Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Пять Якорей Святой Марии 8

Пять Якорей Святой Марии 8

Автор: МакЗюзин
   [ принято к публикации 04:41  25-06-2010 | я бля | Просмотров: 1384]
Абрахам старался не отставать от Франсиско и его подруги не привлекая к себе внимания. Это не составляло большого труда. Он пристроился к шумной группе туристов, которые следовали в нужном ему направлении. Брат Йосеф поежился от непривычного холода. Яркая реклама резала глаза. На город никогда не опускалась ночь.
Последние инструкции он получил во Франкфурте. В аэропорте его встретил небольшой суетливый человечек. Он передал кейс с деньгами, новым паспортом и фотографией Франсиско. Человечек постоянно оглядывался, словно опасался слежки. Он торопливо, практически, впихнул Йосефа в припаркованный неподалеку Смарт и высадил его через минут 15 у мотеля, где на имя Абрахама Абиссини был забронирован номер. Встречающий быстро попрощался и уехал. В номере на дешевом, пластиковом кресле сидел человек в строгом деловом костюме. Его большие, слегка навыкате, глаза пристально изучали вошедшего монаха.
- Доброе утро. Надеюсь полет не утомил Вас? – сказал он.
Брат Йосеф слегка поклонился. Его взгляд молниеносно отсканировал незнакомца. Рефлекс диверсанта остается на всю жизнь. Оценив степень опасности монах твердо перевел взгляд на глаза собеседника. Так учили в центре. Контроль ситуации всегда должен находиться в твоих руках. Гость не отвел глаз и продолжил:
- Я тот, о котором предупреждал Вас Патриарх. Вы можете называть меня Мастер.
Монах коротко кивнул.
- В кейсе, который Вы получили от моего помощника, лежит фотография. Человек изображенный на ней – Франсиско Колоно – потомок великого Командора – Христофора Колумба. У него находится очень важный документ, который не должен попасть в чужие руки.
- Могу я узнать, что это за документ? – нарушил молчание брат Йосеф.
- Это ключ к Ковчегу Завета. – ответил Мастер.
- Ключ? – спросил монах. – Но у Ковчега не имеется замков. Я провел рядом с ним большую часть жизни.
Мастер засмеялся обнажив крепкие зубы.
- Нет. Это не ключ от замка. Это ключ, с помощью которого можно найти Ковчег Завета. Зашифрованная карта его местонахождения.
- Вы, похоже, шутите. – в свою очередь улыбнулся монах. – Всем известно, что Ковчег Завета и Скрижали находятся в Аксуме на протяжении нескольких тысяч лет. Я ежедневно молюсь у святыни. Защита Ковчега – моя главная задача.
- Поверьте. – человек назвавшийся Мастером больше не улыбался. – Это очень серьезно. Ковчегу Завета, как и всей вашей религии, грозит очень большая опасность.
- Я должен немедленно вылететь назад. Если с Ковчегом что нибудь случиться – это будет моей виной. Я никогда не прощу себе такого греха. – монах повернулся и открыл дверь.
- Постойте! – Мастер поднял руку не вставая с кресла. – То, что хранится в часовне – не Ковчег Завета.
Брат Йосеф остановился будто его ударили плетью. Он медленно, стараясь успокоить дыхание, развернулся к собеседнику. В глазах плясали языки ненависти.
- Я буду молиться о Вас. – произнес он спокойным, ледяным голосом. Он мог бы лишить жизни этого напыщенного индюка, даже не касаясь его, теряющего форму, тела. Всего одно движение и ромбовидный крест, висящий на тонкой золотой цепи под рясой, возится в переносицу врага. Но брат Йосеф не сделает того, что Абрахам сделал бы подчиняясь инстинкту. Перед ним сидел заблудший, потерянный в своем неверии человек. Брат Йосеф просто покинет его и будет молиться о спасении его души.
- Абрахам выслушайте меня. Я поклялся охранять Ковчег Завета, я тот кто не пожалеет жизни для сохранения его тайны. В этом смысле мы похожи, и делаем одно дело. Присядьте, прошу Вас.
Брат Йосеф опустил глаза и сел на второе кресло, которое находилось напротив говорящего.
- Я знаю – Вам неприятен сам факт моего присутствия. – сказал Мастер. – Но то, что вы услышите, возможно, убедит Вас в моей правоте. Все, что будет сказано в этой комнате не должно её покинуть.
Йосеф молчал.
- Я не требую от Вас клятв. Вам решать как поступить с информацией.
Мастер прикрыл глаза и собравшись с мыслями продолжил.
- Царь Соломон, – сказал он. – Был мудрым человеком. Он знал, что Навухондосор готовит вторжение в Иерусалим и не питал иллюзий по поводу защиты города. Силы были не равны. Захват города был вопросом времени. Главной задачей Соломона было сохранение нации и веры. Он не мог допустить захвата главной Иудейской святыни – Ковчега Завета – который был завещан Богом Моисею и всему народу. Потерять Ковчег означало не только потерять веру отцов, но и потерять связь с Богом. Этого он не мог допустить. В его голове созрел план. Соломон понимал, что он обязан спрятать Ковчег Завета. Самым простым и очевидным местом для этого были пещеры. При постройке Храма, в толщу Храмовой Горы строители обнаружили разветвленную сеть пещер. Соломон приказал расширить и достроить её. Таким образом под горой образовалась сложная система ходов и помещений, где, в случае опасности, можно было укрыться коенам и населению Иерусалима. Для эвакуации Ковчега, даже, был вырублен колодец под полом Святая Святых, который соединялся с пещерами. Но прятать реликвию под горой оставалось опасным. Ведь в случае разрушения Храма, что и произошло после захвата города, тайная система ходов была бы обнажена и, в итоге, святыня могла быть обнаружена и уничтожена. Соломон решился на невиданный шаг. Он вызвал Первосвященника. По приказу царя коены, с соблюдением тайны, изготовили точную копию Ковчега Завета. С подобающими молитвами, облаченные в ритуальные одежды, они, во мраке ночи, опустили настоящий Ковчег в колодец и спрятали его в одной из пещер. Копия заняла священное место в Храме. Через доверенных людей из окружения своего сына Менелика, Соломон посеял мысль о краже Ковчега Завета в голове юноши. Менелик и не догадывался, что исполняет волю своего отца. Он верил, что святыня по-праву принадлежит ему и народу его матери царицы Савской. Он убедил царя отпустить его и молодых вельможей в Эфиопию, что бы навестить свою мать. Царь согласился и благословил Менелика в дорогу. В ночь, когда Менелик и его товарищи из знатных родов Израиля должны были отправиться в путь, Соломон устроил торжества и в честь своего сына, и пригласил коенов и левитов во дворец. Храм остался без охраны. Юные искатели приключений проникли в Святая Святых и вынесли то, что они считали Ковчегом. Караван отправился в путь. Царь приказал не объявлять о пропаже святыни. Кроме коенов, потомков Аарона, никто не мог проникнуть в часть Храма, где стоял Ковчег Завета, а коены сохраняли молчание. Таким образом, брат Йосеф, в Аксуме оказался макет, а не оригинал. Эта часть тайны хранится Патриархом. До сего дня об этом знали только два человека. Сейчас нас трое.
Мастер протянул ему письмо.
- Это письмо от Патриарха адресованное Вам. Прочтите. В нем подтверждение моих слов и дальнейшие инструкции.
Брат Йосеф прочел послание. Горечь обиды подступила к его горлу. Все во, что он верил – обман? Две тысячи лет его братья преклонялись перед ничего не стоящем деревянным ящиком? Это не может быть правдой. Патриарх не мог обманывать верующих. Он снова перечитал письмо. Сомнений не было Патриарх был частью тайны. Абрахам опустил голову. Одинокая слеза скатилась по его носу и кляксой расползалась по печати Патриарха. Все, во что он верил, чему посвятил свою жизнь превращалось в прах. Он поднял свои красные, заполненные болью глаза на человека сидящего напротив.
- Зачем Вы мне все это рассказали? Я не хотел правды. Я не готов её принять. Вы вынули мою душу.
- Нам нужна Ваша помощь брат Йосеф. – Мастер попытался коснуться рукава его рясы, но передумал. – Вы поклялись охранять Ковчег Завета. Сейчас вы узнали, что он не находится в часовне. Что это меняет? Ваши братья охраняли его тайну сотни лет. Важно то, что он существует и наша задача сохранить его, до того времени, когда наступит час откровения и исполнения пророчеств. Этого ждет Патриарх. Ему, поверьте, было не легко открыть тайну. Наступило время действовать и вы, Йосеф, сможете исполнить свое предназначение. Поколения хранителей ждали этого дня и только Вам, последнему из них, предстоит послужить Ковчегу Завета.
- Но если Соломон спрятал Ковчег под Храмом, то это не большая тайна. Возможно слухи о том, что Тамплиеры нашли и вывезли его в Европу правда. Тайны больше нет. Охранять больше нечего.
- Тайна Ковчега – это вторая часть плана царя Соломона. К сожалению я не могу раскрыть её. Вы должны поверить – Ковчег не в пещерах Иерусалима. Только от Вас зависит его безопасность.
Брат Йосеф встал и наклонил голову.
- Я готов.


Теги:





-1


Комментарии

#0 23:43  26-06-2010Лев Рыжков    
В целом, интересно, афтырь. Я вот осиливал все сразу и не скучал почему-то. Раздражает разве только Польские, Немецкие, Генуэзские с большой буквы. Ну, и в этой части, признаться, немного запутался, кто здесь Абрахам, кто Йосеф. А про Колумба — прямо зачитался.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [5] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [23] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...