Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Посторонняя вещь

Посторонняя вещь

Автор: чалдон
   [ принято к публикации 18:33  05-04-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 271]
(Из цикла «Однажды вечером»)

Однажды тихим осенним вечером, лежа на диване, соблюдая полную темноту и осторожность, я держал в поле зрения луч света, медленно двигавшийся по правой стороне моей квартиры, от окна ко мне, огибая малочисленные предметы, попадавшиеся ему на пути, приближаясь к моему лицу. Тотчас, для надежности протерев очки, я закрыл глаза, рассчитывая немедленно угадать его приближение. И вскоре обнаружил, что он уже режет мне зрачки, привыкшие к темноте. Открыв глаза, я вгляделся в свет, но источника не увидел. И, удивившись, скатился с дивана (с крайне озабоченным лицом), нырнул под стол, разгребая теплую мохнатую пыль, черствые окурки и старые книги. Нашел нужную, раскрыл: «Угол падения равен...». Так, думал еще немного, если несколько преломлений? И бросился к лучу — убедиться в его полном исчезновении. Я проклинал свое легкомыслие и стонал от утраты. Я передвинул всю мебель, предпринял кучу упреков, а поиски не приносили результатов. И вот через два часа, когда, казалось, я был близок к цели, прозвенел звонок.
Извините, — он стоял на пороге, и мои очки отражались в его толстых стеклах в массивной роговой оправе, — я случайно с улицы увидел, как вы что-то ищете, могу я чем-нибудь помочь? — Что ж, — сказал я, — одни очки хорошо...
Он, как нельзя кстати, оказался физиком. Сходите в туалет, — сказал я, -поиски будут долгими, может быть, кофе? — Да, да, — сказал он, — кофе, если уж нельзя опохмелиться.
Он был в рваной куртке и кокетливо стоптанных башмаках — настоящий физик. За кофе с техническим спиртом я объяснил ему суть эксперимента. Он все понял, повеселел и многократно заверил меня в своей верности науке. Да, — говорил я, — он должен быть здесь. Он же был здесь, куда ему деваться? М-м, ик, — говорил он, — так-то оно так, но согласно тем же законам, если он двигался, ик… Он просто убивал меня своей железной логикой. Давайте все-таки поищем, — говорил я, — давайте, давайте, не ленитесь, нельзя же так, что-то уж вы и мордой раскраснелись совсем… Ты, ты, пьяная скотина! На пол! Быстро! Искать! Искать везде! Я столько лет ждал его!

Невероятно, но я столько лет ждал его. Этот вальс в фойе заснеженного города. Она влетала в снегу, как самая огромная снежинка, и мы кружились, оставляя мокрые на мраморном полу следы… Они высохли тотчас после ее ухода. Тотчас. Нерешительность, вот оно что. Это все моя нерешительность!

Я сидел на диване, физик просто на полу. Он был утомлен и обижен — спирта ему больше не давали. И тут меня озарило. Штору, заорал я, отодвиньте штору! Он кинулся, расплескивая остатки опьянения, срывая штору вместе с карнизом. И луч засиял! Я же говорил, говорил, что он здесь, — волновался я, — он же был здесь, куда ему деваться. Давайте, быстрей, высчитывайте, где же ваши формулы? Сколько преломлений, сколько?

И он повторился! И я уже не был нерешителен. И даже напротив — немного раскован. Но отчего, отчего она снова покинула меня, оставила одного посреди фойе с холодным мраморным полом? А может?..

… Скажите, а в личной жизни ваши законы действуют? Не мешайте, не мешайте, — бормотал он сидя на полу, что-то быстро высчитывая, прихлебывая из кофейной чашки спирт, — да, да, конечно, законы действуют везде, законы это такая штука… Два! — вдруг заорал он, — два преломления! Скорей, пока он не исчез, он должен быть слева, он… Мы выбежали на балкон и уставились в левую сторону — источника не было. Нич-чего не понимаю, — пожал пиджаком физик. А может, ваши расчеты фуфловские? — пригрозил я. Н-нет, нет, — трясся он от холода, — не может быть, посмотрите сами, — протянул мне листки, испещренные формулами. Что я там пойму? Все же повернул листок в сторону. И увидел источник! Он шел справа, со стороны шоссе, от медленно двигавшегося автомобиля, освещавшего одинокое дерево, и уже оттуда, как бы запинаясь об дерево, под совершенно незаконным углом делая два преломления в соседних окнах, попадал в мою квартиру.
- Н-да, — сказал физик, — посторонняя вещь, вот в чем дело. И нагло ухмыльнулся.
Потом мы сидели на пороге балкона, ждали солнца и пили коктейль из спирта с водой.
- А я ведь сразу догадался, что ты не луч ищешь, а закономерность, — говорил физик, клоня голову на бок и разглядывая палец, вылезший сквозь дыру в ботинке, — а, черт, так я и знал, вылез-таки.
- Как, как именно ты узнал, — вскричал я.
- А чего тут знать-то. Лез, лез и вылез, — озабоченно шевелил пальцем физик.
- Да не про то я...
- А-а, — сказал физик, — так это совсем просто, молодой человек, женщин ведь до постели доводить надо.
Я покраснел.
- Так ведь я и… Что же их сразу туда тащить, что ли?
- Доводить, доводить, дотащить-то каждый сумеет. А вы, юноша, если и доводите, то все какими-то кружными путями, спирта больше нет? — замолчал физик. «Скотина», — думал я, пока бежал на кухню.
- Ну на скотину я не обижаюсь, — надул щеки физик, когда я прибежал со спиртом обратно, — так вот, значит, кружными путями, — физик выпил чашку спирта и сдул щеки, — так вот на этих путях… наш бронепоезд… ик… бр-р-р… — такой огромный… большой, большой… и цистерна спирта… еще больше, ик… а он как даст пару… и...
И физик свалился. Он лежал спокойно-спокойно, перевалясь спиной через порог балкона, так, что его голова была в комнате, а ноги на балконе, и лучи восходящего солнца золотили его мудрое высокое чело.
- Чтобы помочь тебе устранить постороннюю вещь, — сказал физик, когда опохмелился, умылся и проснулся, — я должен знать твою жизнь, то, что дорого тебе. Расскажи, например, как ты пишешь?
- Как я пишу? — удивился я, — так ведь это совсем просто…
… Прежде всегда что-либо обязательно случается… То есть почти всегда… Ну-у, если и не всегда, то мне, по крайней мере, так кажется — что вот опять случилось… И затем наступает депрессия. Это такое состояние, как будто у тебя высокая температура. Градусов сорок. Или девяносто шесть, как вчера. В общем, мучительно проходит вечер, почти всегда вечер, особенно мучительно вечер, а иногда и ночь. И как только прошла ночь, наступает утро. А бывает, что и ночью. Или наоборот — уже к следующему вечеру приходит ощущение, прозрачное, легкое, неуловимое — нельзя встряхиваться и отвлекаться. Я храню его и пишу, пока оно не кончится...
- Понятно, — сказал физик и направился к входной двери.
- Куда же вы, — вскричал я, — вы же обещали мне помочь!
- Вам нельзя помочь, — сказал физик уже из-за порога, — посторонняя вещь вам просто необходима.

1992


Теги:





0


Комментарии

#0 19:41  05-04-2012Mika    
Сейчас будут хвалить.
«Она влетала в снегу» — это так и должно быть?
#1 21:24  05-04-2012Григорий Перельман    
читал уже
#2 22:11  05-04-2012дважды Гумберт    
автор, хуячь свои ранние креосы. за 63 гот есть чонибудь?
#3 22:14  05-04-2012hemof    
за 36 год
#4 08:50  06-04-2012чалдон    
/«Она влетала в снегу» — это так и должно быть?/ — очепятка конечно же.

/автор, хуячь свои ранние креосы. за 63 гот есть чонибудь?/ — неа, я не настолько суперстар.

/за 36 год/ — тоже нет. все что было, уничтожили после ареста в 37.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....