Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Подражая Пете Шнякину.

Подражая Пете Шнякину.

Автор: Ванчестер
   [ принято к публикации 23:19  01-10-2011 | Raider | Просмотров: 499]
— Да у вас хрен проссышь, кому семнадцать лет, кому восемнадцать, кому двадцать один, — кричал в сердцах мастер Андреев.
Дело происходило на заводе, куда я получил распределение после техникума.
Естественно, технологом производства меня никто бы не поставил, но вариантов трудоустройства существовало два: сидеть в заводоуправлении, либо идти в цех.
— Иди на производство, — посоветовал отец, — Хоть делу научишься, а в
бумагах покопаться всегда успеешь.
Ну я и пошел. Кстати, не пожалел, потому что помимо общения в молодежном коллективе в цехе при желании и должном рвении можно было еще и заработать прилично. Впрочем, речь пойдет не обо мне.
В один из ничем не примечательных дней у нас на участке появился новый парень. Ростом ниже среднего, в зеленой солдатской гимнастерке, немногословный и работящий. Звали его Сережа, а фамилия его была настолько распространенной, что можно сказать ее не было.
Первое время Сережа ничем не выделялся. Было ему двадцать три года, и знали мы о нем только то, что в армии он служил на Дальнем Востоке. Помимо работы Сергей играл в шахматы, даже записался на турнир, правда, проиграл все партии. Короче, не выделялся. Почти до Нового года. Почему почти? Да потому что за два дня до этого праздника я заметил его разгуливающим по цеху в весьма приподнятом настроении. Сережа был радостно возбужден, а на лице его играл подозрительный румянец. «Ну выпил и выпил»,- подумали все. В принципе, разве работяг этим удивишь? Мастер Андреев вошел в положение парня и отправил его тихонько домой, и казалось бы, инцидент был исчерпан. Но не тут-то было.
На утро Сережа явился на работу в жопу пьяный. Не знаю, как ему удалось миновать проходную, но в без пятнадцати восемь он стоял посреди цеха, держась рукой за аппарат для точечной сварки и глупо улыбался. Мастер Андреев от неожиданности даже потерял на время дар речи, ибо подобного не позволял себе даже страдавший хроническими запоями ветеран производства Эдуард Васильевич.
Тут уж Сережа был лишен премии и навечно занесен в черный список нуждающихся в особом контроле со стороны администрации.
До весны Сергей дотянул без происшествий. Мастер списал его новогоднее бесчинство на досадное недоразумение. Тем более, что работал парень хорошо. Можно сказать, тянул за собой всю бригаду, потому что не зря я привел в начале фразу мастера Андреева про возраст. Парни не проявляли должного рвения, а Сережа исправлял все недоделки и даже оставался порою после смены. При этом не обрушивался с упреками на тех, кто этого заслуживал. Молчалив он был.
В армии Сергей потерял несколько зубов. Не потому что выбили, а из-за воды. У городских от деревенской воды зубы начинают выпадать. Вот и у Сережи выпало несколько. И записался он в стоматологическую поликлинику. Ездил он туда несколько раз. Погожим весенним днем отпросился у мастера, а утром на работу не пришел. Ну не пришел и не пришел. Может, заболел. Однако, через день в кабинет мастера Андреева зашла невысокая скромная женщина. Пробыла она там минут пять, после чего мастер вышел и широко шагая, направился к длинному Коле, с которым Сережа выпивал иногда после работы. В процессе разговора с Колей мастер несколько раз вскрикивал, заглушая производственный грохот:
- Ну, мудак! Ну, какой мудак!
В понедельник явился сам Сережа. На вопросы типа, где ты был, он
скромно отвечал: «В Новосибирске». Когда Сергей был в настроении, мы все же выяснили, что же произошло. В деталях.

Итак, Сергей в третий раз приехал в поликлинику, имея в кармане двести рублей (большие по тем временам деньги), а зубы снова оказались не готовы. Расстроенный парень вышел на улицу. Погода стояла хорошая. Он решил пройтись пешком по Садовому кольцу и набрел на винный магазин, куда завезли портвейн. А у Сергея двести рублей в кармане и чемодан-дипломат в руках. В результате Сережа продолжил прогулку с бутылкой портвейна. Еще четыре покоились в дипломате. Где-то в районе трех вокзалов Сергей познакомился с каким-то инвалидом. Знакомство оказалось судьбоносным. Новоиспеченные друзья выпивали во дворе, и тут Сережа вспомнил, что когда возвращался из армии, познакомился с хорошими людьми из Новосибирска и те звали его в гости. Сергей понял, что надо ехать. Прямо сейчас. В Новосиб. Разумеется, билетов он бы просто так не достал, но тут на авансцену вышел его собутыльник, который оказался не простым забулдыгой, а ветераном боевых действий. При помощи его удостоверения Сергею был куплен билет в купейный вагон. Друзья обмыли это дело, дальше Сережа уже ничего не помнил. Поездка прошла в пьяном угаре, видимо, Сергей еще и угощал соседей по купе. В себя молодой человек пришел, когда оказался похмельный на новосибирском вокзале без документов и с каким-то ничтожным количеством денег в карманах.

После покупки билета в общий вагон у Сергея осталось копеек пятьдесят, на которые он покупал чай у проводника, составлявший его дневной рацион всю долгую поездку из Новосиба в Москву.

После такого вояжа Сережа затаился. Поменял фамилию и решил уже в который раз начать новую жизнь. Вот только пробавлялся пивком после работы. В один из таких дней Сергей снова отличился. Шли они как-то по улице с приятелем Колей, напоминая со стороны Дона Кихота и Санчо, и встретился им на пути колин знакомый, некий Саша. Сережа был весьма нетрезв, а в таком состоянии им начинают овладевать различные странные идеи. На сей раз Сергей подошел к Саше и небрежно бросил:
— Дай сигарету!
Саша протянул ему пачку. Сережа взял сразу сигарет пять.
— Не много ли берешь? — спросил Саша
В ответ Сергей встал в стойку. На его беду Саша был поклонников восточных единоборств, да еще и ростом метр девяносто или около того. Короче, как вы понимаете, Сергею хватило одного удара, чтобы понять всю беспочвенность своих претензий и хвастать потом перед нами здоровенной гематомой на лице.

Прошли годы. Много воды утекло с тех пор. В 92-м Сережа работал в метро. С тех пор я его не встречал. И тут на тебе, в двухтысячном телефонный звонок, причем на номер родителей, с которыми давно уже не жил, а забежал по какому-то делу. На другом конце провода знакомый сережин голос. Звонил Сергей не просто так, а с коммерческим предложением. Говорил, что решил уволиться из метро и пытался продать мне наладонник, и не просто продать, а взять партию и искать еще каких-то покупателей.
— Сережа, это ж называется сетевым маркетингом. Подобная схема существует у нас почти лет десять, — говорил я ему ,- Совсем ты одичал в своем метро.

С тех пор Сергей никак не проявлял себя. И где сейчас этот возмутитель спокойствия? Может, крутит гайки в метро, а может, стал королем многоуровневого маркетинга. Не знаю, как эффектно рассказ закончить. Пусть это и будет финалом.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:12  03-10-2011Шева    
/Аут. Класс игры невысок/ (с)
#1 16:16  03-10-2011Шизоff    
этта не Петя.
ни по стилю, ни по духу.
впрочем, Мордвина подделать сложно, я бы не рискнул
#2 17:42  03-10-2011Голем    
Гриня, а за пол-штуки евро смог бы подделать? бггг
давай раскрутим ПШ на премию за лучшую не-Петину байку в «мордовском» стиле — если победим ты или я, зовём Спаса со Швейком и Медвежутем и отмечаем ачиридную пятнитсу…
#3 17:44  03-10-2011Швейк ™    
Я не приду. Ибо выиграю сам и оприходую в одно рыло
#4 17:45  03-10-2011Шизоff    
 не, я Петю больше грабить не могу. он и так близок к святости. 
#5 18:27  03-10-2011Голем    
сливаетесь ибланы болотные гг
#6 20:35  10-10-2011Петя Шнякин     
Как же я это пропустил?
Про меня есть — зачот!(с)
Правда, себя не узнал совсем.
Видно прав Перельман…
#7 20:41  10-10-2011Петя Шнякин     
Аффтар тоже близок к святости — написал просто так, без всяких там евро, не то что Угонщег Лифтов, гыгыг…
#8 01:21  05-11-2011Лев Рыжков    
Не, Петя другой, действительно.
А в принципе, поржать немножко можно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....