Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Алкоголь

Алкоголь

Автор: Какуконя
   [ принято к публикации 16:39  25-11-2011 | Евгений Морызев | Просмотров: 453]
Помнится, как я бухал в студенчестве. Будучи первокурсником на своей первой серьезной пьянке я заснул на толчке. Все ссали во дворах пока я не проснулся. Мы никогда не пили, как пили все — с пафосом и телками. Мы бухали. Мы пробухивали свою молодость. Хотя разок таки решили зацепить трех студенточек, но эти сучки технично съебались оставив нам счет. Из-за них я разменял свой памятный доллар, подарок от крестной. Она уехала в америку, когда я был еще в восьмом классе. Сучки.

Шанс
У нас кафешка такая любимая была «Шанс». Когда нормальные парни гуляли по вечерам, мы пили с самого утра, забивая на учебу. В два часа дня мы были уже хорошие. Когда я не выдерживал напора я опаздывал на первую пару, что бы мои два кореша свалили бухать не дождавшись меня. Они караулили меня возле входа в корпус. Какое-то святое время. Нет, не из-за удовольствия, а скорее из-за того что больше ничего толкового не оставалось в этом сраном задрыпаном универе на физике. Сказать, что мы были оторванными забивалами — нет. Такие забивалы обычно много пантуются, ударяются в какую-то тему, делают бабки и валят с универа. Их успехом движет зависть. Мы на такое были не способны. Все что мы могли это поднимать бокалы ноль семь. Наши любимые.

Когда было тепло, мы бухали в парке. Там еще плавали лебеди. Мы смотрели на них, пили пиво и заедали вонючей мойвой. Клево, но моя телка была тоже алкаголичкой. Студенты бухарики это не алкаши. От настоящего алкоголизма нас отделяла черта — мы никогда не пили с горя. И вообще мы были моральные. Мы не ссали в подъездах и не делали прочую хуйню. Когда-никогда были проблемы с охраной, но нам нахер это не нада было. Нам просто нравилось пить пиво. Иногда мы его мешали с водкой или что еще хуже, с вином. Водку пить никто не умел, кроме моей тети(так называли мою девушку, она была для нас слишком хороша) и мы потом рыгали. Я почти десять лет не пил водку, а все потому что заблевал людей в автобусе на глазах у любимой. Стыдно было очень. Я этот взгляд незабуду. Нет, она не обвиняла — она просто смотрела в глаза и тогда я отказался от водки. Я дурнею от нее, а если мешаю, то еще и рыгаю. Это не совсем то, чего хотелось. 50 грамм орешков, три по ноль семь, потом еще три по ноль семь… Я пропил даже как-то свой проездной на троллейбус. Мать дала деньги, а мы купили на них пиво. Еще у кореша были папики при маломальских деньгах и давали ему 30 грн в неделю (где-то восемь баксов на то время). Он нас всегда укатывал. Ну как — я два раза в месяц тоже укатывал. По-утрам устроился на работу в школу преподавать информатику, где не было ни одного компьютера. Некоторые мои ученики выглядели старше меня. В парке на районе частенько зазывали по имени отчеству бухать. Так даже уважительная кличка за мной закрепилась — «Гиоргий Никалаич, идемьте с нами бухать!». Свою зарплату я пропивал ровно в два захода — получку и аванс. Потом устроился админом в игротеку, но все равно бухал. После смены из-за недосыпа и по-пьяне два раза подряд проезжал свою остановку. Сначала туда, а потом обратно. Нахуй, третий раз возвращался пешком. Не знаю, но что такого страшного проехать свою остановку? Откуда у людей паника — «ебааать… мы проехали!» И что страшного бухать с утра? В центре столицы в восемь утра мы пили пивко с корешом и тетей. Тусили там пару дней, а вечером жили с его родаками. И пили с раннего утра. И ничего страшного. Хочется — пей.

О чем мы пиздели я уже не помню, но было весело. Мы никогда сильно не ужирались. Так что бы в драбадан очень редко. Но бывало. Один раз пили у меня дома кровавую мери и смотрели фильм. После сигарет меня так развезло, что ковер-самолет в коридоре подскочил и уебал больно по лицу. Странное ощущение, что пол вдруг решил дать тебе пизды. В дубовке мы решили покататься на горке. Кабан, самый здоровый из нас, держался крепко на ногах и съезжал стоя. В конце спуска была лужа и он ее так раз и перескочил. Я был уверен, что даже если съеду на присядках, то в самый последний момент ловко ее перепрыгну. Это вот по-пьяне есть всегда такая уверенность — все похуй и море поколено! Но вестибулярный аппарат был успешно пропит и в итоге я жопой сел в прямо лужу. Не смотря на холод, я снял штаны, обтер шапкой, высушил и одел обратно. Потом нам почему-то не понравился ебучий брыхунец на столбе и мы его сбивали моей мокрой шапкой, пока она блядь не залетела на дерево.

С шапкой у меня особые воспоминания. Наш кафурик был увешан красными занавесками. Женщины сказали бы, что бардовыми. И пока я ссал на первом этаже эти уроды подлили мне вино. У кабана болело горло и он решил понтануться спервой теплым винчиком, но потом заказав себе пивка, остатки сбагрил мне в бокал. Что пиво розовое я нифига не разобрал из-за ебучих занавесок. В маршрутке оказалось жарко и меня развезло. Мне захотелось блевать, но нахуя выходить если есть куда. Кент сидел на соседнем ряду напротив и прозревал, как я тихонько периодически опускал клюв в шапку. Только он знал зачем. Он довез меня домой проспаться. Родаки уже привыкли к моему перегару и раннему сну. Когда пришла любимая, она разбудила меня и спросила — ппп, а где тетя? Я смотрю на нее и отвечаю — не знаю… Бедьненькая, полезла в мой пакет рукой прямо в это кислое дерьмо. Шапку я отстирал.

Любовь
Иногда кажется, что только она меня любила по-настоящему. Остальные тоже любили, но им нужно личное пространство, дистанция и прочая хуйня. Сейчас скорее любят, когда не могут признаться в ненависти. Если бы не ее ревность было бы все пиздато. Мне бы не пришлось говорить ей свои четыре слова о любви. А так в наших отношениях зависимости было больше, чем свободы. Мы были не просто парень и девушка — мы были Наполеон и Жозефина. Она была мне и друг и собутыльник и мать и пизда. И сейчас наверное люблю. Хотя я скотина. Помню, как пил пиво с племяником на парапете в парке и мы жрали бычки. Несколько килограммов наверное. После этого у меня была такая жуткая срачка, что воняло даже в постели. Вся комната воняла. Ужасно, но я лежал у нее дома в таком состянии. Ее мама еще форточку открывала. Да и ваще у нее родаки такие нормальные. Если бы отец не пил… Хотя хуй! Вот если бы пил и не буянил, было бы все пучком. Я первый раз увидел, что такое нормальная семья. Что такое, когда папики любят друг друга. Из трогательных моментов помнится, как мы тока начинали встречаться и я звонил ей на новый год. Ее тогда не пустили родители. У меня даже фотка есть, где я прилип ухом к телефону. Еще был новый год у кента на хате и ночью до утра мы слушали Агату Кристи. Майн кайф в полудреме или Чудеса… Все засыпали и слушали музыку. А потом на рождество она всю ночь шпилила на моем компе и кого-то убивала. Я тогда с горя напился. Странные были праздники.

Без греха
Однажды в парке после неудачно сданного экзамена мы пьяные встряли на проповедь. Там съехались какие-то бабптисты или протестанты. Когда ведущий спросил пафосно у аудитории, кто из вас не без греха, мой кент не раздумывая вскочил с поднятой рукой — Я! Вот он, Иисус под газом, помилуй нас! Мы были не агрессивные, но веселые. Трындели в стронке с ними пока не стемнело. Я убеждал иностранца, что у нас тут своя религия, так что валите нахуй. Кент мой убеждал самого главного, что Бога нет, а кабан нашел себе кореша и походу уже уговорил его с нами бухать. По его теории это был наш новый способ молиться. В какой-то момент стало уже темно и среди нас не оказалось нашего безгреховного друга. Он ушел ссать и не вернулся. Выссаженные на стрем мы пошли его искать и как потом оказалось, он был на лавке с телкой из этой секты. Мудак блядь.

Это было вольно. Почему-то из всей учебы в универе помню только это. Сессия? Со второй сессии меня каждую сессию выганяли. Один раз уже на четвертом курсе о наших прогулах препод решил настучать проректору по учебной части. У нас троих за пару месяцев энннок хватило бы на отчисление всей группы. Собрал нас у проректора в кабинете и еще декана позвал, а зря. Тот ему просто напросто не поверил, а декан побоялся признаться, что у него творится такая херня на факультете. Какие мы были довольные! Декану спасибо — не спалил. Так нас пронесло, да и вообще нам было похуй. Как-то на страшном экзамене получив по двойке мы при экзаменаторе на радостях друг другу дали пять. Она была в шоке. Дебилы. — Тебе скока? — Два, а тебе? — Тоже два! Дай пять!!! Но мы не были тупые. На результатах моего диплома руководитель написал две научные статьи, а другана звали в аспирантуру. Просто мы забили на учебу. Эта лестница для трезвых.

Профик
Еще мы ездили в оздоровительный профик во время учебы. Это был настоящий пиздец. Две недели жизни без родителей на острове в санатории. Мы были уже второй курс, но с нами жил пацанчик с первого, но из физвоспа. Он не понимал нас, потому что когда выставлялся за койку, купил одну бутылку пива на пятерых. Здоровый бык. Выплясывал пьяный потом на кровати — танцевать не умел, а ума хватило только скакать и махать ногами на полную растяжку. В профике, мы с корешом просекли в соседней комнате четвертый курс. Такие взрослые и аппетитные. Госпаде, им же тогда было по 21-22. Мда… Но тогда это был серьезный шаг. Мы обманом сбагрили на выходные наших остальных сожителей, давайте мол разъедемся, протрезвеем. Они как-то не клеились в общую картинку. И вообще нас было трое. Декан называл нас святая троица — Кабан, Тошка и я. И у троих фамилия на К. В сумме выходило похоже что-то на КуКлусКлан. Нас так и называли однокурссники. Жаль, кабан в профик не поехал. Так вот, мы купили кагор и решили идти на блядки. Часа три шли к профику пешком, бо на выходных автобуса не было. Телки конечно нас отшили. Ну и хуй с ними. Выжрали вино сами. Когда наши кенты вернулись, вот они-то нашли девок. Первокурсниц, но таких страшных, что пиздец. Моя хоть была резвая, типа панки-хой с еблом кобейна на сиськах. С такого горя мы смешали остатки водки и пива в баклажку и на глазах у них начали пить эту ядерную смесь. За не имением других пезд мы были на все согласны, но морально это давалось не легко. Оставался один выход — ужраться. Походу это дело спалил физрук, который за нами присматривал. Один из нас орал в параше какую-то хуйню, когда он мило ждал в корридоре. Он вежливо попросил открыть ему дверь в комнату. Предвкушая, как о нас будет ебать, он очень удивился — там оказался чистейший порядок. Тут нас тоже пронесло! У нас было две комнаты рядом и мы открыли ту, что пустая. В соседней же стоял алкогольный смрад с полуголыми малолетками. Как я рычал. Я рычал на ночные сосны ревом тигра. Со второго этажа сыпалась блевотина и мой могучий рык разливался в ночной тишине. Когда лег, вертолеты были такие, что я не вставая блевал между стенкой и кроватью. На следующий день было так херово, что я не мог подняться в универе по лестнице. Мне помогла моя соседка с которой учились в паралельных группах. Мы с ней так… конспекты-хуекты, нет что бы выебать на площадке. Но короче один раз мы ее таки напоили. Она почти не пила и редко заходила в гости. Тут под предлогом посмотреть котят мы затащили ее ко мне домой и пили белое вино разбадяженное водкой. В итоге она даже села мне на руки.

В профике была еще пара, пятый курс. Они ебались только по субботам. Мы с корешом, но только другим (у меня был еще кореш с района, который грубое и наглое уебище, но такое… в чем-то душевное. Это он орал маты в параше. Ах да, я насрал кучу, которая из-за дефекта слива не смывалась несколько дней и завоняла весь этаж). Так вот мы с ним и с телкой пятикурсницей смотрели телек почти до самого утра. Как и во всех профиках для этого была отдельно большая общая комната с рядами стульев. В последнюю пятницу мы уже лапали ее сиськи. Если бы у нас было больше опыта, выебли бы в два ствола. А так мы не знали, что с ней делать и стеснялись друг друга.

В субботу, перед прощальным вечером, Тошка вез нам водку. К нам за день до этого прибились кабанчики. Молоденькие такие, подростки. Ручные совсем и когда видят человека, бегут к нему за жратвой. Короче, перед обедом смотрим — а он несется к нам, спотыкается о шлагбаум, встает и бежит дальше. Весь перепуганный такой и грязный. Походу кабанчики подумали, что запазухой у него еда, а он-то о них ничего не знал. Из далека особо не разберешь их размеры, вот он и подумал, что скоро ему настанет кабаний пиздец. Хуле — четыре кабана гонятся за тобой. Но молодчага добежал с литром водки. Главное что ебнулся, но не упустил! Под страхом смерти он донес продукт, который мы потом дружно раздавили.

Нет, теперь не то время, когда можно просто ужираться. Вскоре я стал меньше пить и сказка улетела вместе с детством.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:32  28-11-2011Шева    
Грустный текст.
#1 14:31  28-11-2011дервиш махмуд    
сумбурно. но дочитал.
#2 15:53  28-11-2011Какуконя    
писал в электричке минут за 20
потом много лишнего приписал не понятно зачем и стало только тяжелее
ну будет наука мне
#3 00:12  29-11-2011Лев Рыжков    
А неплохо. Аж поностальгировал чота. Только много, конечно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Децкий сад]
...
09:13  06-12-2016
: [6] [Децкий сад]
...
08:28  04-12-2016
: [15] [Децкий сад]
Выводить любили мы из статики
Сотни лучших преданных солдат.
Аромат прошел былой романтики-
Оловянным лишь ребёнок рад.

Нас ласкали школьные красавицы
Красотой улыбок в лучший час,
А сегодня всем нам улыбается
Лет и зим накопленный запас....
тихий маленький человечек
тихо плачет лицом в подушку
не обнимет никто за плечи
не шепнёт нежных слов на ушко
.
он успешен, здоров, симпатичен
у него есть утюг и блэндэр
и в кармане полно наличных
он квартирку сдаёт в аренду
....
09:14  30-11-2016
: [12] [Децкий сад]

Ох женщина, зачем ты нам дана
Имеющая власть над сердцем хладным
Пленяющая разум, безвозвратно.
Ты ангел, или сатана?!

Уже века, ты выбираешь нас
То воскрешая вновь, то вновь губя
То та милей, то эта сторона
А мы до смерти бьёмся за тебя

Сжигаем города и государства
Меняя вспять течение судьбы
И гоним, словно скот, помазанных на царство
Тебе - в рабы

Седых монархов ставим на колени
Не оценив величия ни в грош
Чтоб пред тобой испытывали дрожь
И жда...