Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Как я стала Вещью. Глава 7. Поездка №1

Как я стала Вещью. Глава 7. Поездка №1

Автор: Мокрая Кошка
   [ принято к публикации 07:07  15-08-2011 | бырь | Просмотров: 522]
Это была та ночь, когда меня вытащили из дома в половине четвертого утра. Я приехала на Белорусскую, где меня уже ждал Хозяин, чтобы посадить в свою машину. Я заметила, что теперь мне все легче и легче его так называть. При общении с ним это имя стало более преобладающим, чем Вадим. Я не знала, куда мы едем и что меня ждет — такого рода приключение было для меня новым впечатлением.
Мы стояли у подъезда, пока он делал звонок. Я нервничала и переминалась с ноги на ногу.
- Нервничаешь? – осведомился он, отрываясь от телефона, где по всей видимости шли гудки.
Я кивнула головой. У нас сложились отношения, в которых мне не имело смысла врать или придумывать. Так было проще обоим. Ему проще, чтобы избежать моей влюбленности и контролировать давление со своей стороны. Мне проще, чтобы не придумывать для себя лишнего и иметь возможность получать прямые и нужные ответы на свои вопросы.
- Сейчас мы приехали к девочке, Кисонька. Не подведи меня. Ты должна исполнять все ее приказания так, словно это мои приказы. Тебе понятно?
— Да, — я снова кивнула, — только мне все равно страшно.
- Это даже хорошо, что тебе страшно. Так слаще.
Дверь нам открыла худенькая блондинка с длинными волосами и достаточно ярким макияжем, который, впрочем, ее не портил. Выразительные глаза, точеная фигура и хрипловатый немного вульгарный голос. Черное платье, туфли на высоких каблуках добавляли в ее образ что-то демоническое. Встретила она нас достаточно развязно. И в какие-то моменты в ее голосе чувствовалась легкая наигранность.
Хозяин не пьет, но привез с собой бутылку виски и Кока-Колу. Поставил на стол, немного подумал и произнес:
- Два стакана, а девочке… — смотрит на меня.
- Девочке миска есть, — улыбаясь, продолжает разговор блондинка.
Я присаживаюсь на край кресла, задумываясь, а здесь ли мне положено сидеть и как положено себя вести? Нервно оглядываюсь по сторонам. Я чувствую, что за мною наблюдают.
С удивлением обнаруживаю, что мой Хозяин с этой женщиной еще не знаком, потому как представляются они друг другу на моих глазах. Я узнаю, что ее зовут Илона, хотя, возможно, это и не ее настоящее имя. Они разговаривают несколько минут, я пытаюсь вникнуть в их разговор, но мне трудно, потому что я нервничаю на самом деле. Я не знаю, что они задумали и что будут со мной делать, а то, что их деяния будут направлены именно на меня не вызывает сомнений, потому как девушка не кажется мне подчиняющейся, а Хозяин никак не тянет на Нижнего. Ерзаю на кресле.
- Ничего так девочка – худенькая, симпатичная. Как зовут? – развязный оценивающий тон, словно я корова на рынке.
Смотрю на Хозяина в поисках помощи. Можно ли мне отвечать? И что говорить? Он улыбается, явно довольный собой.
- Отвечай, не бойся. Тебе же задали вопрос.
Я, запинаясь, называю имя.
- Ты ее так называешь?
Он улыбается и кивает головой.
- Киска немного боится. – Я не отрываю от него взгляда, и он тоже смотрит мне в глаза. – Но в этом есть своя прелесть.
Мне на самом деле страшно. У меня появляется мысль, что я сейчас как ребенок, которого первый раз привели в детский садик и хотят отдать воспитателю, готова броситься к папе со слезами, держать его за ногу, прятаться за его спиной и умолять не оставлять меня тут одну.
Вместо жалости или успокаивающих слов слышу:
- Где ошейник?
Поспешно лезу в сумку и достаю. Он застегивает его мне на шее. Треплет мои волосы. Сердце бьется учащеннее.
Они поднимают бокалы, чтобы выпить за знакомство. Хозяин пьет Кока-Колу, Илона виски, а мне налито в миске на полу. Они чокаются и немного с изумлением смотрят в мою сторону. Я не понимаю, что должна делать – также смотрю, растерявшись на них.
- А ты что это еще в кресле? – у Хозяина удивленный слегка насмехающийся тон. – На пол.
Я осторожно спускаюсь на пол. Смотрю на него в ожидании дальнейших указаний.
- Ты что это с нами не выпьешь? – снова этот насмехающийся удивленный голос.
Почему-то сразу вспоминаю демотиватор, в котором симпатичный рыжий котик ставит лапу на голую женскую коленку. Поверх картинки идет надпись: «А ты что это еще не оделась? Одевайся и уходи, так все девушки делают! Мы с хозяином сейчас завтракать будем!». Сейчас мой Хозяин похож на этого кота, потому что говорит с такими же наивно-невинными удивленными интонациями.
Опускаюсь на четвереньки и пробую налитое языком. Бедные киски – как они так напиваются? Хотя им проще – у них же шерсть на язычке. У меня шерсти нет, и поэтому я скорее не пью, а мочу язык. Алкоголя мой Хозяин мне не пожалел, видно, думая, что я совсем изнервничаюсь и мне это для храбрости! Морщусь, но продолжаю пить.
- Что это моя Киска сморщилась? Крепко?
Поднимаю на него жалостливые глаза и несколько раз медленно киваю головой.
- Ничего страшно, — говорит он. – Продолжай! Ты так красиво пьешь из миски. У меня хуй встает! Продолжай я сказал!!! – Вот он и его любимый приказной тон, не терпящий возражений.
Вот оно это – лакать из миски! Не могу сказать, что мне это неприятно. Я чувствую, что меня это почему-то заводит. Не то от алкоголя, который все-таки попал в мой организм, пусть и не в достаточно количестве. Не то от осознания самого того факта, что мне это приятно – пить на полу, стоя на четвереньках, опуская язык в чашку, когда за тобой наблюдают. Что-то в этом есть. Странно еще и то, что я по-настоящему чувствую себя в данный момент запуганным униженным котенком.
Через минуту Хозяин склоняется ко мне и доливает мне в миску Кока-Колы.
- Пей! Я не разрешал отрываться! – я продолжаю свой нелегкий труд по выуживанию языком жидкости.
На мне черная майка с открытой спиной и легкие серые шорты. Шорты сползают с меня первыми, потому что Илоне хочется рассмотреть меня в товарном виде. Летом я ношу стринги, что позволяет ей легко засунуть палец мне во влагалище.
- Слушай, а она у тебя уже мокрая! – изумленный несколько обвиняющий тон. – Хорошая игрушка и вещички на ней хорошие.
- Спинка у нее красивая, — говорит Хозяин, проводя одной рукой по моей спине. Вторая рука держит меня за ошейник, чтобы я не отвлекалась от питья. «Блядь, я что нажраться сюда приехала? Или он думает, что я дома не напиваюсь и у меня обезвоживание? Сколько можно меня как обоссавшегося котенка носом в миску тыкать?»
Тем временем меня ощупывают женские руки. Женщины почему-то грубее, чем мужчины. Мужчины, используют силу не грубо, не цепко – их движения твердые и властные. Женщины в данном случае, словно обиженные тем, что физическая сила им не досталась – более грубые и резкие, и руки у них менее чувственные и более циничные.
Эти руки сняли с меня майку и начали ощупывать мою спину. Ее действия совсем меня не возбуждали. Она не была для меня сейчас кем-то – мы использовали друг друга на равных позициях. Я использовала ее в своем эксперименте, желая угодить Хозяину и удовлетворить собственное любопытство. Она использовала меня – просто потому что ей это нравилось – унижать (хоть кто-то уже разобрался в своих желаниях!). В общем — все были довольны. Мне было все равно, как ее зовут и чем она занимается. Она для меня была просто девкой, к которой Хозяин привез меня для своего удовольствия. Я не испытывала ревности или злости, вообще никаких чувств, кроме страха и любопытства. Причем страха за свою жизнь я не испытывала тоже – рядом со мной Хозяин, которому я абсолютно доверяю и который не оставит меня тут и не позволит никаких неразрешенных глупостей.
- М-м-мм… — развязный вульгарный голос. – Какая у нее пизда!
Я чувствую, как она раздвинула мне ягодицы, как ее пальцы трогают меня. Я чувствую эти грубые движения сначала на своем клиторе, а потом,
когда она в очередной раз заявляет: «У нее пизда уже мокрая! Ты ебешь ее в пизду?»
- Я ее и в пизду и в жопу ебу! Ей нравится! Правда? – вопросительно и немного жалобно смотрит на меня, ожидая одобрения. – И в глотку берет сучка!!!
Я смотрю в пол, не двигаясь. Он берет меня за ошейник снова и подтягивает к себе.
- Ты знаешь, кто это? – и указывает головой на блондинку.
Я не знаю, что отвечать и потому молчу.
- Это твоя Госпожа, слышишь меня? – дожидается, пока я сделаю знак головой. – А теперь скажи Госпоже кто ТЫ?
Я молчу и потому получаю пощечину.
- Ты не слышала моего вопроса? – удивленный взгляд, в котором читается искреннее сочувствие и желание повторить, если я правда не расслышала. – Ты слышала, что я сказал?
- Да. – Мне немного сложно, потому что сейчас мои унижения наблюдает посторонний человек. И мало того, этот посторонний человек принимает в этом живое участие.
- Скажи Госпоже – КТО ТЫ! – рука сжимает ошейник на моем горле.
- Вещь. – У меня получается это сказать, но Хозяину этого явно мало и он ждет продолжения. – Подстилка… Дешевка…
- Ещё?...
Неужели я должна все говорить при этой посторонней женщине? Хозяин ведь говорил, что то, что происходит между нами – это только между нами, и никто об этом не узнает. Разве я должна продолжать?
- Ещё? – выражение его лица становится более резким и устрашающим. Я обещала его не подводить.
- Писсуар? – спрашиваю, не утверждая.
- Верно! Хорошая девочка! А еще и хуесоска! – он знает, что мне противны оскорбления такого нецензурного типа и потому использует их. – Как она хуй сладко сосет!
- Покажи! Хочу посмотреть! — Госпожа почти хлопает в ладоши от мысли, что такое увидит. В ее показном вульгарном тоне улавливается что-то искусственное, ненатуральное, словно она говорит слова и одновременно слушает себя со стороны. Тем не менее, что-то в ней мне нравится.
- Слышишь, тварь, Госпожа хочет посмотреть, как ты в глотку берешь!
Ставит меня перед собой на колени и расстегивает штаны. Илона в этот момент устраивается на кровати как зритель, впрочем, зрителем она пробудет недолго, потому что скоро я почувствую ее руки на своем затылке. Первые несколько минут она просто смотрит. Потом ей становится интересно и она подходит ближе настолько, что я с членом во рту вижу ее глаза. Причем один в этот момент рассуждает, какие у меня жалостливые глазки, что не останавливает его от сования хуя в мой рот, а другая вторит ему тем же тоном, но давит мне на затылок, чтобы я взяла этот хуй глубже.
- Слушай, и правда, как сладко в глотку берет сучка! Можно я на нее плюну? На дешевку? – теперь у нее слащавый приторный голос.
- Можно, конечно! Я тоже хочу на нее плюнуть. – В следующую секунду она наклоняется и плюет мне в лицо. Хозяин плюет на меня сверху, дополняя это действие фразой, — дешевка.
В этот день я понимаю, что к плевкам скорее равнодушна, чем получаю от этого удовольствие. А вот пощечины почему-то, напротив, вызывают во мне чувство возбуждения.
- Хватит! Заслужишь ее, чтобы хозяйский хуй пососать! – застегивает штаны. – Иди Госпоже ноги вылижи для начала.
Я делаю то, что мне приказывают. Раньше мне не приходилось совершать такие вещи и потому в настоящий момент я не могу определиться, нравится мне это или нет. Для того, чтобы что-то понять, нужно это попробовать. И потому могу ответить честно – лизать ноги, не мое любимое дело. Хозяин как-то спросил, не становлюсь ли я мокрой от того, что вылизываю его пальцы и очень удивился, узнав, что нет. Может, это его недочет, может, просто не мое, но я легко это делаю, не пытаюсь жульничать или отлынивать, но без эмоций просто.
Лизать женские ноги мне еще не приходилось. И как я позже замечу – это занятее и приятнее, чем с мужчиной. Приятнее, однако также меня не возбуждает, но и не вызывает отвращения, впрочем.
Хозяин наблюдает за моими действиями, изредка интересуясь, не пытаюсь ли я отлынивать от обязанностей? Как он может так думать? Я никогда не давала повода! Я всегда стараюсь!
- Дашь ей пизду полизать? – спрашивает таким тоном, словно просит налить ему кофе. – Хочу посмотреть, как эта дешевка тебя обслужит.
- Конечно, — Илона с готовностью поднимает подол платья, под которым я не обнаруживаю трусиков, и ложится спиной на кровать, раздвигая ноги.
- Чего стоишь? Приступай! – Хозяин толкает меня в спину.
- Иди, детка, я разрешаю тебе полизать. – В ее прищуре чувствуется, что ей приятно это издевательство надо мной.
Впрочем, не стану лукавить – мне тоже приятно. Приятно само чувство, что я переступаю границы дозволенного и делаю это не то, что сама, а по приказу. Словно не виноватая я – это почти перекладывание груза ответственности на чужие плечи.
Вступать в связь с женщиной мне до этой поры приходилось всего раз. И делала я это, признаюсь, по своей воле, но под тремя или четырьмя бутылками шампанского, распитыми на троих. Моя подруга неправильно расценила мои действия и потому активно начала свои. Мне стало сначала неудобно, потом любопытно, потом стыдно. Стыд пришел утром, когда встретилась глазами с ее мужем, который сладким сном спал в соседней комнате в тот момент, когда меня сладко, но не опытно лизала его жена, которую я заставила своим языком кончить два раза (по ее словам) – у меня все время проблемы с женскими оргазмами! Бедные мужчины, как они от этого, наверное, страдают. Я тоже с ними иногда «пострадываю», когда такие вот девчатки попадаются, и искренне им сочувствую.
Не могу сказать, что мне понравилось. Не могу также сказать, что всеобщее утверждение, будто женщина с женщиной понимают друг друга лучше – мною одобрено. Нет, нет и еще раз нет!!! Бред! Хотя, наверное, для девочек, которые ищут именно ласки и нежности – это подарок. Мне не нужны эти нежности, точнее нужны, но не в таких огромных и чрезмерных размерах, мне нужно что-то другое – насилие, грубость, власть. В таком виде спорта способен одержать победу только мужчина. И такой мужчина, который способен женщину чувствовать. У меня таких победителей было несколько – призы им в студию!!!!
В то утро я проснулась с чувством стыда, вины и ощущением грязи в душе. Пыталась себе объяснить, что это просто секс и ничего более. Объяснения разумом не принимались, а чувство стыда не покидало. Потом поняла, что испытывала этот дискомфорт оттого, что так называемое оральное совокупление произошло с человеком, который меня знает. Который теперь владеет информацией, которую может передать другим. Впрочем, когда я познакомилась с Хозяином, мои чувства стыда, вины и совести несколько откорректировались.
Потому, когда мне приказали вылизать женщину, чувства страха в моей душе не было. Скажу даже больше – мне было немного приятно. С мужчинами я часто теряюсь, потому что минет, на мой взгляд, более великое искусство, чем кунилингус. С мужчинами мне сложнее расслабиться и я не понимаю, как это получать удовольствие, когда у тебя член во рту. Исключением является те моменты, когда мужчина заставляет меня мастурбировать при этом, но это уже другой вариант. С женщинами мне проще – я знаю, что делать и как себя вести и потому не особо утруждаюсь мыслями. Да и как-то мне все равно, что чувствует женщина, хотя это не значит, что я не стараюсь.
- Она старается? — слышу я в ответ на свои мысли. – Заставь ее в глаза смотреть, когда лижет.
Я послушно смотрю в глаза Госпоже, хоть мне и трудно ее так называть. Я вижу в них вызов и поощрение.
- Давай, киска! – говорит она и по голосу чувствуется, что ей приятно и она готова кончить.
- Спусти ей на язык! Обкончай ее! – я лижу ее и одновременно думаю – как это? Как может женщина на меня кончить?
— Смотри на меня, дешевка! – приказывает она. Плюет мне в лицо, а я продолжаю ее лизать. – Засунь ей!
- Куда засунуть? – Хозяин советуется. Ах да, это же парные выступления!
- Возьми член в тумбочке и засунь его ей в жопу! Смазка там же! – смотрит на меня. – Давай, дешевка, у тебя хорошо получается!
Через минуту я чувствую, как в мое мягкое место проникает некий предмет. Живой член ни с чем не спутаешь – так вот это не он!
- Ух, ты! Как у нас глазки загорелись! – она дура что ли? Я ничего не чувствую! Как у меня могут глазки загореться?
Хозяин залазит на кровать, чтобы посмотреть, как мой язык проникает в ее промежность. Илона закрывает глаза, а он заставляет смотреть в глаза на этот раз уже ему. Берет меня за волосы и надавливает, чтоб мои действия были энергичнее. Я чувствую языком и губами, что Госпожа совсем недавно выбрита, потому что от этих движений слегка царапаю кожу лица.
- Хорошо лижи, дешевка!
Он спускается назад и начинает совершать в моем анусе движения тем самым искусственным член, который до этого в меня вставил. Одновременно его рука ложится мне между ног и я, чувствуя массирующие движения его пальцев, закрываю глаза, за что через пару секунд получаю еще одну пощечину, теперь уже он женской руки.
- В глаза смотри, сучка! Открой глазки!
Открываю глаза почти с трудом. Мне приятны действия Хозяина и потому я совершаю оральные ласки уже с большим рвением и активностью. От неопытности вскоре чувствую, что устает язык.
- Я хочу, чтобы эта сука кончила с членом в жопе! Давай, тварь, кончи! – Это она кричит уже мне. – Ой, как у нас глазки расширились!
Я ловлю себя на мысли, что мне самой хочется на это посмотреть. В следующую секунду начинаю уже кричать, потому как Хозяин у меня знает, что сделать, чтобы его вещь билась в конвульсиях от оргазма. Учащенно дышу, чувствую, как на меня кто-то плюет.
- Дешевка, — слышу, но мне все равно. – Подними ее!
Хозяин вытаскивает из меня фаллос и поднимает на ноги.
- Открой рот! – открываю и чувствую горечь, потому что мне что-то капают на язык.
— Что это? – спрашивает Хозяин, когда я уже морщусь на полу, и потому мне любезно позволяют снова полакать из миски.
— Шпанская мушка, посмотрим, как действует! – в ее голосе слышно злорадство.
Я понятия не имею, что это такое, но вкус противный.
- Хочу, чтобы ты ее в пизду выебал. Я посмотрю! – ложится напротив меня.
- Раздвинь ноги, пусть лижет. Я ее раком поставлю. – Я его не вижу, но чувствую, как он берет меня за ошейник, подымает и ставит перед кроватью, наполовину положив на нее грудью. – Хочешь, чтобы тебе в пизду засунул?
Я чувствую легкое головокружение не то от алкоголя, не то от того, чем меня напоили. Получается ответ почти шепотом:
- Да, Хозяин…
- Не слышу, сука! Ты что не хочешь? Громче! – он меня не бил никогда, кроме как пощечинами, а тут я с удивлением чувствую удар плетки.
- Еще раз ударь, дешевка не поняла! – Госпожа наблюдает, как на мое тело снова опускается плеть. Отмечу, что Хозяин меня жалеет, я это чувствую по его ударам. Он это делает, что называется, без фанатизма. – Дай я, тоже хочу по сраке ей надавать!
Спрыгивает с кровати и берет плетку из его рук.
- Только не сильно, чтобы особо следов не оставалось.
Хозяин меня жалеет. После моей встречи с Андреем я приехала домой и позвонила ему, сказав, что меня отодрали до синяков. Хозяин приехал в тот же вечер и первым делом спросил:
- Кто испортил мою кожу? Скажи ему, что если он посмеет еще раз так попортить мою вещь – я тебя больше к нему не пущу!
Вот и здесь – бить разрешил, но ровно настолько, насколько сам позволит. Я получила порядком трех ударов по мягкому месту и услышала снова эту фразу:
- Засунь в пизду дешевке – хочу посмотреть, как она стонать с твоим хуем будет! – И забралась на кровать для лучшей видимости.
До этого дня я не задавалась вопросом, что такое, когда тебя трахают на виду у кого-то? Я задалась первый раз этим вопросом, когда Хозяин засунул мне член в рот, позволив этой чужой женщине меня рассматривать. Но что ощущает человек, когда другой смотрит, как его ебут в позе раком – я не знала.
Теперь дебют – можно послушать ощущения. Это стыдно и приятно одновременно, так же как мастурбировать, сидя напротив друг друга и глядя друг другу в глаза. Я чувствовала, как Хозяин засовывает в меня свой член и смотрела в чужие глаза одновременно. Чувство такое, словно я делюсь с ней чем-то сокровенным, чем-то, что не хочу отдавать, пытаясь отвернуться, но не могу, потому что меня держат за волосы, когда пытаюсь улизнуть.
- Покажи ей, как я ее ебу! – она исполняет приказ Хозяина и поворачивает мою голову немного назад, чтобы я могла видеть, как он меня трахает.
С некоторых пор я заметила, что люблю смотреть и благодаря Игорю научилась не видеть в этом «подглядывании» ничего запрещенного или страшного, напротив, это что-то раскрепощающее – вседозволительное.
- Дай ей пизду в рот, чтобы не стонала!
Я всегда удивляюсь способности моего Хозяина говорить, когда его член находится в моей вагине. Я так не умею! Не умею думать в это время! Хотя и не горю желанием, если честно!
Илона, не долго думая, ложится передо мной, раздвигая ноги. Она не отпускает мои волосы, тыкая меня языком себе в промежность.
- Вот так сладко ебать! Когда одну ебешь, а другую смотришь как вылизывают! Она старается?
— Да! Она старается! Еби ее суку! – в ее взгляде чувствуется что-то дразнящее. – Какие у нее глазки жалостливые! Засунь ей глубоко, как можешь! У нее от этого зрачки расширяются, и такие глазки красивые становятся! Кончи ей на лицо потом, слышишь?
Когда он выполнял ее просьбу, надо мной стояли оба. Он сбрасывал плоды своих трудов, а она наблюдала. Я смогла лицезреть только начало события, а потом вынуждена была закрыть глаза. Через две минуты кто-то из них, взяв меня за руку, вел по коридору в сторону ванной, потому что найти дорогу вслепую я была не в силах.
Когда я вернулась назад, Хозяин был уже Вадимом, а Госпожа просто Илоной. Мне позволили одеться, а виски был уже налит в стакан. Вадим сидел в кресле, а мне почему-то все равно захотелось сидеть на полу у его ног, положив ему голову на колени. Как-то так получается, что я очень люблю сидеть в ногах у мужчины. Теперь мы разговаривали на равных. У нас были имена, и мы их использовали. Илона спросила, как давно мы знакомы. Мы переглянулись – всего два месяца.
- Интересная вы парочка, — заметила она.

*************************

- Как ты, дружок? – постоянный вопрос, может, дежурный?
Кладу подбородок на предплечье Хозяину и смотрю ему в глаза, не тороплюсь с ответом. Не хочу отвечать. Чувствую себя опустошенной, немного уставшей, немного отрешенной. Он гладит меня по волосам.
- Всё хорошо, малыш? – в его голосе искреннее участие.
Я не хочу говорить, словно слова испортят или спугнут мои ощущения. Просто киваю головой и слегка прикрываю глаза.
- Ты умница, справилась. Я не сомневался в тебе. – У него очень приятные руки и мне нравится, когда он меня гладит, потому мне не хочется выходить из машины. Он слегка треплет меня по щеке.
- Пора. Уже светает.
Правильнее было бы сказать на самом деле – уже рассвело! Уже глубокое утро, 7 утра. Странно, но мое тело, хоть и устало, но не отказалось бы от его члена еще раз. Ловлю себя на этой мысли с улыбкой и пытаюсь остановить их движение в своей голове. Для этого от меня требуется отстраниться.
- Сладких снов, дружок. – Он целует меня в щеку.
Я иду домой, чтобы уснуть приятным сном.



Теги:





-1


Комментарии

#0 15:29  15-08-2011hemof    
Мокрая Кошка, начало прочитал, как всегда гладко, но порно уже надоело, пиздец как. Может сменишь пластинку или вставь хотя бы между своим сериалом, что нибудь без ебли.
#1 15:40  15-08-2011Шарик off    
г…
#2 15:42  15-08-2011SF    
гагагага
#3 01:16  16-08-2011Светофор Кузьма    
штоп ты сифаря какого схватила штоле, ну
#4 01:47  16-08-2011Лев Рыжков    
Чота единым духом семь глав осилил. Понравилось очень. Желаю издаться.
#5 15:58  16-08-2011кольман    
Чото скушно, как секс с надоевшей супругой.
#6 19:26  16-08-2011Это я, Эдичка    
Лева старый сладострастец.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [5] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....