Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Для тех, кто в сети.

Для тех, кто в сети.

Автор: boroda
   [ принято к публикации 20:35  12-09-2010 | бырь | Просмотров: 827]
-Ну ты эта… Работай, короче. Спокойно работай. Время тебе не ограничено, главное, чтобы все нормально было. Как сделаешь, приноси: посмотрим, подправим. Бабки — десятого каждого месяца, как договорились. Две штуки. Есть вопросы? Ну, тогда… пока-п-ка! — «удаленный» босс растянул в улыбке губы (чи-и-и-изз), покрутил поднятой вверх ладонью, пошевелил пальцами-колбасками.
Вобщем, Программа, получив отмашку, стартанула.
А за окном свистел ветер. Небо было покрыто свинцовыми тучами, сыпал колючий снег. От автобусной остановки, ко входу в метро, валила толпа. Я наблюдал, сквозь стекло, как движущуюся черную ленту поглощает зев перехода. Час пик сулил давку и настроение пасмурное, как декабрьское московское утро.
«Удаленного» босса не интересовал процесс сам по себе.
Босс ждал лишь результата.
Притом, не скоро.
Жужжал системник, светился моник, постукивали пальцы по клаве. Я работал.
Alt + Tab: и мир, состоящий из прямых линий, форм, строк кода, подсветки синтаксиса, всевозможных панелей и всплывающих подсказок, сменялся другим, где все было разноцветно и, в то же время, просто: слева расположился диалог, а справа выстроились в столбик погоняла-ники. Чат.
Не дожило еще человечество до сверкающих профайлов, коими нынче пестрят всевозможные социальные сети. А тогда образы собеседников складывались из ников, цвета сообщений и слов.
Чатились тут со всего земного шара и каждый был, кем хотел.
Оптоволоконные кабели, патч-корды, хабы соединяли нас. По проводам сигналы бежали от мощно гудящих, размером с двухкамерный холодильник, серверов, в теплые уютные квартирки, к персональным машинкам и ноутикам.
И мы общались сквозь климатические и часовые пояса, если не время пронзали, то уж расстояние — точно...
У иных за окнами сгущались ранние зимние сумерки, других будили лучи летнего солнца. Вот, парень, что не мог больше ждать и решился, наконец, вырубить комп, плелся к кровати, зная, что выспаться уже не получится, а в то же самое время, на другом конце земли, девчонка, еще даже веки разлепить не успела, а рука тянулась к выключателю: через секунду комнату наполнял мерный гул. Глаза, спросонья, еще толком ничего не видели, а пальцы уже набирали пароль.
Alt + Tab. Окна на экране моника сменяли друг друга.
Про двух подружек из Германии вообще не понять было — когда спят? Эти сидели в чате постоянно, будто солдаты на боевом посту. Подруги в реале, с раннего детства, задолго до того, как уехали на пмж. А сейчас обитали в каком-то небольшом городке, на берегу Северного моря. Когда видел их ники, почему-то представлялось: полутёмная комната, на (обязательно!) последнем этаже, низкий обязательно!)широкий диван, обязательно пушистый (шотландский?) плед, долетает шум волн, сердито бьющих о скалы где-то далеко внизу… Всегда завидовал живущим на берегу моря. Даже и Северного.
А вот у этой девочки еще недавно была жизнь, где, ну, прямо, всё-всё-всё! Папа в большом бизнесе. Учёба во всемирно известном универе, толпы поклонников. А еще красная спортивная тачка. Утро свежо и солнечно, на встречке никого, рёв мотора, клубная музыка бьёт, черная лента раскаленного асфальта исчезает под колесами. Да-а-а, вот он — весь мир у твоих ног! И-и-иэхх! Йоу-йоу-йооо!!! Яркий, горячий свет бьет в глаза. Вой сирены, что-то огромное и черное, со скоростью света заполняет собой мир. Короткая вспышка и взрыв внутри.
Потом операции, одна за одной. Боль, ощущение бессилия и дикая тоска: ТАК не будет больше никогда! Никогда! И это чувство поглощает редкие проблески надежды.
О, Царевна-Несмеяна, юная красавица в инвалидной коляске, с ноутиком на коленях...
И все это, скорее всего, вранье.
О, Мечта! Мечта побыть не там, где есть и не тем, кто есть. И не с тем, с кем ты есть. Здесь, в чате, она становилась (да, да!) реальностью, образ, созданный в собственном воображении, принимал реальные черты...
Ну, Вот, как эта девочка, к примеру. Легкомысленные ники, чужие (это было видно) фотки и рассказы о жизни, смахивающие на легенду. Жажда виртуальной любви, потому что реальной «не будет уже никогда».
А я Верил.
Переживал.
Жалел.
Уж потом сведущие сообщили: за этим скрывался подросток, по-детски наивный. И, по-взрослому, расчетливый, умело игравший на чувствах… О том давненько шептались в приватах, аськах и прочих скайпах: искусно выстроенная стена лжи давала, порой, трещины, сквозь них можно было разглядеть нестыковки и только новички могли обмануться на этот счет…
А дальше была маленькая милая ложь. Красивая сказка. Начало вирта с продолжением, где в каждой строчке страсть. Я лупил по клаве: на экране ее моника вспыхивали жгучие фразы, маленькое сердце билось сильнее…
Потому, что удалось разбудить во мне жалость? А, может, разумные доводы не смогли погасить крохотную искру веры? Этого я не знал, но тогда понял: в вирте проще поверить и сложнее отказать.
Зима шла по графику. На смену метелям пришли трескучие морозы. В реал не хотелось. Все итак было очень реально.
Я вовсю барабанил пальцами по клаве. Окна сменяли друг друга. В чате бился пульс. А программа… Она как-то писалась сама собой. Честно. Alt + Tab.
Как и было условлено, десятого числа каждого месяца, я звонил заказчику. И ехал за зарплатой.
— Ну-у-у-у, как? Есть вопросы? Нету? Ну, тогда — пока-п-ка! Рот «удаленного» босса растягивался до ушей, шевелились пальцы-колбаски. Программа продолжала жить.
А её ник был синего цвета. Не было в нём вычурной сочности, но были вкус и чувство юмора. А от фраз шла мощная, весёлая энергетика. От которой зимними вечерами, когда за окном метель бушует, пробуждался вкус к жизни. А еще мандраж и ошущение крыльев за спиной.
Уже потом думалось: а не потому ли я бросил якорь в чате, что в самый первый день встретил её? Я понял это… когда? Потом? Или чзнал, всё я знал с самого начала, себе боясь признаться?
Впрочем, место рядом с ней было занято.
Парнем, чей ник был неярким, в то же время, романтичным. Даже некий шарм присутствовал. Странное сочетание, если учесть, что был тот парень с южных, горных краёв. Насколько довелось знавать эту публику, нарекали они себя, как правило, погонялами крикливыми и брутальными. Но этот… Нет, этот был другим.
Она рассказала про себя: когда-то работала тренером в фитнес-клубе (для души) и где-то там еще (для заработка). Потом наступил гражданский брак. Муж (гражданский) увез её с собой, за океан, в далёкую страну, где «возможности неограничены» и все улыбаются. Она рассказала про это в аське, номер я случайно узнал. Как узнал, уже не помню, видимо, написала в общем чате, для кого-то… Ну и… Сначала крепился-крепился, а потом, не выдержал и постучался.
И мы общались. Было легко, прикольно. И не было сомнений, что всё — правда.
Хотя фото так и не увидел. Присылать не спешила, а просить самому, вот так вот, сразу, считалось дурным тоном… Впрочем, знакомых с той эпохой общения в сети сей факт не удивит: люди тогда «пикчерз» в интернете особо не размещали, высылали далеко не всем, а о социальных сетях, где даже фамилии настоящие, как уже писал, тогда и не мечтали. Ну и… Положа руку на сердце, боялся получить отказ.
А потом приходил он. И общение заканчивалось. Честно писала, дескать, пришел милый, так что...
Я прощался и эти двое спешили уединиться в аське или в приватном чате, где третий лишний...
Кстати, так поступали многие.
Интернет снимал запрет на существование в нескольких измерениях: влюбленные уединялись в приватах, там бушевали страсти, при этом, в общем чате также висели их ники — тут общались «со всеми обо всем», флиртуя, «в рамках»…
А потом она, невзначай, обмолвилась, что он звонит каждую ночь. По сотику. Да-да, через три континента, за океан!
И она любит его.
В самом конце февраля, в одну из ночей, когда глаза слипаются, а разговоры становятся более откровенными, одна из немок рассказала мне, какой хороший у нее любовник — нежный, чувственный… Я порадовался, что любовник этот где-то рядом с ней, ждет, пока она закончит общение, чтобы предаться ласкам (пришли на ум низкий широкий диван, плед шотландский и рёв стихии)… Всё оказалось гораздо проще: речь шла о чисто виртуальном персонаже, одном из «уважаемых чатеров». А его чувственность проявлялась посредством букв, на экранее ее моника.
Я, к тому времени, получил фотки обоих «немок». Красивые женщины: одна была блондинкой, а другая (обладательница чувственного виртуального любовника) — брюнеткой. И я с тех пор звал их про себя «немка-черненькая», «немка-беленькая».
Черненькая была в разводе. А вот у Беленькой муж, как это частенько бывает, пьяница… Вот. И вообще, как поведала Черненькая, ей, Беленькой, по жизни достается.
А еще они любили бегать по берегу того самого холодного северного моря… Поэтому вечером, примерно с час, в чате отсутствовали.
Эх… Я уже знал: даже в сети умение хранить чужие секреты, это единственный способ жить, не принося проблем другим и… в первую очередь, самому себе.
Восьмое марта в чате «отпраздновали» шумно. Я уже знал всех: чем живут, отношения, кто кого бросил и т д.
Вот, много раз слышал: сидят в сети те, у кого «с реалом проблемы». Чушь, полная ерунда. Нет, конечно, есть и такие. Но, все мы — нормальные люди. Каждому из нас не достает чего-то. Ни в реале или, там, в виртуале, а вообще, в жизни.
Интриги, ревность, ссоры. Любовь. Эмоции положительные. Эмоции отрицательные. Все это выплескивалось в моник торопливым стучанием пальцев по клаве.
Это была жизнь.
В которой чего-то не хватало.
Точно — человек творит в подсознании! Факт, работа моя спорилась! Хоть просиживал в чате днями и ночами. Позже буду рассказывать, что «сидя в чатах написал систему». И это будет правдой.
Пальцы выстукивали дробь. Я спрашивал, ну как, как она может говорить «люблю»?". Ведь никогда друг друга не видели, так? Ну, ладно, фотки, голос из мобильника… А есть еще манера поведения. Запах есть, наконец. Как с этим быть?!
Нет, твердила свое: люблю и все тут. Потому что даже мысли об одном и том же! И вообще — на одной волне!
На самом интересном месте общение было свернуто: как обычно, «любимый» нарисовался в онлайне.
Она о таком всегда честно предупреждала и просила больше сегодня не писать.
Я иногда писал. Не отвечала.
А ранняя весна старалась вовсю. По ночам было еще морозно, а днем с крыш текло…
Чат бурлил. Это напоминало (почему?!), последнюю яркую вспышку жизни… перед тем, как все стихнет.
Та девочка, любительница вирта, завлекала в сети очередных пришельцев. Рассказывала все ту же историю и высылала те же фотки. И не нужно было долго вглядываться, чтобы определить, что на них разные девушки. Но образ соответствовал и только это, наверное, и было важно по-настоящему.
А «виртуалить» в общем чате считалось дурным тоном.
Ну, если кому хотелось «похулиганить», «виртануть», могли сменить ник и… Короче, девчонки «переодевали платья» а парни «сбрасывали пиджаки»...
А ее бывший (виртуальный) вовсю подбивал клинья к новенькой, чей ник был знойным, а слова томными.
И были ведь это отнюдь не дети! Взрослые мужчины и женщины. Часто — женатые и замужние. Тут, в Царстве Вирта, они любили, находили друзей и врагов, конфликтовали, изменяли, ревновали. Приходя домой с лекций или с работы, торопливо закинув что-нибудь в рот, а то и вовсе не перекусив, включали комп и «бежали» в чат.
И Царство встречало каждого аплодисментами.
Друзей, подруг находили очень быстро.
И так же быстро, походя, теряли, забывая.
Аплодисменты ничего не значили.
Кому случилось подружиться, переходили на общение посредством асек, скайпов и прочих приватно-параллельных средств, одновременно продолжая писать в общем чате.
Да. Да. Что греха таить, виртуальный секс присутствовал. Длинными ночами, когда все домашние уже спят, на экранах моников проступали слова, в них была дикая, безудержная страсть… Порыв людей, что реально хотели друг друга… Давно где-то я читал: горизонт, это место встреч взглядов людей, которые не встретятся никогда. То же самое я мог теперь сказать про монитор.
А с крыш вовсю лилось.
Владелица синего ника появлялась в чате по утрам, или поздно ночью. Потому что на другой конец земли, где она обитала, как раз, приходил вечер.
Уф-ф-ф-ф! Я разогнул спину, окинулся в кресле. Ну, вот. Побеждена очередная проблема, программа прошла еще один этап. Вспомнились улыбка (чи-и-изз)и пальцы-колбаски.
Alt+Tab: смена окон на экране.
И Чёрненькая призналась мне, что один из завегдатаев-чатлан, всеми любимый остроумец, её бывший муж. Реальный.
Вот так вот.
Свершилось! Фотки красоток в сочетании с красивой сказкой сделали свое дело: появившийся в чате дядя, за сороковник, предложил девочке руку и сердце. Да-да, в сети есть виртуальный ЗАГС. Все, как положено: пишется заявление, назначается дата и выдается («открыть», «сохранить как») свидетельство. В итоге ник девочка сменила: теперь стал, как у мужа, только женского рода. Свадьба прошла под утро, когда даже бессменные Черненькая с Беленькой разбрелись спать. Поэтому единственным свидетелем стала… да, она самая. У нее как раз наступил вечер.
А двое чатлан поехали в заправдашний ЗАГС и подали заявления. С тех пор в чате бывали редко. Нет-нет, приходили, по привычке. На их долю осталось писать «приветы» и еще, ревнуя, следить друг за другом. То, от чего дрожали пальцы и стучали сердца, закончилось — для них. Оставалась инерция но чувствовалось, что это ненадолго.
Я подозревал, что синий ник у нее — не единственный. Что иногда она приходит, «сменив платье», чтобы побыть на свободе… Мне хотелось верить, что так оно и есть и это из-за меня… Один раз я написал той, про которую подумал: ну вот, точно! И… подружился с очень красивой женщиной, живущей на берегу Черного Моря. Мы потом еще довольно долго переписывались и обменивались фотками. Но… Не та… ТЕХ фоток так и не увидел.
«Та» рассказала мне про мужа. Гражданского. Который высок, красив, атлетичен, обеспечен и очень ее любит.
А еще я дружил с Беленькой. Она, к тому времени, устроилась на посменную работу в каком-то гипермаркете и дала мне телефон. Чёрненькая, переживая за подружку, просила ее не обижать.
И я писал эсэмэски.
О том, что «лето, это маленькая жизнь».
Вот. Утверждение, что мир есть комплекс ощущений не то чтобы становилось истинным, вовсе нет! Но это ПРИНИМАЛИ. А, иначе, если разобраться, нельзя было.
Ведь, рано или поздно, на смену виртуальному миру романтики, иллюзий, солнца, с пальмами, сигарой и бескорыстной любовью приходил реал, где даже весной бывает холодно и ветер, семеро по лавкам, нехватка денег и пробки на дорогах… И каждый спит с кем может и редко — с кем хочет...
Хотели этого или нет, момент истины всегда наступал, рано или поздно.
На смену тучам, метелям, пришли солнце, голубое небо, распускающиеся почки и короткие юбки.
Я заходил в чат все реже и реже. Наверное, всё-таки, пик был пройден. Общение с теми из чатлан, кто был наиболее близок, переместилось, почти целиком, в аську и скайп. Но и оно, еще совсем недавно живое, интересное, стало скучным и коротким, как визиты вежливости. «Привет, как ты, все хорошо, ну я тоже в норме». И больше не писал эсэмэсок. Ведь Беленькая была далека и нереальна.
Может, виной всему была наступавшая весна.
Или моя работа над программой шла к концу.
Когда, все-таки, приходил в чат, убеждался — нет, не я один: там, где, еще недавно было тесно от фраз, теперь несколько ников висели сиротливо, будто солдаты разбитой армии… Видел это, и сердце наполняла лёгкая… грусть? Как там..«куда уехал цирк, он был еще вчера..»?
… зеленый огонек мерцал справа, в панели задач — она вызывала меня на связь.
Поинтересовалась, можно ли со мной посоветоваться, как с мужчиной? Ответил, да, конечно.
Дело, оказалось, в следующем. «Милый» сейчас заканчивает универ, потом на год уходит в армию. Когда вернется, нужно будет встречать его на перроне, вместе со всей его роднёй. Ей предстоит динный маршрут с множеством пересадок, и будет негде и некогда привести себя в порядок. Ну а показываться будущей родне вот так вот сразу, с дороги, как-то…
Короче, должна ли девушка, перед тем как встретиться с родственниками жениха, хотя бы принять ванну?
Челюсть съехала на бок а глаза залезли на лоб. Такого я не ожидал!
Спросил, в который уже раз, как быть с тем, что они никогда вообще друг друга не видели? Про мужа (пусть даже и гражданского) я вообще молчу, а ведь...
Но она упорно твердила свое. Люблю.
Я говорил, что она взрослый человек. И мысли, простительные двадцатилетнему парнишке с югов, для нее роскошь непозволительная. Почему бы вам не встретиться где-нибудь на нейтральной почве, чтобы для начала просто взглянуть друг на друга? В глаза посмотреть! Ну, какая встреча на перроне, какая родня?!
Но я чувствовал: доводы не действовали.
Ну, ладно, пусть, как говорится, «любимый» всем взял. Но, неужели она согласится жить там, где живет он?! А, интересно, как отнесется его обширная (в чем не сомневаюсь), родня к женитьбе на женщине другой национальности, другой религии?! Да которая, к тому же, старше?! А ведь не принято в тех краях родителей не слушаться — не поймут ведь. Да и не простят.
Она в ответ тянула: «так как насчет душа, перед тем как..?» Да, да! Должна, конечно же, должна, только важно ли это?!
Но её только это и интересовало.
За окном были голубое небо, зеленое море и жаркое солнце.
Я целые дни проводил в офисе у босса: устанавливал, подключал, исправлял, выслушивал… Короче, сидеть в сетке подолгу уже не мог. Да и не хотелось мне, если честно: вечера стали тёплыми, а ночи совсем короткими.
А потом пришло письмо. Она писала, что любимый очутился-таки в армии, и, соответственно, в инет выходить не может. Она должна хранить верность, поэтому нельзя будет общаться в чате, как раньше. И вообще, никто больше её не увидит в сети! Многочисленные почтовые ящики будут уничтожены, а пароль от аськи отдан любимому, так что туда лучше не писать. И еще там было

— Прощай, Хороший Дядька!

А я писал. Письма возвращались, этого ящика больше, и правда, не существовало.
Аська всегда была в оффе. Я писал в офф, ответов не было.
— Ну ты эта… Ништяк все, спасибо! Если что, созвонимся. Все нормально? Ну, тогда — пока-п-ка! — поднятая вверх ладонь и шевелящиеся пальцы, на этот раз, торжественно знаменовали конец моей эпопеи фриланса.
Дождь бил в стекло.
Менеджер проекта, прочитав резюме, задал несколько вопросов, покивал. Всё было ясно. Меня ждали белая зарплата, грохот поездов в подземке и пробки на эскалаторах.
И я мотался по утрам на работу, как все нормальные люди.
Проект нужно было сдать в срок, начальник был молод и честолюбив, на всевозможные премии контора не скупилась.
Времени на сеть не оставалось. Но я, пусть и очень редко, заходил в чат. Серый, неприметный ник — меня не доставали разговорами. Я просто висел, в ожидании… Чего?

А за окнами шёл снег...


Теги:





0


Комментарии

#0 00:36  13-09-2010кольман    
Здесь каждый на равных с тобою
Неважно, ты молод иль стар
В сети ты свободен душою
А тело твое — аватар

#1 22:07  13-09-2010castingbyme*    
мне понравилось, меланхолическое такое
был роман Вишневского «Одиночество в сети», который я, правда, не читала, но название напомнило
Автор, обеих, а не обоих («Целовался на кухне с обоими»)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [16] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [4] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [8] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [6] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [7] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....