Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - отец народов

отец народов

Автор: Dichenko
   [ принято к публикации 01:32  12-06-2010 | бырь | Просмотров: 364]
Бригада рабочих из второго строительного треста прибыла к оперному театру на нескольких потрепанных грузовиках. Театр, которому перевалило уже чуть более, чем семьдесят лет, был закрыт на реконструкцию и вместо высокодуховных и эстетически настроенных зрителей в нем усердно, день ото дня возились рабочие. Трещали перфораторы, сыпалась побелка и падала старая плитка, обнажая серые стены и потолки этого здания, чудом пережившего и немецкую оккупацию, и освобождение Беларуси бравой советской армией.
Рабочей бригаде в этот день было отведено довольно важное, но и в такой же степени грязное задание. Нужно было полностью отчистить подвалы помещения от мусора, копившегося десятилетиями в недрах красивого здания.
Молодой специалист Сергей Плотников, у которого уже был небольшой опыт работы с фундаментами, вызвался первым для выполнения этого нелегкого задания. Зайдя в помещение театра, он осмотрел величественное строение изнутри и спустился вниз по лестнице, к той самой ветхой деревянной двери, за которой скрывались все подземные коммуникации здания.
Нажав на переключатель, он осветил довольно широкие коридоры светом нескольких лампочек, которых явно здесь не хватало. Так как в подвал работники культуры захаживали редко, то сам собой напрашивался вывод о том, что просто из-за ненадобности никто не вкручивал новые лампочки вместо перегоревших.
Сергей, будучи человеком опытным в этой сфере, специально для таких вот нештатных ситуаций таскал с собой фонарь. Перед тем, как выгребать весь мусор, необходимо было ознакомиться с его количеством, а уж потом строить рационализировать график работы.
Впрочем, в подвале можно было встретить все, что угодно. От старых и полусгнивших декораций пропитанных духом развитого социализма, до поломанных кирпичей которые предшественники рабочего поленились вывести на городскую свалку. Внимание Сергея привлекла стенка, где по чертежу должна была находиться дверь. Но вместо двери в монолитную стену из плит вкоренилась явно чуждая вставка из кирпичей. Значит, дверь там все-таки когда-то была, но ее по каким-то причинам замуровали. Цемент, который служил своеобразным «клеем» для кирпичной кладки свой срок давно отработал и поэтому во многих местах просто осыпался и даже при легком нажатии пальцами проталкивался внутрь.
«Значит, кто-то в спешке ее муровал», подумал Сергей и принялся ударами ноги пытаться выбить хотя бы один кирпич из всей этой конструкции.
Он, конечно же, мог этого и не делать. Но Плотников, будучи человеком добросовестным выполнял свою работу, как это говорится, «от и до». Поэтому старую кладку было необходимо ликвидировать. В результате небольших усилий один кирпич все-таки поддался и обнажил прямоугольник пустоты, ведущей в темное подвальное царство. Светя фонарем, Сергей пытался разглядеть, что же там находилось, но все тщетно. Слишком мало было света в и без того темном подвале.
Чтобы прочувствовать, насколько густая сеть коридоров за кирпичной кладкой, Сергей крикнул в дырку и к своему же удивлению услышал эхо.
Плотников ничуть не смутился и, достав мобильный телефон, набрал своему бригадиру:
- Ало, Иваныч! Это я, Плотников, в подвале сейчас. Тут дверь одна замурованная, там пустота какая-то, судя по эху. Нужен лом или что-нибудь покруче там. Ну ты понял меня, да? – получив утвердительный ответ и положив телефон в нагрудный карман спецовки, Сергей двинулся дальше осматривать предполагаемый мусор, в голове уже просчитывая нужное количество рабочих.
Выйдя на свежий воздух после осмотра, он как раз подоспел к обеду. Его товарищи по работе без энтузиазма ели овсяную кашу и параллельно чавканью переговаривались между собой. Сергей тоже взял металлическую миску и черпаком из общего котла наложил себе нехитрого снадобья.
- Петрович, у тебя есть проектный план этого театра? – спросил между делом Сергей у прораба, который тоже увлеченно разбирался с овсяной кашей. Тот вместо ответа кивнул головой и, прожевывая очередную ложку снадобья, грязной рукой показал на стол под тентом. Несколькими книгами на столе был прижат весь проектный план здания. Ориентируясь в данных делах, Сергей принялся искать необходимый коридор, но на проекте его не было. Он логически предположил, что, по всей видимости, дверь в стене замуровали куда раньше, чем этот план был обновлен. И быть может, кто-то очень сильно не хотел, чтобы строители знали о каких-то лишних помещениях. Но отогнав мистические мысли, Сергей просто предположил, что там находилась какая-то впоследствии ненужная комната, которую просто за непотребностью замуровали. Но тогда почему так некачественно и в такой спешке?
Единственным возможным вариантом был узнать обо всем самостоятельно. Сергей взял лом и решил разбить кирпичи, чтобы осмотреть внутренности таинственного помещения.
Вернувшись к столу и сдав грязную жестяную миску работникам «полевой кухни», Сергей вооружился ломом и прихватил свой фонарь, который явно ему понадобится.
Он зашел в помещение все по тому же маршруту и, спустившись к неизвестной замурованной комнате, принялся долбить старые кирпичи ломом. Просроченные строительные материалы легко поддавались ударом оружия, против которого приема нет.
Когда первые крупные капли пота выступили на лбу Сергея, дыра в стене была достаточного размера для того, чтобы в нее можно было пролезть. В следующие минуты он это и сделал. И в помещении, по своему размеру похожему на школьную аудиторию, не было ничего кроме толстого слоя пыли и какого-то памятника, стоявшего посередине. Посвятив на него фонарем, Сергей сразу не понял, что это такое. Подойдя ближе, он ладонью стер толстый слой пыли с головы скульптуры и увидел, что перед ним памятник Сталину, неизвестно каким образом попавший в эту комнату. Но к его удивлению на противоположном конце комнаты он обнаружил ещё три замурованные двери. Все таким же примитивным способом, «на скорую руку», как говорится. Переборов в себе желание выйти покурить на улицу, да и перекинуться парой тройкой слов с другими рабочими, он, протерев лоб носовым платком, принялся колотить более широкий левый замурованный проход в неизвестность, поставив работающий фонарь позади себя.
Бетонная крошка сыпалась, а от интенсивных взмахов в помещении, где уже, наверное, давно никто ничего не делал, в воздух поднялись столбы пыли. Пылинки красиво играли в свете фонаря, то взлетая, то плавно опускаясь в минуты отдыха Сергея. Вторая стена поддавалась немного сложнее. Но Сергей четко знал, что максимум через час работы он откроет вход в ещё одну комнату с неизвестностью. Может быть, там будут склады с какими-нибудь орденами и наградами, которые можно будет без труда вынести и продать за неплохие деньги. Но чем больше предварительной работы было сделано Сергеем, чем четче ему казалось, что кроме разного рода хлама он там ничего не найдет.
Через несколько десятков минут отверстие, получившиеся в результате интенсивной работы Сергея, имело достаточный радиус для проникновения. Сергей аккуратно перекинул сначала одну ногу, потом туловищем протиснулся внутрь, рукой прихватив фонарь, в котором следовало бы уже поменять батарейки. Первое, что почувствовал Сергей – это ощущение сырости, хотя земля под ногами была сухой. «Наверное, проходит какой-то коллектор недалеко». Сделав несколько шагов по пустому помещению, Сергей случайно наступил на что-то округлое, которое под тяжестью его тела хрустнуло, разбавив тишину импровизированного лабиринта. Сергей присел на корточки и посветил фонариком себе под ноги.
- Нихрена себе… — произнес он, разглядев под своими ногами небольшого размера череп. Потом ему в голову пришла светлая мысль о том, что этот элемент человеческих останков здесь не в единственном экземпляре. Сделав несколько шагов вперед, он принялся на максимальной мощности фонаря светить рядом с бетонными стенами. Около них грудами лежали кости, некоторые из которых ещё были облачены в практически сгнившие одеяния.
- Вот же блин… — Произнес Сергей, родившийся в эпоху застоя и закончивший школу в славные перестроечные времена. Ему грех было не догадаться, что перед ним очередной сокрытый эпизод из кровавой эпопеи сталинских репрессий.
Внезапно Сергей замер от ужаса. На него легонько подул ветер, неизвестно откуда здесь взявшийся, а из углов стали доноситься слова известной, но давно забытой песенки:

Взвейтесь кострами, синие ночи,
Мы Пионеры — дети рабочих!
Близится эра светлых годов,
Клич пионеров — всегда будь готов!

Сергей принялся суматошно светить фонарем, буквально телом ощущая, как звук отражается от стен и то усиливается, то затихает. И едва свет достигал противоположной стены, как он видел в тусклом свечении груды костей пренадлежавших в прошлом трупам, вероятно сваленным в единую кучу бравыми сотрудниками государственной безопасности.
- Чертовщина какая-то! – произнес вслух Сергей и услышал свое же эхо «чертовщина, чертовщина, чертовщина…». Побледневший, он полез обратно и уже думал о том, что делать дальше. Конечно, следовало бы вызвать врачей, милицию или кого-нибудь из этих структур. Но первым делом он подумал бросить сейчас работу и сходить в церковь, что располагалась как-раз неподалеку на Немиге.
Выйдя в центральное помещение подземелья он вновь наткнулся на уже знакомый ему бюст Сталина. Сергей подошел к памятнику и с отвращением плюнул прямо на голову отцу народов.
И вот тут нечисть взяла верх: после опрометчивого плевка земля под ногами Сергея начала трястись, будто внезапное землетрясение охватило белорусскую столицу. Сергей, напуганный происходящим, не знал, что ему делать. Внезапно из земли показалась костлявая рука и пальцами схватила его за ногу. Сергей от страха закричал, но не растерялся. Второй ногой он ударил по ожившей кости и та хрустнула, став «вновь мертвой». Шум, как в следующие секунды он понял, исходил из двух замурованных комнат, кирпичи в которых вместо дверей, вылетали и падали по одному. Из отверстий, образовавшихся из-за выбитых кирпичей, Сергей в свете фонаря мог разглядеть руки живых мертвецов, тянувшихся к свету. Увлекшись осыпающимися стенами, Сергей пропустил то, как из проделанной им же дыры на него двинулось несколько зомби. Когда он заметил это стремительное наступление – было уже поздно. Живые мертвецы схватили его и принялись рвать одежду. В панике Сергей уронил фонарь, который тут же погас. Последнее, что он успел заметить – был красный галстук на иссохшей шее одного из оживших пионеров. На крики в подвале никто не обратил внимания только по той простой причине, что монолитные бетонные стены плохо либо вообще не пропускали звук. Разобравшись с любопытным строителем, орды восставших из подземелий оперного театра двинулись по коридорам к поверхности города Минска, мстить за осквернение поводыря коммунистических мечтаний.


Теги:





2


Комментарии

#0 00:37  13-06-2010Мегапиxарь    
Какое гавно
#1 14:05  13-06-2010Юля Моисеева    
Нормалек!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:28  04-12-2016
: [11] [Децкий сад]
Выводить любили мы из статики
Сотни лучших преданных солдат.
Аромат прошел былой романтики-
Оловянным лишь ребёнок рад.

Нас ласкали школьные красавицы
Красотой улыбок в лучший час,
А сегодня всем нам улыбается
Лет и зим накопленный запас....
тихий маленький человечек
тихо плачет лицом в подушку
не обнимет никто за плечи
не шепнёт нежных слов на ушко
.
он успешен, здоров, симпатичен
у него есть утюг и блэндэр
и в кармане полно наличных
он квартирку сдаёт в аренду
....
09:14  30-11-2016
: [12] [Децкий сад]

Ох женщина, зачем ты нам дана
Имеющая власть над сердцем хладным
Пленяющая разум, безвозвратно.
Ты ангел, или сатана?!

Уже века, ты выбираешь нас
То воскрешая вновь, то вновь губя
То та милей, то эта сторона
А мы до смерти бьёмся за тебя

Сжигаем города и государства
Меняя вспять течение судьбы
И гоним, словно скот, помазанных на царство
Тебе - в рабы

Седых монархов ставим на колени
Не оценив величия ни в грош
Чтоб пред тобой испытывали дрожь
И жда...
20:15  29-11-2016
: [12] [Децкий сад]
...
11:13  29-11-2016
: [12] [Децкий сад]
Из лесов и из речек,
Из пригорков, отчасти,
Мастеришь ты свой пэчворк,
Как метафору счастья,

Из кусочков печали,
Из остатков улыбок,
Из успехов случайных,
И нередких ошибок,

Из любовного шелка,
Из сурового драпа,
Из измены, как шока,
И смертельного страха....