Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Сказ про Филораста, купеческого сына

Сказ про Филораста, купеческого сына

Автор: Добродушный Людоеб
   [ принято к публикации 06:03  12-12-2011 | Х | Просмотров: 1517]
В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил да был Филораст — купеческий сын. Вот он жил-не тужил, жену-красавицу по вторникам и пятницам имел, еды и питья вдоволь укушивал, сопли платочком ситцевым поддтирал, а не рукавом как чернь какая. Как-то раз приходит он домой из рюмошной, а на столе записка лежит, рукой жены любимой написанная. А в записке той говорится: «Похитил меня царь-Кощей окаянный, увез в дали дальние, края невиданные. До гробовой доски буду помнить тебя и любить до последнего вздоха. Не ищи меня и не поминай всуе. Прощай.» Филораст не знал, что на самом деле супружница его сбежала с плотником одним и поселилась с ним у тетки своей в Чернигове. Поэтому очень расстроился. Тем более, что окромя жены пропали все её драгоценности и заначка его немалая, которая в тайном месте в опочивальне хранилась. Вот и решил он ехать, жену из плена выручать.

Подпоясался, медовухой баки залил, вскочил на коня и поскакал наовось, куда кривая выведет. Скоро сказка сказывается, да не скорее, чем кролики ебутся. Вот проскакал Филораст до глубокой ночи да остановился в корчме одной на ночлег. Наебашился там с горя напитками успокаивающими да целебными, получил по рылу от прислужницы одной черствой да бессердечной и принялся с путниками заезжими в карты на деньги играть. Сперва деньги проиграл свои, потом коня доброго, а потом и вовсе удача отвернулась от Филораста. К утру еле-еле обратно очко свое отыграл. С рассветом получил он напутственного пендаля от корчмаря под сраку и пошел налегке дальше жену свою искать.

Долго ли, коротко ли, а пришел он к развилке путевой. А на развилке той камень лежит. А на камне-то и написано: «Кто прямо пойдет, тот вокруг леса 25 верст обойдет и обратно к этому камню придет. Кто налево пойдет, тому жена хуй тупыми ножницами отрежет. Кто направо пойдет, тому пизды будет в избытке». Не долго думая, повернул Филораст направо. Не успел и ста метров пройти, как выбегают навстречу ему добрые молодцы с дубинами и кастетами. Самый добрый из них и говорит:
-Ну здравствуй, дорогой, давно тут тебя дожидаемся.
А другой из них ничего не сказал, а только уебал Филорасту вдоль хребта дубиной своей сучковатой. И давай они все впятером хуярить Филораста не по-детски. Вот отвели они свою душеньку, притомились, сели покурить да отдохнуть. А Филораст приоткрыл один глаз — тот, который еще немного открывался, и обиженно так говорит:
-А я-то думал, настоящей пизды мне камень посулил… Из мяса...
-Настоящей, говоришь, хотел, — откликнулся один из молодцев женским голосом, — ну, будь по-твоему, получай. Скинула разбойница штаны свои по-быстрому, да уселась пиздой своей пахучей да нестриженной Филорасту на рыло. Вдохнул бедолага амбре из пизды простолюдинской пополам с мандавошками да и потерял сознание.

Очнулся Филораст только на рассвете. В животе у него что-то плотоядно булькало, в боку кололо, в паху ныло и зудело. Не обращая внимание на ломоту и недомогание, ринулся Филораст на поиски пропитания. Трясущемися руками срывал он редкие ягоды да глотал их не разжовывая, а насытиться никак не мог. Да вот наткнулся он на старый трухлявый пень. А пень тот сплошь усыпан был грибами маняще упругими. «Кажись, маслята… или опята...», — подумал Филораст, закидывая в пасть первую партию. Утолив первый, а так же второй и третий голод, а потом и вовсе нажравшись до сытой икоты вперемежку с отрыжкой, Филораст решил двигаться дальше. Благо, тело его наполнилось бодростью и легкостью небывалой. «Вот это я понимаю, экологически чистая и здоровая пища», — восхищенно подумал Филораст.

Так, весело подпрыгивая на ходу и радостно матерясь, вышел он на опушку леса. А посреди опушки той увидел он ни много, ни мало — здоровенный хуй высотой в два человеческих роста, торчащий прямо из земли и сверкающий на солнце ослепительно лиловой оголенной залупой.
-Ебаааать… — ошарашенно прохрипел Филораст, опасливо приблежаясь к Хую.
-И тебе не хворать, — неожиданно откликнулся Хуй задорным человеческим голосом.
-Кто здесь, блять??! — от неожиданности взвизгнул Филораст.
-Ты да я, да мы с тобой, — снова ответил смешливым голосом Хуй. Губы на его залупе потешно кривились, тщательно выговаривая каждое слово.
-Откуда же ты тут такой взялся? — изумленно спросил Филораст.
-Да тут когда-то во времена стародавние великан один проходил, табак забористый вперемежку с пометом лошадиным нюхал. И так чихнул, что на куски его и порвало болезного. Слыхал я от людей, что верстах в 10 отсюда башка его валяется. А меня вот сюда закинуло. Кстати, жопа его тебе по пути не попадалась? Большая шутница была. Бывало, как пернет что-нибудь смешное, так хоть стой, хоть падай. Скучаю по ней очень.
-Нет, не видел, — в притворном сочувствии покачал головой Филораст.
-Ну ничего, может, дальше еще попадется, — с надеждой предположил Хуй, — ежели встретишь, привет ей передавай от меня.
«Да ну вас всех нахуй», — боязливо озираясь подумал Филораст, — «Быстрее бы валить надо с этого леса.
-А сам-то далеко путь держишь? — участливо поинтересовался Хуй.
-Да я и сам не знаю. Ищу я дорогу к царю Кащею. Жену он, падала, уволок мою.
-Ну так это тебе свезло нехуево. Мы ж с великаном моим не раз ходили с Кощеем тем биться. И дорогу помню, как будто вчера это было.
-Да иди ты! — радостно воскликнул Филораст, — ну, говори скорее, век тебе благодарен буду!
-Да мне бы благодарностью твоей загодя воспользоваться. А то ищи тебя потом...
-И что же ты хочешь? — с недобрым подозрением спросил Филораст.
-Одиноко мне тут. Любви хочется и ласки. Ты бы вздрачнул меня разок-другой, и будем с тобой квиты.
Задумался Филораст думой тяжкою, помрачнел темнее тучи, да делать нечего. Обнял он Хуй руками и ногами, прижался всем телом к коже его шершавой да полез вверх, под самую шляпу. А как залез, так и принялся подпрыгивать там что есть мочи.
-Будешь кончать, предупреди меня! — выкрикнул Филораст.
-Предупрежу, — процедил Хуй сдавленно-булькающим голосом и брызнул на Филораста жидким да липким.
Спрыгнул Филораст с Хуя как ошпаренный да принялся в отчаянии кататься по траве зеленой да отплевываться сквозь слезы горькие. А хуй тем временем уж поник головою, да клониться к земле начал. Вот клонился он, клонился, а потом и вовсе улегся да захрапел на всю округу. Увидел это Филораст, подскочил к Хую, принялся отпинывать его по яйцам пудовым, чтоб в чувство привести. Да где ему там. Хуй-то и в ус не дует. Кожей на яйцах повел только лениво, да сквозь сон пробормотал неразборчиво:
-Хорошо, хорошо, любимая. На следующей неделе непременно распишемся, — и давай храпеть пуще прежнего.
Понял Филораст, что развели его на еблю как селянку неопытную, пнул напоследок по залупе Хуевой и отправился дальше жену искать.

Час идет, другой, третий, а лес все не кончается. Вдруг видит Филораст, птица дивная на земле лежит, крылом перебитым трепыхается, а к ней лиса подступает, зубы голодные скалит. Увидела птица Филораста да взмолилась человеческим голосом:
-Помоги мне, милчеловек, возьми с собой — я тебе пригожусь.
„Это можно“, — подумал Филораст и метнул камень в лису. Та бегом бежать, а Филораст поднял птицу, свернул ей шею, развел костер да пообедал как следует. Потом мясо из зубов повыколупывал и снова в путь отправился.

Вот идет он и видит — волка огромного веткой тяжелой к земле придавило. Лежит волк, еле дышит. Как завидел Филораста, так и говорит ему:
-Помоги, добрый молодец выбраться, а я тебе за это службу хорошую сослужу — отвезу куда пожелаешь.
-А до царя Кощея сможешь отвезти? — обрадовался Филораст.
-А то как же! Два дня пути, и на месте будем.
Поднатужился Филораст, ветку поднял, волк и вылез. Вот уселся Филораст на волчий хребет, пятками ему в бочину потыкал нетерпеливо и говорит:
-Ну поехали, чего задумался!
-Тяжелый ты оказывается, как жизнь инвалида, — молвил волк, — слезай-как ты лучше нахер.
Стряхнул Филораста со спины и скрылся в чаще лесной. Плюнул с досады Филораст и пошел дальше.

Вот идет он и видит издаля — копошится кто-то на земле да крики о помощи издает женским голосом. Подходит поближе, а там — дева лесная красоты неписанной. Лежит на земле голая, ноги в стороны раскинув, а сверху на ней чучело какое-то пыхтит и возится. То ли леший, то ли еще какое уебище лесное. Завидела красавица Филораста да взмолилась:
-Выручай, добрый человек, что хочешь для тебя сделаю, рабыней твоей буду, только не дай окаянному над телом моим невинным надругаться!
„Да ну вас нахер“, — раздраженно подумал Филораст, проходя мимо — »Наебалово кругом одно".
Ничем не помог красавице. Заместо этого зашел поглубже в кусты, вынул из штанов мякиша своего детородного, да оттрепал его как следует, под впечатлением от увиденного. А как покончил он с делом этим, так сразу дальше отправился.

А дело-то уже на вечер повернуло. Быстро смеркалось. Стали из леса звуки заунывно-протяжныеп доноситься, скрипы да подвывания недобрые. Страшно стало Филорасту. Вдруг видит, сквозь деревья избушка одинокая мелькнула. Ринулся к ней Филораст да выбежал на поляну к избушке той. Осмотрелся и волосы дыбом на спине его поднялись. То тут, то там на поляне кости человеческие белеют. Только хотел Филораст обратно в лес ломануться, как сзади кто-то говорит ему скрипучим голосом:
-Ну что ж ты встал, касатик, проходи в дом, гостем будешь.
Обернулся Филораст в немом ужасе, а там — бабка старая с клюкой, с зубами редкими да желтыми на него щерится.
-Да ты не боись, не трону я тебя, касатик, — с кривой усмешкой прокаркала бабка. Ты на еньтих-то не гляди, — она ловко подопнула чей-то черепок узловатой ногой, — это были плохие люди.
-А кто они были, — натужно сглотнув, — спросил Филораст.
-Да еньти… как их… риелтыры, и эти еще, прости господи — свидетели иеговские. Везде, проклятущие, достают, нигде от них спасу нету. Первые сто лет еще крепилась, терпела, а потом уж стала валить их сразу на подходе. Но ты-то не бойся, ты-то не из еньтих?
-Неее!!! — горячо уверил её Филораст.
-Да верю, верю. У меня на этих говнюков глаз наметанный.
Вот усадила Филораста бабка за стол. Налила ему борща богатого, каши положила горячей, пирожки с укропом выставила и говорит:
-Ну, рассказывай, касатик, по какому такому делу ты в глухомань мою забрался.
-Жену я ищу свою красавицу, — пробубнил Филораст до отказа набитым ртом, — царь Кощей её у меня похитил.
Хотел Филораст еще что-то добавить, да бабка вдруг как с цепи сорвалась:
-Опять, значит, за старое взялся, огрызок плешивый! Дрищь костлявый! А какие клятвы давал, на коленях стоял!
И с криками матерными выбежала вон из избы.
Вышел Филораст вслед за хозяйкой наружу, а той уже и след простыл. Рассовал тогда Филораст пирожки по карманам сколько влезло и дёру дал подальше от этого места.

Шел всю ночь дорогой лесной. К утру вышел-таки из леса. А как вышел, так и ринулся бегом до ближайшей деревни. А уж оттуда-то нормальными человеческими путями обратно домой вернулся. Понял Филораст, что не так-то просто в реальной жизни сказочным героем быть и зажил спокойно своей обычной мещанской жизнью, женился во второй раз, нарожал детей долбоебов и умер от старости в кровати своей.


Теги:





3


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Я не пират и даже не разбойник, хотя злодей, каких не видел свет. Овал меняю я на треугольник не очень круглых ромбиком монет. Я не злодей, но мог бы быть пиратом. И тискать лист бумаги меж колен. Но вся беда, что проебали атом, а атом, раз проебан, - не у дел....
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....