Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Чехов курит!

Чехов курит!

Автор: Бабанин
   [ принято к публикации 12:14  30-04-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 419]
Ох, как давно я подбирался к этой сцене! Наконец-то «Чайка» перестанет быть бесполой, ведь Палыч так близко подходил к интимным сценам, но никогда не завершал их — отсюда раздражительность мужчин и неудовлетворённость женщин в его пьесах! Отсюда череда самоубийств у мужских персонажей и злобное шипение, истеричность женских. «Если женщина не кричит ночами, она шипит днём»- сам же сказал! Так вот и дал бы им покричать!

Ладно, попробуем привнести элементы чувственности в девственные хрестоматийные тексты А.П.Ч.

«Нина. Еще одну минуту...
Тригорин. /вполголоса/ Вы так прекрасны… О, какое счастье думать, что мы скоро увидимся! /Она склоняется ему на грудь/. Я опять увижу эти чудные глаза, невыразимо прекрасную, нежную улыбку… эти кроткие черты, выражение ангельской чистоты… Дорогая моя...

Продолжительный поцелуй.

Нина /в сильном волнении/. Борис Алексеевич, я вас не отпущу! Вот так вот просто… /Её руки обнимают и ласкают Тригорина. Тому всё трудней удаётся справляться с нахлынувшим чувством/. Я… люблю вас, я не отпущу вас никуда!..

Тригорин /теряя контроль над собой/. — И я люблю, люблю вас, но… что же нам делать? Милая вы моя!
Нина /расстёгивает на себе блузку и позволяет целовать склонившемуся Тригорину свои тяжело вздымающиеся груди/. Борис А-алек-ксеевич… /она закрывает глаза и постоянно облизывает губы/. Мне… я… ваша! Вся ваша! Возьмите меня всю… без о-ооа-статка! Ка-ак ве-щь, вещь!

Тригорин увлекает её к стоящему столу, пытается уложить, но она проворно выворачивается к нему спиной и задирает юбки. Тяжело дыша, Тригорин становится перед Ниной на колени и прижимается щекой к ее широким бёдрам.

Тригорин /целуя и лаская бёдра и ягодицы/. Господи, мы сошли с ума! Сейчас войдут, обязательно вой…
Нина /хватает его за руку и укладывает на себя/. Всего один раз, один разочек! Ведь так славно, так хорошо!

Тригорин задирает юбки выше и расстёгивает брюки. На секунду остановившись и, оглянувшись на дверь, он буквально врывается в Нину.

Нина /закрывая свой рот рукой, другой держит Тригорина за пояс/. — Ау-уа! Оа-ао-уа! Ой, мамочки! Мамочка! Ой, как больно, господи!
Тригорин. Сейчас, сейчас, милая! Сейчас, сейчас, хорошая! Славная моя девочка! Моя!..
Нина /мечет головой из стороны в сторону/. — Господи, господи… больн-н-но… хоро-шш-шо! Любим-мы-мый мой! Люби… люби меня, как-кх хорош-ш-шо. Ау-оа-ао-о-ох-ах!

Тригорин /сдирая с неё блузку/. Да, да, Нина, Ниночка, девочка моя-я! А-а-а-зда-жа-аш!

В комнату через боковую дверь входит Дорн. Увидев Тригорина и Нину, он сначала порывается уйти, но происходящее захватывает его и, аккуратно, закрыв дверь на щеколду, он расстёгивает брюки и начинает мастурбировать.

Нина /не открывая глаз, по-змеиному изворачивается, оказавшись лицом к Тригорину. Она увлекает его за собой на стол, укладывает на спину и, задрав повыше юбки, садится сверху./ — Так вот, миленький, так. Чу-чучу-чщ! Оа-ах, ау-уа-чш!

Дорн подкрадывается сзади и, приспустив брюки, после некоторых усилий, входит в Нину но чуть повыше Тригорина. Нина изгибается всем телом назад и пронзительно кричит. Оба — Тригорин и Дорн — закрывают ей рот. Рука в руке.

Дорн /быстро распаляясь/. — Тише, моя дорогая, тише! Сюда могут войти. Не дай Бог, Ирина Николаевна услышит! Тише, сладкая, тщ-щ-щ. Вот так, вот так, умничка. Да, да!
Тригорин. Доктор, вы? Но… как?
Дорн.Тш-щ.
Нина. Пусть, пусть! Так, ещё, ещё, ну же!
Тригорин. Доктор?!

/Теперь уже Нина и доктор закрывают ему рот руками. Снова рука в руке. Нина в исступлении мечется между двумя мужчинами, волосы её распустились и закрывают лицо Тригорина. Дорн обеими ладонями хватает её за грудь. Нина мечется из стороны в сторону, при этом неловким движением она смахивает со стола несколько фарфоровых китайских чайных приборов. На знакомый шум из другой двери появляется Яков. Некоторое время он, остолбенев, стоит в дверях, потом, запирает эту дверь на внутренний замочек своим ключиком, подкрадывается сзади, решительно срывает с себя штаны и, раздвинув ладонями ягодицы Дорна, содомирует его/.

Дорн /не прекращая движения/. Кто… здесь?
Яков / в сильном волнении/. Я..?!… я… ков.
Дорн и Тригорин /хором/. Яков?!
Нина /не своим голосом/. Я?.. Яков?! Я — Яков?! Да, ну же, ну же! Вот, сейчас, всё сейчас, да!

На сцене появляется Треплев с ружьём в руках и перевязанной головой. Занавес.

Между третьим и четвёртым действием уже нисколько не проходит.
Из-за занавеса звучит финальная реплика Дорна.

Дорн. Тут два месяца назад была напечатана одна статья...
/Звучит выстрел. Дрогнувшим голосом продолжает/… письмо из Америки, и я хотел вас спросить, между прочим… /Звучит второй выстрел. Женский визг. Слышно, как перезаряжается „ремингтон“/.

Дорн. /Пронзительно, будто умоляет кого-то/. — Так как я очень интересуюсь этим вопросом...

Звучит третий выстрел.

Дорн. /Тоном выше, истерично/. — Уведите отсюда всех куда-нибудь!!!

Звучит четвёртый выстрел.

Дорн. /С облегчением, словно опасность миновала/. — Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился…


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:11  25-09-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Навеяно эти http://litprom.ru/thread34771.html

Напиши мне про нежность стихи,
От которых захочется моря.
Чтоб задели они за живое,
Вспоминая мои пустяки.

Чтобы я не забыла те сны,
Где тепло и так пахнет сиренью.
Это глупое стихотворенье
Мне поможет дожить до весны....


Ленью изойдя и скукой,
Не без толку, всякий вздор
Врёт в пикете без умолку
По щелчку партийных бонз.

Нищ душой, но сложен крепко
Допотопный гамадрил
Жизнь бесплодно и бесцельно
Прожигает, тяготит.

Удалён он от науки –
Индульгенции скупив,
На невежества фелюге
Борзо правит в райский миф....


Чистые сердцем стремятся пиратствовать.
Слышишь зов волн – он тебя не обманывал.
Череп с костями за спинами нашими
Пены белее на чёрном полотнище.

Конкистадоры, красотки и каперы
Стали семьёй под звездой путеводною.
Бьётся злой шторм;...
...
02:24  22-09-2017
: [2] [Х (cenzored)]
Мне два часа осталось ещё спать,
Но глаз сомкнуть, я даже не пытаюсь,
Болит от мыслей светлых голова,
Я в них так, словно, в озере купаюсь.

Пытаюсь их скорее записать,
Но по дороге многое теряю,
Эх, гололедица сплошная, твою мать!...