мисс Бьючем работал доктор М. Г. Принс. Он описывал как одна из личностей мисс Бъючем- Кровожадная Стерва, поганила жизнь трем другим. Она подкладывала пауков- той которая приходила от них в смятение и ужас, мелкий щебень в хлопья с молоком на завтрак для другой конкурентки и пару лезвий в рукавицы третей.
-Я здесь хозяйка вашу мать! А вы все заслуживаете наказания!- Говорила она.
Наша госпожа Парацельсина не мисс Бьючемп, и тем более не Вильям Стенли Малиген. Но неприятностей от нее не меньше. Сворует вилку и сидит.
Жалуется на отвратительное обслуживание,… плохой сервис.
Уходя гремит приборами, краснеет и торопится. А может и не краснеет.
Кстати Малиген, это самое уникальное в этой области- двадцать четыре личности.
Убийства, грабежи, изнасилование и ни одного срока.
-Продолжать лечение,- говорили судьи и аргументировали- двадцать четыре личности не только индивидуальны по характеру, это лица разных национальностей.
Например Артур. Добропорядочный англичанин, с огромным потенциалом в науке. Артур самостоятельно изучил физику и химию и опубликовал на эту тему не одну научную статью.
А как вам нравится американец Денни, робкий и застенчивый гомосексуалист.
Нет, представляете: вы успешный английский ученый. Жена приносит вам кофе в кабинет. И от усталости за приятной работой, вы погружаетесь в сон…
…И вот вас уже имеет потный, вонючий байкер в задницу за углом бара, рядом с мусорными бачками, и заснувшей неподалеку, стравленой наркотиками- шлюхой. Вы сразу начинаете блевать и при этом стараетесь выбраться из лап этого детины, с полуметровым хером.
АН НЕТ!!! придется получить удовольствие- до конца, до последней капли.
Последнее что вы помните, это глоток недопитого кофе в кабинете на столе. Вы даже не понимаете первые минуты кто, где и как… Откуда в вашей заднице полуметровая бутылка пива…
А вот Девид- жуткий бабник и очень добрый гринго. Девид всегда прейдет на помощь ближнему. На мой взгляд он настоящий американец. Добрый и не измотанный проблемами.
Убийствами занимался Аллен.
Не справедливо если из за ПОДОНКА Аллена будут страдать двадцать три невинных человека.
А ведь может быть этот человек, который к стати здравствует и по ныне, пошли ему господи здоровья, -гений.
Ведь ни кому и в голову не могло прейти что это очередной шедевр, сотворивший себя сам. Считающий что все кто вокруг это те неудачники которые верят в глобальное потепление и конец света. Подчиняясь системе.
История Малегена- счастливая история. Десять лет по клиникам Огая и сейчас он признан целостной личностью. Живет в Калифорнии. Этот человек -герои нашего времени.
Убил, трахнул и никакой тебе тюрьмы или расправы. Только сострадание.
Человек показавший как ничтожна наша система. Гнила и глупа. Готовая только к тривиальности. Держащая в своих затхлых рамках только лишь задыхающуюся толпу. Для него это ни что, срал он на систему!
Эти наши жалкие устои. В которых мы прячем свое скудеющее я. Нашу индивидуальную красоту подаренную богом или природой, если вы не верите в первого.
Может кстати за это нас и наказывает судьба? Или во что вы там еще верите? Наказывает за трусость собственной красоты, за умерщвление предложенных нам отличительных черт, за то что мы убоги своим наигранным сходством и разрознены патриотизмом и национализмом.
Кто же здесь больной!? «Они», награбившие, все попробовавшие, убившие и знаменитые. Все двадцать четыре, или серая масса со своей привычной схемой- кофе, телевизор- обязательно с плоским экраном. Перепих дважды в неделю, тридцать лет подряд. Причем все начинается одинаково с любви и страсти, потом безвыходная привязанность, а в итоге- долбишь из ненависти, за всю… Еще футбольный матч, где твои должны отыграться за проигрыш в гостях, в лучшем случае бар в субботу, а то в воскресенье надо отдохнуть. Набраться сил перед работой с помощью которой ты посещаешь бар в субботу- мир кругов на воде.
Малеген- гений современности. Он принес большой видимый вклад в серую коробку, и еще больший не видимый… Может он просто хотел этого потного байкера и сотни изнасилованных женщин, возможно все это время он копил на авшорных счетах деньги и акции. Возможно он едет по жизни на той самой жемчужной колеснице буддистов. Не достиг ли он просветления и тем самым стал свободным? Стал хозяином себе, а заодно самым гениальным актером!
Актером, игравшим двадцать четыре главные роли одновременно, невообразимо долго.
Возможно наша Парацельсия покупает себе туфли от Манони на деньги, вырученные от продажи дорогих столовых приборов. Возможно она одна из тех, кто смеется над стандартами. Возможно она- Напалион. Быть может она проигрывает эти маленькие поражения в виде стыда и осуждения, поражения только лишь на наш взгляд,- и постоянно остается в выигрыше.


-Что же я делаю не так? Почему ты просто не скажешь что надо сделать?
-кто то делает то что я якобы сказал, кто то- то что я якобы хотел при этом сказать, ища тайный смысл. А кто то просто спивается не думая и не оскверняя меня ни как. Ни ущербной неискренней верой, ни надуманной безбожностью. Моя истина лежит не в плоскости доказательств законов и систем с нерушимыми гранями, а в плоскости закономерных последствий и предшествий, увидеть которые можно остановившись.
Господь.

Сомнения.

Сомнения это признак глубинной слабости- безвольная трусость.
Вечер подходит к концу- это значит почти полночь. Ресторанный график это четырнадцать часов в сутки.
Господин ревность бьется в истерике в раздевалки. У него отношения на работе. Очень сложный момент. Когда официантка подходит к столу и улыбчиво здоровается с гостями, он за баром краснеет и рвет волосы на голове. Когда они делают ей комплементы она продолжает улыбаться отвечая осторожно но не резко и тем более грубо, как настоящие официанты. Он рвет волосы. Почти с лысой головой, рвет их на лобке. Да, он такой! Без волос на голове и лобке. Естественно это утрирование, но в меньшей степени. Он человек сомнений, дело не в том что он не верит ей, он сомневается в себе, таких бросают по ускоренной программе.
Мясник как всегда сидит в мясном цеху. Этот персонаж вполне подходит под ассоциативное представление. Высокий, жирноватый с проволочной щетиной и стрижкой почти под ноль. Не общительный и замкнутый. Мясник, каким представляется человек при произношении этого слова.
Самый добрый человек убирает зал. Готовит его к завтрашней работе. Очень сложное состояние. Доброта. Такое же убогое и несостоятельное состояние как зло. Но надо четко понимать что этот персонаж не долбоеб а добрый человек, не дурачок и слабак — добрый человек.
Ресторан провожает последних гостей. Они довольно выползают из заведения отрыгиваясь и в пьяном дурмане пытаются нащупать ручку такси.
-Возьмешь шоль?- протягивает книгу Мясник.
-Давай…- говорит Жертва в пустоту.


Девятый день мадемуазель Шарлот.

Жертва знает Мясника не так долго. Эти люди чем-то походят друг на друга. Это отвар из шиповника в бутылках из под кваса и пепси- наполнитель по сути один, только с разными привкусами, в разных бутылках. Жертва откровенно презирая за замкнутость Мясника, сталкивается с ним по исключительной необходимости, что в силу занимающих должностей возникала постоянно. Послезавтра будет корпоративная вечеринка. Встретятся люди которые порой не пересекаются в течении всего года. Сегодня в снятом на кануне коттедже, Жертва и Мясник, шутки ради установили алтарь.
Книга которую они прочли больше никого не заинтересовала. Эта книга открыла возможность диалога. Скудного и неинтересного.

Есть люди перспектива которых безгранична. Если они стоят на месте, в основном это из за отсутствия нескольких качеств, зато у таких присутствуют несущие.

Крайний день мадемуазель Шарлот.

Рабочий день в ресторане закончился. Это был не рабочий день для Господина Гашиш. Жертва набирает номер.
-Надо бы подкормить духов…
Сейчас крайний день мадемуазель Шарлот в этом году, десятое января и Жертва с Господином Гашиш принесли ей как подношение халву, мармелад- яблочный и малиновый, сладкие рулеты с терном и сливой, грецкие орехи с медом, сырный торт, печенье со сгущенкой в глазури и с миндалем.
Все происходит в гостях у любителей особого состояния. Это все люди с работы.
После двух грамм гашиша было решено что у мадемуазель Шарлот может кое что слипнутся и сладости, поднесенные, были съедены варварским наскоком.
-Не думаю что она уж слишком огорчится.
-Да… просто зубы надо беречь чуть- чуть.
Это шутки. Это только развлечения ради.

Я называл его мясник. Теперь Господин Гашиш, там впереди он мой друг, там дальше это мой брат.
С Господином Гашиш мы всегда подкуривали…


Теги:





-2


Комментарии

#0 14:00  05-06-2010дервиш махмуд    
споткнулся на первом предложении. не понял его. или там не нужна запятая, или хуй ево знает, что автор хотел сказать. продолжу обзор.
#1 14:04  05-06-2010дервиш махмуд    
а, это мутный поток сознания. понятно всё. ну его нахуй.
#2 16:09  05-06-2010mamont-medok    
не ебать! это отсутствие терпения

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....