Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Вернись, Павлова!

Вернись, Павлова!

Автор: Поярков
   [ принято к публикации 23:00  19-03-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 434]
Однажды я встретил своего друга детства Серегу Дементьева. Мы выпили по паре кружек пива, и он поведал мне одну историю. Обычно я недоверчиво отношусь к подобному — понимаю, что люди, скорее всего врут, но Сереге я почему-то поверил сразу. Услышанное меня так впечатлило, что я решил написать о тех событиях от третьего лица…
Серега работал в ЖЭКе сварщиком. Кто-то скажет – «фи», но всякий труд у нас почете, тем более привели его туда жизненные обстоятельства. Как-то вызвал его инженер и выдал задание:
— Вот что, Дементьев! Берите машину, телегу с газом и дуйте на Старосельскую. Вот вам карта протечек, материал получите, в напарники возьмёшь своего дружка Прошина.
На Старосельской улице остался всего один дом, ЖЭК его не обслуживал никогда. Да даже и не дом был, а большое здание в виде буквы «П», построенное еще в 19 веке. Здание стояло особняком от жилого массива, окна там давно были выбиты и заколочены, парк, который окружал это место, разросся и скрыл все дорожки к дверям.
— А зачем? Это же не в нашем ведении? – недовольно поинтересовался Сергей.
— Горисполком хочет это здание под музей восстановить, я на прошлой неделе туда с техниками ездил — в подвале воды много. Надо хоть какой-то ремонт сделать, ну не капитальный, но и не косметический. Сделаете хорошо и быстро — получите премию и не маленькую…
— Понял, сделаем, — согласился Серега.

Так он и очутился вместе с Васькой Прошиным в подвале этого дома. Событие в общем заурядное, если б не одно обстоятельство, но об этом чуть-чуть позже….
А тогда, прибыв на место, они размотали шланги, провели газ в подвал и переноску от большого аккумулятора для освещения. Воды в подвале налилось немного — сантиметр от пола, но лиха беда начало. Понятно, что не завари все эти дыры и свищи на ржавых трубах, могло залить и до самых ступенек.
Все началось с Василия, черт бы его побрал, точнее, с его фразы:
— Серега, а ты в курсе, что этот подвал, где мы сейчас работаем, – поганое место, как говорят в народе?
— Да, я помню эту легенду еще в детстве, будто бы до революции здесь жили то ли семья помещика, то ли купца. Сначала у них одна дочь пропала, а спустя некоторое время и вторая. Та, что помладше, спустилась сюда, хотела сестру найти и тоже пропала. Ни единого следа не нашли, а каждый закоулок прочесали.
— Да точно, говорили, что они по ночам ходят как привидения и ищут друг друга. Легенда или бабушкины сказки… Насколько правда не знаю — врут или нет, но бабка моя утверждала – истинная правда. Буржуи те уехали после этого, а дом с поместьем хотели продать, только никто не захотел его с такой дурной славой покупать.
— Конечно, если я был бы богатым, тоже не стал бы покупать. После революции здесь губернский комитет был. Во время войны госпиталь, сначала для наших солдат, а в оккупации здесь немцы уже хозяйничали. Потом Дом Пионеров тут был…
— Так им надо…, — зло произнес Василий
— Кому? Пионерам?
— Помещикам этим… кровопийцам…
— Вась, ну как не стыдно? Ведь дети же… ведь у меня дочь и у тебя две. Как бы ты себя чувствовал, если бы они пропали? – пристыдил Дементьев. – И давай не отвлекайся, бригадир сказал, чем раньше мы закончим, тем больше премиальных нам выпишут. А если здесь есть привидения, что нам до них? У них своя жизнь, у нас своя…
— А ты бы испугался, если б встретился с призраками?
Сергей Дементьев не ответил, включил горелку, щелкнул зажигалкой, зажег огонь горелки и, закрыв глаза очками, принялся резать трубу. Отрезали проржавевшие куски, вместо них вставляли новые, время шло, работа двигалась.

Вдруг вдалеке послышался детский крик: «Павлова!!! Павлова! Иди ко мне!!! ».
Дементьев выключил горелку, и оба застыли на месте, боясь пошевелиться.
— Что это такое? Привидение? – шепотом спросил Прошин.
— Не знаю…, — также шепотом ему ответил Дементьев.
И опять тот же детский крик, очень плаксивый и жалобный; подвал отбрасывал эхо от стен и невозможно было понять откуда идет голос:
— Павлова!!! Павлова! Иди ко мне!!! Иди домой!!!
У Дементьева пересохло во рту. Он почувствовал, как напарник сжимает ему предплечье с необыкновенной силой и весь трясется.
— Вроде как Павлову зовут…. а как фамилия у тех помещиков была? – тихо спросил Дементьев.
— Павловы, так и есть, — еще тише прошептал Прошин.
— Павлова!!! Павлова!!! — послышался крик гораздо ближе. – Я знаю ты здесь!
Дементьев посмотрел на Прошина. Тот весь сжался, побледнел. Детский голос переместился дальше, еще раз позвал неведомую Павлову и исчез.
— Серега, пойдем отсюда, — заныл Прошин. – Не к добру это все.
— Ты почему такой трус, Вася? Ну, подумаешь привидение, и что оно нам сделает? Попугает и исчезнет. Тем более ребенок. Давай быстрее доделаем на сегодня и пойдем.
— Я не трус, с любым мужиком могу подраться, но с привидениями не встречался и встречаться не хочу! Ребенок-то ребенок, а кто его знает, во что они могут превращаться?! Недаром же эти девочки здесь пропали и мы пропадем. Люди зря болтать не станут, а у меня дома двое детей и я их не хочу сиротами оставлять! Ты знаешь как с нечистой силой бороться?
— Нет, не знаю.
— И я не знаю, так что лучше не связываться с ней…
Дементьев был не из трусливого десятка, но Васины слова и страх, который он излучал вокруг себя, передался ему.
Остаток рабочего времени прошел в молчании. Изредка Дементьев выключал горелку, и они сидели курили в полной тишине. Уши от психологического напряжения при этом превращались в особо чувствительные локаторы — слышно было даже как слетают капли в самом конце длинного подвала. А те что срывались с мокрых труб рядом, казалось, падали с невообразимым грохотом.
Закончив работу, смотали шланги и выбрались из подвала. Присели на лавочку неподалеку и стали ожидать автомобиль, который должен был забрать их и тележку с газовыми баллонами. Сидели молча, Прошин все никак не мог прийти в себя от испуга.
— Серег… я вот думаю, почему эта девочка сестру по фамилии кличет? Ведь у неё имя есть… — задумчиво спросил Прошин.
— Не знаю, Вась. Я так поразмыслил – ты никому не рассказывай о сегодняшнем случае. Мало ли что, вдруг дети из любопытства туда потянутся. Может и бригадир подумает, что мы здесь не работаем, а пьем и чертей гоняем. Да еще и обсмеют – сантехники подвала испугались.
— Хорошо… никому….
Наконец ЗИЛ с надписью «Аварийная» приехал, подцепили телегу, и Василий с Сергеем забрались в будку.
Выходя из конторы, они попрощались до завтра и пошли по домам.
Во время ужина Дементьев сидел как на иголках. Хотелось рассказать про привидение, но несерьезность предстоящей темы не давала собраться с мыслями. Потом, все же, он не сдержался и спросил у дочери:
— Тань, вот ты фильмы смотришь, книжки читаешь, скажи мне: привидения опасны?
— По-разному, пап, но встречаться с ними лучше не надо, можно и с ума сойти, возможно пакости какие-нибудь подстраивать будут, а почему ты спрашиваешь?
— Да так…. Васька-напарник о них что-то говорил…
Вечером позвонил Василий:
— Серега, ты крещеный?
— Крещеный, а что?
— Крест возьми свой на всякий случай.
— Ты что еще не успокоился?
— Какой успокаиваться! Я тут вещи кое-какие узнал… об этом доме, но это завтра…
Дементьев положил трубку и пошел досматривать телевизор. На то, что творилось на экране, он не обращал внимания. Из головы никак не выходил голос этого призрака.
«Действительно, столько лет прошло, а судьба девочек так и осталась неизвестной, вероятнее всего они погибли, а тела так и остались непогребенными…» — размышлял Сергей.
В коридоре опять прозвучал звонок телефона.
— Серега! Мы тут с Валей обсудили, она говорит….
— Ты уже жене разболтал! – недовольно перебил Сергей.
— Она никому не скажет… Валя говорит, что раз девочка зовет по фамилии кого-то, значит их там много.
— Кого?
Вася даже взвыл от Серегиной непонятливости:
— Кого?! Привидений, черт возьми! Мы их не видим, но полностью ими там окружены!
Дементьев шумно вздохнул и подумал: «Час от часу не легче…», — положил трубку и пошел спать.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
… старую трубу полностью срезали, осталось только протащить сквозь стену новую. Подтащили к отверстию в стене. Дементьев встал на колени и попытался просунуть обрезок трубы, но не получилось.
— Вась, помоги: с той стороны стены тащи трубу на себя, — попросил Сергей напарника. Тот ушел в другое помещение и крикнул – «Вставляй!»
Тут Дементьев почувствовал на плече чью-то руку. В душе похолодело, он обернулся и увидел девочку, совсем маленькую, с красными горящими глазами, в старинном одеянии, на вид лет семи. Она протянула руки и стала сдавливать ему горло.
— Где моя сестра!? Где моя сестра Павлова?! – громко спросила она. Глаза её были совсем близко, в них не было зрачков, только яркий красный свет. Волосы — светлые, длинные и прямые — касались Серегиного лица, его охватил ужас.
Сергей попытался освободиться от её рук, но не мог – не хватало сил. Почувствовав, что уже задыхается, он попытался ладошкой постучать по стене и позвать Василия, но Вася не приходил.
В глазах у него померкло. Поняв, что это всё, конец, Сергей поднатужился и изо всех сил оторвал от себя ее маленькие ладошки, закричал и… проснулся.


— Сережа, ты что кричишь? – испуганно спросила жена. – Кошмар приснился?
Сергей тяжело дышал, на шее до сих пор ощущались маленькие, но сильные ладони. Сон постепенно улетучивался и физические ощущения тоже.
— Да, кошмар…
— Успокойся, обними меня и не будет больше кошмаров.
— Ты знаешь тот бывший Дом Пионеров?
— Знаю.
— Мы там сейчас работаем, просто там нет людей и ощущение от этого нехорошее. Когда работаешь в жилом доме, такого не чувствуешь. Как бы энергия жилого дома проникает и в подвал. А в этом заброшенном привидения мерещатся…
— Ой, Сереж, мне все одно. Я вообще боюсь этих подвалов. Давай не будем ничего говорить, а то вслед за тобой мне ужасы начнут сниться.
Сергей обнял жену и через полчаса заснул.


Утром опять тряслись в желтой зиловской будке с красной полосой, пока ехали к этому старинному дому.
— Крест одел? – строго спросил Вася.
— Нет, забыл, да я его и не ношу, искать надо.
— Плохо.
— Может сегодня тихо будет?
— Может и будет, но чует мое сердце, что как раз и не будет.
— Почему?
— Мне, Серега, сон приснился и не только мне, Вальке тоже… наверно он вещий… — многозначительно произнес Василий.
— Какой? – спросил Сергей, а под ложечкой противно заныло.
— Будто это привидение стало душить меня. И Вальку душило…
Дементьев ничего не ответил, он понял, если скажет про свой кошмар, то впечатлительный Вася просто выпрыгнет на ходу.
— Плохие сны к добру, — уклончиво сказал Сергей.
— Будем надеяться.
— Ты что-то про новости какие-то говорил вчера?
— Да, Валя сказала, что в 70-х когда она училась, мальчик с её класса пошел в Дом Пионеров и не вернулся. И тоже не нашли.
— И ты уверен, что он пропал в этом месте?
— Может быть. И еще – когда перестройка началась, дом отдали на откуп кооператорам да предпринимателям. Поначалу вроде шло, потом все разорились и двое с собой покончили.
— Ну какое это имеет отношение? Ведь дефолт был, кризис. Многие тогда обанкротились, мы с женой тоже приторговывали тогда – стало невыгодно. Потому и в сантехники пошел.
Василий разозлился:
— Ты, Серега, технарь имеешь за плечами, а я училище. Никакой логики не видишь! Тупишь по полной…
— Ладно успокойся, приехали. Пусть будет по-твоему, будем работать быстрее и сделаем не за семь дней, а за три или четыре.

В этот день работали как заведенные. Сергей варил, Василий помогал, как говорят – на подхвате. Когда Дементьев сбивал молотком окалину со сварки, Прошин нервничал. Оглядываясь вокруг, он просил: «Ну тише ты — сейчас сюда все сбегутся».

Время шло, но никто не приходил и не беспокоил. Через пять часов труда решили передохнуть.
— Серег, знаешь что?
— Что?
— Я так думаю, здесь шахта спрятана, потайная. С крышкой.
— Книжек начитался? И девочки туда упали…
— Ну а почему бы и нет? Если следов не нашли. В конце концов, рабочие сами, строя дом, могли соорудить такую ловушку. Может они ненавидели этого помещика?
— Сто лет уже прошло, гадать бесполезно. Поднимайся, давай дальше работать.
Из всего запланированного осталось только протащить пару труб и приварить к ним одно колено. В очередной раз Дементьев отбивал шлак со шва сварки.
— Ну не греми, — скулил Василий.
Дементьев остановился. Ему уже надоело это беспрестанное нытье Василия:
— Знаешь Вась, я читал как-то про массовый психоз. Нет тут наверно никакого призрака. Ты его придумал – ты меня им и заразил. Вполне возможно, что примерещилось нам обоим. Хочешь честно? Мне тоже снился сон, как девочка меня душила и что? Где она? Через полчаса заканчиваем…
— Подожди… — удивленно-растерянно перебил Прошин. – Почему ты не сказал мне об этом утром?
— Да на тебе лица не было. Если есть это привидение, то оно всегда приходит на твой страх.
Василий смотрел на Дементьева, молча жевал губами, периодически их облизывая.
— Вась, пошли работать, не бойся – ничего оно нам не сделает, — Сергей подошел к нему, по-дружески обнял за плечи. – Пошли…
— Подожди, тихо… — вдруг напрягся Вася.
— Что случилось? – спросил Дементьев.
— На меня кто-то смотрит сзади, я чувствую! Весь день ощущаю, но сейчас мне прямо сверлят спину… – плаксивым шепотом произнес напарник.
Дементьев резко обернулся. Из глубины подвала горели два желтых глаза.
Сергей взял молоток и нарочито громко начал стучать им по трубе, глаза сверкнули и исчезли. Только серая тень метнулась куда-то.
— Кошак, — засмеялся Сергей.
— Слава богу…
— Ну, все успокоился? Нет здесь привидений… нет здесь бесплотных духов… нет здесь… — Дементьев взял горелку и хотел поджечь сопло.
— Павлова!!! Павлова! Иди ко мне!!! – словно гром с ясного неба послышался крик.
Василий сорвался с места и хотел бежать в сторону выхода.
— Стой, дурак! — рявкнул Дементьев, — Не беги, не дай бог, в шахту улетишь вслед за ними!
Василий так и остался стоять с одной ногой поднятой в воздухе.
— Павлова!!! Павлова!!! Ну где-ты!!! – эхо стало громче, а крик ближе. Голос раздавался совсем близко – из комнаты бывшей кладовки.
Дементьев сделал осторожный шаг в ту сторону. Василий вцепился ему в комбинезон трясущимися руками:
— Серега, не ходи туда, не смотри, прошу тебя!
— Павлова!!! Ну выйди ко мне!!! – детский голос казалось сейчас заплачет.
Простояли так минут десять. Голос больше не появлялся. Сергей отцепил руку Прошина и подошел к той кладовке. Кладовка, освещенная слабым светом из маленького слухового окна, была пуста. Василий при этом стоял как истукан и не трогался с места.
— Ну что там? – охрипшим от волнения голосом спросил Серегу.
— Ничего! Совсем ничего!
Дементьев поднял горелку, доварил два последних шва и сказал:
— На сегодня все!
В автомобильной будке Прошин заявил:
— Ты, Серега, как хочешь, но завтра я туда не поеду, мне за это привидение заплатят копейки, а психопатом останусь на всю жизнь!
— Последний день, Вась, если как сегодня работали, то до обеда сделаем!
— Нет! – вне подвала голос Васи звучал твердо и совсем был не похож на того Васю, что в подземелье.
— Твое дело, как хочешь, я думал друзей не бросают… — обиделся Дементьев.
В этот день, уходя с работы, они впервые не пожали друг другу руки.
Сергей пошел домой. Стояла изнуряющая жара, но после дня проведенного в прохладном подвале, он совершенно её не чувствовал. Возле подъезда сидела соседка со звучным именем — Октябрина Игнатьевна.
— Здравствуй, Игнатьевна! – поздоровался Сергей.
— Здравствуй, Сереженька, никак с работы?
— С работы… можно вопрос?
— Да что уж там, спрашивай, хоть поговорить есть с кем…
— Ты ничего не знаешь про дом помещика Павлова, в частности про легенду о пропавших дочерях? Ты, как-никак, старожил нашего городка, сама-то их видела?
— Да как я могла их видеть-то? Я родилась после революции через пять лет, аккурат в октябрьские праздники, потому и Октябриной назвали. А тетка моя у них работала в услужении – от нее и знаю, как говорится из первых рук.
Дементьев заинтересованно придвинулся поближе.
— Так куда же они пропали?
Октябрина Игнатьевна вздохнула:
— Ну куда…? Любовь …, только никто не знал ведь ничего. В цыгана влюбилась заезжего, он её и украл скорее…
— В цыгана…?! – изумленно переспросил Сергей.
— Да, а что тут такого? Похоже, разыграли они вдвоем всю эту комедию с пропажей.
— А откуда она знала, ваша тетя? – немного недоверчиво спросил Сергей.
— Так дневник старшенькая вела, тетка моя у ней убиралась в комнате, знала где он спрятан, раз заглянула туда и прочитала. Когда она пропала, дневник дома был. А через пять дней исчез, видать тайно вернулась и забрала, чтобы потом не искали.
— А младшая, она же маленькая была? Неужели тоже цыган забрал?
— А вот с младшенькой действительно загадка, кто-то видел будто она пошла сестру искать в подвал и больше оттуда не вышла. Кто знает где она, может в подвале какие лихие люди прятались? Одному богу известно… Потом уже говорили, что она в привидение превратилась и до сих пор ищет свою любимую старшую сестру.
— Все считают дом заколдованным, будто он даже опасен.
— Правильно считают. Во время войны госпиталь там был наш, немцы когда ворвались в город, то раненых не успели эвакуировать. Фашисты всех кто мог ходить в плен отправили. Остальных расстреляли, даже детей, и сами себе госпиталь устроили. А через месяц он сгорел без видимых причин. Сразу заполыхал в нескольких местах. Много немцев раненых тогда сгорело. Жители слышали как они кричали в своих горящих койках… Многие тогда подумали, что это призрак девушки им ад огненный устроил, ведь партизан у нас не было, подполья тоже.
— Интересно, я не знал…
— Ты же еще тогда не родился, откуда тебе знать – заулыбалась старушка.
— Дело в том, что я работаю в этом подвале второй день и знаю, что эта девушка до сих пор там и ищет свою сестру, — сообщил Сергей.
— Господи… — старушка начала испуганно креститься. — Значит, правда люди говорили… господи, пожалей это дитя неразумное, забери её к себе. Пусть обретет покой возле тебя…
— Она может причинить вред?
— Да откуда я знаю, сама я её не видела ни разу… господи… — старушка разнервничалась и Сергей пожалел, что сказал об этом.

Дома усталость и напряжение этого дня быстро дали о себе знать. После сытного ужина у него начали слипаться глаза, и он заснул не раздеваясь. Жене Гале было жалко его будить, и потому она легла рядом, тоже не раздевшись.
Утром на участке Прошина не было, и Сергей расстроился еще больше: одному работать, как-никак, гораздо тяжелее. Но выхода не было. Чертыхнувшись, он направился к машине. Открыв дверцу будки, Сергей увидел напарника. Василий, улыбаясь как ни в чем не бывало, протянул руку и помог Сереге подняться.
— Ты извини за вчерашнее…
— Да за что извинять — пришел так пришел.
— Хочешь семечек? – Вася достал мешочек и протянул Сергею.
— Спасибо, пощелкаем по пути, я вчера почти все узнал о дочках помещика – соседка Октябрина рассказала.
При этих словах улыбка исчезла с лица Василия. Похоже, он жалел, что пришел. Но интерес к этой истории не пропал, и он внимательно выслушал Дементьева, стараясь не упустить ни одного слова:
— Значит призрак один, вернее одна…
— Получается так…
Шофер еще не подошел, зато появился бригадир с веселой, как шутили в коллективе, «лошадиной» фамилией Бричкин.
— О! Ребята, как там справляетесь? Когда закончите?
— Сегодня к двум часам.
— Уже?! – воскликнул бригадир, — Вот что значит рублем народ стимулировать! Вы там случайно не по ночам работаете?
— Нет, — криво и вяло усмехнулся Прошин.
— Ну, желаю удачи!
Бричкин ушел, а Василий сердито сказал ему вслед: «Тебя бы туда на всю ночь…».

… когда уже приступили к работе, Дементьев вдруг сделал загадочное лицо и сказал:
— Вась, я знаю что делать!
— Что?
— Когда она будет звать свою Павлову, мы позовём её и расскажем всю правду про цыгана и про дневник…
— Серега, не надо! — не на шутку перетрусил Василий, — Вдруг разозлится. Я не хочу общаться с потусторонними силами. Если хочешь это сказать, то давай без меня!
— Ладно…, — согласился Сергей, чуть презрительно посмотрев на напарника.
И вот, довольно шлепнув по последней заваренной трубе, Сергей, дурачась, сообщил:
— Все, товарищи! Задание выполнено! Можете сматываться отсюда окончательно!
— А оно сегодня не появилось, даже не знаю радоваться или нет, – грустно сказал Василий. Он то ли устал бояться, то ли уже смирился с обстоятельствами — сегодня даже не ныл, когда молоток стучал по трубам.
— Радуйся, Вась!
— Давай сегодня напьемся по такому случаю? Приходи ко мне со своей Галей.
— Нет, это вы приходите ко мне, выпивка наша, закуска ваша. Пойдет? – засмеялся Сергей.
— Пойдет, хитрец.

Все инструменты погрузили в машину, подвальную дверь закрыли на замок, когда Василий неожиданно открыл ее снова и прокричал на весь подвал: «Слушай ты, призрак! Твоя сестра Павлова убежала! Убежала с цыганом, не ищи её!!». После этого резко он захлопнул дверь, провернул ключ и побежал в машину. Плюхнувшись на сидение, Вася довольно посмотрел на Сергея.
Сергей попросил остановиться на первом повороте:
— Я дальше пешком пойду, мне отсюда до дома ближе, чем от конторы, а ты мою одежду положи в пакет и принесешь с собой. Я два пузырька лекарства от страха по дороге куплю.
Зайдя павильон, Дементьев купил две бутылки водки, взял их за горлышки и потопал по улице бодрым шагом домой. Настроение поднялось, он предвкушал сегодняшний веселый вечер.
— Павлова!!! Павлова!!! – вдруг раздался за спиной знакомый голос.
Сергей вздрогнул, резко остановился и бутылки чуть не вылетели из рук. Медленно повернул голову назад…
За спиной возле дома, наклонившись над слуховым окном, девчушка… нет, не девчушка, а какое-то буквально ангельское создание, кричало жалобно: « Павлова, ну где ты!!».
Сергей медленно подошел к ней, присел на корточки рядом и спросил:
— Девочка! Ты кого там зовешь?
Девочка подняла свои грустные глазенки и произнесла:
— Коска потелялась моя… беленькая такая, бантик на ней класный был с медальончиком…
— А почему Павлова? – недоумевал Сергей.
— Да не Павлова! А Паула её зовут! П-а-у-л-а! – сердито ответил ангелочек и перепорхнул к другому отверстию.
— А ты «кис-кис» не пробовала? — Серегу уже начал разбирать смех.
— У меня о-с-собенная коска – она не отзывается на «кис-кис», — гордо, с достоинством ответила девочка и побежала к следующему дому.
Сергей прыснул и захохотал, он пошел, почти побежал в сторону дома, размахивая бутылками, беспрестанно повторяя со смехом: «Павлова — Паула, кошка Павлова! Привидение Павлова!». Прохожие оборачивались на хохочущего бегущего мужика в грязной спецодежде и крутили у виска, думали — допился…
Послесловие.
Все хорошо, что хорошо кончается. Эта история долго еще веселила семьи Прошиных и Дементьевых. К тому же, она имела продолжение. Дней через пять Сергей и Василий ездили на вызов — кошка застряла в вентиляционном отверстии и орала там три дня. Когда, сломав кирпичную кладку, вызволили несчастную, Сергей по красному банту с медальоном понял, что это и есть та самая блудная Паула. Он пожалел, что не узнал тогда где живет эта девочка. Но, тем не менее, принес кошку домой, отмыл, и белокурая красавица обитает у него почти год. Все домашние кличут её немножко странно – Павловой, но это уже прихоть новых хозяев. А если вы знаете эту девочку, передайте ей – пусть зайдет в седьмой ЖЭК и спросит сварщика Сергея Дементьева, он отдаст её, хотя уже и сам привязался к ней. Да заодно и Прошин Василий пусть посмотрит, что это за «привидение»…


Теги:





0


Комментарии

#0 23:44  19-03-2012Лидия Раевская    
Рубрика
#1 00:03  20-03-2012Fairy-tale    
нормальная история
#2 12:20  20-03-2012Честный Казах    
эталон рубрики
#3 19:00  20-03-2012Поярков    
узкопленочный мудила, Лидия Раевская, не понимаю вас? Это какой-то спецсленг?
#4 14:25  25-03-2012Поярков    
Оскорбительно

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:16  06-12-2016
: [0] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....