Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Задний ум

Задний ум

Автор: виктор иванович мельников
   [ принято к публикации 22:57  22-01-2011 | я бля | Просмотров: 369]
Часто удивляются, как такой-то человек, будучи всегда умным человеком, при должности, скажем, пусть и маленькой, мог так глупо поступить. И сделал он глупость не потому, что не знал, а наоборот – понимал, догадывался, предполагал. Можно сказать, жизнью своей рисковал, но рисковал напрасно, и нет ему оправдания, что он милиционер, в звании капитана, молод и неопытен.
В тот день капитан Григорий Мясищев вышел на работу с головной болью. И боль эта была похмельной, едкой – пробивала из затылка в лоб, как будто кто-то специально бил по голове, чтобы ему плохо было, стыдно было: должность обязывает быть трезвым на рабочем месте.
Пока Мясищев, сидя в кабинете, попивал кофе и стыдился своего нетрезвого состояния, житель села Прудниково Ерохин Алексей, местный старожил, так сказать, ветеран войны и труда, сматывал удочки, собирался идти домой – не было поклёва, хоть ты убей! Он собрал снасти, осмотрелся – всё ли взял, не забыл: восемьдесят пять лет, значится, старческий маразм и всё такое. Удостоверившись, что ничего не забыл, он, Ерохин, сел на кочку, снял левый кирзовый сапог, перемотал портянку, снял правый сапог – да так и остался сидеть с поднятой ногой: и дело было не в артрите. То, что он увидел, привело его в ужас, вернуло на шестьдесят лет назад – из прибрежного ила торчал снаряд большого калибра.
Забыв про портянку, дед Алексей подхватил удочки и мелкими шажками посеменил в село.
Мясищев не был рад деду Алексею. С его головной болью – он никому не был рад в своём кабинете. А то, что снаряд времён Великой Отечественной войны торчит на берегу Егорлыкского канала, торчит и может взорваться в любой момент, — ой да как не вовремя! Так всегда, когда плохо тебе, и нате, получите – дополнительная головная боль.
Ерохин провёл Мясищева к опасному месту и с чувством собственного достоинства подобрал забытую портянку, удалился насовсем.
Первым делом Мясищев огородил опасное место флажками, всё как полагается, скажем, и только после позвонил со своего сотового телефона – благо, деньги имелись на счёте – сотрудникам райвоенкомата, а после дозвонился до МЧС. Своё непосредственное начальство в городе проинформировал в последнюю очередь, чтоб знали, коль так всё сложилось для него. А то вечно претензии, мол, местный участковый не загружен на сто процентов, лодырь. Кстати, везде прозвучал одинаковый ответ, как будто в разных структурах сговорились: «Организуйте оцепление и ждите сапёров!»
Оцепление Мясищев организовал, чётко! Он выхаживал по периметру обозначенной флажками зоны, курил, ходил, курил, снова ходил… приустал, остановился, огляделся, закурил… через пару часов понял – протрезвел. И это вылилось потом: проступила испарина на лбу, взмокла форменная рубаха (пиджак и фуражку он снял). И так с раннего утра до позднего вечера.
Стемнело. А сапёров всё нет, и нет. И глаза начали слипаться. А есть-то, хочется! Как-никак с бодуна – жор пробирает смертельный. Как быть?
И вообще: быть или не быть в «оцепленной» зоне?
Мясищев позвонил на оставшиеся деньги в родное ОВД. Ответ был предполагаем: «Оцепление не снимать, ждать сапёров!» А дело-то к полуночи уже приближалось, Луна светила над головой, вода билась о берег настоящими морскими волнами, рыба плескалась, русалки, водяные – короче говоря, звуки непонятные зазвучали, и боязливо стало Мясищеву, так боязно, что он решился, как ему казалось, на единственный верный шаг.
Обернувшись туда-сюда, Мясищев принёс из опорного пункта лопату, аккуратно выкопал снаряд, обтёр его старыми тряпками, которые захватил с собой, взял снаряд под мышку и понёс к себе в кабинет. Запер на три замка, никогда так не закрывал, надёжно. И пошёл домой: поужинать да и вздремнуть малость.
В пять утра дед Алексей разбудил капитана.
- Увезли снаряд? Взрыва я чё-то не слыхивал.
Мясищев ударил себя в лоб ладонью. Скоренько оделся – и в участок. Дед Алексей – за ним.
- Случилось ли, милок, что, а?
- Отстань дед, домой иди, говорю!
Но дед не отставал, он даже нагнал капитана и пошёл с ним вровень.
Мясищев остановился, сказал:
- Дед, проболтаешься, — он сжал кулак, — накажу. Понятно?
- Ты парень молодой, а я старый хер – чего удумал?
Капитан огляделся и тихо сказал:
- Снаряд у меня в кабинете – не приехали сапёры! Не мог же я бросить взрывоопасный предмет без присмотра. Спать хотелось, понимаешь?
- Понимаю. И что далече?
- Вернуть надо предмет на место. До приезда сапёров.
- Верная мысль, — согласился дед Алексей. – Давай подсоблю, а? Вдруг чего, а я старый, мне умирать не страшно. Тебя жалко будет.
- Не, сам принёс, сам и ворочу, дед. А вдруг споткнёшься, древний же ты, ноги плохо слушаются тебя, сам говорил. За смерть твою мне отвечать придётся, хоть ты и старый.
- Нынче каждый сам о себе думает. Смотри!
Снаряд снесли на прежнее место, быстро и без свидетелей. Закопали. Действия свои Мясищев замаскировал. И вот, стало быть, флажки поправлены, форма очищена и одета – оцепление вышагивает по периметру, дед Алексей сидит чуть в сторонке, курит папиросу.
- И зачем мы так торопились, правда?
- Послушай дед, молчи! — сказал Мясищев. – Без разговорчиков!
Прошёл день. Так никто и не проронил слова.
А к вечеру приехали сапёры. Дед Алексей спал на пригорке, он даже не услыхал шум двигателей автомобилей, капитан кидал камни в воду, смеркалось.
Вскоре участкового и деда отогнали на рубеж безопасного удаления (едва ли не на полкилометра). Сапёры надели взрывозащитные костюмы, подползли к снаряду, осторожно его откопали снова, вывернули поржавевший взрыватель (он оказался во взведённом состоянии), погрузили опасную находку в кузов с песком ЗИЛа. И уехали.
Представитель МЧС поблагодарил капитана Мясищева за оказанное содействие в патрулировании опасной зоны, деда Ерохина за бдительность, пожал каждому руку, и хотел было уйти, чтобы сесть в УАЗик, как дед обмолвился:
- А чё так долго-то ехали? Тащить снаряд в участок второй раз мы не собирались. Скажу я вам, начальник!
Мясищев закрыл глаза. «Старый дурак», — подумал он. И в этот момент вдали прогремел взрыв. Стая ворон взлетела с деревьев. Мясищев открыл глаза – УАЗик удалялся по ухабистой дороге в сторону карьера, куда свезли снаряд.
- Ты, дед, с ума точно сошёл, — сказал Мясищев.
- Я правду сказал, — обиделся дед Алексей и добавил:
- Участковых надо беречь, а сапёрам поторапливаться. Дисциплина, знаешь ли… Вот я воевал – за отсутствие дисциплины расстреливали…
Мясищев его не слушал, он гордо поднял подбородок, огляделся вокруг – красота! И ему захотелось жить. Жить крепко, по-людски!
- Что же, доброе дело мы сделали, — перебил он деда.
- Мудрено сотворено, — ответил тот. – Я бы на твоём месте окажись, заночевал бы возле снаряда.
- Старый ты, дурной, гражданин Ерохин.
- Да не глупей тебя.
- Не оскорбляй, старый, представителя власти.
- Ой, посмотри на него, представителя, тьфу!..
Они шли и спорили между собой: так сказать, хрен редьки не слаще…




Теги:





2


Комментарии

#0 18:58  24-01-2011Шева    
Помню. Хорошее.
давний текст

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....