Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Постный мир

Постный мир

Автор: goos
   [ принято к публикации 02:22  02-05-2011 | Х | Просмотров: 412]
Меня голыми руками не возьмёшь. Я учуял их давно. Они идут за мной, держа расстояние, выжидая удобного момента, чтобы напасть. Это не разбойники и не гвардейцы. И, тем более, не тупые кроги. Они не будут так долго пасти свою жертву. Скорее всего, это наёмники. У меня много врагов и завистников, должников, которым, чтобы расплатиться со мной, придётся отдать последние портянки. Да и двору я поперёк горла. Многих весть о моей смерти сделала бы счастливым.
Лес нависает над тропой, закрывая небо. Ноги вязнут в вечно сыром грунте. Где-то в кронах монотонно кричит птица. Преследователей четверо, они идут парами по обе стороны тропы, стараясь быть незаметными, но мне даже не нужно видеть или слышать их, я просто знаю, что они здесь. Чувствовать опасность – самый важный инстинкт. Без него очень скоро превратишься в кучку праха.
С друзьями я попрощался два дня назад. Мы разошлись в разные стороны на Большой Развилке. Меня не прельстило предложение завербоваться в крогодавов, чтобы освободить какую-то деревушку от тварей. Плевал я на деревушку и на те копейки, которые обещали заплатить. Мой путь лежит в Отрегон, где можно добыть всё, что нужно такому бродяге, как я.
Они приближаются, идут уже совсем рядом с тропой. Я не вижу никого, скорее всего на них плащи-скрытники, но руки мои сжимают покрепче рукоять меча, на шее нервно подрагивает жилка, лицо обдаёт жаром прилившей крови. Я готов. Но я не подаю виду и создаю впечатление праздного безмятежного путника.
Тело моё рвётся в бой, но нельзя спешить. Любая ошибка, любой промах может стоить жизни. Они всё ближе, почти рядом. Мурашки нетерпения пробегают по коже. Ну же! Где вы? Я рассчитал каждое движение. Ну, давайте!
И вот из зарослей терновника выскакивают тени, стремительно бросаются ко мне, но я ловлю одну взмахом меча, и разрезаю пополам. Изуродованный труп валится в лужу. Второго я сражаю огненной сферой. Он загорается, вспыхивает, как факел, и превращается в кучку пепла. Резко приседаю, уходя от удара меча, и вонзаю клинок в живот третьему. Три секунды – три поверженных врага.
Удар в спину сбивает меня с ног. Если бы не моя кольчуга, можно было бы попрощаться с жизнью. Если бы не кольчуга. Если бы не моя реакция. Если бы не мой боевой опыт. Если бы этот удар был неожиданным. Слишком много «если», чтобы покончить со мной. Я уже на ногах и стою лицом к лицу с противником. Он весь в чёрном, маска скрывает лицо. Наёмник. В одной руке держит меч, в другой зловеще играет маленькими молниями громобой. Ни того, ни другого я не боюсь. Бросаюсь на врага, уворачиваюсь от брошенного громобоя, который взрывается слепящими искрами за моей спиной.
Наши мечи начинают свои замысловатые танцы, встречаясь в страстном стальном поцелуе, разлетаясь в разные стороны, чтобы снова сойтись, и снова расстаться. Противник – хороший фехтовальщик, держит мои сокрушительные удары, пытается обмануть, запутать. Но тягаться со мной – пустое дело. Я уже играю с ним, как кошка с мышкой. И когда мне надоедает, в красивом пируэте, уйдя от выпада, одним взмахом отрубаю ему голову.
Вот и всё. Я слегка разочарован. Всё-таки хотелось потягаться с достойным противником, и опять не судьба. Осталось собрать оружие нападавших. Возможно, даже удастся поживиться провиантом и монетами.
Интересно, с кем же я дрался. Отрубленная голова лежит на обочине. Подхожу, наклоняюсь, чтобы сорвать с лица маску, и…

…чёрт! Меня вышвырнуло через портал в другой мир. Не верю в то, что это произошло! Я даже не успел помародёрствовать. Все трофеи остались лежать на тропе. Чёрт, чёрт, чёрт! Даже, если вернусь, там уже ничего не будет.
Портал закрыт. Грёбанный портал! Долбанный портал! Сраный портал! Пусти меня обратно! Но он беспристрастен.
Опять я в этом постылом, пресном, постном мире. Как я его ненавижу. Подхожу к окну, смотрю вниз с высоты десятого этажа на унылый город. На грязный снег, на вялых прохожих, на скучные автомобили, едущие только ради того, чтобы ехать.
Интересно, надолго я здесь? Адреналин после схватки ещё бродит в крови. Я всё ругаюсь про себя, оглядывая место, куда я попал. Всё, как всегда, без изменений. Берлога, чтобы отоспаться, перекусить и набраться сил для дальнейших приключений.
Минут десять мечусь по комнате, постоянно проверяя, не открылся ли портал, от чего ещё больше раздражаюсь. Нет, нужно принять этот факт, как данность, и чем-нибудь заняться. Пробегаю глазами по полкам с книгами. Тоска. Сколько времени я не читал? И не хочется. Что мне могут дать буквы? Пустые крючки на бумаге никогда не заменят мне реальной схватки с десятком крогов, или хитросплетения интриг, которые я плету, как паутину.
С пультом в руке падаю в кресло, и переключаю каналы на телевизоре. Перед глазами мелькают дурацкие кадры из жизни этого дурацкого мира. Какое мне до него дело? Я здесь лишь гость, в этом монотонном, безразличном и вялом мире.
В холодильнике – варенье, кетчупы, пачка маргарина и кастрюля с супом. Суп не хочется, маргарин – тем более.
Портал всё ещё закрыт.
Чем бы заняться? Поспать? Наверное, это лучший вариант. Единственное преимущество этого места, что можно спать, не опасаясь, что тебя прирежут во сне или украдут оружие. Ложусь на софу, забросив ноги на подлокотник. Спать не хочется. Вспоминаю, что давно не занимался любовью. Да, очень давно. Там, откуда меня выбросило, нет места для любви. Там место для силы, ловкости, хитрости, алчности, храбрости. Любви там делать нечего.
Здесь у меня тоже с любовью проблемы. Моё тело в этом мире не очень привлекательно. Это мягко сказано. Я ненавижу его – мягкое, пухлое, дряблое, слабое. На лице россыпь прыщей. Стараюсь не смотреть в зеркало, стараюсь не напоминать себе о себе. И любовь, которую я познал – это любовь наедине с собой. Но даже на неё нет времени и сил. Запускаю руку в брюки, пытаюсь расшевелить забывший ласку прибор. Ничего не получается. Пытаюсь представить Зору, воительницу из Сортрона, грациозную, большегрудую, длинноногую, стройную, в своих одеждах, прикрывающих только самые интимные места. Представляю её сильное загорелое тело, копну рыжих волос на голове, подвязанную кожаной лентой.
Ничего. Только вялое шевеление. Бросаю это бесполезное занятие.
Импотентский мир. Ненавижу!
Дрёма постепенно окутывает моё тело, и мне снится кровавое побоище. Я прорываюсь сквозь толпу крогов, оставляя за собой месиво из изрубленных в фарш трупов. Снится мешок монет, снится меч Крестобор, мечта каждого героя.
Просыпаюсь от голода. Портал всё ещё закрыт. Суп в холодильнике не привлекает, поэтому одеваюсь и иду за колой и «Сникерсом». Магазин в квартале от дома. Чтобы срезать путь, иду дворами, проклиная портал и этот тупой мир. Без оружия, без кольчуги, без магии чувствую себя голым и беззащитным.
- Эй, чувак! – слышу сзади. – Подожди!
Оглядываюсь. За мной идут четверо парней лет по восемнадцать. Явные гопники. Кожаные куртки, кепки, ироничные улыбочки и холодные взгляды. Я ускоряю шаг, смотрю вокруг – никого кроме нас не видно. Гаражи справа отрезают нас от дороги, слева – забор детского садика. Дети вряд ли мне помогут. Бежать? Очень хочется, но по-глупому стыдно. Слегка ускоряю шаг.
- Эй, пацан! Постой! Да не бойся ты. Нам спросить надо.
Словно заворожённый останавливаюсь и жду, когда они подойдут.
Один, с перебитым носом, нагло смотрит прямо в глаза.
- Пацан, ты чего убегаешь? Мы же тебя позвали.
- Я не убегал, — бормочу я.
- Ты откуда? Местный?
- Я вон из того дома, — показываю пальцем.
- Так ты с района? Кабана знаешь? Мазая знаешь?
- Не знаю, — честно отвечаю.
Предательски начинают дрожать ноги. Пытаюсь сдержать хотя бы до такой степени, чтобы не было заметно.
- Как не знаешь? Ты здесь живёшь?
- Ну, да. Вон там, — опять с надеждой показываю на дом.
- Боб, чё ты ему мозги компостируешь? Так, пацан, мелочи отсыпь, и топай, — вступает в разговор ещё один гопник. – Бабло есть?
- Есть, — протягиваю смятые бумажки.
- Это что, и всё?
Дрожь охватывает всё тело. Слёзы накатывают на глаза, но не хватало ещё заплакать. Страх сковывает, чувствую себя кроликом, загипнотизированным удавом.
- Это всё, спрашиваю?
- Да.
- Дай мобилу. Да я позвоню и отдам. Чё ты ссышь? Сказал – отдам.
Хочу домой, хочу чтобы всего этого не было. Не было никогда. Или хотя бы, чтобы я навсегда забыл о том, что это произошло.
Протягиваю мобильник. Гопник рассматривает, вертит его в руке, нажимает кнопки.
- Прикольный, — говорит он и прячет телефон в карман, глядя в упор мне в глаза. – Ну, ладно, давай, гуляй.
Я всё ещё не могу пошевелиться, стою, как вкопанный, даже сказать ничего не могу.
- Чё, тупой? Давай, пшёл нах..
- Ты что, чувак, не понял? – тот, что с перебитым носом, бьет меня в челюсть, так сильно, что у меня клацают зубы, в голове взрывается фейерверк, всё плывёт перед глазами, и я падаю в сугроб, изъеденный жёлтыми норами.
Они уходят не торопясь, забыв уже обо мне, о чём-то смеются, хлопают друг друга по плечам.

Когда я вернулся домой, то даже не пошёл смотреть на себя в зеркало. Зачем? Я догадываюсь, какой расцветки у меня скула.
В первую очередь проверяю портал. Открыт! Открыт! Слава богу! Достали уже эти перебои с интернетом!
Сажусь за компьютер и нетерпеливо жду, когда загрузится игра.

©goos


Теги:





0


Комментарии

#0 21:27  02-05-2011X    
Грёбанный портал! Долбанный портал! Сраный портал! Пусти меня обратно!(с)автор
#1 22:01  02-05-2011nif-niff    
понравилось
#2 22:02  02-05-2011Шизоff    
всё. пиздец. я истощён валом хуеты.
нахуйнахуй.
#3 01:38  03-05-2011goos    
а патамуша до конца не дочитали… ггг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:57  02-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Наш царь-Донбасс,
Он грезит планом невозможным,
Не в те проливы он ведет баркас,
И кормит нас подножным кормом.

Наш царь-"Сирийский принц",
Воюет за контракт арабский,
Привел он в мир нас рабский,
А сам имеет трех цариц....
20:48  02-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]


Иду я по скользкой дороге,
авто мне врезается в спину -
надежды впитались кровью,
в асфальтову сердцевину.

Бескрылие - для покойничков,
над саваном не летаю,
но бабочка за биографа,
в ткань вшила: его я знаю....
Если вдруг Вы идёте в лютый мороз и усердно шевелите языком, а на встречу Вам идёт металлическое сооружение и Вы прилипаете к нему, то:

1) Вам нужно сделать так, чтобы металлическое сооружение почувствовало себя неловко и засмущалось; таким образом оно станет теплее и Вы без труда пройдете мимо....
Дочка Таня померла. Выпила холодного молока из подпола, шустрой мышкой пробралась в горницу – и давай окна мыть. Золушка – звали её в деревне. Падчерица, неродная дочь Ваньки-печника. Народ-то тёмный, неразборчивый: мачеха, отчим ли – Золушка да Золушка....
08:00  29-11-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Сидела за столиком в баре
Девчонка со сложным лицом -
Без имени. Катя, иль Валя..
И бавилась темным пивцом

Мужик к ней подсел, Волобуев
Совсем простодушный чувак
Без денег, с одним только хуем
И начал примерно вот так:

Привет....