Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - ПРЕМЬЕРА (креативная пьеса)

ПРЕМЬЕРА (креативная пьеса)

Автор: panove
   [ принято к публикации 11:07  27-06-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 508]
Премьера
(креативная постановка для детей младшего школьного возраста)

+17

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Галина Эдмундовна Мозголёва, директор event-агентства «Лаборатория праздника», организатор детского спектакля.
Олег Пичурин, звукач и световик, сотрудник того театра, на сцене которого организована постановка.
Лохмотушка, Полина Кувалдова, редактор глянцевого журнала «The Thief», подрабатывает, играя в детских утренниках.
Ботва, Илья, студент культурно-просветительского училища.
Тормоз, Семён, студент культурно-просветительского училища.
Хахатушка, Лера Ланская, выпускница культурно-просветительского училища, клоун-профессионал.
Клоун Зелёнка, Роман Ляпкин, выпускник культурно-просветительского училища, клоун-профессионал.
Снегурочка, Катька Мозголёва, дочь Галины Эдмундовны.
Дед Мороз, Сергей Бледноусов, студент гуманитарного вуза.
Понтова Наталья, куратор аниматоров.
Аниматоры (6 штук и разного пола).
Елена, администратор того театра, в котором организована постановка.
Зрители.

Всё начинается с того, что в зал заходит мужчина. Это Пичурин Олег. Он садится за пульт управления звуком и светом, который находится в противоположном конце зала от сцены. Проверяет микрофоны.

ОЛЕГ: Так, чё бы включить такое… (Перебирает диски.) Вот… (Включает.)

Начинает звучать детская новогодняя песенка.
Олег включает на сцене свет.
Из-за кулис выходит Галина Эдмундовна, которая тащит фигуру пластмассового снеговика. Устанавливает с правого конца сцены.
С другой стороны выходят двое молодых людей. Один тащит поролоновые цветные кубы. Другой несёт сдутые полиэтиленовые шары и насос. Первый оставляет кубы и уходит за кулисы.
К кубам подходит Галина Эдмундовна и зачем-то начинает их трогать, пока на один из них не усаживается молодой человек с насосом. Он надувает шары.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Точно, Семён, а то, стоя-то, надувать неудобно.
СЕМЁН (надувая): Да и сидя на поролоне тоже.

Из-за кулис опять выходит молодой человек с поролоновыми кубами. Они с Галиной Эдмундовной устанавливают их по краям сцены.

СЕМЁН: Галина Эдмундовна, я всё!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Молодец, Семён.
СЕМЁН (уходя за кулисы): «Спасибо» не булькает!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (смеясь): Сёма! Хахаха…

Второй молодой человек идёт за кулисы.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Илья! Илья, принеси скотч, шары надо закрепить, а то в зал скатятся.
ИЛЬЯ: Сейчас, Галина Эдмундовна. (Уходит.)

Детские песни звучат по-прежнему.
Галина Эдмундовна вертится вокруг пластмассового снеговика.

ОЛЕГ (с другого конца зала): Галя, что ты всё около этого фаллического символа вертишься?! Микрофоны когда проверять будете?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что, Олег? Я не слышу. Музыку убавь!
ОЛЕГ: Я говорю, микрофоны проверяйте!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Вот ведь врубил музыку…. (Подходит к стойке, говорит в микрофон.) Что говоришь? (Вертит микрофон в руках.) Не работает. Чёрт. (Орёт громко.) Олег, почему стойки не работают?!!
ОЛЕГ: А сейчас?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Раз… Работает! Вот хорошо я подошла! А то бы спектакль начался, а они не работают. Это твоё упущение, Олег!
ОЛЕГ: Галя, а я тебе, о чём только что кричал?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: О чём? Музыку врубил, я до тебя докричаться не могу. Хорошо, я к стойке подошла. Ты же у нас за микрофоны отвечаешь.
ОЛЕГ (машет рукой, отворачивается): Конечно. Ты тут самая умная. (Начинает перебирать микрофоны-петли.)

На середину сцены выходит молодой человек в костюме клоуна. У него на голове закреплён микрофон-петля.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (катая мячи): Рома, там где Илья со скотчем?
РОМАН: Не знаю… раз-два… раз-два-три… (Уходит.)
ОЛЕГ: Галя, вы радиомикрофоны брать будете, или чё?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А ты нам их не дал что ли?!
ОЛЕГ: А вы у меня их брали, чтобы я дал?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Так ты же нам их должен был дать!
ОЛЕГ: Чё я ещё вам должен дать?! Актёры за реквизит отвечать сами должны!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А они и отвечают!

Крик из-за кулис: «ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА, А ЧТО С ПОСОХОМ ДЛЯ ДЕДА МОРОЗА БУДЕМ ДЕЛАТЬ?!»

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (двигая шары): Да какие они актёры… так…

Выходит девушка в костюме снегурочки.

СНЕГУРОЧКА: Вот скотч. (Протягивает скотч.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (берёт скотч и говорит): А ножницы где?
СНЕГУРОЧКА (с возмущением): А я знаю.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А с посохом что?
СНЕГУРОЧКА (с возмущением, громко): А я знаю!!!
ОЛЕГ (уходящей снегурочке): Катька!
СНЕГУРОЧКА (остановившись): Что?!
ОЛЕГ: Косы сними! Ты с ними на старуху издалека похожа!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (с шаром в руках): Скажешь тоже, Олег! Это костюм снегурочки!
ОЛЕГ: Я сказал, как есть.
СНЕГУРОЧКА (резко): Мне в нём жарко. И на уши давит. (Движется за кулисы, снимая кокошник и парик.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Катька, не снимай!
СНЕГУРОЧКА: Отстань!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (бросая скотч): Катька, твою мать! (Уходит за снегурочкой.)

Сцена пустая. Без людей. Только снеговик, поролоновые кубы и надутые шары украшают её.
Олег начинает экспериментировать со светом.
Музыка прекращается.

ОЛЕГ: Так, чё бы ещё включить?

Играет песня «Российский Дед Мороз».
Из-за кулис выходит Галина Эдмундовна. Вся на нервах. В руках у неё скотч и ножницы. Она подходит к шарам. Отрывает скотч. Потом прислушивается к музыке.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (со скотчем в руках): Олег, ты зачем включил музыку, которая у нас в спектакле играть будет?!
ОЛЕГ: А какая разница-то? Играет и играет!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, выключи!
ОЛЕГ: Да зачем? Ты же сама говорила, чтобы пока зрители усаживаются, песенки играли!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Выключи, Олег!
ОЛЕГ: Не буду я выключать!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Я сказала, выключи!!! (Бросает в сердцах скотч с ножницами, пинает один мяч в зал и идёт к Олегу.)

Из-за кулис появляется молодой человек. Высокий, худой, в джинсах, сапогах и майке. Щеки и нос разукрашены румянами. Вместе с ним выходит Снегурочка. Без парика.

СНЕГУРОЧКА: Мам, ты куда пошла?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (идущая к Олегу): Да подожди ты! Я вон к этому идиоту иду.
СНЕГУРОЧКА: У Серёжи посоха нет!
СЕРГЕЙ: Ну, как нет… смотря что мы имеем в виду под посохом...
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (почти дойдя до Олега): Серёжа, придумай что-нибудь! Почему все проблемы должны женщины решать!
СЕРГЕЙ: Так я и хотел сказать, что придумал…
СНЕГУРОЧКА: Ладно, пойдём.
СЕРГЕЙ: А чё шар по залу катается? Пойду принесу.
СНЕГУРОЧКА (смеясь): Да ладно тебе.

Сергей спускается со сцены в зал. Берёт шар и корчит из себя бэтмена, якобы поднявшего неимоверной тяжести предмет.
Снегурочка веселится, глядя на то, как Серёжа строит из себя силача.
На другом конце зала Галина Эдмундовна спорит с Олегом.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, сейчас дети заходить будут!
ОЛЕГ: И что?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Выключи эти песни, они их выучат и им неинтересно будет.
ОЛЕГ: Да Галя, отстань. Какая разница, какая песня звучит? Сейчас всё начнётся. Кто услышит?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, это психология. Правила такие. Я на семинарах по организации детских праздников была, там так сказали.
ОЛЕГ: Да я тоже там был.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Выключи!!
ОЛЕГ: Не выключу.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Выключи. (Лезет руками к пульту управления звуком.)
ОЛЕГ: Галя, руки убери. Я же к тебе не лезу?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да уж!!! (Пауза.) Выключи! И включи другую.
ОЛЕГ: Галя, ё-моё, у меня музыка загружена в компе! Я не могу выключить и включить другую.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да почему?!
ОЛЕГ: Да потому! У меня всё в последовательности. Как звучать во время спектакля будет, так и идёт. Я не могу сейчас переписывать список! Я к началу тогда не успею, чтобы всё назад поставить!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (спокойно): Да?
ОЛЕГ: Да!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ты же включал.
ОЛЕГ: Я так всегда включал.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Но у тебя же другие песни играли!
ОЛЕГ: А теперь эти. Всё по списку!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да? Странно.

В зал заходит администратор Елена.

ЕЛЕНА (у входа): Олег!
ОЛЕГ (отвернувшись от Галины, глядя на Елену): Чё?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Лен, ты можешь подождать? Я с ним вопросы решаю.
ЕЛЕНА (подходя к рубке): Вы долго ещё?
ОЛЕГ: А что надо?
ЕЛЕНА: Да там надо…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ай! (Машет рукой и уходит.)
ЕЛЕНА (Олегу): Чё это она?
ОЛЕГ: Да на семинарах по event-маркетингу два дня посидела и считает, что всё знает, как надо праздники устраивать!
ЕЛЕНА: Ладно. Пойдём. (Идёт к выходу из зала.)
ОЛЕГ (идёт следом за ней): Куда хоть?

Галина Эдмундовна приближается к сцене и видит кривляющегося перед её дочерью Сергея.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (Сергею): Это ты чё делаешь?
СЕРГЕЙ (невозмутимо): Мячик вот поднимаю.
СНЕГУРОЧКА: Я пошла. (Уходит.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А парик где?! (Сергею.) Где парик у неё?
СЕРГЕЙ (поднимаясь на сцену с мячом): А она что, сняла его?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Дааааааааа!
СЕРГЕЙ: Фуууууууу, а то я думал она у нас лысая. Ей так даже лучше.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (смеясь): Скажешь тоже! Иди переодевайся.
СЕРГЕЙ (потирая себя за плечи): Пора. А то я уж мёрзнуть стал. (Уходит).
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (уходящему Сергею): А посох-то?!
СЕРГЕЙ (из-за кулис): Я там палку какую-то мишурой обмотал!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Щас посмотрю!

Галина Эдмундовна пару секунд стоит на одном месте, а потом начинает ходить туда-сюда по сцене.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Где же этот Пичурин? Вот идиот, взял и ушёл.

Из-за кулис выходит невысокое толстенькое нечто, разодетое в лохмотья.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Полина!
ПОЛИНА: Чего?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Все там готовы? Я тут на сцене вожусь, к вам в гримёрку зайти никак не могу.
ПОЛИНА: Да все, вроде, готовы. А где мой микрофон?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: У Пичурина лежат!
ПОЛИНА: А где он?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ушёл куда-то!
ПОЛИНА: А где они, там лежат? (Указывает в сторону рубки.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да не знаю я!
ПОЛИНА: Я пойду посмотрю. (Спускается со сцены и идёт к рубке.)

Галина Эдмундовна подходит к снеговику и начинает его трогать, взявшись за его голову и поворачивая в разные стороны.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (Полине, почти дошедшей по рубки): Полина, там в гримёрке кофе ещё не выпили?!
ПОЛИНА (заходя в рубку): Не знаю. Сходи глянь.

Галина Эдмундовна оставляет снеговика в покое и идёт за кулисы.

ПОЛИНА (уходящей Галине Эдмундовне): Галь, а Пичурин когда придёт? Нам частушки с мальчишками надо порепетировать, пока в зале никого нет!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (возвращаясь назад): А что вы их не отрепетировали раньше?!
ПОЛИНА: Не успели.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что?!
ПОЛИНА: Не успели.

Галин Эдмундовна подходит к стойке.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (в микрофон): Полина, говори громче, я тебя не слышу.
ПОЛИНА (в сторону): Вот тетеря глухая. (Громко.) Ты же знаешь, как я пою! Мне ещё надо порепетировать!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ну сейчас он придёт, включит вам. (Уходит.)

Полина в рубке начинает всё трогать.

ПОЛИНА: Мне нужна петля… Вот это что ли… (Берёт в руки микрофон-петлю.) Тааак. (Одевает его.)

В зал с какими-то проводами в руках возвращается Олег.

ОЛЕГ (подходя к рубке): Полина, бляха-муха, а ты чего сюда залезла?!
ПОЛИНА: Я за микрофоном пришла.
ОЛЕГ: И надо вот сюда лезть? У меня тут всё настроено, а вы тут лазите. То ты, то Галя!
ПОЛИНА: Да ладно, я же ничего тут не трогала.
ОЛЕГ: Да ты, может, и не заметила, а тут одну штучку дёрни, и звук на хрен накроется.
ПОЛИНА: Ну тебя же не было! А мне микрофон нужен.
ОЛЕГ: Так, иди отсюда. Когда вас ждёшь, хрен кто подойдёт. А потом лазите сюда.

Полина спускается к сцене.

ОЛЕГ: Ты взяла микрофон?
ПОЛИНА (продолжая спускаться): Да. Олег, включи нам частушки. Мы порепетируем.
ОЛЕГ: Как скажешь. (Наклоняется к пульту.)
ПОЛИНА (поднимаясь на сцену): Как тут включить-то? (Трогает свой микрофон.) А, вот.
(Выйдя на центр сцены, говорит не очень громко, так как думает, что микрофон работает.) Ботва! Тормоз! Ко мне! (Делает жест рукой, символизирующий повелевание.)

На сцене никто не появляется.
Пичурин нажимает на пульт управления светом.
Полина стоит одна в световом кругу, а вся остальная часть сцены в затемнении.

ПОЛИНА (уже громче): Ботва! Тормоз! Ко мне! (Пауза. Громко.) Эй, где вы там?!

Выходит Галина Эдмундовна с пластиковой чашечкой кофе.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Полина, ты чего кричишь?
ПОЛИНА: А где эти клоуны? Я их зову, зову, а они не идут.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Не слышат. (Делает глоток.)
ПОЛИНА: Я же в микрофон говорю!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А ты чего хочешь?
ПОЛИНА: Частушки попеть…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А, забыла, сейчас позову их. (Уходит.)
ОЛЕГ: Полина, микрофон включи!
ПОЛИНА: Включила я.
ОЛЕГ: А… (Отворачивается.)

На сцену выходят переодетые Семён и Илья вместе с Галиной Эдмундовной.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (смеясь и расплёскивая кофе из чашки): Ой, хохмачи! Скажите тоже!
ИЛЬЯ: Не, на самом деле!
СЕМЁН (серьёзно): Я вообще считаю, что за отсутствие чувства юмора и нежелание отмечать праздники надо ввести уголовную ответственность.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ой! (Смеётся.)
ПОЛИНА: Ну наконец-то!
СЕМЁН: Полин, скажи, что за отсутствие чувства юмора и нежелание отмечать праздники надо ввести уголовную ответственность.
ПОЛИНА (немного опешив): Ааааа… хе-хе-хе…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Вот и я смеюсь.

Далее Семён и Илья хохмят, а Галина Эдмундовна заливается противным писклявым смехом.

СЕМЁН: Вот как при коммунистах всякие комитеты были… ГКЧП, КГБ…
ИЛЬЯ: НКВД.
ПОЛИНА: Вы ещё Совет Народных Комиссаров вспомните.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Точно! СНК!
ИЛЬЯ: ЦК КПСС!
СЕМЁН: А чё такое СНК?
ПОЛИНА: Это как сейчас Госдума.
СЕМЁН: Ааааааааа… Ну так вот, я предлагаю комитет юмора создать.
ИЛЬЯ: Государственный Комитет Юмора. ГКЮ.
СЕМЁН: Не звучит.
ИЛЬЯ: Да. Зато смешно.
ПОЛИНА (задумчиво): ГКЮ.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: ГКЮ! Умора!
СЕМЁН: Я могу его председателем быть.
ПОЛИНА: Точно, рабочая одежда уже есть. (Трогает его за тельняшку.)
ИЛЬЯ: В самый раз. (Смотрит на свою одежду.) Я тоже могу… первым заместителем…
СЕМЁН: Ты – козёл! Какой тебе «быть».
ИЛЬЯ: Я козёл?
СЕМЁН: Ты козёл.
ИЛЬЯ: Ах так!

Илья начинает гоняться за Семёном по сцене. Ребята бегают и кривляются. Развлекаются сами и развлекают Галину Эдмундовну. Те смеются без остановки.
Олег включает подходящую музыку.
Из-за кулис высовывается Роман Ляпкин в своём клоунском костюме.

РОМАН: Ха-ха! Ботва! Тормоз-то тебя обгоняет!
БОТВА: Отстань, Зелёный! Без тебя скользкооооооооо… (Поскальзывается.)
ТОРМОЗ: Зелёнка, ну ты и козёл! Всю игру нам испортил! (Идёт поднимать Ботву.)
ЗЕЛЁНКА: Сам ты козёл! (Подходит к Тормозу и даёт ему пинка.)
ТОРМОЗ (застыв на месте): Ах ты козёл!

Тормоз бросается за клоуном Зелёнкой.
Ботва поднимается.
Олег включает музыку громче.

БОТВА: Загоняй на меня!

Ребята носятся по залу с криками «КОЗЁЛ, Я ТЕБЯ ДОСТАНУ» и «САМИ КОЗЛЫ РОГАТЫЕ».
В зал заходит Елена. Она останавливается у входа. Глядит на Пичурина.
Потом в зал забегает Понтова Наталья. Вся в мыле. Чуть не сшибает с ног Елену и несётся к сцене наперерез Тормозу и Ботве.
Столкновение.
Зелёнка, смеясь, убегает за кулисы.
Елена выходит из зала.

НАТАЛЬЯ (держась за лоб): Вот козлы.

Семён и Илья стонут, валяясь на ступеньках.
Наталья поднимается, даёт пинка Семёну и идёт к сцене.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Наташ, ты пришла?
НАТАЛЬЯ (поднимаясь на сцену, резко): Да!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Мне с тобой по поводу оплаты аниматоров поговорить надо.
НАТАЛЬЯ: Да! (Проходит за кулисы.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Наташ! А чё-нибудь из костюмов принесла? (Идёт за ней. Хочет сделать глоток, но видит, что чашка пуста.) А, чёрт.
ОЛЕГ: Галь!!!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что, Олег!?
ОЛЕГ: А может, погоню в спектакль включить?! А то как-то суховато получается, а сейчас забавно было. Под музыку-то. А?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Не знаю. Потом. (Уходит за Натальей, оставляя после себя на месте, где стояла, небольшую лужицу.)
ПОЛИНА (просмеявшись): Аж до слёз!

Семён и Илья поднимаются, кривляясь на сцену.

ОЛЕГ: Парни!
ИЛЬЯ: Что?!
ОЛЕГ: Вы же в спектакле всё равно с Зелёнкой соперничаете!
ИЛЬЯ: Ну да.
ОЛЕГ: Вот под эту музычку погоняйтесь за ним. (Включает.)
СЕМЁН: А что, можно.
ПОЛИНА: Надо с Галиной Эдмундовной согласовать.
ОЛЕГ: Согласуете. Зелёного позовите.
СЕМЁН: Ляпкин! Ромка! Выйди-ка.
РОМАН (высовывая голову из-за кулис): А вы драться не будете?
ИЛЬЯ: Да хорош!
РОМАН: Точно?
ПОЛИНА: Рома, выйди из образа.
РОМАН (выходя на сцену): Ну, чё звали?
ОЛЕГ: Ром, погоню разыграйте в спектакле! Интересно получается!
РОМАН: Я не знаю. У нас не отрепетировано.
ОЛЕГ: А сейчас вы на хера бегали тут?
РОМАН: А Галина Эдмундовна что сказала? Она же режиссёр!
ОЛЕГ (в сторону): Да какой она на хрен режиссёр. (Громко.) Позовите её ко мне!
ПОЛИНА: Ром, на самом деле, хоть разбавить как-то действие.
РОМАН: Ну я не знаю…
СЕМЁН: Я схожу. (Собирается идти.)
ПОЛИНА (останавливая его): Погодь, нам частушки попеть надо. (Ляпкину.) Ром, сделай милость.
ИЛЬЯ (Роману): Уважь, милый человек, сам редактор журнала «The Thief» просит.
РОМАН: Это ещё чё за журнал? Никогда не слышал.
СЕМЁН: Эх, ты, козёл, никогда про журнал «The Thief» не слышал!
ИЛЬЯ: Деревня!
РОМАН: Идите на хуй. (Уходит.)
СЕМЁН (вслед Роману): А ты козёл!
ПОЛИНА: Так, собрались! Олег!
ОЛЕГ: О-ёй!

Из-за кулис выходит Галина Эдмундовна и направляется к Олегу.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, чего звал!
ПОЛИНА: Бляха…
ОЛЕГ: Подойди, скажу кой-чего… Полина, вы частушки петь будете?
ПОЛИНА: А ты когда нам музыку включишь?
ОЛЕГ: А вы когда, извините меня, дурака валять перестанете?!
СЕМЁН и ИЛЬЯ (хором): Никогда!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (подойдя к Олегу): Чё звал?
ОЛЕГ: Сейчас, я им частушки включу.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Точно. А я посмотрю и послушаю.

Галина Эдмундовна становится рядом с Олегом.
Олег включает музыку из мультфильма «Летучий корабль» («Песня бабок-ёжек».)

СЕМЁН: Эй, а микрофоны!!!
ОЛЕГ: Что?!
СЕМЁН: Микрофоны где?!
ОЛЕГ: Полина же брала!
ПОЛИНА: Я только себе взяла!
ОЛЕГ: Ну и… вот они лежат!
ИЛЬЯ: Я сбегаю. (Бежит за микрофонами.)

Илья подбегает к рубке.
Олег даёт ему микрофоны.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (Илье): Заранее надо брать!
ИЛЬЯ (убегая к сцене): А откуда я знал!

Галина Эдмундовна всплёскивает руками.
Илья отдаёт один радиомикрофон Семёну.

ОЛЕГ: Готовы?!

В ответ Олег слышит тройное «ДА!!!».

ОЛЕГ: Врубаю.

Звучит музыка из мультфильма «Летучий корабль» («Песня бабок-ёжек».)
Песенка начинается с короткого проигрыша и переходит на припев, который должна исполнить Полина.
Однако слышно, как поёт Олег, потому что Полина сбивается в начале, а он подхватывает.

ОЛЕГ: «Эх бухай, наяривай!»
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, блин!
ОЛЕГ: А что она не поёт? А я пою.
ПОЛИНА: Олег! Олег!

Музыка играет дальше.

ОЛЕГ: Чего не поёте?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Она не успела вступить.
ОЛЕГ (глядя на Галину): Да уж. Зато успела ступить.
ПОЛИНА: Олег, включи сначала!
ОЛЕГ: Ладно.

Олег опять включает музыку для частушек.
Галина Эдмундовна внимательно смотрит на сцену.
Полина опять чуть-чуть не успевает начать, но успевает закончить свою партию.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (пока поёт Полина): Я её не слышу.
ОЛЕГ: А я слышу.

Далее поют Ботва и Тормоз.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ребят, хорошо, только в микрофон громче пойте, а то я не слышу!
ПОЛИНА: Чего говоришь?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Я не слышу тебя!
ПОЛИНА: А я тебя слышу.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (нервно): Говори в микрофон!!!
ОЛЕГ: Полин, давайте ещё раз спойте, а то ты не успеваешь.
ПОЛИНА: Да, я не успеваю. Галь, может, мне не петь, а то я не успеваю!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что?!
ОЛЕГ: Полин, попробуй ещё раз! Ребят, вы ей вступить могите!
СЕМЁН: Да мы сами-то еле успеваем.
ИЛЬЯ: Не, попробовать можно…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что вы там пробовать собрались?! Времени нет!
ПОЛИНА: Я тогда петь не буду.
ИЛЬЯ: Чё, просто музыка играть будет?
ПОЛИНА: Пусть. Олег, я петь не буду!!! Я не успеваю!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Полина, тебя не слышно!
ОЛЕГ: Полина, я тебе сколько раз предлагал: запиши на диск, дома порепетируй, а ты?
ПОЛИНА: Да не умею я петь!!!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что?!
ПОЛИНА: Ладно.
ОЛЕГ: Как сами!

Банда разбредается по сцене. Они ходят, что-то говорят друг другу.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Полинку совсем не слышно.
ОЛЕГ: Галь, ты совсем оглохла на своих праздниках? Я тут наверху сижу и то слышу. Что ты говоришь?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да тихо всё. Включай музыку. У меня стаж двадцать пять лет. Уж я-то знаю, когда громко, а когда тихо.
ОЛЕГ (включая музыку громко, что аж те, кто находится на сцене, хватаются за уши): А сейчас как? Тихо? (Олег сам прикрывает себе уши.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Вот. Вот теперь нормально. Но можно погромче.
СЕМЁН (убегая за сцену): Вырубите нах...!

Илья быстро уходит.
Полина, закрыв уши руками, что-то кричит, пыжась.

ОЛЕГ (убавляя): Бля, Галя, у тебя перепонки бетонные.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ты зачем выключил?
ПОЛИНА: Олег, ты нас чуть оглушил!!!
ОЛЕГ: Извините!

Полина направляется за кулисы.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Полина, стой!!! У тебя что с микрофоном?! Ничего не слышно!!
ПОЛИНА (остановившись): А что?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Олег, что она говорит, я не слышу.
ОЛЕГ (жалостливо посмотрев на Галину, говорит Полине): Ты микрофон включила?
ПОЛИНА: Да!
ОЛЕГ: А почему он у тебя не работает тогда?
ПОЛИНА: Да ладно?!
ОЛЕГ: Ооооооооо… огонёк горит?
ПОЛИНА (поглядев на базу): Да! Всё работает!
ОЛЕГ: Какого цвета огонёк?
ПОЛИНА: А какого он должен быть? Тут же один всегда горит!

Олег закрывает себе лицо ладонью, не в силах сдерживать себя, глядя на это всё.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ничего не слышу! Что говоришь?!
ПОЛИНА: Красный огонёк горит!
ОЛЕГ: А должен зелёный гореть!!! У тебя батарейки сели!!!
ПОЛИНА: Да ладно?! А я и не знала.
ОЛЕГ: Ну кто ты после этого? (Наклоняется за чем-то.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Батарейки сели, да, Олег?
ОЛЕГ (поднявшись и держа в руках батарейки): Да!!!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А почему ты их не поменял?
ОЛЕГ: А она не слышит что ли, что у неё микрофон не работает? Подошла бы.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ты у нас за звук отвечаешь. Откуда мы знаем, что там батарейки сели?
ОЛЕГ: Не, Галь, как микрофон взять, она подошла, а как проверить работает он или нет, так она не может. Вот батарейки (показывает), взяла бы. Они для чего запасные куплены?!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Так мы ещё и сами должны батарейки менять?!
ОЛЕГ: А кто? Я просто звук включаю! Ничего тут не трогай! Полина, сейчас батарейки поменяем!
ПОЛИНА: Ага!

Олег с батарейками спускается к сцене.
Галина Эдмундовна лезет к пульту.

ОЛЕГ (поднявшись на сцену): Зелёным огонёк должен быть. (Вставляет новые батарейки.)
ПОЛИНА: А я и не знала.
ОЛЕГ: Скажи что-нибудь.

Полина только собирается что-то сказать, как микрофон начинает резко и противно фонить.

ОЛЕГ: Галя… ты зачем там трогаешь?!!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Я звук, чтобы громче! А то от тебя не дождешься!
ОЛЕГ: Галя, уйди на хер оттуда!

Олег бежит к рубке.
Галина Эдмундовна отходит, уступая ему место.

ОЛЕГ: Галь, иди вниз.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (спускаясь): Идиот.
ОЛЕГ (регулируя звук): Дура. (Полине.) Полин, позови там кого-нибудь, а то ваш шеф тут накрутил, блин.

Галина Эдмундовна уходит за кулисы.

ПОЛИНА: Сейчас. Галь… (Бежит за кулисы.)

Сцена пустует. Звучит песня «У леса на опушке». Олег опять экспериментирует со светом. И подпевает припев.

ОЛЕГ: «Потолок ледяной, дверь хм…бучая!»

На сцену выходит Наталья Понтова с мешком. Бросает его и идёт к Олегу.
Олег, заметив её, перестаёт петь, звук убавляет.

НАТАЛЬЯ: Привет.
ОЛЕГ: Привет. Тяжёлый денёк?
НАТАЛЬЯ: Да у Мозголёвой каждую премьеру тяжёлый день. А вместе с ней – и у всех остальных. Оооооох.
ОЛЕГ (делая видимость, что он чем-то занят): Да уж. Да уж…
НАТАЛЬЯ: А я сюда несусь, как дура. Она мне ещё звонит, кричит: «Ты где? Почему тебя нет?» Да проспала я малость. Ха. На аниматоров бочку катит, мол, работают плохо… Как будто её актёры такие крутые, а мои аниматоры…

Наталья замечает, что Олег её не слушает и решает пойти на сцену.
На сцену выходит Лера Ланская в лосинах и обтягивающей чёрной футболке.

ЛЕРА: Наташ, Галина Эдмундовна сказала, что ты какое-то шмотьё нам на костюмы принесла. Я там без всего сижу в чём мать родила.
НАТАЛЬЯ: Вон на сцене мешок. Мне надоело уже. Галя носится, орёт, актёры тоже о своём трындят, а я их уговаривать что ли должна?
ЛЕРА (залазя головой в мешок): Посмотрим.

Наталья подходит к Лере.

НАТАЛЬЯ: Ты кого играешь?
ЛЕРА: Хахатушку.
НАТАЛЬЯ: Во что должна быть одета Хахатушка?
ЛЕРА: Хэ зэ. (Пожимает плечами.)

Выходят Галина Эдмундовна, банда и Зелёнка.

СЕМЁН: А чё, я ни че…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Надо было сказать мне! А то я не слышу же!
ИЛЬЯ: Да мы уж заметили.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что?
ИЛЬЯ: Я говорю, мы сами не заметили.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А микрофон выключен был, хорошо я… Так? (Глядя на мешок и Леру с тряпьём.) А что тут эти тряпки делают?
НАТАЛЬЯ: Вы там пока нагалдитесь, сто часов пройдёт.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А костюмы зачем на центр сцены вываливать?
СЕМЁН: О! Костюмы! Не в одной же мне тельняшке выступать! (Начинает перебирать и примерять.)

Ляпкин и Илья тоже начинают копаться.

НАТАЛЬЯ (указывая в сторону кулис): Вам там не до них было… (Идёт за кулисы.)
ПОЛИНА: У меня есть. (Делает несколько танцевальных па в своих лохмотьях.) Я – королева лузеров! Я – Лохматушечка-душечка. Лохматёночка-зайчёночка. Лохматёночка…
ЗЕЛЁНКА и ХАХАТУШКА (хором): Выпендрёночка! Ууу! (Показывают язык.)
ЛОХМАТУШКА: Ха! (Уходит с гордо поднятой головой.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (шмыгая носом): Ну, выбрали себе? Может, в гримёрке переоденетесь?
ИЛЬЯ (спуская джинсы): Смеётесь что ли?
СЕМЁН (стоя в трусах и тельняшке, держа в руках цветастые бриджи): Да и времени нет. Вот это мне подойдёт.

Все чего-то примеряют.
Галина Эдмундовна стоит, вытирая платочком нос.

СЕМЁН (одев бриджи и прохаживаясь): Ну как?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Пойдёт.
СЕМЁН: Только между ног дырка, конечно… (Лезет рукой между ног.)
ИЛЬЯ: Она у тебя всегда там была!

Все смеются.

ХАХАТУШКА: Наконец-то. (Начинает прыгать и раскланиваться.)
ЗЕЛЁНКА: Ха-ха!

Хахатушка и клоун Зелёнка кривляются друг перед другом возле снеговика.

БОТВА: Я Ботва! Э-ге-ге-ге-гей!
ТОРМОЗ: А… а…
БОТВА: Эх, ты, тормоз. (Стучит тому по голове.)

Галина Эдмундовна ржёт.

ТОРМОЗ: А-а-а ты знаешь, что бо-ботва – это недосушенные плоды конопли. А мы такое детям говорить будет. Вот.
БОТВА (почёсывая свою репу): Н-да. Незадача. Хотя косячка бы сейчас не помешало курнуть.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Это вы о чём? Никаких там этих… (Делает жест рукой.) Всё после премьеры. И курить, и пить, и…
ТОРМОЗ: Что?
БОТВА: А вот выпить тоже можно. Я вот пива люблю.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А я тоже пиво люблю.
ЗЕЛЁНКА (отвлёкшись от игры с Хахатушкой): А мне шампанского после!
ХАХАТУШКА: И мне!

Зелёнка и Хахатушка дальше играют.

БОТВА: Ещё вина можно. Только настоящего. Но пиво лучше.
ТОРМОЗ (потирая живот): Да уж. (Облизывается.)
БОТВА: Вот водку я не люблю. Противно. А её почему-то пьют все. А вот пиво я люблю.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Я тоже пиво люблю.
БОТВА: Я считаю, что пить нужно то, что нравится. Вот водку я не люблю. А пиво я люблю.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А я…
ОЛЕГ (кричит с другого конца зала): Эй! Вы там долго лясы точить будете?! Мне звук проверить надо! А то Галя тут накрутила!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да сам ты там накрутил! Ничего не слышно!

Олег отворачивается.
Зелёнка и Хахатушка перестают кривляться.

ЗЕЛЁНКА: С чего начнём? А?! (Микрофон фонит.)
ОЛЕГ: Бляха-муха, вы не орите в микрофоны!
ХАХАТУШКА: Хорошо.

Из-за кулис высовывается голова Лохматушки.

ЛОХМАТУШКА: Ботва! Тормоз! Ко мне!
БОТВА: Чё?
ЛОХМАТУШКА: Да быстрее! (Скрывается за кулисами.)

Ботва и Тормоз пожимают плечами, переглядываются и идут за своим шефом.
Хахатушка и Зелёнка провожают их взглядом.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (недоумённо): А чего там такое? Пойду в зале посижу. (Спускается со сцены.)

Из-за кулис выходит Наталья, прикрывая глаза ладонью и чуть наклонив голову.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (усаживаясь в кресло на первом ряду): Наташ, ты чего это, а?
НАТАЛЬЯ (проходя в другую кулису): Ничего. Там Дед Мороз Снегурочку загнул.
ХАХАТУШКА и ЗЕЛЁНКА (хором): Где?! (Убегают со сцены.)
ОЛЕГ: Вот где жисть-то ключом бьёт! А я тут стой. Бля.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (повернувшись к Олегу): Олег, что случилось-то?
ОЛЕГ (в сторону): Глухомать. (Галине.) Да Дед Мороз со Снегурочкой! (Делает характерные жесты руками.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Чего они? Не слышу!
ОЛЕГ: Дедушка-то, Мороз-то с внученькой-то. (Опять делает жесты.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Они там посох обклеивают. Мишура слетает.
ОЛЕГ (в сторону): Вот этим посохом он её и…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: С тобой невозможно общаться, Олег. Я сейчас подойду.

Галина Эдмундовна медленно поднимается к Олегу.

ОЛЕГ: Галь, да чё ты ко мне-то идёшь?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ты же говоришь чего-то, вот я и иду.
ОЛЕГ: Я говорю, Дедулька Морозулька-то внученьку на посох насадил там! (Указывает на кулисы).
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что?
ОЛЕГ: Дедушка, говорю, с внученькой…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (останавливаясь на полпути к рубке): Что Дед Мороз? Они там с Катькой репетируют.
ОЛЕГ: А на сцене они будут репетировать? Или они такие у тебя профессионалы, что репетиция им не нужна?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ну, Катька-то у меня в детском ансамбле танцевала…
ОЛЕГ: А может, они у тебя такие бездари, что никакая репетиция им не поможет?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что? Пойду посмотрю, что они там делают. (Идёт вниз.)
ОЛЕГ: И Зелёнку с Хахатушкой позови. Да и Снегурочку тоже. Они там где-то песню вместе поют, вот я звук и отлажу.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (подходя к кулисам): Лажу только не сделай! А то я с тебя вычту! (Скрывается за кулисами.)
ОЛЕГ (громко): Можно подумать, ты мне много платишь за этот спектакль!!! Да я на одном выезде сделаю больше, чем за всё это! (Пауза.) Н-да, связался.

Олег опять нажимает на кнопочки. Лампочки по-всякому светят. Играет песенка «Кабы не было зимы» из мультфильма «Зима в Простоквашино».
Песенка начинается словами из мультфильма.

СЛОВА: «Ничего себе, вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла.» — «Я же говорила…»

На слове «говорила» Олег убавляет звук и громко продолжает фразу, но уже своими словами.

ОЛЕГ: «…что ты, Печкин, алкоголик!»

Далее песенка продолжается.
Олег достаёт стопарь, чекушку водки. Наливает и выпивает. Повторяет.
Песня продолжается. На словах «НЕ СПЕШИЛ БЫ ДЕД МОРОЗ К НАМ ЧЕРЕЗ УХАБЫ» Олег вставляет меткий комментарий.

ОЛЕГ: А в гримёрку бы привёз каждому по бабе! (Выпивает ещё.)

В зал стороны входной двери забегают Сергей Бледноусов в шубе Деда мороза и Екатерина Мозголёва в полушубке Снегурочки, который у неё не застёгнут, а подпоясан.
Катя отбегает чуть вперёд-вниз от Сергея.
Олег изумлённо наблюдает за происходящим.

СЕРГЕЙ (поёт, двигаясь к Катьке): «Расскажи, Снегурочка, где была? Расскажи-ка, милая, кому дала?»
КАТЬКА (поёт, отступая): «За тобою бегала, Дед Мороз…»

Тут милая парочка сближается на расстоянии вытянутой руки.
Катька запрыгивает на Сергея, и они начинают страстно целоваться.
Пояс с костюма Снегурочки спадает. Полушубок раскрывается. Теперь видны Катькины груди.

ОЛЕГ (замечая вывалившиеся груди Катьки): Вот где жисть-то ключом бьёт!!! (Наливает себе стопку.)

Парочка, услышав голос Олега, быстро расцепляются. Оглядываются. Замечают выпивающего Олега.
Катька смеётся и бежит за кулисы.
Сергей чинно оглядывается. Медленно спускается к сцене.

СЕРГЕЙ (поёт): «Море волнуется раз! Море волнуется два! Море волнуется три!
Морская фигура замри!»
ОЛЕГ: Рак!
СЕРГЕЙ (поднимаясь на сцену, Олегу): Какая забавная фигура. Молодец.
ОЛЕГ: Ты тоже молодец, дедуля!
СЕРГЕЙ (стоя на сцене): Так, поиграю с залом. (Пауза, за время которой успевает состряпать на лице морду крутого мэна.) Ну, детишки, как делишки?!
ОЛЕГ: Хорошо, дедушка, только зачем ты голову задрал и нижнюю губу выпятил?!
СЕРГЕЙ: Что это?
ОЛЕГ: Ты в зеркало-то себя видел? У тебя чё на лице одна гримаса застыла?
СЕРГЕЙ (смутившись): А… у меня всегда…
ОЛЕГ: Вот именно. Я, конечно, интуитивно понимаю, что за бородой, которую ты напялишь на своё рыло, никто ничего на твоём лице не увидит, но игра-то твоя от этого лучше не становится!
СЕРГЕЙ: А…а…а…
ОЛЕГ: Ты когда говоришь, улыбайся! Давай, попробуй.
СЕРГЕЙ: Ну… сейчас. Попробую. (Пауза. Улыбается.) «Море…»
ОЛЕГ: Я разве сказал «лыбься как идиот»?!
СЕРГЕЙ (краснея): Ну…
ОЛЕГ: Это вон со снегурочкой-дурочкой такие рожи корчи, а тут играть надо. Давай. Я тебе даже музыку включу.

Играет музыка.

СЕРГЕЙ (улыбнувшись): «Море волнуется раз!»
ОЛЕГ: Вот. Так нормально. (Выключает музыку.)
СЕРГЕЙ: А я ж… я ж…
ОЛЕГ: Чё ты там мямлишь?
СЕРГЕЙ: Я ж не до конца!
ОЛЕГ: Ты слов что ли не помнишь?!
СЕРГЕЙ: Помню!
ОЛЕГ: Ну и вали тогда со сцены! Скоро спектакль начнётся, а ты ещё не переоделся!

Сергей, весь раскрасневшийся и смущённый, направляется за кулисы. Но не доходит, так как поскальзывается на той лужице, что оставила после себя тетя Галя.
Сергей издаёт душераздирающий вопль.

СЕРГЕЙ: Ай, сука!!!

Олег ржёт, не может.
На стоны Сережи прибегают Галина Эдмундовна и Полина.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Серёжа, что случилось?!
ПОЛИНА: Тебя как угораздило-то? На ровном месте…
СЕРГЕЙ (держась за коленку): Аааа, какая-то сука последняя воду тут расплескала!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да? Кто бы это мог быть?
ОЛЕГ: А кто на сцену кофе пить выходил?!!!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Кто?
СЕРГЕЙ: Покажите мне эту суку… ааааааааааа…
ПОЛИНА: Серёж, ладно тебе корчиться, ты же мужик. Терпи.
СЕРГЕЙ: Ты бы тут навернулась, я бы посмотрел на тебя!
ПОЛИНА: Ладно тебе. Как со Снегурочкой…
СЕРГЕЙ (громко): Ааааааааааааааааааааа!!!
ПОЛИНА: Галь, отойдём.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А Серёжа как же?
ПОЛИНА: Встанет.
СЕРГЕЙ (поднимаясь): Встанет…
ПОЛИНА (Сергею): На Снегурочку встал, а тут не встанет?
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Что там со Снегурочкой?
ПОЛИНА: Да ничего.

Сергей направляется за кулисы.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Сергей, всё нормально?
СЕРГЕЙ (не оборачиваясь): Ага, только покажите мне ту су… (Скрывается за кулисами.)
ПОЛИНА (подойдя близко к Галине): Галь, это же ты тут расплескала кофе.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (возмущенно): Я?!
ПОЛИНА: Давай не будем никому об этом говорить.
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Да это не я! Это какие-то идиоты! (Смотрит на Пичурина, который опять выпивает стопку.) Олег, ты там что пьёшь?! Как ты смеешь пить перед премьерой!
ОЛЕГ: Я лекарство пью!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Знаю я твоё лекарство сорокаградусное! Никакой ответственности! У нас премьера, а он пьёт!

Нагибается к месту, где имеются капли влаги. Трогает их рукой. Поднимается, поднося пальцы к носу.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Это же водка!
ОЛЕГ: Ну, конечно!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (поднося свои пальцы к носу Полины): Полина, вот, понюхай!
ПОЛИНА (брезгливо): Фу, Галь, чё ты мне в лицо всякую пакость суёшь!!! (Уходит.)
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (Олегу): Ах ты подлец! Я тут сердце рву перед премьерой, а он пьёт прямо на сцене.
ОЛЕГ: В первоначально огласовке было не «сердце».
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Я с тебя ещё вычту! (Уходя за кулисы.) Я тут сердце с душой рву, а… (Исчезает за кулисами.)
ОЛЕГ: Ну, в исконном варианте было другое слово. (Наливает и выпивает.) Жопа.

На сцену с тряпкой выходит Галина Эдмундовна. Она вытирает пол. Уходит.

ОЛЕГ: Когда звук налаживать будем? Я тут нажраться и протрезветь успею, пока эти предуры… А…

Олег выходит из рубки и спускается к сцене. Понимается на неё и идёт в гримёрку.
Сцена пустая.

ОЛЕГ (из-за кулис): Какого хера вы тут в кучу собрались?!!! Я вас там долго ждать буду?! Микрофоны у всех фонят, просишь их выйти, отладить, а они мозг…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (появляясь на сцене): А почему они фонят?!
ОЛЕГ (спускаясь со сцены): А потому что шеф руки свои куда попало суёт.

На сцену выходят опущенные Олегом клоун Зелёнка, Хахатушка и Снегурочка.

ЗЕЛЁНКА: Ну, мы поём?
ОЛЕГ (заходя в рубку): Ты музыку слышишь?!

Зелёнка молчит.

ОЛЕГ: Кто-нибудь музыку слышит, чтобы петь?!

Все опустили головы.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А что ты на них орёшь?! Ты за звук отвечаешь?!
ОЛЕГ: Я! Вот пока я посыл от актёров чёткий не увижу, я ни свет, ни звук включать не буду!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Ишь, ты какой! Посыл ему!
ОЛЕГ: Это вам надо, а не мне! Если я уйду отсюда, хер кто тут в чём разберётся! Да и никто вас сюда не пустит! Так что ротики закрыли и слушаем авторитетного специалиста!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А…
ОЛЕГ: Я сказал, трындеть перестали! И все лишние со сцены ушли! Да-да, Галя, отойди на пару минут!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Идиот. (Спускается в зал.)
ОЛЕГ: Эй, клоуны, готовы?!
ХАХАТУШКА: Да.
ОЛЕГ: Я не слышу, вашу мать! Посыл где?!
ЗЕЛЁНКА: Врубай!

Олег включает музыку.
Зелёнка, Хахатушка и Снегурочка поют.

ЗЕЛЁНКА: «Эту песенку, друзья, петь легко и просто,
Можно, под оркестр петь и без оркестра, можно.
Даже если вам медведь наступил на ухо,
Эту песню можно петь, не имея слуха!»

ВСЕ ТРОЁ: «Пам! Пабам-пам-пам!» (Повторяют раз шесть.)

Второй куплет поёт Хахатушка.

ХАХАТУШКА: «Те, кто двойки получал на уроках пенья,
Тоже…»

Микрофон издаёт звук, режущий уши.
Музыка играет, но никто не поёт.
Все вопят.

СНЕГУРОЧКА: Ааааааай!
ХАХАТУШКА: Олег!!!
ОЛЕГ (поёт, наливая водки): «Эту водочку, друзья, пить легко и просто.
Можно, под закуску пить и без закуски, можно
Даже если вам врачи запретят спиртное,
Эту водку можно пить на любом застолье!»

Олег выпивает.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА (подходя к Катьке): Пичурин, твою мать! Ты мне ребенка оглушил!
ОЛЕГ: Всё нормально, господа! Звук налажен!
ЗЕЛЁНКА (обиженно): Ха-ха.
ХАХАТУШКА (также): Ха-ха-ха-ха-ха.

Все стоят, тупят.
Выходит Дед Мороз.

ДЕД МОРОЗ: Как я выгляжу?
КАТЬКА: Хорошо, дедушка.
ДЕД МОРОЗ (глядя на наручные часы): Ну, скоро начало, а выхожу я в самом конце. (Катьке.) Есть время развлечься.
КАТЬКА: Ты что, старый, очумел что ли? Не видишь, я репетирую!
ДЕД МОРОЗ (играючи): А на улице мороз!
ТОРМОЗ (проходя из одной кулисы в другую): Ну-ка все потёрли нос!
ДЕД МОРОЗ (уходя в гримёрку, глядя на Катьку): Ни к чему нам бить баклуши!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Какая забавная игра. Не знала такой.
КАТЬКА: Ну-ка, мама, убери от меня руки! (Вырывается из рук матери и бежит за дедулей.)
ХАХАТУШКА: А мне тоже с дедушкой потолковать хочется. (Бежит за кулисы.)
ОЛЕГ: Ляпкин!
РОМАН: Чё?
ОЛЕГ: Вы погоню делать будете? Мне включать вам музыку или нет?
РОМАН: Мы не решили.
ОЛЕГ: А я уже решил, что вы решили! Я ведь включу вам музыку!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Вы о чём?!
ОЛЕГ: Пускай ребята в зале побегают!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Где?
ОЛЕГ: По залу!
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Зачем! (Уходит за кулисы.)
ОЛЕГ: А… (Машет рукой.) Рома, я сам вам посыл к погоне сделаю. Как музыка заиграет, вы бегайте! Понял?
РОМАН: Понял!
ОЛЕГ: Позови этих балбесов сюда!
РОМАН: Хорошо.
ОЛЕГ: Быстрее!

Роман уходит в левую кулису. Из правой выходит банда.


БАНДА (хором): Жизнь не сахар и не мёд,
Эх, ни в чём нам не везёт!

Троица разбредается по сцене.
Ботва и Тормоз садятся на кубы.
Лохматушка подходит к снеговику.

ТОРМОЗ (указывая в сторону кулис): Не, почему он её загнул, а я нет? Я тоже хочу.
БОТВА: Да уж, я бы тоже не отказался.
ЛОХМАТУШКА (указывая в сторону кулис): Не, почему её кто-то загнул, а меня нет? Я тоже хочу…
ТОРМОЗ: Эх, загнуть бы кого…
БОТВА: Да уж, я бы тоже не отказался.
ЛОХМАТУШКА: Эх, загнул бы… (Смотрит на своих оболтусов.) Ботва, Тормоз, ко мне!

Банда становится по центру.

БОТВА: Вы-вы-вы…
ТОРМОЗ: Эй! Это мои слова!
БОТВА: Точно. Вызывала?
ЛОХМАТУШКА (игриво): Ага.
БОТВА: Что, кого побить, что сломать надо, а?
ЛОХМАТУШКА: Э-не.
ТОРМОЗ: Хм, как-то не по тексту…
БОТВА: А что тогда?
ЛОХМАТУШКА: Меня удовлетворить.
БОТВА: А как?
ЛОХМАТУШКА: Ну как мужчины женщин удовлетворяют. Вот и удовлетворить.
ТОРМОЗ: Ээээээээ, нет, я в таких мероприятиях участия не принимаю. Мне маманька запрещает.
БОТВА: Да и без этого как-то интересней. Да и место не подходящее.
ТОРМОЗ: Да и не привыкшие мы перед ответственным делом прибывать в половых излишествах. Это ж на групповуху тянет!
ЛОХМАТУШКА: А ну цыц! Групповуха-негрупповуха – это уже не ваше дело! (Провокационно.) Испугались? Квалификацию потеряли?!
ТОРМОЗ (спуская штаны): Да-да-да…
БОТВА: Да мы такое можем!
ЛОХМАТУШКА: Сомневаюсь!
БОТВА и ТОРМОЗ (хором): Ах так!

Ребята переглядываются и хватают Лохматушку.
Тут свет гаснет. Сцена погружается во тьму.
Звучит песенка, очень громко. Песенка кончается. Но сцена по-прежнему в темноте.
Слышны голоса банды.

ЛОХМАТУШКА: Ой…….
ТОРМОЗ: Всё, надо уходить быстрее…
БОТВА: Ай, бля!

Грохот упавшего на сцену снеговика.
Звучит музыка: The MATRIX — Rob D — Clubbed to Death (kurayamino mix).

ТОРМОЗ: Твою мать! Придавил!
ГОЛОС ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Тут почему так темно? Чё за темень такая?
ГОЛОС ДЕДА МОРОЗА: На дворе-то морозуй! На-ку все потерли…
ГОЛОС ЗЕЛЁНКИ: Ха-ха! Рыжехвостая лисица – замечательная птица!
ГОЛОС ХАХАТУШКИ: Видели и побольше!
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ: А ну-ка попрыгай, как яааааааааааааааааааа!
ГОЛОС ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Пичурин! Ты что со светом наделал!!! Идиот!
ГОЛОС ДЕДА МОРОЗА: На дворе-то холода!
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ: Замерзает моя…
ГОЛОС ТОРМОЗА: М-да. Ничего не понимаю.
ГОЛОС БОТВЫ: Чем тебе понимать? Ты же тормоз!
ГОЛОС ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Скоро начало! Где аниматоры?! Почему они не работают?!
ГОЛОС НАТАЛЬИ: Галя, как тут работать?!
ГОЛОС ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Приведи их!
ГОЛОС НАТАЛЬИ: Счаз!!!
ГОЛОС ПОЛИНЫ: Где мои лохмотья?!
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ: Дедушка! Дед Мороз! Дед Мороз!

Все подхватывают и дружно зовут Деда Мороза.
Открывается и закрывается входная дверь.

ГОЛОС ДЕДА МОРОЗА: Я здесь, внученька! Иди на блики моего мобильника!
ГОЛОС ПОЛИНЫ: Точно! Мой сотовый.
ГОЛОС ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Что? Что вы сказали?!

Затем некоторое время под музыку, пока она не кончается, по сцене бегают люди со своими сотовыми телефонами. Эффект огоньков. Очень красиво всё это смотрится в полной темноте.
Как только музыка прекращается, свет загорается.
Немая неподвижная сцена на пару секунд: все застыли в различных позах.
Снегурочки и дедушки на сцене нет.

ПОЛИНА (стоя на корачках, на теле только лифчик): А вот моё шматьё. (Подбирает накидку и убегает за сцену.)

Грохот со стороны рубки.

ОЛЕГ: Что за день такой?!!!

Все приходят в движение.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Пичурин, ты что со светом наделал?!
ОЛЕГ: Всё нормально, ик.
СЕМЁН (одевая штаны): Так, пора бы…

В зал вбегают аниматоры (6 штук).

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Вы чего прибежали?!
ОДИН АНИМАТОР: Там народ уже запускать надо, а то они сами зайдут!
НАТАЛЬЯ (заходя в зал): Аниматоры! За кулисы!

Наталья пробегает за кулисы. Аниматоры за ней.

ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Все по местам!!! Быстро, всё на место поставить! Кубы! Кто двигал кубы?!
ИЛЬЯ (ставя кубы на место): Это мы тут…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: А снеговика кто грохнул?!
СЕМЁН (поднимая снеговика): Да это тут…
ГАЛИНА ЭДМУНДОВНА: Так, Ром, пойдём со мной за кулисы… (Движется за кулисы.)
РОМАН: Но я не хочу с Вами! (Лере.) Пошли.
ЛЕРА: А я-то чё?
РОМАН (таща её за руку): Да пошли быстрее.
ЛЕРА: Я не хочу с тобой!
РОМАН: Да не в этом дело!

Выходит Полина.

ПОЛИНА: Ром, Лер, пойдёмте, Гале поможете.
ЛЕРА: А что там?
ПОЛИНА: Пошли.
РОМАН: Пошли.

Рома, Лера и Полина уходят.
Полина сразу же возвращается.

ПОЛИНА: Так, парни, всё сделали?
СЕМЁН: Да, вроде, нормально всё.

Собираются по центру. Полина в середине. Парни слева и справа от неё.

ПОЛИНА: Ох, давно я в самодеятельности участия не принимала.
ИЛЬЯ: Да уж.
СЕМЁН: Кстати, Полин, а почему твой журнал называется «The Thief»? Насколько хватает моих познаний в иностранных языках, означает это…
ПОЛИНА: Ну да. Просто я хотела свой журнал назвать иначе. Я же хотела про бизнес-элиту писать, про финансы, экономику вообще. Ну, типа такой помощник в управлении бизнесом. На обложку какого-нибудь промышленника и статью про него. Хорошую. Интервью там. Про крупные предприятия хотела писать. Крепко стоящие на ногах… А в типографии шибко грамотные сотрудники. Не на ту кнопку нажали и теперь у меня журнал с таким вот названием. Приходится соответствовать. Писать про тех же промышленников, но с другим уклоном.
ИЛЬЯ: Прикол.
ПОЛИНА: Если поначалу я думала, что придётся их всех убеждать платить за рекламные статьи в моём журнале, то теперь они сами меня ищут и дают денег, чтобы я не писала про них.
СЕМЁН: Хорошо живёшь.
ИЛЬЯ: А ты не боишься, что конкуренты, из бизнес-журналов, прознают, что редактор солидного издания халтурит на детских утренниках? Они же про это и написать могут. Во всей красе.
ПОЛИНА: Думаешь?

В зал выбегают аниматоры и занимают места.
Сверху по краям сцены опускаются большие цветные баннеры.

ПРОНЗИТЕЛЬНЫЙ КРИК ГАЛИНЫ ЭДМУНДОВНЫ: Все долой со сцены!!! Премьера начинается!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Полина, Семён и Илья разбегаются в разные стороны.
Занавес закрывается.
Звучит песня про календарь.
Олег подпевает.

ОЛЕГ: «Как хуээт календарь…»

Песня звучит дальше.

Начало.
06. 02. 2009 — 08.02.2009 (пт.-вс.)
















Теги:





1


Комментарии

#0 14:51  27-06-2012Лидия Раевская    
Автор, ты в своём уме? Если есть киносценарии на 190 страниц - тоже хуярь сюда, чо
#1 14:55  27-06-2012Диарей    
блять я скролл на крысе сломал
#2 14:57  27-06-2012СИБ    
ни асилил
#3 14:59  27-06-2012Александр Демченко    
ща зачитаю, интересно чо там автор сграфоманил
#4 15:17  27-06-2012Диарей    
Огарев

мужества и стойкости тебе
#5 15:21  27-06-2012Александр Демченко    
не, не осилил, ад
#6 15:59  27-06-2012panove    
Люда, вы чё? С дубу рахнули?! Какие 190 страниц на сценарий?! Да тем более для кино!!! 60 — максиму. Мелким убористым почерком
#7 16:00  27-06-2012panove    
Простите, простите. Лида! Лидия!
#8 16:12  27-06-2012ТОС    
ебануться…
#9 16:23  27-06-2012Александр Демченко    
что-то герои на одном месте толкутся…
#10 16:31  27-06-2012Лидия Раевская    
Пуся, давай, расскажи мне за киносценарии бгагагага
#11 16:39  27-06-2012    
Не, ну это издевательство
мамо
к тебе в негры набиваются плодовитостью
#13 16:40  27-06-2012    
начинать, все же, лучше с малых форм.
кто осилил?
#15 16:41  27-06-2012    
читать не буду-поверю Раевской. ГВ так ГВ.
#16 16:41  27-06-2012Григорий Перельман    
мамо меня не взяла((
#17 16:41  27-06-2012Александр Демченко    
меня хватило до «ОЛЕГ: «Эх бухай, наяривай!»»

может быть и все осилил если бы автор жирным бы выделял героев
#18 16:58  27-06-2012Поп Гапон    
автор, срочно выйди на сценарное бюро Багирова. там нужны такие крепкие парни
#19 16:59  27-06-2012Результат    
аффтар есть че?
#20 17:14  27-06-2012Oneson    
 
#21 17:14  27-06-2012Oneson    
 
#22 22:21  30-06-2012panove    
 есть

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....