Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Миссия часть 2

Миссия часть 2

Автор: goos
   [ принято к публикации 02:04  05-08-2011 | я бля | Просмотров: 403]
Пройдя ускоренный курс реабилитации, включающий в себя душ, химическую стимуляцию мышц, массаж, клизму и стакан специального коктейля для восстановления функций внутренних органов, суперспецагент Иихр надел новый комплект одежды, ещё пахнущий озоном. Он шёл по коридору, слегка покачиваясь. Отвыкшие мышцы отказывались слушаться, координация и чувство перспективы никак не могли восстановиться. Но это не мешало Иихру чувствовать себя суперспецгероем, спасающим Вселенную сразу от множества бед. Мимо проходили коллеги, кто-то здоровался, кто-то и вовсе не замечал, но никто не бросался с восхищением и завистью. Герой должен быть в тени, думал Иихр. Главное не лавры и слава. Они быстро приходят и быстро уходят, а результат твоего труда остаётся на века.
Этикет и субординация требовали визита к начальству. Можно было потянуть, ссылаясь на то, что реабилитация до конца не проведена, но агент решил не откладывать и направился прямо в кабинет Начальника.
Тот даже встал из-за стола и пошёл навстречу.
- Дорогой вы наш, с возвращением.
Начальник провёл Иихра до стула.
- Ну, рассказывайте. Как проходит операция? Что там вообще на Земле?
- Я чуть позже составлю подробный отчёт, — ответил агент. – Сейчас пока винтики за шпунтики заскакивают. Никак не перестроюсь.
- Да, я знаю. Но пока поделитесь личными впечатлениями. Интересно же.
- Честно? Полная задница. Простите, но другие слова ещё более ругательные. Всё очень запущено. Условия труда невыносимые, но я не жалуюсь, я констатирую факты.
- Это понятно. А в чём, собственно, задница?
- Тоска полная. Антисанитария, еда не для гурманов – пресные лепёшки, заплесневевший сыр, верблюжье молоко и засиженные мухами сухофрукты. Из развлечений в округе – танцы раз в неделю на центрально площади и мордобой на рынке. Сходить совершенно некуда. Климат ужасный – днём жара, ночью колотун. Из занятий – походы с пацанами на пустырь за городом и игра в какую-то игру, правил коей я так и не понял её, но всегда выигрываю. Я вот, что хотел спросить, почему меня не родили в семье какого-нибудь местного воротилы? Чтобы хоть как-то скрасить моё пребывание там?
- Да потому, что всё не так просто. Если вы думаете, что вы первый миссионер, то глубочайше ошибаетесь. До вас там было трое агентов. В разных краях света. Первые два тоже жаловались на тяжёлую участь, и мы решили третьего, агента Бдда, поселить во дворце царя. И что из этого вышло? Вам Бдда не рассказывал?
- Нет, мы с ним не очень…
- Мы его еле вытащили из этого болота. Он целый день жрал, пил, щупал рабынь и овец. Купался в бассейне, ездил на скакунах, охотился, устраивал царские вечеринки. Даже папашка хватался за голову от такого чада. А о работе агент и думать забыл. Пришлось напомнить. Он попытался продвигать свои, то есть наши идеи, но они оставались лишь в душах гаремных евнухов, садовников и кухарок Дальше – стены дворца. Бдда пришлось уйти из дома и скитаться босым дервишом по горячим тоскливым дорогам. И вот тогда он взялся за голову. Богатство и власть развращают и не позволяют быть ещё кем-то, кроме богатого и могущественного. Невозможно спуститься и посмотреть на тех, кто беден и угнетён. А всё от того, что те, кто ниже по рангу, просто перестают существовать. Их нет, пустое место. Ну, ладно, это длинная история с ещё большими изысками. Подведя итог, скажу – к царю – нельзя, тем более, что, судя по вашим данным, там сплошь веспассианцы у власти.
- О, да! – воскликнул Иихр.
- Но это не наша забота. Для этого есть компетентные органы. Пусть они занимаются этими ублюдками. Наша цель – земляне.
Странно, подумал агент. Ведь власть устанавливает порядки, законы и правила игры. И в первую очередь копать нужно под них. Подумал, но промолчал. Спорить с начальством – дело неблагодарное.
- Шеф, — сказал Иихр, — я вот о чём хотел поговорить…Моё присутствие на Земле пока сводится чисто к присутствию. Проповедовать, вести агитацию я всё равно не могу. Кто будет слушать чумазого сопляка из трущоб? Может, я буду полезен здесь, пока аватар не подрастёт? Что там делать? Если бы, конечно, можно было кухарок щупать, то я бы ещё согласился…а так, не вижу смысла. У меня уже нервы ни к чёрту. Однажды сорвался, радавав пендюлей торгашам, сидевшим возле храма. Подсрачниками гнал всех с площади, пока меня не остановил народ. Что-то перемкнуло. От мамки получил по пятое число. А что я мог сделать? Сорвался, контроль потерял. Производственная травма – нервный срыв. Так как, насчёт пока здесь остаться?
Начальник задумался. Действительно, в этом было рациональное зерно.
- Мы подумаем, – ответил он. – А что там с религией? Что скажете, вы же поварились в том супе.
- Тяжёлый случай. Ничего конкретного сказать не могу. Сам не понимаю. Пытался вникнуть, но безрезультатно. Есть такое понятие у землян – вера. Само по себе оно уже предполагает сомнения. Верить – это не знать до конца, и значит, сомневаться. Суть, очевидно в том, чтобы бороть в себе эти сомнения. И чем больше ты борешься с ними, тем больше убеждаешь себя в том, что то, во что ты веришь – действительно существует. Вот, например, вы можете представить, что всю Вселенную создал бородатый старикашка, сидящий на облачке? Просто от скуки, может, потому, что ему не на чем было сидеть, он создал облачко, а заодно с ним и триллионы звёзд, миллионы галактик, жизнь, разум? И мало того, он теперь от каких-то ничтожных созданий, которые на фоне всего созданного бесконечно малы, требует любви, поклонения, и этой самой веры. Время существования разума на Земле по сравнению с возрастом Вселенной – лишь миг, неуловимый, как падающая звезда. Фить, и уже нет. И будто и не было никогда. А Бог этот всё равно, каждому воздаст, кого наградит, кого накажет…Бред.
И тут что-то мелькнуло в голове, какая-то мысль. Очень важная, та, которую он искал и не нашёл. Навязчивая, к которой возвращаешься час от часа, но всё равно не можешь схватить за хвост. Как головоломка, кажущаяся простой, никак не складывается из-за какой-то элементарной мелочи, до которой никак не можешь додуматься.
- И вот, — продолжил Иихр, — люди верят в Бога. Верят, хотя нет ни одного малейшего факта, указывающего на его существование. И я пытался стать на их место, понял, что такое вера в суп с мясом, но вот с Богом не поучается.
Вдруг всё сложилось. Суп, Бог, Вселенная. Ведь это было элементарно – поверить. И вера, и логика совсем не мешали друг другу, они были в разных плоскостях. Можно было знать, откуда появилась Вселенная, но верить, что было всё не так.
- А знаете, я вот подумал, что вполне возможно, что Бог создал всё. — Мысли потекли, цепляясь друг за друга, сразу подбирались слова. – Конечно, это он…Я вам сейчас объясню.
Он взглянул на начальника. Тот смотрел как-то странно, и пятился, поглядывая на выход. И потом, сорвался с места и за считанные секунды скрылся за дверью.
«Наверное, забыл что-то» — подумать не успел Иихр, как дверь распахнулась и на пороге появились санитары. Но не гражданские, а военные.
- Спецагент Иихр? – поинтересовался один.
- Нет, — зачем-то соврал агент.
- А вы его, случайно, не встречали?
- Нет.
Иихр оценивал позицию. Даже самому крутому спецагенту не под силу положить даже половину санитара, а бороться сразу с двумя вообще бессмысленно. Только хуже будет. Проход к двери закрыт. Прыгать в окно – самоубийство. Один из санитаров стал медленно приближаться.
- А зачем он вам? – спросил агент, прикидывая, сможет ли он проскочить к выходу. Шансов не было никаких.
- Поговорить.
Агент решил рискнуть. Он бросился влево, обманув санитара в своих намерениях, и когда тот сместил центр тяжести, тут же обошёл справа, и сильным ударом окончательно нарушил его равновесие. Санитар тяжело упал на пол. Второй бросился на агента, но Иихр отскочил назад, своим коронным прыжком перепрыгнул через санитара, оказавшись за его спиной, пнул ногой в зад и бросился к двери.
Выскочив в коридор, он всё понял. Уйти не удастся. Весь коридор был набит санитарами. Иихр лёг на пол, давая понять, что сдаётся.
Первое, что с ним сделали – это заткнули кляпом рот, потом набросили энергетическую сеть, затянули её туго, оставив свободными только ноги. Не тащить же его на руках. И повели по коридору. Агент слышал, как из дверей выглядывают любопытные сотрудники. Но рассмотреть им вряд ли что-то удалось, так как Иихр был окружен плотной стеной могучих санитаров.
На лифте спустили в подвал, доволокли до клетки, швырнули на холодный мокрый пол. Запищали закрывающиеся замки, сеть сразу распалась на миллион осыпавшихся искр. Иихр вытащил изо рта кляп и сел на нары.
Долго ждать не пришлось. Явились особисты. Иихр знал этих ребят. Пыточная команда. Они притащили из дальнего угла стул и стол, поставили перед клеткой. Один уселся, разложил записывающие листы и сказал остальным:
- Нет смысла рисковать всем. Уходите, я с ним сам разберусь. И это…если что-то со мной будет не так…пристрелите меня, ладно?
Особисты радостно закивали. Наверное, пристрелить этого придурка мечтал каждый в их отделе.
— Итак, господин Иихр, — сказал пыточник, когда все ушли, — рассказывайте. Только запомните главное правило: не употреблять слова – Бог, вера, молитва, церковь, батюшка, иегомонах и прочие, относящиеся к религиозной тематике. За нарушение будете наказаны, а если повторится — придётся поставить аудиоконтроль. Вам ясно?
— Ясно. Но, для начала, могу я узнать, в чём меня обвиняют?
— Никто вас не обвиняет. О чём вы? Просто вы представляете эпидемиологическую угрозу для общества. Есть подозрение, что вы заражены, и во избежание проблем нам пришлось вас на время изолировать, до выяснения, так сказать. И чем раньше мы всё выясним, тем быстрее отпустим вас. Поэтому настоятельно рекомендую оказать полное содействие расследованию.
Иихр прямо закипел от такого поворота дела. Его, суперспецагента, будет допрашивать какой-то урод с нижних этажей. Но для начала нужно выяснить, из-за чего весь этот сыр-бор.
— Я не болен, я себя прекрасно чувствую, — сказал Иихр.
— Да здесь речь не о болезни тела, а о болезни разума. Понимаете. Вы могли занести с земли очень опасный вирус – религию.
Какой бред, подумал Иихр, разве вера может быть болезнью? Вера, наоборот расширяет горизонты, новый взгляд на жизнь.
— Да Бог с вами, какой вирус? – возмутился агент.
Особист как-то сразу побледнел, заёрзал на стуле и вдруг истерично завопил:
— Прекратить упоминать слово Бог! Я вас предупреждал!
— Ради Бога, я случайно. Даже в Библии сказано – не упоминай имя Господа всуе. Простите, вырвалось. Ей Богу – не хотел.
От такой тирады пыточник задрожал мелкой рябью, вспотел и в глазах у него тускнела зарождающаяся паника.
— Мааалчаать! – завопил он.
— Так мне молчать или на вопросы отвечать?
Особист был уже занят тем, что прислушивался к своим мыслям, к самочувствию, не подхватил ли он чего.
— Не знаю, — промямлил он. – Не смейте больше говорить эти слова, прошу вас…
— Бог простит.
— Помогите!!! – закричал несчастный особист. В подвал сразу ворвались трое его коллег.
— Во, Бог любит троицу. Ребята, по-моему, ваш товарищ заразился.
— Нет! Я не заразился. Сделайте с ним что-нибудь. Он говорит и говорит, и всё про Бога.
— Бог с праздничком, а чёрт с работой, — подтвердил Иихр. – На Бога надейся, а сам не плошай. Кто рано встаёт, тому Бог даёт.
Вошедшие в растерянности топтались у двери. Вид товарища пугал их. И они боялись заразиться.
— Забирайте этого мудака, к Богу в Рай,- сказал им Иихр и выругался, — … спасителя, ангела хранителя мать! Вот вам Бог, а вон порог.
Троица, расталкивая друг друга, выскочила из помещения. Тот, который пытался вести допрос, сполз на пол и пополз к выходу.
— Не забудьте его пристрелить! – крикнул Иихр. – Я требую адвоката и священника. Мне нужно исповедаться, замолить грехи и причаститься. Принесите мне Библию и Бхадгавадгиту. Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твоё, да придёт царствие твоё…
Иихр так самозабвенно читал «Отче наш», что не заметил, как вошёл врач в огромных наушниках и выстрелил из парализатора. Молитва оборвалась на полуслове.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:25  05-08-2011Renat-c    
Не так смешно, как может показаться на первый взгляд.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....