Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Однажды пасмурным субботним утром

Однажды пасмурным субботним утром

Автор: Chiko
   [ принято к публикации 16:29  26-08-2010 | Лютый ОКБА | Просмотров: 481]
Семь часов утра, суббота. Глаза открылись сами, как всегда, не дожидаясь будильника. Что-то снилось мне невнятное, вот ещё минуту назад, а вспомнить уже не могу. За окном настолько ядрёная мерзость, что выть хочется. Который день подряд, не переставая, льёт нудный надоедливый дождь, а мне, как назло, пора на работу.

Жена сладко спит, из-под одеяла только нос выглядывает. Кошка мурчит, даже ухом не поведёт в мою сторону — предательница. Посмотрел я на них и так нестерпимо мне захотелось скинуть с себя одежду, нырнуть под одеяло, обнять жену, положить голову на подушку и спать, спать, ещё раз спать и снова спать, потом. Эх.

Я глубоко вздохнул, накинул на себя плащ, взял зонт и вышел. В коридоре было темно и сыро. Над головой противно щёлкает лампочка, периодически вспыхивая. На душе почему-то ещё более гадко, чем на улице. Сквозняк — подлец, одежду не замечает, продувает до костей. Подхожу к лифту, нахожу на ощупь кнопку и нажимаю. В шахте ожил, зашумел лифт, проехал несколько этажей и открыл передо мной свои обшарпанные двери.

Девочка. Маленькая, лет пяти. Стоит, глаза под чёлкой прячет, медведя плюшевого обнимает, белого. Бормочет что-то невнятное. И главное, помню ведь, что когда кнопку нажимал, лифт не шевелился. — Ты чья, — спрашиваю я у девочки, а она в ответ только громче бормотать начинает и быстрее. «Может пешочком пройтись», — подумалось. Но после секундного замешательства я уверенно шагнул в кабину и нажал на кнопку первого этажа. Я на двадцатом живу. Повернулся к ней спиной и мы поехали. А сам стою и думаю: это если ни одна кнопка нажата не была, то девочка здесь стояла когда лифт не шевелился. Так? Так или не так уже не важно — девочка не замолкает. Я уже слышу слова, но понять ничего не могу – язык мне незнаком. Рубашка прилипла к спине, а лифт едет как никогда медленно, да просто ползёт! Мозг вежливо намекает, что было бы неплохо ногой махнуть по девочке что есть силы. Но я себя пытаюсь успокоить, глубокий вдох выдох. Девочка бубнит всё громче, кажется уже просто возле уха, хочется закричать, ринутся к дверям, раскрыть одним махом и выпрыгнуть на свободу. Но вдруг кабинка останавливается, гаснет свет и девочка замолкает.

Стою, боюсь пошевелиться, сердце гулко стучит. Сгрупировался, на случай нападения. — Зря ты, Андрюша, в лифт зашел, — говорит мне ледяной, совсем недетский голос. Я больше не мешкаю и с размаху бью в то место, где стояла эта бестия, но нога встречает только пустоту. Резко разворачиваюсь. В темноте различаю еле слышимый шелест платья. Пытаюсь её схватить, но всё тщетно. Я непроизвольно начинаю кричать, но она обрывает меня, чудовищным ударом сбивая с ног. А через секунду две маленькие ладошки сжимают моё горло. Машу руками, но на мне никого нет! Пытаюсь вскочить, но не могу — две детские ручки с чудовищной силой прижали меня к полу. Ещё секунда и я потеряю сознание. Как-то нелепо всё заканчивается…

Семь часов утра, суббота. Глаза открылись сами, как всегда, не дожидаясь будильника. Что-то снилось мне невнятное, вот ещё минуту назад, а вспомнить уже не могу. За окном настолько ядрёная мерзость, что выть хочется. Который день подряд, не переставая, льёт нудный надоедливый дождь, а мне, как назло, пора на работу…

© Chiko


Теги:





-1


Комментарии

#0 20:40  26-08-2010Лютый ОКБА    
Семь часов утра, суббота. Глаза открылись сами, как всегда, не дожидаясь будильника. Что-то снилось мне невнятное, вот ещё минуту назад, а вспомнить уже не могу. За окном настолько ядрёная мерзость, что выть хочется. Который день подряд, не переставая, льёт нудный надоедливый дождь, а мне, как назло, пора на работу.

Жена сладко спит, из-под одеяла только нос выглядывает. Кошка мурчит, даже ухом не поведёт в мою сторону — предательница. Посмотрел я на них и так нестерпимо мне захотелось скинуть с себя одежду,(сплю то я, ясен хуй, одетый) нырнуть под одеяло, и спать, спать, ещё раз спать и снова спать, потом снова одется и опять спать, спать, спать.Потом опять вещи долой... Эх.

Я глубоко вздохнул, снова оделся, взял зонт и вышел. В коридоре было темно и сыро. Над головой противно щёлкает лампочка, периодически вспыхивая. На душе почему-то ещё более гадко, чем на улице. Думаю-надо раздется. Сквозняк — подлец, одежду не замечает, продувает до костей.Холодно блять-оденусь пожалуй. Подхожу к лифту, нахожу на ощупь кнопку и нажимаю. В шахте ожил, зашумел лифт, проехал несколько этажей и открыл передо мной свои обшарпанные двери.

Девочка. Маленькая, лет пяти. Стоит, глаза под чёлкой прячет, медведя плюшевого обнимает, белого. Бормочет что-то невнятное.Так захотелось раздется-вы не представляете! — Ты чья, — спрашиваю я у девочки, а она в ответ только громче бормотать начинает и быстрее. «Может одется?», — подумалось. Но после секундного замешательства, я таки, уверенно разделся, и шагнул в кабину и нажал на кнопку первого этажа. Я на двадцатом живу. Повернулся к ней спиной и мы поехали. А сам стою и думаю: Одется или раздется, одется или раздется? Так? Так или не так уже не важно — девочка не замолкает. Я уже слышу слова, но понять ничего не могу – язык мне незнаком. Рубашка прилипла к спине, а лифт едет как никогда медленно, да просто ползёт! Мозг вежливо намекает, что было бы неплохо ногой махнуть по девочке что есть силы. Но я себя пытаюсь успокоить, глубокий вдох выдох. Девочка бубнит всё громче, кажется уже просто возле уха, хочется закричать, ринутся к дверям, раскрыть одним махом и выпрыгнуть на свободу. Но вдруг кабинка останавливается, гаснет свет и девочка замолкает.

Стою, боюсь пошевелиться, сердце гулко стучит. Сгрупировался, на случай нападения. — Зря ты, Андрюша, в лифт зашел голый блеа, — говорит мне ледяной, совсем недетский голос. Я больше не мешкаю и с размаху бью в то место, где стояла эта бестия, но нога встречает только пустоту. Резко разворачиваюсь. В темноте различаю еле слышимый шелест платья. Пытаюсь её схватить, но всё тщетно. Я непроизвольно начинаю кричать, но она обрывает меня, чудовищным ударом сбивая с ног. А через секунду две маленькие ладошки сжимают моё горло. Машу руками, но на мне никого нет! Пытаюсь вскочить, но не могу — две детские ручки с чудовищной силой прижали меня к полу. Ещё секунда и я потеряю сознание. Как-то нелепо всё заканчивается…

Семь часов утра, суббота. Глаза открылись сами, как всегда, не дожидаясь будильника. Что-то снилось мне невнятное, вот ещё минуту назад, а вспомнить уже не могу. За окном настолько ядрёная мерзость, что выть хочется. Который день подряд, не переставая, льёт нудный надоедливый дождь, а мне, как назло, пора на работу…
© Хуико
Штампы…
#2 02:40  27-08-2010Лев Рыжков    
Да неплохой кошмарик. На ночь хорошо читать. Продолжай, афтырь, в том же духе. Пока наивно у тебя получается. Но может и преуспеешь.
#3 11:22  27-08-2010дервиш махмуд    
что-то японское. про ебучих детей-оборотней.
#4 13:36  29-08-2010кольман    
Семь утра. Суббота.
Бодриться неохота
Но надо на работу тащиться, вашумать
А в лифте, не стесняясь
Соседка, улыбаясь
Пыхтит, во всю стараясь, чтобы в углу насрать
Кипя от возмущения
Решил пресечь глумление
Путем совокупления (анально покарать)...
Одиннадцать. Суббота.
Кричит как-будто кто-то:
Как можно на работе дрочить и крепко спать?!!!







#5 20:43  29-08-2010Душная сиповка мебиуса    
ну а мне понравилось чото… я люблю ужасы на ночь… ещо пиши штоле…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....