Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Яола (часть I)

Яола (часть I)

Автор: Гaнс Дизaйнеp
   [ принято к публикации 01:35  11-07-2010 | я бля | Просмотров: 374]
ЭКСТ. — ГОРОД — ПЕРЕКРЕСТОК — ВЕЧЕР
В вечерних сумерках группа людей подходит к перекрестку. Среди них идет женщина в длинном платье и белой блузке. На плече женщины изображен символ — башня внутри круга. В группе людей кто-то идет в одиночестве, кто-то в паре. Люди видят, что автомобилей уже практически нет, и стараются быстрее пройти на перекрестке. Неожиданно шестерых человек, в том числе и женщину в длинном платье, резко сбивает грузовик. Слышатся дикие женские крики.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
В квартире тихо открывается входная дверь. Внутрь устало входит АННА — молодая, худая девушка в коротком сером пальто и темных очках. Анна включает свет и кладет ключи на стол. Девушка снимает с себя пальто, берет фотоаппарат и садится на диван. Она включает телевизор, а сама тем временем с интересом рассматривает что-то в фотоаппарате. Из телевизора доносится женский голос.
ГОЛОС ВЕДУЩЕЙ: «Как мы уже говорили, прямо в центре города случилась страшная авария. Последние новости о случившемся расскажет наш корреспондент…»
Анна отвлекается от фотоаппарата и переводит взгляд на экран телевизора.
ЭКСТ. — ВХОД В ПАРК (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — ВЕЧЕР
На экране телевизора появляется КОРРЕСПОНДЕНТКА — женщина в темно-розовом пиджаке, накрашенная оранжевой помадой. Ее лицо напудрено так сильно, что напоминает лицо трупа. Где-то за ней, вдалеке, видны деревья с пышной листвой, которые раскачиваются под порывами ветра. В вечерних сумерках деревья кажутся почти черными.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Сегодня, в 20 часов 44 минуты, рядом с главной городской больницей на группу людей, переходящих через пешеходный переход, совершил наезд желтый КамАЗ. Два человека от сильного удара скончались на месте. Их буквально разорвало на части, словно взрывом. Голова одного из мужчин застряла в ветках на дереве. Ноги другого мужчины разбили витрину аптеки. В общей сложности в момент аварии погибло 5 человек. По словам очевидцев, также под КамАЗ попала женщина, которую машина протащила сорок метров. В события, которые происходили потом, трудно поверить».
На экране появляется МУЖЧИНА, перед которым корреспондентка держит микрофон.
МУЖЧИНА: «КамАЗ протащил девчонку до самого угла… ударился в дерево, замер на какое-то время, а потом поднялся на задних колесах и начал насиловать девчонку. Как живой. Если бы мне кто рассказал об этом — не поверил! А так… видел своими глазами».
КОРРЕСПОНДЕНТКА (ЗК): «Вы хотите сказать, что машина сексуально насиловала женщину?»
МУЖЧИНА: «Да. КамАЗ двигался взад-вперед, взад-вперед… Как человек. Я видел, как входила в девчонку выхлопная труба. Это было жуткое зрелище».
Картинка меняется. На экране появляется пожилая женщина в круглых очках с очень серьезным лицом.
КОРРЕСПОНДЕНТКА (ЗК): «Расскажите о том, что вы видели».
ЖЕНЩИНА: «Этот больной идиот припечатал бедняжку к дереву, и мне показалось, что она от такого удара точно умерла. А этот… поднял машину на дыбы и задней частью стал как бы бить ее. Я, конечно, видела, что у девушки задрана юбка, но… сначала не придала этому значения. В такое просто нельзя поверить… Чтобы такая махина и такое могла сделать? Я не знаю, как это возможно. Каждый день бы такое происходило».
Вновь на экране появляется изображение корреспондентки, стоящей на фоне входа в парк.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Приехавшая «скорая» забрала женщину в центральную городскую больницу. По словам врачей, пострадавшая находится в очень тяжелом состоянии, но, тем не менее, никто не теряет надежды, и врачами делается всё возможное, чтобы спасти пострадавшей жизнь. Машина КамАЗ, сбившая людей, скрылась с места преступления. Судьба ее пока не известна».
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна выключает телевизор. Квартира погружается во тьму.
ИНТ. — ДОМ АННЫ — ПОДЪЕЗД — УТРО
Анна выходит из квартиры, закрывает глаза солнцезащитными очками и достает ключ. В этот момент поворачивается ручка двери соседней квартиры. Услышав, что кто-то выходит, Анна рефлекторно поворачивает голову влево. Дверь соседской квартиры медленно открывается и на лестничную площадку осторожно вылезает ротвейлер БУЧ. Буч несколько секунд грустно смотрит на Анну и проходит мимо нее. Неожиданно девушка замечает, что собака тащит на поводке за собой СОСЕДА — наголо бритого мужчину в бессознательном состоянии. Сосед одет в темный пиджак и брюки, и лежит вниз лицом, не подавая признаков жизни. К его руке туго привязан коричневый кожаный поводок, которым он и связан с ротвейлером. Буч начинает спускаться по ступенькам, волоча за собой хозяина. Собаке нетрудно тащить мужчину. Кажется, будто мужчина совсем легкий. Точно пластмассовый манекен. Анна закрывает свою квартиру, достает сигарету и закуривает.
ИНТ. — ДОМ АННЫ — ВХОД В ПОДЪЕЗД — УТРО
Из подъезда надменной и спокойной походкой выходит Буч, таща за собой хозяина. Следом за собакой из подъезда выходит Анна. Буч начинает прогуливаться по дороге и обнюхивать деревья. Анна осматривается по сторонам, подходит к рядом стоящей лавке и садится на нее. Она достает из кармана блокнот и открывает его на чистой странице. Какое-то время девушка сидит в нерешительности, слегка закусив нижнюю губу. По ее виду, понятно, что она еще не знает, что написать. Буч трусцой бегает от одного куста к другому, обнюхивает каждый и некоторые из них метит. Его хозяин тащится за ним вниз головой, как огромная кукла.
Сомнения Анны проходят. Она пишет заголовок: «ВАЖНЫЕ ВЕЩИ» и подчеркивает его двумя чертами. На следующей строке она ставит цифру «1» и пишет «Поговорить с врачом». Анна отвлекается и смотрит по сторонам. Людей рядом нет. Буч, по-видимому, нагулявшись, направляется деловитой походкой обратно к подъезду, открывает лапой дверь и пропадает в проеме, утянув за собой тело соседа. Анна ставит в блокноте цифру «2» и пишет напротив нее предложение: «Поговорить с матерью». После этого она закрывает блокнот, кладет его в сумку, встает с лавки и направляется куда-то по дороге.
ИНТ. — СТУДИЯ-41 — КОМНАТА ФОТОСЪЕМКИ — ДЕНЬ
В хорошо освещенной комнате стоит Анна и внимательно рассматривает свой фотоаппарат. Рядом с ней во всю стену висит огромный черно-белый плакат с изображением Адольфа Гитлера, заснятого в момент, когда тот едет по улицам Берлина, стоя в автомобиле. Гитлер приветствует немцев, подняв руку, и на его лице сияет довольная улыбка. В комнату со скрипом въезжает инвалидная коляска. Анна тут же переводит на нее взгляд. В коляске сидит подруга Анны по фамилии БОРТКЕВИЧ. Борткевич выглядит следующим образом: у нее нет рук, нет ног, тело обмотано бинтами, перепачканными запекшейся кровью. Глаза и голова Борткевич тоже обмотаны бинтами, видна только нижняя часть лица. Рот Борткевич открыт, а язык высунут наружу. Как если бы человек только собирался чихнуть, и его мышцы лица тут же парализовало. Анна выпускает фотоаппарат из рук и тот повисает на шее. Она подходит к коляске, наклоняется, аккуратно просовывает пальцы в анальное отверстие Борткевич и насаживает подругу себе на руку по локоть.
БОРТКЕВИЧ: «Здравствуй, дорогая».
АННА: «Здравствуй».
БОРТКЕВИЧ: «Как всегда, хорошо выглядишь».
АННА: «Спасибо».
БОРТКЕВИЧ: «Смотрела вчера телевизор?»
АННА: «Смотрела. Ты имеешь в виду тот репортаж про женщину, которую сбил КамАЗ?»
БОРТКЕВИЧ: «Сбил, а потом изнасиловал».
АННА: «Да, точно. Это что-то особенное».
БОРТКЕВИЧ: «Полностью с тобой согласна».
Коротая пауза.
БОРТКЕВИЧ: «Я уверена, что там произошло зачатие...»
АННА: «Зачатие кого?»
Борткевич никак не реагирует на вопрос.
БОРТКЕВИЧ: «У меня для тебя есть заказ».
АННА: «Какой?»
БОРТКЕВИЧ: «Это неважно. Насколько я помню, тебе сейчас нужны деньги».
АННА: «Мягко говоря».
БОРТКЕВИЧ: «Тогда решено. Ты его берешь. Заказ государственный».
АННА: «Этого еще не хватало».
БОРТКЕВИЧ: «Спокойно. Тебе понравится».
АННА: «Ты обычно так говоришь, когда что-то неприятное готовишь».
БОРТКЕВИЧ: «В этот раз я тоже себе не изменю».
АННА: «Вводи в курс дела».
БОРТКЕВИЧ: «Хорошо. Посмотри на плакат на стене».
Анна поворачивает голову в сторону и смотрит на плакат с изображением Гитлера.
АННА: «Ну и?..»
БОРТКЕВИЧ: «Сейчас к тебе зайдет человек. Нужно сфотографировать его на фоне этого плаката. Как — это уже ты должна продумать».
АННА: «Это все?»
БОРТКЕВИЧ: «Да. Но будет еще одна просьба. Вот в ней-то вся загвоздка. В чем именно сложность я тебе скажу, когда закончишь».
АННА: «Хорошо».
Анна снимает с руки Борткевич, и аккуратно кладет ее обратно в коляску. Коляска начинает сама по себе медленно двигаться назад к двери и пропадает в проеме. Через минуту в комнату заходит мужчина на костылях, обросший, смуглый, в грязной серой одежде, выглядящий как бездомный бродяга. У мужчины нет левой ноги, он КАЛЕКА.
АННА: «Проходите».
Мужчина подходит к плакату.
АННА: «Одну секунду».
Анна берет стул и ставит его перед плакатом.
АННА: «Присаживайтесь. Я пока настрою все для съемки».
КАЛЕКА (присаживаясь на стул): «Очень тяжело к вам добираться. Вы еще на самом последнем этаже находитесь. Неудобно».
АННА: «Это правда».
Анна ставит фотозонт и включает в нем свет. В этот момент в комнату входит пожилая женщина на костылях — МАТЬ КАЛЕКИ, одетая в черное платье и с черным платком на голове. У женщины тоже нет левой ноги.
АННА: «Здравствуйте. Вы к кому?»
МАТЬ КАЛЕКИ: «Я его мать. Ему одному сложно ходить, поэтому мне приходится следить, чтобы он не упал, и с ним все было нормально. Я побуду здесь?»
АННА: «Хорошо».
Анна продолжает настраивать аппаратуру. Мать подходит к калеке, достает из сумки бутерброд с мясом и дает ему в руку. Калека берет бутерброд и начинает жадно есть.
АННА (Калеке): «Вам обязательно сейчас это делать? Давайте вы поедите позже. Меня это отвлекает».
Калека не обращает на эти слова внимания. Его мать поворачивается к Анне и кривится от злости.
МАТЬ КАЛЕКИ: «Что здесь такого? Пусть ест. Он и так от голода мучился два года. Ты думаешь, ЧТО он сейчас ест?»
АННА: «Что?»
МАТЬ КАЛЕКИ: «Он ногу свою ест. Он отрезал ее себе, когда голод стал совсем страшный. Иначе бы он просто умер».
Мать поворачивается к сыну, склоняется над ним и, закрыв глаза, с аппетитом откусывает кусок от бутерброда. Пережевав его, она вновь поворачивается к Анне.
МАТЬ КАЛЕКИ: «Сейчас, без ноги, он вызывает жалость. А жалость — это деньги. Теперь он может всегда заработать на людском милосердии».
Пожилая женщина улыбается. Анна пристально смотрит на нее и берет штатив. Она ставит его напротив калеки. Мать калеки садится на стул позади Анны; достает сигарету, закуривает.
Анна включает громкую агрессивную музыку и начинает делать первый снимки.
ИНТ. — СТУДИЯ-41 — КОМНАТА ФОТОСЪЕМКИ — ДЕНЬ
Анна сидит на стуле за небольшим столом, курит сигарету и потягивает с горла «Jack Daniel’s». Девушка выглядит уставшей, на столе рядом с ней лежит фотоаппарат. В комнату со скрипом въезжает инвалидная коляска, на которой сидит Борткевич. Анна замечает подругу, встает, ставит бутылку на стол и подходит к коляске. Затем аккуратно насаживает Борткевич на руку, садясь в освободившуюся коляску.
БОРТКЕВИЧ: «Закончили?»
АННА: «Да. Я все отсняла».
БОРТКЕВИЧ: «Нужно будет еще кое-что сделать».
АННА: «Что именно?»
БОРТКЕВИЧ: «Возьми фотоаппарат домой и сделай из этих снимков макет для билборда. Нужно обязательно добавить крупным шрифтом текст».
АННА: «Какой?»
БОРТКЕВИЧ: «Надпись «Убей калеку». Можешь добавить коллаж, изменить цветовую гамму или утрировать какие-то эмоции. Главное, чтобы текст был. И был именно таким».
АННА: «Не вопрос. Когда нужен макет?»
БОТКЕВИЧ: «В течение двух дней».
АННА: «Сделаю».
Короткая пауза. Анна тяжело вздыхает.
БОРТКЕВИЧ: «У меня почему-то в голове сейчас возник глупый вопрос. Абсолютно не по теме».
АННА: «Какой?»
БОРТКЕВИЧ: «Ты когда-нибудь обращала внимание на то, как люди крестятся?»
АННА: «Да. Обращала. А что в этом интересного?»
БОРТКЕВИЧ: «Да так. Ничего особенного. Просто я подумала о следующем. Вот человек крестится. Он подносит пальцы ко лбу и говорит: «Во имя Отца», потом к животу — говорит: «…и Сына», потом подносит пальцы к плечу — говорит: «…и Святого Духа». А потом он подносит пальцы ко второму плечу и никого не называет. Просто в конце говорит: «Аминь». Одна точка — одна сущность. Люди делают рукой четыре точки, но при этом обозначают только три сущности. Что же тогда скрывается под точкой номер четыре?»
АННА: «Не знаю. Я как-то об этом и не думала. (Пауза) Хм. Забавно».
Длинная пауза.
БОРТКЕВИЧ: «Не буду тебя задерживать. К тому же, мне нужно ехать. Есть еще пара важных дел».
АННА: «Хорошо».
Анна кладет Борткевич обратно в коляску. Коляска медленно начинает ехать назад и выезжает из комнаты. Анна делает глоток из бутылки и устало опускает голову.
ЭКСТ. — ГОРОД — ВЕЧЕР
Анна идет с работы домой. По дороге вместе с ней идет еще несколько человек. Как только Анна отстает от группы людей, путь ей преграждают ДВЕ ЖЕНЩИНЫ, одетые в длинные клетчатые платья до земли. Женщины держат в руках журналы.
ЖЕНЩИНА №1 (протягивая Анне журнал): «Возьмите. Царство Божие уже близко».
Анна выдавливает из себя улыбку, изображая любопытство, и берет журнал. Женщина №2 неодобрительно следит за происходящим. Анна доходит до поворота, сворачивает за него, рвет журнал и отбрасывает в сторону.
АННА (шепотом): «Как надоели эти суки».
Женщины стоят на том месте, где отдали журнал Анне.
ЖЕНЩИНА №2: «Зря ты дала ей журнал».
ЖЕНЩИНА №1: «Почему зря?»
ЖЕНЩИНА №2: «Да потому что я уже полгода в этом районе работаю и эту гадину не первый раз здесь вижу. Она тут постоянно проходит. Ей это не интересно, только журналы переводим на нее».
ЖЕНЩИНЫ №1: «У каждого должен быть шанс на спасение».
ЖЕНЩИНА №2: «Поверь мне, я по глазам вижу. Она нашей никогда не будет».
ЭКСТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна сидит за ноутбуком в темноте и редактируют отснятые фотографии калеки. Анна слышит, что по телевизору начинают идти новости, и поворачивается к телевизору.
ЭКСТ. — ВХОД В ПАРК (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — ВЕЧЕР
На экране телевизора появляется корреспондентка в темно-розовом пиджаке, накрашенная оранжевой помадой. Ее лицо напудрено еще больше, по сравнению с предыдущим репортажем, и теперь уже испещрено фиолетовыми пятнами. Где-то за ней виден вход в парк, видны деревья с пышной листвой. В вечерних сумерках деревья кажутся почти черными и раскачиваются под порывами ветра.
КОРРЕСПОНДЕНТКА (спокойным голосом): «По нашим последним данным, девушка, попавшая под колеса КамАЗа, находится в центральной городской больнице и подключена к аппарату искусственного дыхания. Установить ее личность до сих пор не удалось. Буквально сегодня врачи осмотрели ее и пришли к невероятным выводам. По их словам, женщина беременна! Причем плод развивается ни где-нибудь, а в бедре женщины».
На экране появляется рентгеновский снимок человеческого бедра. На нем отчетливо виден крохотный эмбрион рядом с костью.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Как видно из снимка, зародыш уже начинает сформировываться. Врачи не понимают, как такое может быть. Пострадавшая находится в глубокой коме, и никто пока не знает, можно ли прерывать процесс беременности и насколько это может быть опасно для жизни женщины».
ЭКСТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна сидит с отрешенным взглядом и, не моргая, смотрит на экран.
ЭКСТ. — ВХОД В ПАРК (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — ВЕЧЕР
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Сейчас в палату, в которой держат женщину, никого не пускают. Врачи говорят о том, что плод неестественно быстро развивается. Уже сейчас бедро пострадавшей распухло и немного увеличилось в размерах. Неожиданной новостью стало то, что через несколько дней в город приедет группа специалистов, которые более тщательно исследуют данное явление».
ЭКСТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна берет телефон, набирает номер. После нескольких гудков в трубке слышится знакомый голос.
БОРТКЕВИЧ: «Я слушаю тебя».
АННА: «Извини, что звоню так поздно».
БОРТКЕВИЧ: «Ты думаешь о том же, о чем и я?»
АННА: «Да. Эта девушка беременна. Это что-то из ряда вон…»
БОРТКЕВИЧ: «Согласна. И это то, на что люди хотят посмотреть».
АННА: «Без сомнений».
БОРТКЕВИЧ: «Ты представляешь, как это важно? Ты представляешь себе, сколько за фотографию плода могут заплатить?»
АННА: «Даже думать страшно».
БОРТКЕВИЧ: «Страшно не думать. Страшно не успеть снять это первыми. Ты хоть понимаешь, какой материал мы можем достать?»
АННА: «Найредчайший!»
БОРТКЕВИЧ: «Действовать нужно быстро».
АННА: «Можем завтра утром».
БОРТКЕВИЧ: «Нет. Никаких завтра. Сейчас» Сейчас самое время это сделать. Вечером людей практически нет. Темно. Все работает на нас».
АННА: «Ты, как всегда, права».
БОРТКЕВИЧ: «Готовь фотоаппарат и жди моего звонка».
АННА: «Буду готова».
Анна кладет трубку и переключает канал телевизора.
ИНТ. — ЦЕНТР ХРИСТИАНСКОЙ ОБЩИНЫ «СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ» (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — ВЕЧЕР
В огромном зале с высоким потолком сидит несколько тысяч прихожан. По обеим сторонам зала расположены ряды высоких готических окон, между которыми висят длинные красные занавески. На экране появляется ПАСТЫРЬ — темноволосый мужчина лет 40, высокий, гладко выбритый, в сером костюме и розовой рубашке, на которой красуется дорогой серебристый галстук. Пастырь стоит на сцене за трибуной, сжимает руки в замке и задумчиво смотрит в зал. В зале гробовая тишина. Пастырь переводит взгляд на заранее приготовленный текст, читает его пару секунд, а потом выходит из-за трибуны и начинает вальяжно прохаживаться по сцене.
ПАСТЫРЬ: «Все вы слышали о том, что произошло в нашем городе. Слышали о демоне. Демоне, вселившемся в машину и напавшем на людей. Принесшем смерть. Принесшем ужас. Погрузившим нас в страх. И я спрашиваю себя: что это было? Дьявол? Да, говорю я себе! Дьявол. Только дьявол смог бы придумать такую изощренную выходку. Дьявол!» (Взмахивает рукой)
ЗАЛ (хором): «Дьявол!»
ПАСТЫРЬ: «И я снова спрашиваю себя: что ему было нужно? И нахожу ответ. (Разгорячено). Невинная девушка ему была нужна. Чтобы показать силу зла. Чтобы показать, что дьявол умеет зачать жизнь через неживое! То есть, оспорить право Христа рождать жизнь из ничего».
Наступает пауза. Пастырь неожиданно улыбается.
ПАСТЫРЬ: «Но мы-то с вами знаем, что только Иисус — наш Спаситель, дарующий нам жизнь вечную. (Пауза). Спаситель! (Взмахивает рукой).
ЗАЛ (хором): «Спаситель!»
Пастырь замирает, а потом вдруг резко поднимает правую руку.
ПАСТЫРЬ: «Молитесь, ибо зло уже здесь! (Резко указывает пальцем в зал). Дьявол уже здесь! И он хочет каждого из вас!»
Пастырь вновь принимает привычную позу, держа ладони в замке. На какое-то время в зале повисает тишина.
ПАСТЫРЬ: «Но сегодня Бог родит жизнь. (Пауза). Сегодня Бог совершит чудо сотворения жизни из неживого. И сделает он это через меня. Мне было видение. Я видел Бога, и Бог сказал мне: «Иди к людям и покажи им силу мою и сотвори чудо!»
Зал громко радуется, слышатся аплодисменты. Пастырь улыбается и поворачивает голову в сторону. На сцене слева от пастыря стоит молодая темноволосая девушка лет 18-ти в белом свитере и длинной черной юбке — ДОЧЬ ПАСТЫРЯ.
ПАСТЫРЬ (дочери): «Подойди сюда, дитя».
Дочь пастыря подходит к отцу и поворачивается к залу лицом.
ПАСТЫРЬ (в зал): «Верите ли вы, что Бог дарует сегодня нам чудо сотворения жизни? (Громко) Верите?»
ЗАЛ (хором): «Верим!»
ПАСТЫРЬ: «Сегодня Бог покажет свою силу. И я готов отдать самое дорогое, что у меня есть. Мою дочь. Дабы святой дух вселился в нее, и произошло чудо! (Пауза) Аминь!»
ЗАЛ (хором): «Аминь!»
Пастырь, что-то говорит на ухо дочери и та ложится на сцену.
ПАСТЫРЬ (в зал): «Святой дух через распятие дарует нам новую жизнь».
Пастырь достает из внутреннего кармана пиджака деревянное распятие среднего размера и показывает его залу. Дочь пастыря поднимает подол платья, стесняясь, снимает с себя нижнее белье и раздвигает ноги.
ПАСТЫРЬ: «Ибо сказано в Библии: «Бог делает ничтожными знамения лжепророков и обнаруживает безумие волшебников, мудрецов прогоняет назад и знание их делает глупостью. Безумствует всякий человек в своем знании, срамит себя всякий плавильщик истуканом своим, ибо выплавленное им есть ложь, и нет в нем духа».
Пастырь становится на одно колено, закрывает дочери ладонью лицо, а другой рукой направляет распятие в ее промежность.
ПАСТЫРЬ (громко и неистово): «Дух святой! Мы молим тебя о спасении душ наших! Яви себя!»
Пастырь резко вставляет распятие в вагину дочери. Девушка вскрикивает от боли и выгибается. Зал оживает и начинает скандировать.
ЗАЛ (хором): «Дух — Святой! Дух — Святой! Дух — Святой!»
Пастырь использует распятие как фаллоимитатор, агрессивно и быстро сношая им дочь. Девушка извивается, самозабвенно улыбаясь и все шире расставляя ноги.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна слышит, как звонит телефон. Она приподнимается и берет трубку. В телефоне слышится знакомый голос.
БОРТКЕВИЧ: «Встречаемся в 21-00 перед входом на территорию больницы».
АННА: «Но как мы туда проберемся?»
БОРТКЕВИЧ: «Ты не об этом думай. Это не твоя забота. Твоя работа в другом».
АННА: «Хорошо. Я готова».
БОРТКЕВИЧ: «Жду».
Анна кладет трубку. Садится на диван, смотрит время на наручных часах и переводит взгляд на телевизор.
ИНТ. — ЦЕНТР ХРИСТИАНСКОЙ ОБЩИНЫ «СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ» (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — ВЕЧЕР
Пастырь вытирает распятие платком. На сцену выходят ДВА МОЛОДЫХ ЧЕЛОВЕКА в белых рубашках, черных штанах и красных повязках на плечах. Один из парней берет дочь пастыря за ноги, другой за руки и уносят со сцены. Пастырь нервно вытирает распятие платком.
ПАСТЫРЬ: «Моя дочь оказалась не девственницей...»
В зале слышится шепот и гул недоумения.
ПАСТЫРЬ: «Это позор для меня и моего доброго имени… Эта гадина оказалось такой же шлюхой, как и ее мать. (В зал). Вы видите?! Дьявол проник в наши семьи. Это он искусил мою дочь. Дух Святой не хочет входит в нее. Она вкусила ядовитый сахар порока. Дьявол во всем виноват! Дьявол смущает нас! Берегитесь!»
Пастырь поднимает руки высоко над головой.
ЗАЛ (громко возмущается): «Дьявол! Дьявол!»
Пастырь закрывает глаза и старается вещать как можно громче.
ПАСТЫРЬ (неистово): «Господь! Дай нам сил справиться с дьявольскими кознями! Не дай нашим глазам быть обманутыми, не дай нашим устам быть поцелованными. Потому что поджидает за углом нас черная собака наших страхов. И гнойная утроба спрятана под гробом. И спит, и видит сны. И отчаянная злоба. В черном доме слова. Зубы тихо точит. Видит наши сны. (Пауза). Господь, только на тебя одного уповаем! Аминь!»
ЗАЛ (хором): «Аминь!»
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — ВЕЧЕР
Анна смотрит на пастыря и делает глоток мартини.
АННА: «Все-то вы знаете…»
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ВХОД НА ТЕРРИТОРИЮ) — ВЕЧЕР
Анна стоит перед входом на территорию больницы. В темноте появляются огни автомобиля. Черный BMW медленно и почти бесшумно делает поворот в проулок и подъезжает к тому месту, где стоит Анна. BMW заглушает двигатель, фары гаснут. Анна открывает заднюю дверь, достает Борткевич и надевает ее себе на руку.
БОРТКЕВИЧ: «Фотоаппарат с собой?»
АННА: «Да. С собой».
БОРТКЕВИЧ: «Достань коляску, и начнем».
АННА: «Как ты собираешься туда попасть? Ведь там наверняка есть кто-то, кто следит за тем, чтобы не лезли посторонние. И этот кто-то наверняка охраняет вход в палату».
БОРТКЕВИЧ: «Абсолютно верно. Но мы туда попадем».
АННА: «Как?»
БОРТКЕВИЧ: «Я уже все разведала. Рядом с дверью стоит стол. За столом находится пост круглосуточного наблюдения за входом в палату. На посту обязательно должна быть медсестра. И она там будет. Одному человеку через нее не пройти. Но если кто-то ее отвлечет, то второй человек сможет проникнуть в палату».
АННА: «Да, но даже если она и отвлечется, пост свой она не покинет».
БОРТКЕВИЧ: «Покинет. Доверься мне. Твоя задача быстро и тихо проскользнуть в этот момент в палату. Когда все сделаешь — выбирайся через окно».
АННА: «Поняла. Но там третий этаж».
БОРТКЕВИЧ: «Для этого возьмешь веревку. Привяжешь веревку к ручке от двери. Ты под своим весом будешь тянуть ручку на себя, и в палату никто не сможет войти».
АННА: «Хорошо придумано».
БОРТКЕВИЧ: «В обычной одежде в больницу идти нельзя. Надень белый халат. Он в машине. Там же лежит и повязка на руку. Будешь катить меня на коляске, и к нам не будет вопросов. Пусть принимают тебя за медсестру».
АННА: «Оригинально. Фантазии тебе не занимать».
БОРТКЕВИЧ: «Меньше разговоров. Одевай халат».
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ХОЛЛ — ВЕЧЕР
В холл больницы входит Анна в белом халате и белых чулках, катя перед собой инвалидную коляску. В коляске сидит забинтованная Борткевич с полуоткрытым ртом. На плече Анны — красная повязка с логотипом Сторожевой Башни. В холле горит свет, возле стены несколько каталок и практически нет людей. ОХРАННИК, круглолицый крепкий мужчина в камуфляже, завидев парочку, преграждает им дорогу.
ОХРАННИК: «Вот это киндеры из Сторожевой Башни к нам пожаловали. Красивая моя, да ты просто создана для жесткой и красивой любви! Может, потанцуем?»
Борткевич в ответ резко плюет охраннику в лицо.
АННА (обращается шепотом к Борткевич): «Полегче. Нам не нужно привлекать к себе внимания».
Охранник вытирает плевок со щеки и начинает облизывать свои пальцы.
ОХРАННИК: «Твоя слюна сладкая, как сироп. Всегда о такой мечтал. (Облизывает губы). Сучка».
АННА: «Вы дадите нам пройти? Нам срочно нужно на процедуры».
ОХРАННИК: «Проходите. Кто вам мешает?»
Охранник, пожирая взглядом Борткевич, отходит в сторону, и Анна направляется по коридору к лифту.
ОХРАННИК (смотрит вслед Анне и Борткевич): «Горячая стерва. Просто огонь. (Облизывая губы). Адское пламя».
Анна подходит к лифту, стараясь не смотреть в сторону охранника, и нажимает кнопку вызова.
АННА (шепотом): «Животное. Меня иногда от мужчин тошнит. Такое ощущение, что они все одноклеточные».
Двери лифта открываются и Анна входит в него, катя перед собой коляску.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — 3-ИЙ ЭТАЖ — ВЕЧЕР
Анна выходит из лифта, склоняется над коляской и насаживает на руку Борткевич.
БОРТКЕВИЧ: «Иди в другой конец коридора. Жди, когда пост освободится».
АННА: «Поняла».
Анна кладет Борткевич обратно в коляску и направляется в другой конец коридора.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — 3-ИЙ ЭТАЖ — ВХОД В ПАЛАТУ №37 — ВЕЧЕР
Анна проходит мимо палаты №37, перед которой за столом сидит МЕДСЕСТРА — молодая женщина в белом халате, делающая записи в журнале при свете лампы. Медсестра слышит звук шагов, поднимает глаза и смотрит на Анну. Анна смотрит на медсестру, еле заметно улыбается и подмигивает ей. Медсестра недовольно смотрит на проходящую мимо Анну и повязку на ее руке, кривится и вновь переводит взгляд на журнал.
Наступает длинная пауза. На этаже тихо и темно, как в подвале. В коридоре работает всего несколько ламп.
В тишине слышится скрип. Медсестра перестает писать в журнале и поворачивает голову влево. По темному коридору медленно катится коляска с Борткевич. Неожиданно коляска останавливается и вдруг с грохотом падает на бок. Упавшая на пол Борткевич извивается на полу, как опарыш. Медсестра, услышав грохот, резко встает из-за стола и бежит к коляске. Анна, увидев, что медсестра покинула пост, снимает туфли, быстро подбегает к палате №37 и входит внутрь.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ПАЛАТА №37 — ВЕЧЕР
Анна озирается по сторонам. В палате темно, свет идет только от небольшого светильника, висящего на стене. Окно плотно закрыто фиолетовыми занавесками. В центре комнаты находится кровать. На ней лежит женщина с кислородной маской на лице. Руки женщины покрывают провода и какие-то медицинские инструменты. На стене прямо над кроватью висит картина, нарисованная в чрезвычайно мрачных тонах. Анна подходит к картине, рассматривает причудливые образы, словно светящиеся неоном, и читает название: «H.R.GIGER — THE SPELL II».
Короткая пауза.
Анна переводит взгляд на кровать. Женщина лежит неподвижно, с закрытыми глазами. Анна аккуратно снимает с нее одеяло, видит плод и от ужаса отступает назад. Бедро пострадавшей распухло настолько, что кажется, будто внутри застряло яйцо динозавра. Бедро пульсирует, синие вены на нем вздуваются. Анна закрывает себе рот рукой и смотрит на плод, чуть не плача.
Длинная пауза.
Немного придя в себя, она аккуратно и боязливо достает из сумки фотоаппарат, отходит на шаг назад и делает несколько снимков.
Длинная пауза.
Вдруг рука женщины резко поднимается под прямым углом к кровати. Анна испуганно пятится назад и задевает стол, чуть не перевернув горшок с алоэ. Женщина тихо и спокойно лежит на кровати, шевелятся только пальцы поднятой руки. Женщина словно разговаривает языком немых, делая странные и быстрые жесты. Анна в ужасе смотрит на дверь — не слышала ли медсестра скрип стола? В палату никто не входит.
Анна спешно прячет фотоаппарат в сумку, достает веревку и привязывает ее к ручке двери.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ВЕЧЕР
В темноте Анна спускается по веревке до первого этажа и спрыгивает на землю.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ЗАБОР) — ВЕЧЕР
Анна стоит рядом с дорогой и нервно курит. К ней спокойно подъезжает черный BMW. Анна садится в BMW, и автомобиль резко срывается с места.
ИНТ. — ЕДУЩЕЕ BMW — САЛОН — НОЧЬ
Анна сидит на заднем сидении. На ее руке Борткевич.
БОРТКЕВИЧ: «Как все прошло?»
АННА: «Нормально».
БОРТКЕВИЧ: «Ты сфотографировала плод?»
АННА: «Да. Я все сделала».
БОРТКЕВИЧ: «Это хорошо».
АННА: «Только она проснулась и начала показывать какие-то жесты».
БОРТКЕВИЧ: «Какие жесты? Она тебя видела?»
АННА: «Нет. Скорее всего, нет. Можешь быть спокойна. Жесты эти я не поняла. Мне показалось, что жесты были вообще не для меня. Она их непонятно зачем делала».
БОРТКЕВИЧ: «Она говорила что-нибудь?»
АННА: «Нет. Просто показывала жесты в пустоту. Эти жесты похожи на жесты немых».
БОРТКЕВИЧ: «Нам до нее уже нет дела. Главное — фотографии».
Анна с грустью отворачивается и смотрит в окно. Длинная пауза.
АННА: «Зачем мы это делаем?»
БОРТКЕВИЧ: «Что именно?»
АННА: «Все это. Ведь она мать, как никак… И она пострадала. Она искалечена на всю жизнь. И она умрет, если родит».
БОРТКЕВИЧ: «Тебе ее жалко?»
Анна ничего не отвечает, а лишь молча рассматривает мелькающие за окном деревья, которые похожи в темноте на худых высоких мертвецов.
БОРТКЕВИЧ: «Все люди используют друг друга. Только прикрываются разными мотивами. Скрывая за этими самыми мотивами свои собственные желания, собственную выгоду. Только деньги могут показать их лицемерие и эгоизм. Я использую тебя открыто и не скрываю этого. Я честна перед тобой».
АННА: «Знаю, знаю. Но она ведь беременна».
БОРТКЕВИЧ: «Я прекрасно понимаю тебя. У тебя был выкидыш, и ты проецируешь эту ситуацию на себя. Ты до сих держишь это в себе».
АННА: «Тут нет никакой связи».
БОРТКЕВИЧ: «Есть».
АННА: «Нет связи».
БОРТКЕВИЧ: «Есть. И ты сама это понимаешь. Только освободившись от сомнений и жалости можно сделать невозможное. То, чего не может сделать обычный человек. Запомни это».
Анна молчит и с грустью смотрит в окно.
ЭКСТ. — ГОРОД — УЛИЦА— НОЧЬ
BMW останавливается у обочины.
ИНТ. — СТОЯЩЕЕ BMW — САЛОН — НОЧЬ
Анна кладет Борткевич на сидение и открывает дверь.
АННА: «Спокойной ночи».
Анна выходит из машины. Наступает длинная пауза. Водитель протягивает руку к заднему сидению и берет Борткевич.
Длинная пауза.
Ни водителя, ни Борткевич не видно, слышен только их разговор.
ВОДИТЕЛЬ: «Куда сейчас едем?»
БОРТКЕВИЧ: «Обратно в больницу».
* * *
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — НОЧЬ
Анна сидит перед ноутбуком и рассматривает что-то в фотоаппарате. Через какое-то время Анна замирает и задумчиво откидывается на спинку кресла. Она углубляется в свои мысли и закрывает глаза. Вдруг экран ноутбука гаснет и через секунду включается вновь. Анна открывает глаза от неожиданного сбоя. Изображение на экране заставляет ее удивленно нахмуриться.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ПАЛАТА №37 (СЪЕМКА КАМЕРОЙ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ) — НОЧЬ
На экране ноутбука показывается видеосъемка камерой, снимающей палату №37, в которой лежит женщина, пострадавшая от «КамАЗа». Изображение черно-белое, но разобрать детали можно. Девушка лежит на кровати, как и прежде. Кроме нее в палате никого нет.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — НОЧЬ
Анна открывает рот от изумления и осматривает свой ноутбук со всех сторон, но никаких посторонних проводов, подключенных к нему, не находит.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ПАЛАТА №37 (СЪЕМКА КАМЕРОЙ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ) — НОЧЬ
Пострадавшая под колесами КамАЗа женщина лежит неподвижно, накрытая одеялом. Веревка, привязанная к ручке двери, исчезла бесследно. Вдруг женщина резко приподнимается на кровати. Анна от неожиданности открывает рот. Потом женщина плавно и медленно ложится на спину — в свое обычное положение. Неожиданно одеяло начинает потихоньку приподниматься. Из бедра женщина вертикально вверх вылезает ЧТО-ТО и это ЧТО-ТО напоминает очертаниями взрослого человека. Человек отбрасывает больничное одеяло в сторону. Анна пододвигается ближе к монитору ноутбука, чтобы лучше рассмотреть «новорожденного». Из ноги женщины вылез высокий МУЖЧИНА В ПИДЖАКЕ. Он имеет темные волосы, одет в серый костюм и черные туфли. Он стоит к камере спиной, и Анна не видит его лица.
Длинная пауза.
Неожиданно мужчина медленно спускается спиной с кровати, двигаясь назад, а не вперед.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — НОЧЬ
Анна старается прищурить глаза и хоть что-нибудь разглядеть.
ИНТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА — ПАЛАТА №37 (СЪЕМКА КАМЕРОЙ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ) — НОЧЬ
Мужчина медленно идет вперед спиной, доходит до двери и выходит из палаты, так и не повернувшись лицом к камере.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — НОЧЬ
Анна быстро подходит к телефону и начинает набирать какой-то номер.
АННА: «Ну, давайте же. Давайте!»
В трубке слышатся короткие гудки. Линия занята.
АННА: «Какого черта?! Кто занимает больничную линию?»
Анна бросает трубку и начинает набирать новый номер.
АННА: «Возьми телефон...»
В трубке слышаться длинные гудки.
АННА: «Где же ты, Борткевич? Ты мне сейчас очень нужна!»
В трубке слышатся только длинные гудки. Анна устало смотрит на свои руки. Через минуту она кладет трубку и с мрачным видом садится на диван.
Длинная пауза.
Анна достает упаковку с чистым шприцом и бутылку Jack Daniel’s.
ИНТ. — КВАРНТИРА АННЫ — РАННЕ УТРО
За окном чернота уходящей ночи. Анна включает телевизор — экран ярким пятном освещает полутьму комнаты.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — РАННЕЕ УТРО
На экране появляется корреспондентка в темно-розовом пиджаке. Она выглядит серьезной, левую часть ее лица покрывают фиолетовые пятна. За спиной корреспондентки виднеется здание центральной городской больницы. Стены больницы обшарпаны, некоторые окна заколочены. Больница выглядит заброшенной.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Мы находимся рядом с центральной городской больницей. Не так давно сюда положили девушку, которую сбил, а потом изнасиловал грузовик. Врачей удивило то, что пострадавшая забеременела, и плод начал развиваться в бедре. Сегодня произошла трагедия».
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — РАННЕ УТРО
Анна с заспанным лицом поднимается на кровати и внимательно слушает то, что говорят в новостях.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — РАННЕЕ УТРО
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Весь медперсонал находится в непонятном состоянии и подвешен вверх ногами под крышей больницы».
Оператор увеличивает изображение больницы. Под крышей, держа руки по швам, висят в ряд врачи и медсестры в белых халатах. Подвешенных так много, что ряд перевертышей тянется вдоль всей стены.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «До конца не известно, мертвы ли все эти люди, но те, кого уже успели снять с крыши, были обследованы, и оказалось, что они умерли от обширного инфаркта. Как вы видите, уважаемые телезрители, медперсонал висит по всему периметру крыши».
Оператор вновь показывает крупный план крыши больницы. Врачи и медсестры висят вниз головой со всех сторон здания. После этого на экране вновь появляется корреспондентка.
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Но и это еще не все. В одной из палат была найдена та самая девушка, пострадавшая в ДТП. Ее нашли мертвой. В бедре, в котором когда-то был плод, сейчас огромная кровавая дыра. Это значит, что ребенок все-таки родился. Либо это означает то, что кто-то уничтожил и его, но возможно и то, что его могли просто забрать».
ИНТ. КВАРТИРА АННЫ — РАННЕЕ УТРО
Анна от удивления закрывает рот рукой.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — РАННЕЕ УТРО
Над корреспонденткой начинают кружить крупные хлопья снега. Одновременно со снегом начинает лить дождь.
ИНТ. — КВАРТИРА АННЫ — РАННЕЕ УТРО
Анна смотрит в окно. На улице идет сильный снегопад с дождем.
ЭКСТ. — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА (ВИДЕОРЕПОРТАЖ) — РАННЕЕ УТРО
КОРРЕСПОНДЕНТКА: «Пока мы можем только догадываться о том, что же все-таки произошло этой ночью. Но уже сейчас ясно: мы имеем дело с чем-то очень непонятным, все события буквально перевернуты вверх ногами. Мы обязательно будем держать вас в курсе расследования этого ужасного инцидента и следить за развитием событий».
ЭКСТ. — ДОМ АННЫ — ВХОД В ПОДЪЕЗД — УТРО
Анна выходит из подъезда и закрывает за собой дверь. Снег падает на землю большими хлопьями. Включаются фонари вдоль дороги. Солнце еще не взошло и снег из-за утренней темноты кажется серо-синим. Анна делает первые шаги по дорожке, оставляя за собой следы, и направляется к трамвайной остановке.
ЭКСТ. — ТРАМВАЙНАЯ ОСТАНОВКА — УТРО
Анна прохаживается по трамвайной остановке, достает сигарету и осматривается по сторонам. Вокруг нет ни машин, ни людей. Неожиданно Анна замечает, что на остановке появился МУЖЧИНА В ШЛЯПЕ лет 48-ми, в пальто, с дипломатом в руке. Мужчина нервно прохаживается по остановке и постоянно смотрит время на часах. Наконец вдали появляется трамвай. Вдруг мужчина пробегает пару метров, резко поскальзывается, скатывается по платформе на рельсы и бьется о них затылком. Трамвай приближается к остановке. Мужчина приподнимается, отряхивается от снега и возвращается на то место, где стоял. Анна следит за происходящим, глубоко затягивается, выпускает дым и еле заметно закусывает нижнюю губу. Мужчина в шляпе выставляет руку, словно ловя такси, но трамвай проезжает мимо остановки.
Анна курит и смотрит по сторонам. В какой-то момент она поворачивается назад и, заметив что-то, замирает.
Рядом с дорогой, недалеко от трамвайной остановки, красуется рекламный щит 3х6 метров. На щите изображен калека, которого Анна снимала. Калека запечатлен в тот момент, когда почесывал подбородок, самодовольно закрыв глаза. Позади него на плакате — Гитлер, а слева надпись красным цветом: «Убей калеку». Анна затягивается, выпускает дым из носа и отворачивается от билборда.
Мужчина в шляпе нервно прохаживается по остановке и то и дело смотрит время на часах. Вдали опять появляется трамвай. Мужчина вдруг быстро делает пару шагов навстречу трамваю, опять резко поскальзывается, скатывается спиной на рельсы и бьется о них затылком. Трамвай приближается к остановке. Мужчина поднимается. Раздосадовано отряхивается от снега и возвращается на то место, где стоял. Трамвай успевает проскочить мимо остановки до того, как мужчина в шляпе делает попытку выставить руку.
Анна наблюдает за всем этим и в какой-то момент покидает трамвайную остановку, чтобы поймать такси.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:00  12-07-2010херр Римас    
Знаешь чево афтор, у тибя вышол для начала кирпич такой здоровый, ну и отяготил повествование смесью расказа с рипортажем. Динамика наезжает на описание, силное противоречие ломает моск.Посему можит и интересная тема, но хочетса скомкать это твойо и захерачить куда подалше.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....