Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - АЛЕКСАНДРА часть 2

АЛЕКСАНДРА часть 2

Автор: STEBO
   [ принято к публикации 11:03  19-07-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 441]
В Крыму светило солнце мило.
Народ стоял на берегу,
Снимая на свои мобилы,
Как тонет бедный сухогруз.
Он погрузился носом в воду.
Как эрегированный член,
Кормой стремился на свободу
И не хотел в глубинный плен.
Народ роптал, был недоволен,
Ну сколько тут ещё стоять?!
Тонуть корыто будет сколько,
Нам ждать финала иль не ждать?
У нас оплачены путевки,
Нас пляжи ждут и шашлыки.
А тут стоим как на маёвке:
Ещё б гвоздики и штыки!
А где команда, кто подскажет?
Они погибли? Кто-то жив?
Ага.Погибли.На смерть.Как же!
Они уто-о-о-пнут.Накась! Жди!
Бухают сутки беспробудно
В каком-то горном кабаке.
Не скоро все ещё забудут
Как плыли дружно на легке
К причалу пьяные матросы,
Обняв резиновых девиц.
Они ж везли к нам этих фросек
В сексшопию из заграниц.
Вот потому корабль не тонет,
Что узаконенный разврат
Его и держит, как понтоны,
Толкая из пучины взад.
Сашен, заламывая пальцы
В попытке что-нибудь узнать,
Какого-то неандертальца
Хватает за нагрудный знак:
Где ресторан тот горный будет?
Хочу скорей туда нестись!
Возьми такси, скажи что в «Кубик»,
С водилой рядом не садись.
-
Кабак ревел как сто «Уэмбли»
На матче Англия-Уэллс.
Стоял у входа мэра «бентли»
И милицейский «мерседес».
На сцене смачно танцевала
Четвёрка секси лебедей,
Которых очень ощипали
И отпустили в па-де-де.
Столы расставлены в экватор.
С упора лёжа кто-то шёл
В гальюн, но потеряв фарватер
Он в кому писая ушёл.
Плясал на стуле голый боцман
Толь«яблочко», толь «краковяк»
Старпом тунца в инжире коцал,
Рыгая звучно«бля, ништя-я-к!»
К нему подсела рядом Саша,
Столкнув кого-то со стола:
«Я знаю всё о горе вашем,
Но если есть у вас душа,
Скорей скажите мне, где Боря,
Отважный судна капитан.
Он жив, он не остался в море,
И не страдает он от ран?»
Душа моя, ты кто такая,
Каким зюйд-вестом занесло
В мужскую гавань эту кралю.
Ты тёлка супер, нету слов!
Пойдем на палубу в тот садик,
Я брошу пару якорей.
И по-армянски луг засадим,
Хоть я по батюшке еврей.
«Ну что вы, право, как так можно,
Я капитана ведь люблю,
Он всех на свете мне дороже,
Уж больше суток я не сплю.
»Да капитан наш уже дома,
В кругу своей большой семьи.
Наш капитан-Тамара… Тома...
Она на флоте лет с семи.
Сбежала как-то из приюта,
Прибилась юнгой к кораблю
И с тех времен-всегда семь футов
Под килем было ей, не вру.
И вот такое вдруг несчастье-
Она словила депресняк...
Всё происшедшее ужасно...
Мозги затрахал ей маньяк.
В одной стране американской
Стояли долго мы в порту.
Команде легче: бабы, пьянки.
Тамаре ж скука.Сев на стул,
Он открыла в Интернете
Какой-то новый сайт знакомств
И вскоре Тому заприметил
Борис, ну тот ещё прохвост.
Он ей морочил без продыха
Анфас и профиль, гриву, хвост..
Тамара стала даже хныкать,
И ставила уже вопрос,
Ухода из семьи и флота,
Чтобы варить борщи ему.
Ушла от Томки беззаботность,
В мозги зашла такая муть,
Что не о службе, не море
Не думала она уже,
А только-Боря, Боря, Боря..,
Трехтонный якорь ему в жэ!
И вот однажды ночью лунной,
Закончив с Борей разговор,
Она общается с подругой,
У той-неистовый восторг:
И снова пидор этот знойный,
Дидро, Ремарк, ковбой во снах.
Подруга от экстаза стонет:
Сплошные сопли, ох и ах...
Тамара в шоке, душат слезы.
А нам уж в гавань заходить.
У капитана крышу сносит,
Она на мостик не входить
Всем приказала, держит крепко
В руках неистово штурвал.
И как назойливую щепку
Кидает судно на завал.
Она конечно в помутненьи
В момент тот горестный была.
Но и у нас ведь семьи, дети.
Такие, дамочка, дела.
Кто б видел Сашу в миг тот страшный,
Забыть навряд ли бы сумел,
Каким страданием ужасным
В её глазах пиздец кипел.
Она лишь тихо процедила,
Как можно Тому разыскать.
Старпом сказал:«Ищи в Тагиле.»
И стал безудержно икать.
-
Трясясь в прокуренном вагоне-
у туалета, наверху-
Сашен оплакивала горе.
В её сознанье хула-хуп
Событий месяцев последних
Крутился детскою юлой.
Себе казалась «Сашей бедной»,
Но постепенно где-то злость
В душе мятежной зарождалась
За враз поруганную честь.
И на путях ж/д вокзала
Она решила:«Месть так месть!».
Тагил был город металлургов:
Вонючий, пьяный и смурной.
Он не рождает миккирурков,
Не славится и крутизной.
Как и везде, тут власть кошмарит.
Зато тут каждый знает, где
Живёт Царицина Тамара.
Тут все пути ведут к звезде
Провинциального Урала.
И знает каждый хулиган,
Как Тома капитаном стала,
Как неприступна и строга
К бездельникам и разгильдяйству.
Сейчас тут каждый бомж скорбит,
Прознав Тамарино несчастье.
Везут признания любьви
К воротам Томиной усадьбы-
Цветами,«хондами», хурмой...
Но дом закрыт, ведь, чай, не свадьба.
Тамара хочет на покой.
Она руками пульт сжимает
И смотрит новостной канал,
Как постепенно исчезает
В пучине ей родной корабль.
Она прошенье об отставке
Отправила в Москву вчера.
И примеряет «экс» приставку
На капитана. Душит страх
Мать восьмерых приемных деток:
Как мысль такая ей пришла
Их бросить: Машу, Колю, Свету-
За доширак того козла,
Что ей навесил многотонно
На уши, сердце и судьбу.
Да, выглядит всё очень стрёмно.
Найду ублюдка-и убью!..
-
Темнело.Лаяли собаки,
Когда заквакал домофон.
Кого несет там, якорь в сраку?
Простите, что не комильфо,
Но я с беседой о Борисе
Проехала две тыщи миль.
Войти мне в дом уж разрешите,
От этого зависит жизнь.
Какого чёрта?! Заходите...
И Саша входит за порог.
Здесь редок бабопосетитель.
Тамарин взор суров и строг.
Мелкает Томина наколка,
Уже в бокалы ром налит.
И Саша злобно и негромко
Поведала судьбы кульбит...
Светало.Полая бутылка
Валялась где-то под столом.
По комнате в табачной дымке
Тамара, словно метроном,
Тудасюдакала от гнева:
«Ну всё, пришел кирдык ему.
Пусть буду орлеанской девой
Гореть в огне, но отомщу!»
-
К обеду в доме многолюдно:
Сидят, стоят, покорно ждут
Менты, бандюги, даже судьи,
Спецназ, омон-серьёзный люд.
Никто не знает, что за стрелка,
О чём базар, какой расклад.
Но Тома ведь не соска-целка
Дела напрасно прерывать.
Позвала, значит, будет тема.
Из зоны даже привезли
Вора в законе Еремея,
Смотрящего всея Земли.
Заходит Тома, все привстали,
Тамара, трубку раскурив,
Всем мужикам задачу ставит
Найди подонка дня за три...
К утру в Тагил свезли Борисов,
Всех, кто прописан по стране:
Колхозников, солдат, министров,
И даже Ельцина портрет.
Безруких тут же отпустили,
Дебилам выдали конфет.
Всех про Ремарка опросили,
И сразу про Дидро-в дуплет.
Толпа редела, но без пользы.
Достали где-то полиграф.
И вдруг один ужом елозит
С пунцовой рожей цвета крап.
Прыщи карябает на морде.
Волосья-хоть на булку мажь.
Непривередливый народец
Таких берет на абордаж
На зоне рядом у параши
И полируют геморрой.
А ну, едавший мало каши,
Свою страницу веб открой!
Писклявый голос онаниста
Проблеял типа, нет такой.
Ах ты, полуметровый клистер,
Ты чё, в натуре, никакой?
В твоих закладках на iphon-е
Нашли мы НАМБы адресок.
Ты не смотри, что мы из зоны,
Мы знаем вдоль и поперёк
Где нажимают в той шарманке,
Что все компьютером зовут.
Давай, вперёд, а то по пьянке
Тебя братишки разорвут.
Тот набирает спешно логин
И входит молча на портал.
Что ж, этот вьюноша убогий
И есть Борис.Какой финал
Его жизнюшки непутёвой
Описывать не мой удел.
Но тот, кто видел хоть немного,
Весь до мошонки поседел...
-
Ура! Ура!!! Свершилось чудо
И торжествует стар и млад.
Исчезла мерзкая паскуда.
Убейся сразу, кто не рад.
Тамара с Сашей улыбнулись.
Узнав о новости лихой.
Потом по-женски им взгрустнулось:
Сам виноват, такой-сякой...
И попросили наши дамы
Работу добрую продлить
И на просторах этой НАМБЫ
Всех недоносков отловить,
Чтоб не ломали судьбы бабьи,
Не оставляли чёрный след
В сердцах и душах лапой жабьей
И не здоровались: Минет!
Пол-года длилась эта чистка,
Гремели выстрелы в лесах,
На хохмачей и онанистов
Зверинный нагоняя страх.
На НАМБЕ воцарился хаос,
Мужских портретов не сыскать.
Интеллигенты, крикнув :«Нахуй!»
Ушли заглядывать в стакан.
Кто побогаче-к малолеткам,
Кто поумней-в концертный зал.
Страна порозовела резко.
Вдруг рост рождаемости спал.
И потянулись вдруг к Тагилу
Гонцы, туристы, ходоки:
«Идёт оттуда злая сила!»,
Стирая обувь и носки.
И очередью мавзолейной
В пургу, метель, в дожди и зной
Стояли люди по неделям
Попасть к Тамаре на приём.
Тамара с Сашей не справлялись
(Пришлось нанять в две сотни штат)
Они по сути и не знали,
Какая в душах пустота
В мужских и женских воцарилась.
И с Еремеем разговор
У них поэтому случился.
Тот отменил супертеррор...
-
О, НАМБА, сколько в этом звуке
Для сердца женского слилось-
Общаются там о науке,
О музыке и о кино.
Ведутся добрые беседы
О детях, птичках, муриме.
Там все как добрые соседи
И пусть ещё ни бэ ни мэ,
Зайдя впервые ты увидишь,
Как примут здорово тебя,
Не посмеются, не обидят,
Поздравят с первым января,
И отведут к твоей желанной,
Что ждет тебя на берегу
Своей анкеты чуть пространной!
(Не, бля, я больше не могу...)
-
ЭПИЛОГ
А что же стало с героиней
Километровой стихуйни?
Сашен в Тагиле и поныне
Проводит с пользой свои дни.
Судьба свела её внезапно
С владельцем «Нефтегазалмаз»
На днях он верно станет папой,
Вот только кончу я рассказ.
Тамара стала еремейной,
Когда он вышел из тюрьмы,
Сказал ей вор:«Настало время
Ошибки молодости смыть
Работой нужной, пусть тяжелой:
Готов лопатой землю рыть!»
И где-то выгодно в оффшоре
Он «MoneyCleaningTrade»открыл.
..............................
Кто ждал конца-его дождался.
Кто скис в дороге-ату их!
Всё, вроде с кайфом отписался-
Понёс на мусор этот стих.




Теги:





0


Комментарии

#0 16:51  19-07-2010Щикотиллло    
Согласен с автором
#1 16:53  19-07-2010Щикотиллло    
Постой! Это Литпром тебе мусор?!
#2 16:55  19-07-2010STEBO    
это где такое услышал ты с от меня?!
#3 01:25  20-07-2010Сука я    
Не любите, девки, море,
А любите моряков.
Моряки ибуцца стоя
У скалистых берегов.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:45  21-04-2018
: [7] [ГиХШП]


Ночною тьмой объята местность, бля...
Приспичит ссать - не разглядишь залупу.
Коль баба ссыт - узнаешь лишь по звуку:
Журчание мочи звучнее у бабья.
Поссав, заправив х...уй в хлопчАтые штаны,
Я уловил в тиши дуэт ссыкливых трелей:
Напротив под кустом две девушки сидели,
Их жопы ослепительно белели
В мерцании луны....
08:00  17-04-2018
: [17] [ГиХШП]
...
01:39  15-04-2018
: [13] [ГиХШП]
Хокку.
Все стихи полностью мои.

Я увидел тебя около
Горы Фудзияма.
Запела песню свою камышовка.
Раннее утро.

Падал снег за окном.
Улыбку твою не забыть мне.
Ворон сидит на ветке.
Близится полдень.

Солнце взошло....
Модест учился на инженера-программиста, и во время монотонного набивания перфокарточек в его мозгах рождались качественные шутки, отчего среди преподавателей и сокурсников он прослыл человеком балагурным и заводным.

А началось все в светлый праздник первого апреля, когда он убил бомжа и спрятал его в машине ректора, а приехавшему наряду ОМОНа объяснил, что "молодежь вся сейчас так шутит"....
15:29  13-04-2018
: [18] [ГиХШП]
...