Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Акуна матата (часть II, последняя)

Акуна матата (часть II, последняя)

Автор: Шева
   [ принято к публикации 10:40  13-07-2010 | я бля | Просмотров: 299]
Вечером в день его приезда в Момбасу и поселения в пятизвездочный отель с манящим названием White Sands произошел казус.
Где-то в десятом часу под дверью номера Антон обнаружил конверт. Незапечатанный.
Письмо, лежавшее внутри, извещало, что администрация отеля любезно напоминает мистеру такому-то, что поскольку завтра его срок пребывания в отеле заканчивается, до десяти утра он обязан освободить номер. Съебать, короче.
- Блядь! Хуйня какая-то! Я же сегодня только заехал! — подумал Антон. Но настроение было подпорчено.
Утром следующего дня Антон подошел на ресепшн. Девчонка-негритянка за стойкой внимательно его выслушала, вроде поняла, что они лажанулись, мило улыбнулась, — sorry, дескать.
Но когда вечером в номере опять раздался телефонный звонок и прозвучал вопрос типа, — Как, вы еще не уехали?, Антон разозлился не на шутку и спустившись в холл, потребовал старшего менеджера. Попытки межпухи, — Что мистеру нужно? Может, мы сможем чем-то помочь? он решительно отверг. И оказался прав.
Ибо появившаяся через пару минут чернокожая main-менеджер сразу настроила его на лирический лад.
Не такая яркая, как красавица в самолете, но зато моложе и как-то…доступней, что-ли.
Сначала Антон «наехал» на нее, но когда вдруг сам обратил внимание, что разговаривает с Эмили, — имя он прочел на бэйджике, будто хочет выместить свою злость на Ирину, ему стало стыдно.
Он запнулся, а затем, взяв зачем-то Эмили за руку, и пытаясь как можно глубже заглянуть в черный омут ее зрачков, мягко сказал, — Согласитесь, так не должно быть?
- Конечно! — расстроенно заверила девушка, и сказала, что администрация отеля принесет ему письменные извинения.
- Да ладно, чего уж там! — ответил Антон и сожалением отпустил руку девушки.
Но думая, что иницидент исчерпан, он ошибся.


…Вечером следующего дня история получила неожиданное продолжение.
В дверь номера постучали.
Антон отставил в сторону стакан с виски, которым он разминался перед ужином. Подошел к двери, открыл ее.
Перед дверью, улыбаясь, стояло два официанта. У одного на подносе стояла бутылка вина, у другого — два бокала. Антон тоже улыбнулся, но сказал, — Ребята,sorry, но я не заказывал вина!
- Мы знаем, — продолжая улыбаться, ответил старший по возрасту удивительно тощий официант, — но это не заказ, это презент от менеджмента отеля. И подал Антону узкий белый конверт. Пока официанты расставляли вино и бокалы на журнальном столике, Антон пробежал письмо. Хотя сразу ощутил внутренний подъем, догадавшись, — Эмили!
Далее он действовал «на автомате». Допил виски. Сходил в ресторан, поужинал. Еще раз пробежал текст письма. И набрал номер ресепшн. Попросил, чтобы ее пригласили к телефону.
- Во-первых, спасибо…Во-вторых, я понимаю, что это не по правилам, но…в виде исключения, не могли бы вы составить мне компанию? Тем более, бокалов — два…Один я столько не выпью!
На этой фразе Антон сделал очередной хороший глоток виски.
- Не стоит благодарностей, мы всего-навсего попытались хоть как-то компенсировать вам те неудобства, которые мы создали…Да, вы совершенно правы, персонал не имеет права заходить в номера гостей отеля…Но вы так галантно упрашиваете…Хорошо, моя смена заканчивается в десять…Я зайду к вам…буквально на десять минут!


…Потом стало настолько хорошо, что лучше не бывает.
Это — когда вино уже почти выпито, но у тебя есть еще виски, и пауза, уже не неловкая, а наоборот, — чтобы продлить удовольствие, когда вы оба понимаете, что еще — «нет», но буквально через несколько минут будет «да», которого вы хотите оба, и вы вдвоем продлеваете этот тягучий кайф, бросая друг на друга все более откровенные взгляды. Перед тем, как сплестись руками, ногами и всем остальным…
Эмили не выдержала первой.
Что поделаешь, — жаркая страна, горячий народ!
Она поставила бокал на столик, поднялась. Быстро стянула через голову свой легонький сарафанчик, так же быстро, без стеснения расстегнула застежки бюстгальтера и бросила его в кресло, переступила через стянутые стринги и скользнула в белоснежную кровать. Потянулась, как молодая лань и, слегка раздвинув ноги, так, что кустик ее поросли чуть приоткрылся, показав розовую щелку, призывно сказала Антону, — Go! Come in!
Антон налил себе “на два пальца” виски, выпил, так же быстро разделся, выключил свет и лег рядом с выделяющейся на белом чернокожей фигуркой. Эмили сразу же повернулась к Антону, прижалась к нему, начала целовать его соски, затем ее язычок опустился ниже…
…Все время Антона не отпускало пронзительное чувство, — я делаю это с негритянкой!
Хотя про себя он и отметил, что в цепочке орал-анал явно большее удовольствие Эмили получала от анала, как-то по-животному балдея от этого, в то же время орал шел “из-под палки”.
…Когда Эмили, повинуясь жесту Антона, очередной раз с неприкрытым, в прямом и переносном смысле, удовольствием стала раком, его взгляд задержался на так ярко выделяющихся на черном фоне ее тела толстых, вывернутых наружу губах заветного входа.
- Розовый фламинго! — ухмыльнулся Антон, и затем, совсем из другой оперы, — Павлины, говоришь!


Под утро, когда Эмили уже не было, неожиданно зазвучал рингтон мобилки. Сонный и невыспавшийся Антон не без труда нащупал зеленую кнопку.
- Антошка, милый! Как ты там? — раздался голос Ирины.
Ответить, что ее не хватает, язык у Антона не повернулся. Наоборот, «хватило ума» пересохшими губами задать охуенно умный вопрос, — А ты где?
При этом Антон зачем-то натянул простыню.
Ирина же радостно щебетала, что страшно соскучилась, что осознала всю стервозность своих поступков последнего месяца и просит ее простить.
Про себя Антон успел отметить прикол, — просьба: просит простить. Мда-а-а…
А Ирина продолжала, — очень ждет. Хочет. Очень. Так, как он любит. И обещает быть хорошей девочкой.
По окончании разговора повеселевший Антон поклал мобилку на тумбочку.
- А жизнь то налаживается?! Как там говорят местные пацаны, — Акуна матата!
Сладко потянулся.
Бэк-вокалом проскользнула мысль, — Опять же, что, за целый день я не найду к чему еще доебаться?!


Теги:





0


Комментарии

#0 12:01  13-07-2010я бля    
хехе
#1 12:49  13-07-2010castingbyme    
Ну, вторая часть значительно лучше. А почему Антон «поклал» мобилку на тумбочку?
#2 14:01  13-07-2010Амаранта    
Афтырь мечтатель просто. Да, вторая часть удалась лучше, потому, что ему захотелось, чтобы все подрочили на его мечту
#3 16:22  13-07-2010vladlenaPsix    
Лучше бы это была негритянка в зеленом платье, перед глазами стоит, зараза

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:14  13-10-2017
: [11] [За жизнь]
Я родился на окраине города,
Шум тополей, сохнут простыни под окном,
Никто меня не жалел, только ты пожалела,
И вот мы лежим вдвоем, курим,
Ты спросила - женится будешь или пидор?
И мы поженились, много пили, дрались.
Потом армия, взрослая жизнь,
Ты ходила на лево, на право, прямо,
Я лежал на диване, дышал Марь Иванной....
ЗДЕСЬ КОГДА-ТО БЫЛО МОРЕ...
.
Здесь когда-то было море.
Здесь вовсю плескались волны.
И ходили косяками толстобокие ставриды.
Бесконечные просторы
Толщи вод скрывали темных.
И во мраке обитали в них моллюски многих видов.
.
Здесь ходили галлионы
С грузом золота и перца,
И гуляли бригантины с чёрным парусом на рее ....
16:36  05-10-2017
: [17] [За жизнь]
- Посмотри, в каком красивом доме мы живём!
Посмотри, какое небо, птицы в вышине!
Продавщица говорила, таяла лицом,
И набухшими глазами улыбалась мне.

- Посмотри, играют дети, в парке, на песке.
Я отдам тебе котёнка, рыжего, как клён, -
Говорила мне старушка в выцветшем платке,
И совала в руки пачку творога "Данон"....
Нет, я не забуду никогда
То, что никогда я не забуду
С памятью теперь совсем беда
Это осознал я как-то утром

То что надо помнить записал
Только потерял потом тетрадку
Что слова - один пустой базар
Мне от слов бывает только гадко

Или вот - нелепость и беда
Я решил покончить с этой жизнью
Только получилось как всегда -
Позабыл, и смерть моя не вышла

Нет, я не забуду никогда
То, что никогда я не забуду
В небе - незнакомая звезда,
В раковине - грязная пос...
23:46  01-10-2017
: [10] [За жизнь]
Я узнАю родину по пестрым коврам на стенах,
по тюркским письменам намалёванным на заборах,
по дорогам убитым в хлам, как наркушные вены,
по истине, которая умирает не рождённой в спорах,

по торговым центрам, что заменяют досуг культурный,
по взгляду курящих детей на территории школы,
по мусору валяющемуся возле зияющей урны,
по неутолимой жажде священной кока-колы,

по улыбке, что содержит в себе оттенок печали,
по электорату, который год от года только крепчает,
по про...