Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - была такая страна

была такая страна

Автор: Маня Графо
   [ принято к публикации 23:24  12-01-2011 | бырь | Просмотров: 339]
— Была такая страна. И народ такой был. Много народу, а страны тогда звались «городами» и «поселками», ну вот как наше Плохое, оно ить тогда не страной было, нет.
- Как енто так?
- Да вот как, к примеру, твое, Витька, хозяйство у нас в Плохом.
- Дед, хорош заливать! У тебя ить прям эт, гигантомафия прям… Где ж енто видано, хозяйство размером со страну! Эт какая ж тогда страна должна быть?
- А вот ить, была. И Питерские Бугры, и Каква, и Огород, и еще много-много, и все навроде хозяйств были тогда.
- Ага, щас. Вон, в Залупаловке тож дед живет и тож брешет, что вроде как у них такая вот большая страна была. А мы ить грамотные, телевизеры никто не отменял исчо. Енто что ж получается, ежели у Бугров страна, да у нас, да у залупаловских, да все огромные, куды ж тогда, эту, Жмерику, Хранцию, Битай опять же, девать?
- Ты, Колька, хучь и таможенник, а все одно политсрамота твоя не впрок тебе идет. Одна страна-то была, одна, для всех хозяйств.
- А что стало-то потом, дед?
- Дак что стало… История мутная. Мне еще батька сказывал, а ему его батька, что была вроде еще больше страна, да отвалились от нее куски большие, ну начисто, как поотрубал кто. А вроде как в кусках-то ентих люди свои остались, живые. Бусурманы-то, которые дань нам платили…
- Бусурманы нам дань? Знатно баешь дед, аж приятно слушать сказку твою…
- Не сказка то! Бусурманы куски себе забрали, а в их народ-то наш осталси! Вот как, к примеру, Витька, опять же, хозяйство твое. От ежели б дом, где Маланья, сестра твоя, с мужем живет, от тебя бы отгородили, да блок-посты-границы поставили, да как идешь ты к деверю с водочкой – пошлину бы брали с тебя, да тугаменты требовали, да все за подписью Хмыра нашего Славного?
- От бы жена-то Витькина обрадовалась!
- И народ вроде как опечалился сначала, а потом обрадовался. А, говорят, нехай остаются там, у бусурман – нам больше жратвы достанется. Ну и Хмыры главные, и самый наиглавнейший тоже, постановили: те, хто у бусурман осталси – сами бусурманине и есть, и отгородились начисто. От так.
- Ет какая жа Маланька бусурманин? Совсем запутал ты меня, дед.
- И тогда путаница пошла, да злоба. Стали проверять – наш, не наш. А коли говоришь, что наш, дак докажи, а то тугаменты отберем, да отошлем назад к бусурманам…
- Колька, подь сюды! Кадыр пришел, долю для Биг Джона хочет. Узнал, собака, про груз из Огорода. Половину забирает, ептыть!
- Хушь бы головы не поотрывал, и то ладно. Что дальше-то было, дед? Досказывай, телевизер такого не покажет, ет, шову прям! Бусурманы – нам дань…
- А што дальше? Дальше пошли такие разговоры… Телегенция была такая, вродь наших-то мутотников, тока уважали ее тогда шибко. Ну там хто Хмырам дал, про то не ведаю, а от Хмыры дали телегенции, и те пошли по телевизеру-то верещать – мол, коли те, кто у бусурман осталси, не наши, а бусурмане и есть, можеть, и среди нас бусурманы притаились? Может, говорят, нет и вовсе нас-то? Хде, говорят, «хрентерий объебтивной заценки»?
- И впрямь мутотники.
- Все и посыпалось. По кусочкам, да все мельче и мельче. И Каква себя, и Бугры, а за ними все остальные страною и народами себя отдельными, разными объявили.
- Как объявили? Разные и есть. Что общего-то? Бугорцы алкаши, а каквичи жлобы, и говор у их чудной такой, разный, все слова какие-то непонятные, ет кажное дите в Плохом знаить.
- А вот объявили. Таможни поставили, блок-посты, и все – странами заделались.
- Погодь, погодь. То исть, ежели, положим…
- Колька, сукин ты сын! Чего тут трепешься? Контейнер с водкой с Питерских Бугров, в Какву едет. Оформляй давай!
- Да чо оформлять-то? Как обычно, по полташке транзитных накладных да счет-фахтур, да на пачки раздели бабло на давки, да Биг Джону…
- А слыхали, мужики, в Буграх опять революция? Евраська отделилась, страна теперь. Эт, метро засыпали, таперя у них свои две станции, ну, Еврасилеостровская и Гниль-морская, катаются, и Хмыр тож новый, ну и блок-посты тож.
- А что Бугры? В Какве вчерась хозяйство отгородилось, да бабло свое ввело, ет, Жмыхино! Жмыхами расплачиваются таперя у них. Дед, а… Свалил куды-то старый… А интересно брехал-то как… Шову, прям… Мы и бугорцы – один народ. И залупаловцы! Смех один.
- Ну чо, пошли оформлять, груз-то?
- Погоди… выпьем давай. За страну…


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:05  09-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Шагает с портфелем
Бредет он устало
На борьбу против лени
Шагает упрямо

Упала зарплата
Не в деньгах ведь счастье
Дыру в пиджаке прикрывает заплата
Являясь собою целого частью

А в здании сером
Цветастые дети
Рисуют похабщину мелом
Рисуют и те блять и эти

И парты исчерчены малой рукой
И порваны в клочья цветы у окна
И пнуть б малолетних дебилов ногой
Но вот раздается вопль звонка

И серый, угрюмый учитель
Безумств вакханал...
- Я беременна.
- Не сомневаюсь.
- Не веришь?
- Почему же. Верю. Прошлый раз ты обещала приехать к моим родителям, чтобы рассказать им о наших близких отношениях.
- Я погорячилась.
- А позапрошлый раз ты была не замужем, но из твоей квартиры с воплями выскочил твой муж в семейных трусах и почему-то без топора....
15:50  09-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]

...Пока я принимал душ и одевался, Карл подогнал машину к отелю. Он намеревался после завтрака с поколесить по окрестностям, чтобы проветрить мозги после вчерашнего. Почти одновременно к отелю подкатило такси с зальцбургскими номерами. В нем находилось юное создание с длинными льняными волосами....


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
23:38  07-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....