Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Первая любовь

Первая любовь

Автор: Лешик
   [ принято к публикации 17:35  23-03-2011 | бырь | Просмотров: 414]
«…Эргономика – это наука, изучающая взаимосвязи между людьми и окружающей средой для эффективного и безопасного выполнения работы…»



— Доброе утро! – поприветствовала его продавщица.
Похмельное лицо Ганса исказила гримаса.
«Утро в понедельник не может быть добрым, хотя бы по определению!» — хмуро подумал он, «хотя непьющим людям этого не понять!»
— Утро доброе, — вслух произнес он в ответ на ее приветствие.
— Выбрали что-нибудь?
— Будьте добры, минеральную воду без газа и пачку «Мальборо»
— Подождите немного, я минералку со склада принесу, — сказала она.
Он украдкой взглянул на ее руки. Узловатые пальцы были унизаны золотыми кольцами; на запястье – дорогой браслет. Затем его глаза бесцеремонно осмотрели всю девушку, сверху донизу. Неряшливая прическа, серое лицо с мелкими прыщиками, массивная золотая цепь на шее, дорогой костюм, купленный явно не на рынке, сапоги на высоком каблуке.
— Простите,… а вы не замужем? – неожиданно спросил Ганс.
— Не поняла… — продавщица с удивлением посмотрела на него.
— Вы не замужем? – настойчиво повторил он.
— Нет. А к чему вы это спросили?
— Так, просто. Не обращайте внимания.
Недоуменно пожав плечами, продавщица пошла на склад. Ганс с легким презрением смотрел ей вслед. Теперь ему стали понятны и дорогая одежда, и золотые украшения. Зачем бы продавщица из торгового павильона одевалась бы так в будний день? А так ясно все – не замужем, хочет найти спутника жизни и устроить свою судьбу. И как цветы своей яркой окраской привлекают пчел, также и она своей одеждой завлекает его, единственного, в надежде, что тот обратит на нее внимание. А костюм наверняка единственный, и ей приходится носить его каждый день, что не пропустить свою судьбу – потного шоферюгу или выходца из Молдовы, приехавшего на заработки в Россию…

… Господи, до чего глупо устроен этот мир! Знакомый психолог как-то объяснял Гансу, что так ведут себя люди с комплексами неполноценности и бедные духовно. Если человеку нечем заполнить свой внутренний мир, он начинает тратить силы на создание внешнего эффекта, думая, что если у них нет дорогой одежды, то на них никто не обратит внимания. Такие пустые, бездуховные люди всегда вызывали у Ганса насмешку. Шикарно одетая дамочка с тонной золота на теле и дорогим мобильным телефоном в руке глупо смотрится в переполненном вагоне метро или на Китайском рынке. Не зря же есть русская пословица: «Встречают по одежке – провожают по уму". В памяти услужливо всплыло лицо его давней знакомой. Девчонка из семьи со средним достатком. Уехала учиться в Москву, вдохнула вольной жизни. Захотелось красивых вещей и дорогих безделушек, но родители высылали денег только на самое необходимое. А ей так хотелось выглядеть не хуже своих сокурсниц! И она подалась в проститутки. Появились деньги, появилась дорогая одежда. Приехав, домой на каникулы, она встретила Ганса. Встречу отметили в кафе. Жестикулируя дорогим мобильником и периодически проводя рукой по рукаву кофточки, она весь вечер говорила о бутиках, о нынешней моде, о красивых платьях. Гансу невольно вспомнилась Эллочка-Людоедочка из «12 стульев». Под конец разговора, он искренне жалел, что согласился пойти с ней в кафе. Попытавшись ей сказать, что это все внешний лоск, который быстро стирается при близком общении, он нажил в ее лице кровного врага. Плюнув, он больше не пытался переубедить таких людей. «Jedem das Seine» — «Каждому свое» — таков был его девиз и если кому-то нравится такая жизнь, это их дело…

… — Пожалуйста, — продавщица протянула ему запотевшую бутылку и пачку сигарет.
— Спасибо, — поблагодарил Ганс.
Выйдя из павильона, он не спеша, пошел к остановке. До приезда маршрутки оставалось еще двадцать минут: можно спокойно посидеть на скамейке, утолить жажду, выкурить сигарету и попытаться восстановить события вчерашнего дня.

…А как хорошо все началось! Лучшему другу исполнилось двадцать пять лет, и он решил отпраздновать этот день с особенным размахом. Колька и в обычные дни никогда не отказывался пропустить бутылочку-другую пивка, а уж на свой юбилей он постарался на славу. Батарея запотевших водочных бутылок, горы салатов, огромный казан с пловом, море пива… Традиционные тосты, банальные шутки, смущающие всех конкурсы и розыгрыши. По мере убывания спиртного, гости становились веселей, музыка играла громче, соседи снизу стучали чаще,… Чем окончилось застолье, Ганс не помнил. Где-то в полночь, он поднялся из-за стола и на автостопе отправился спать. Вспомнилось сегодняшнее утро: голова раскалывалась с похмелья, в комнате витал запах водки напополам с табачным дымом, объедки на столе и незнакомое лицо девчонки, посапывающее рядом с ним: взглянув на нее, Ганс ужаснулся количеству спиртному, выпитому накануне. С трудов поднявшись, он принялся искать свою одежду, и с удивлением обнаружил ее аккуратно сложенной на стуле. Но долго раздумывать над тем, кто и зачем складывал его вещи, он не стал – любая мысль вызывала жуткую головную боль. Пошатываясь и держась за стены, он побрел на кухню. Достал из белоснежного холодильника бутылку водки, налил в стакан.
— Ну что ж, клин клином вышибают, — вслух произнес Ганс и залпом опрокинул стакан. Водка обожгла горло и устремилась в желудок, вызывая в последнем мучительные спазмы и сильную боль.
«Все, бросаю пить, а то я такими темпами и до тридцати лет не доживу!» — подумал Ганс.
Запив водку лимонадом, он заметил, что голова уже не раскалывается на части, а всего лишь побаливает. Приятно удивившись этому событию и воздав должное народным пословицам, он пошел в ванную. Стоя под струями холодного душа, он чувствовал, как исчезают слабость и боль. Выйдя из ванны, он неторопливо оделся и побрел к ближайшему павильону…

…Пальцы быстро и ловко содрали с пачки целлофан, щелчок по дну пачку и одна сигарета, как патрон из обоймы, устремилась вверх; синеватый огонек услужливо тянется к сигарете, и вот она, первая, самая сладкая затяжка. Уф-ф, хорошо! Ганс блаженно улыбнулся. Сейчас приедет маршрутка, в ней можно будет подремать минут тридцать-сорок, затем в училище – выпить в столовой чашку кофе и с чистой совестью идти на пары. И пары сегодня легкие – иностранный язык и пропедевтика. Английский язык он хорошо знал еще со школы, поэтому к занятиям по иностранному языку он не готовился никогда. А по пропедевтике преподавателем был бывший военный, который обращал внимание только на посещаемость студентами его лекций, а на парах можно делать все – разумеется, в пределах разумного. Сладко вздремнуть на задней парте или поиграть в сотовый телефон стали для Ганса привычными занятиями на этих лекциях. Но вдруг его блаженную улыбку, словно ветром сдуло. Бл-и-ин, сегодня же им поставили новый предмет с названием, которое и не выговоришь с первого раза – некая эргономика! Попытавшись узнать у старшекурсников про сей чудный предмет, Ганс узнал, что этого предмета раньше никогда не было и что с этого года он вводится впервые. Попытался восстановить в памяти все, что связано с этим словом, но единственное, что он мог вспомнить, — это строчки из автомобильного журнала, повествующие о том, «что новые сидения в «Ауди А6» очень удобны с точки зрения эргономики»… Да-а, не зря понедельник считают тяжелым днем. И кто же будет вести этот предмет? Может быть Василя? Ганс недовольно поморщился. Или Галуня?! Он даже вздрогнул. Ой, что же делать? Может вернуться к Кольке и лечь спать?
«А может, взяли нового преподавателя?» — подумал он. «Надо будет позвонить кому-нибудь, узнать…»
Достал телефон, набрал номер Макса.
— Макс здоров, Ганс беспокоит. Не знаешь, кто у нас будет вести эргономику? – скороговоркой выпалил он.
— Да молодую взяли какую-то, — ответил Макс.
— А как она из себя? Хорошенькая?
— Я ее в субботу видел – ничего хорошего, Ганс в ней нет. Маленькая, страшненькая, лицо у ней смешное, — вообще ловить нечего.
— Да-а, и сидеть с ней две пары, наверное, занятие не для слабонервных, тем более вчерашнего…
— Кстати, как вчера отпраздновали? – спросил Макс.
— Да ничего, нормально. Ладно, Макс, у меня на телефоне денег мало, увидимся позже.
— Давай, Ганс, счастливо! – на том конце скинули вызов.
Ехать в училище уже не хотелось, и Ганс всерьез подумывал уйти к Кольке. Визгнули тормоза, к остановке подъехала маршрутка.
— Ладно, поедем, посмотрим на преподавателя. Может, она не такая уж и страшненькая? – вслух сказал Ганс и пошел к маршрутке…

… — Привет Леха! – радостно поприветствовал его Сашка. – Хреново выглядишь! – продолжал он жизнерадостным тоном.
— Да вчера малость расслабился… — начал было Ганс, но Сашка его перебил:
— Ты видел нового преподавателя? Молодая, но некрасивая. Но, говорят, умная.
— А кто говорит-то? – ехидно спросил Ганс.
— Студенты… — растеряно ответил Сашка.
— Ладно, будет пара – посмотрим, что она из себя представляет!


— Вот она, Ганс! – Сашка неожиданно показал девушку в скромном сером платье, которая стояла у расписания.
— Серьезно? Вот, бля, засада! – с досадой пробурчал Ганс. – Понабирают в училище всяких, разных… даже глаз положить не на кого! А может она специалист неплохой?
— С таким лицом? – Сашка скептически рассмеялся.

…Эргономику поставили третьей парой. Выпить чашечку бодрящего кофе так и не удалось, поэтому Ганс мирно дремал на последней парте; сказывалась вчерашняя пьянка и беспокойный сон. Да и вообще все в аудитории занимались своими нехитрыми делами – Иванова полировала ногти, Белый с досадой на лице и матом на языке играл в сотовый телефон, Костя что-то рисовал в своей тетради… обычная картина 205-й группы.

Неожиданно хлопнула дверь и в аудиторию вошла Она – та самая девушка. От хлопка Ганс проснулся и с неудовольствием посмотрел на Нее.
«Все, началось в колхозе утро!» — с раздражением подумал он.
Девушка, удобно устроившись за столом, начала говорить.
— Здравствуйте ребята. Зовут меня Петрова Анна Викторовна. Я буду вести у вас новый предмет – эргономику. Давайте познакомимся… — и Она придвинула к себе классный журнал.
«Голос у Нее красивый и необычный… как горный ручей…» — неожиданно подумал Ганс.
«А девушка ничего…» — мелькнула в его голове следующая мысль. «Глаза у Ней большие и красивые,… да и интеллектом не обижена…»

— Ну что, приступим к занятиям? – весело улыбаясь, спросила Она.
— А может еще поговорим о чем-нибудь? – неожиданно для самого себя спросил Ганс.
— И о чем бы Вы хотели поговорить?
— Расскажите что-нибудь о себе…
— Я родилась и выросла в Кирове. Окончила психологический факультет, и медицинское училище. Недавно переехала в Петербург. Есть муж, детей нет…
— Был я в Кирове, — бесцеремонно перебил ее Ганс, — так себе городишка: маленький, неуютный, скучный!
— Простите, а вы из какой столицы приехали? – осведомилась девушка.
Группа весело рассмеялась – все знали, что Ганс каждый день ездит на учебу из Петергофа, и шутка нового преподавателя пришлась им по вкусу. Пробурчав себе под нос, Ганс уткнулся в конспект, решив, что иногда лучше молчать, чем говорить.
«А все-таки молодец Она!» — подумал он. «Как ловко и непринужденно Она меня осадила! Хорошая Она… да к тому же еще и психолог..!»


… — А кто-нибудь читал «Рубашку» Евгения Гришковца? – спросила Она на одной из лекций.
— Это рок-тусовщик, да? – задал встречный вопрос Ганс
— Наверно, у него еще есть своя радиопередача, — ответила Она.
— Я не читал,… но у меня есть не менее прекрасная книга – некто Илья Стогов, «Мачо не плачут».
— А это интересно?
— Мне понравилось.
— Алеша, принесите, пожалуйста, мне будет очень интересно почитать то, что нравится читать вам, — сказала Она.
— Хорошо…
— Я буду ждать…
От последней фразы у Ганса без всякой причины защемило сердце; странное волнение приятно томило его.

…В один из дней он принес Ей книгу. Подошел к ее кабинету и долго не решался постучать в дверь.
«Что же со мной такое происходит?» — думал Ганс, «волнуюсь, как школьник на первом свидании. Вроде просто принес книгу, а чувствую себя неуютно…»
Нерешительно постучал в дверь и, услышав приветливое «Да-да», вошел в Ее кабинет. Уютно устроившись за столом, Она что-то писала. Увидев его, Она улыбнулась и жестом пригласила его присесть. Ганс робко устроился на краешке кресла и украдкой поглядел на Нее.
— Я вам, Анна Викторовна, книгу принес, — наконец сказал он.
— Алеша, подождите немного, я закончу и буду в вашем распоряжении, — попросила Она.
— Хорошо, я подожду… — Ганс не узнавал свой голос.
Закончив работу, Она повернулась к нему.
— Алеша, хотите кофе?
— Не откажусь…
Она быстро приготовила кофе, подала ему чашку и присела в кресло, стоящее рядом с ним. От такой близости Ганс почувствовал себя очень неловко, как будто его застали за чем-то постыдным. Он искоса посматривал на Нее. Она начинала нравиться ему не только как хороший психолог и отличный собеседник, но и как красивая девушка. Все в Ней было идеально – харизматичность прекрасно сочеталась со свежестью и красотой. Как же разительно Она отличалась от всех тех девушек, с которыми Ганс привык общаться!
«Девушка – просто супер! Неужели такие есть на свете?» — думал он, глядя на Нее, «Ее мужу сказочно повезло; и я, не зная этого человека, безумно завидую ему…»
… — Хорошо у Вас, но пора идти… — Ганс с неохотой поднялся.
Она посмотрела на него.
— Алеша, заходите еще. Я буду ждать вас… — Она протянула руку
Ганс осторожно пожал ее руку и вышел из кабинета….

По дороге домой он был во власти какого-то нового чувства. Такого раньше с ним не было никогда. Все его мысли были только о Ней. Ганс старался забыть Ее, думать о чем-нибудь другом, но в памяти все равно всплывало Ее лицо. Короткие темные волосы, высокий лоб, тонкие брови, большие голубые глаза, нос немного вздернут вверх, симпатичные ямочки на щеках, тонкие губы.… Вспомнилась Ее походка: чуть подпрыгивающая, она наполняла душу Ганса сладким, тоскливым чувством. Задорная улыбка и ласковый, журчащий голос.
«Так не должно быть!» — с отчаяньем думал Ганс. «Я хочу относиться к Ней как к преподавателю, но я… я люблю Ее!»

…Все следующие дни Ганс проводил в думах о Ней. Он пытался думать о чем-нибудь другом, но мысли упорно возвращались в Ее уютный кабинет. Вспоминались отдельные фразы, выражение Ее лица, Ее милая улыбка… Сомнений не оставалось – эта была Любовь…

…Какое же отвратительное чувство любовь, когда она односторонняя! Каждый день видеть этого человека и содрогаться от мысли, что он никогда не будет с тобой…. Когда ты смотришь в ее красивые глаза и в их темной глубине видишь равнодушие…. Когда объект твоей любви живет в другом мире, куда тебе нет входа.… Когда все твои самые сокровенные мысли и душевные порывы проходят мимо нее…

В один из дней Ганс набрался решимости и сказал Ей все то, что давно копилось в его душе. Она слушала его, не перебивая.
— Алеша, я понимаю Вас, но я ничем не могу вам помочь. Я хочу, что бы вы это знали. Я люблю своего мужа…
Он кивнул головой. На что он надеялся? Что Она бросит все и будет с ним?! Глупо…
— Могу ли считать вас другом? – спросил Ганс.
— Дружба – единственное, что я могу вам предложить… давайте будем друзьями.
— Хорошо…
— Алеша, а что такое любовь в вашем понимании?
— Ну, это… — Ганс запнулся, — наверное, влечение к кому-либо, совместные интересы, удовольствие от времени, проведенного вместе, ну и все такое…

…И все же, что такое любовь? Ганс ради интереса и расширения кругозора посмотрел в словарь. Там было сказано, что любовь – «это интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, общность или идею». Ганс недовольно поморщился. Разве можно чувство передать словами? Это надо почувствовать, познать…

…Чувство того, что у тебя есть друг (да еще какой!) не сравнится ни с чем. И так было гораздо проще! Исчезла грань между мужчиной и женщиной, появились новые, дружеские чувства. Можно было в любое время зайти к Ней в кабинет и разговаривать обо всем на свете. Во время таких разговоров Ганс чувствовал себя счастливым. Уходя из ее кабинета, он чувствовал прилив сил. Иногда он звонил Ей, и они долго разговаривали о всякой всячине. Но вскоре, в один момент рухнуло все… Открытая дверь Ее кабинета, случайно подслушанный отрывок разговора, из которого он понял, что не может быть дружбы между мужчиной и женщиной, и то, что Она называла дружбой, на самом деле было нежелание обидеть его… Ганс немного постоял около Ее кабинета, и, не спеша, пошел по коридору. Все разговоры между ними, все его чувства по отношению к Ней были размыты чудовищной пустотой. Осознание того, что он не нужен Ей, раздавило его…

…Приехав, домой, он первым делом включил музыку. Заиграл Ричард Клайдерман и музыка, вечно прекрасная и свободная, заполнила собой комнату. Затем Ганс включил компьютер и нашел Ее фотографию. Положив голову на руки, Она мечтательно смотрела в объектив фотоаппарата. Он вспомнил тот день, когда он долго уговаривал ее сфотографироваться, а Она долго и настойчиво отказывалась. Он нажал кнопку «Delete» и Ее прекрасный образ исчез из его компьютера, а затем и из его души. По щеке Ганса скатилась слеза. Он почувствовал себя одиноким и никому ненужным.
.

…Когда тебе двадцать лет, кажется, что весь мир у твоих ног! Ты гуляешь счастливый по залитой солнцем улице. Множество девушек ласково и маняще смотрят на тебя. Но тебе нужна только она – одна-единственная… Ты находишь ее, понимаешь, что это она, но… Она принадлежит другому и вся ее любовь направлена к нему. Она живет в другом мире. Этот мир прекрасен и красив, но, увы! – тебе туда нет входа, там ты будешь лишним.… И весь блеск, и глубину своих красивых глаз она дарит не тебе.… И, поздними вечерами, когда ты дома один, когда на улице беснуется ветер, когда в окно глядит Луна, когда в CD-проигрывателе надрывается «Агата Кристи» – тогда ты остро понимаешь, что нет ничего страшнее одиночества, и все чаще, с тоской, вспоминаешь о ней…



Теги:





-2


Комментарии

#0 05:49  24-03-2011дервиш махмуд    
встретил в тексте название группы Агата Кристи и не стал читать поэтому ничего.
#1 09:23  24-03-2011Ebuben    
Хм, прачитал.
О таком писать умеет Гриша Залупа хорошо. Тут и гришкавец и пту (или чотам) и амур.
Нахуя Ганс? Почему Она с большой буквы? Где натурализм и смелые размашистые описания? В общем, хуево о любви. Над этим Гансом нужно глумицо и шутковать, а автор ему симпатизирует, кажется. А персонаж-то мерзкий.
Очень раздражают подробные описания про то, как герой достает сигарету. Нахуя они?
#2 09:26  24-03-2011Шизоff    
это неописуемо(с)
#3 23:11  24-03-2011Ванчестер    
Слабо. Уровень ПТУ.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....