Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Не ходите дети на митинг. (Ранее опубликовано мной http://forum.razved.info/index.php?t=2514)

Не ходите дети на митинг. (Ранее опубликовано мной http://forum.razved.info/index.php?t=2514)

Автор: Тихонов
   [ принято к публикации 00:07  31-01-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 548]
Не ходите дети на митинг.

Сказка для самых маленьких и глупеньких.


Жил был мальчик Петя. Или Леша. Или Саша… Ну, пусть Петя. Жил он не тужил, не работал, не служил, а писал в Фейсбуке. Что писал? А что в голову придет. И был он не один такой. А было их много, целая тусовка. И вот как-то раз на этой самой тусовке другой мальчик, Вася, сказал: хватит мол бессмысленно время проводить. Кто мы? Люди или хомячки? Сколько можно? Пора хватит! Покажем всем! Айда на митинг. И пошли.

Долго ли коротко… Стояли мерзли…Пивком грелись. Но кровавый ОМОН не спешил разгонять. Никакого уважения к нуждам народа не проявил. Поссать ведь людям негде, зима на дворе. Нет… Какое там! Стоят как истуканы, глазами вращают. Сатрапы, одним словом. Пофоткались и разошлись по домам

. А утром собрались – глядь, нету Васи. А какой тус без Васи! Опечалились они пуще прежнего. Взяли по пивку – не торкает. И пошли кто-куда. А Петя домой, писать в фейсбук про аресты и репрессии.

Идет значит Петя домой, думу думает, хотя и с трудом. Вдруг глядь! У подъезда люди стоят. Мужики суровые, все в одинаковых ботинках. Тоска тут смертная Петю одолела. Пот холодный прошиб. Но ноги не слушаются, несут навстречу погибели.

- Здравствуй, Петя! – говорит суровый человек – давно тебя тут ждем. И улыбнулся краешком рта. И глаза такие усталые, понимающие… От этой улыбки у Пети потеплело на душе, но в штанах, напротив, стало сыро.
- А че… Я не че… Я не знал ведь – замямлил Петя, затыкая попу пальцем. Ведь когда мокро в штанах это одно, а когда еще и тяжело там, что мотня до колен, это совсем не по-пацански. Держать себя надо. Контролировать.

- Да мы понимаем…- Усталый суровый человек улыбнулся шире.
- Понимаем, Петь. Ты парень правильный. Не то что этот… как его…
- Вася! – поспешно вякнул мальчик Петя.
- Во-во. Вася. С ним другой разговор, сам понимаешь. – Усталый человек снова стал суровым. Дохнуло холодным сибирским ветром с запахом параши.

Какой другой разговор Петя себе живо представил. И подвалы Лубянки и Лефортово и безымянную могилу в Битцевском парке. Палец в попе со своей задачей не справился. Напора не удержал. Но Пете было уже не до этого. Мысли роились в голове. Одна другую сбивала с ног, так что было не понять, что делать и кто виноват.

Но усталый суровый человек положил руку на плечо и мысли разом откинули копыта.
- Не тушуйся Петь, мы своих не бросаем. В обиду тебя не дадим. Только вот уточнить бы кое-что, служба, сам понимаешь.

- Конечно, конечно, заторопился Петя. – Пойдемте, пойдемте. Чайку попьем или что покрепче?

И пошли. Сидят пьют чай, пишут бумажки разные. В смысле пишет тот, кто с суровым человеком пришел, а Петя подписывает не глядя.
- Ты Петь хоть прочитай, обидно ведь, старался человек – говорит Усталый.
- Да, ладно, я же знаю, раз надо, так надо – зачастил Петя.
- Это хорошо, Петь. Хорошо, что знаешь. Только еще надо одну бумажку подписать. ТУ САМУЮ.

Петя замер.

- Ну, чтоб уж всем было ясно, что мы свои, друзья, чтоб закрепить… Опять же защитим тебя от произвола. Если что. Мы против произвола. Петь, мы за Конституцию.

И тут вспыхнули в мозгу у мальчика все трусливые мыслишки и сгорели ясным пламенем. В голове стало чисто и звонко. Изменился Петя в лице. И глаза стали другими. Не такими стальными, как у Усталого, алюминиевыми пока, но это пока…

- А и ладно — подумал Петя – А и хорошо. Сижу тут весь в говне из-за разных пидорасов. Родину они не любят, Америка им милей… Суки! За все ответят. И гандон этот Васька первый. Если жив еще.

И подписал не дрогнувшей рукой ТУ САМУЮ БУМАЖКУ.

А за окном шел снег. Стояла елочка. А двое дворников –таджиков беззлобно пиздили Васю. За то, что клеил листовки и бросал их в лифте. Один бил и приговаривал: «Эээ стюдент, билять… Работай, да! Хуйня всякий не клей, да!» А другой молча бил, так как по-русски не понимал.

Да, да. Не сидел Вася в Лефортово. Не пытали его в подвале Лубянки. Не стоял он возле свежей могилы, не плевал в лицо палачам. Занюхал он после митинга дрянную дорожку и закинулся в нирвану – еле вышел. А вышел, вспомнил о долге, взял листовки и пошел клеить. А что митинг уже прошел, так какая разница? После дорожки особо.

Тут и сказочке конец.

А кто понял – молодец.

А кто не понял, тому…. Тому больше объяснять не будем, в камере научат.


Теги:





2


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Длинношеее опаленное оттопырило копыто в зооотделе детсада
Зашипело:
«Эй, пялящиеся и палящиеся!
Я такое ноосферическо-
нострадамусо-
метафорическое
А вы ноктюрн хотели? И куда смотрит WADA?

Вы же сами меня кооптировали и алисооткреативили
Вот и стало я ижицей-окоёмокаймой
околонуля луня налимы меняли
(мало мяли)
и
Теперь любите меня такой
таксошейной
сковородой
Ой!...
08:30  23-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Гроссмейстеру подобно Господь придумал трюк:
Игру затеял, где бьют или берут на "фук",
Где шашки дамкой стать стремятся,
Но многим пешкам всё ж придётся обломаться...

Как выскочить из хитроумнейшего квеста-водевиля,
Где ты сперва ладья, а через ход - ты жертва миттельшпиля?...


Вещам цена

За пользу, суть,

А не за фарс

Прекрасных чувств.

Спешит Башар –

Завзятый друг

На съезд в Сочах,

Чтоб сверить курс.

Под солнца жар

За ним вослед

Матёр и стар

Заходит чех....
08:29  23-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
вы простите меня за волнение, суету и за лёгкий мат
но это ни в женское лоно, ни в место службы советских солдат
не помню я точного времени и даже примерной даты
но однажды я стал сам себе замечательным старшим братом
страшным немного с виду, косматым и бородатым
но мудрым и добрым, что ну просто рубите канаты
я стал разбираться в женщинах и нервы мои из булата
слежу за простатой, перестал пропивать зарплату
с дураками не спорю, охладел к игровым автоматам
тараканов своих накормил...
Из снов выползая на сушу, карабкаюсь вверх по шпалерам.
Пиная боксерскую грушу, лечу в Гибралтар, как фанера...
Пытаюсь понять наперед я, что жизнь мне на завтрак готовит?
И честь отдаю несвободе, швыряя ей в морду морковью.
Еще пять минут в центрифуге и знаю, что точно воскресну....