Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Комната 1743

Комната 1743

Автор: Сони Дэймар
   [ принято к публикации 02:39  14-09-2012 | Лев Рыжков | Просмотров: 535]
(Рассказ был опубликован на других литературных сайтах).

Этим утром Джеки Чан понял, что его маленькая Инь умирает.
Он встал, почистил зубы и сходил в туалет. В туалете спал его сосед по комнате номер 1743. Тускло светила лампа, Чжуан Цзы лежал на сером цементе, свернувшись вокруг унитаза в ржавых потёках и тихонечко насвистывая носом знакомую мелодию — сегодня ему опять снилась Желтая субмарина. Чжуан Цзы походил на только что окуклившуюся личинку — каждый вечер перед сном он заматывался в рулон туалетной бумаги, а утром искал на спине крылья, хотя Джеки Чан и убеждал его оставаться в коконе до вечера. Никто не знал, кто такой на самом деле Чжуан Цзы — бабочка, которая стала человеком или человек, который хочет стать бабочкой, да он и сам не знал. Заявился однажды на стройку, забрался на стрелу высотного крана, раскинул руки, словно крылья и застыл, стоя на одной ноге, пока не приехали пожарники. Его сняли и дали пинка под зад, но на следующий день он пришёл опять. Видимо, на других стройках было ещё хуже.

Джеки Чану повезло больше. У него имелись крылья, Инь и постоянная женщина по имени Сунь Вынь. А ещё — комната номер 1743. Сунь Вынь ничего не знала о крыльях — она работала по ночам, Инь жила за стеной, и каждую ночь Джеки Чан и Инь перестукивались. Джеки Чан много лет разбивал эту стену, а обломки кирпичей относил на стройку. Стена была толстая, и Джеки Чан углубился в неё на пятнадцать метров. Этой ночью он впервые слышал голос Инь. Кошачьи вопли Сунь Вынь заглушали голос любимой, Джеки Чан выбрался из лаза в стене и ударил Сунь Вынь кирпичом — удар пришёлся по голове, и Сунь Вынь затихла. Джеки Чан достал из её сумочки смятую сотню, вернул клиенту и выпроводил его за дверь, затем вернулся к работе, но теперь слышал только тихий плач Инь. Вскоре силы покинули Джеки Чана, и он забылся коротким тревожным сном. Во сне он видел огромный голубой шар, отражающийся в печальных глазах Инь. Она ждала его, и этим утром Джеки Чан понял, что его маленькая Инь умирает.

В этот раз Джеки Чан не пошёл по этажу клянчить бумагу, а оторвал кусок от кокона, наспех вытерся и вышел из туалета, сопровождаемый ворчанием Чжуан Цзы. Сунь Вынь лежала в луже крови, Чжеки Чан оттёр её лицо полотенцем и резкими ударами по щекам привёл в чувство.

Сунь Вынь приготовила завтрак и положила сэндвичи в коричневый бумажный пакет — Джеки Чан подкармливал золотых рыбок, которых разводил старенький вахтер на стройке — вода в аквариуме быстро превращалась в цементную взвесь, и рыбки часто дохли. Колченогий стол из некрашеного дерева шатался, Джеки Чан и Чжуан Цзы наспех перекусили, вышли из комнаты номер 1743, на лифте поднялись вверх и отправились на работу. За спиной Джеки Чана болталась простыня с кирпичами и больно била по сложенным крыльям. Жёлтое пыльное солнце ещё не прогрело воздух между термитниками домов, и изо рта шёл пар.

Вскоре показались бетонные коробки стройки, огороженные высоким серым забором с колючей проволокой. Джеки Чан отдал пакет старенькому вахтеру в синей форменной фуражке, он не знал его имени, но очень любил золотых рыбок. Чжуан Цзы привычно залез по хлипким ржавым скобам башни крана, легко пробежал до конца стрелы, раскинул руки, словно крылья и застыл, стоя на одной ноге, а Джеки Чан подошел к длинной ленте элеватора, встал на своё место и начал колоть кирпичи. Он колол кирпичи уже много лет, шесть дней в неделю, с восьми утра до восьми вечера. Вахтер отвернулся, чтобы позвонить пожарникам, и Джеки Чан незаметно высыпал обломки кирпичей, которые принёс из комнаты номер 1743 в общую кучу, отряхнул простыню от мелких крошек и спрятал её за пазуху.

Когда Джеки Чан только появился на стройке, он колол кирпичи ребром ладони, но вскоре его руки начали трястись. Однажды Джеки Чан не удержал в руках палочки, и горячая лапша упала ему на колени, испачкав единственные праздничные брюки. С тех пор он стал колоть кирпичи головой. Не многие надолго задерживались на такой работе, и каждый день Джеки Чан украдкой подбирал с пола чьи-то зубы. Иногда попадались железные, но никто не знал, откуда они берутся. Кое-кто говорил о железных людях, которые приходят ночью и грызут кирпичи, но большинство верило в весточку от подпольщиков — иногда железные зубы находили в целых кирпичах. Джеки Чан собрал уже дюжину таких зубов и нанизал на нитку — он хотел сделать подарок Инь, но сегодня Джеки Чан передумал, он решил подарить ожерелье Сунь Вынь — на память. Инь не нужны железные зубы, у неё есть свои, хорошие, настоящие, а Сунь Вынь тратила все деньги на еду для Джеки Чана и Чжуан Цзы и не могла позволить себе новые зубы.

Джеки Чан колол кирпичи очень быстро, чтобы успеть до обеда — он вспоминал Инь, её большие печальные глаза, она ждала его, а этим утром Джеки Чан понял, что его маленькая Инь умирает. Сегодня Джеки Чан вернётся в комнату номер 1743 как можно раньше, сломает проклятую стену, спасёт свою любимую Инь, и навсегда останется с ней. Джеки Чан закончил свою работу, когда пожарники сняли Чжуан Цзы с крана, Джеки Чан помог ему подняться с земли и отряхнуть одежду, они обнялись и пошли в китайскую оперу курить опий. Джеки Чан плакал всю дорогу, прижимая к груди фотографию Инь — там, за стеной существует совершенно иной мир, где живут счастливые люди, которые не работают на стройке и могут не колоть кирпичи. Джеки Чан сам выдумал Инь, дал ей имя и подарил этот мир, а фотографию Инь он вырезал из старого журнала, но сейчас Инь умирает и нуждается в его помощи.
Они сидели в полупустом зале, потягивали длинные трубки и Чжуан Цзы с легкой грустью слушал Джеки Чана, — он был единственный, кто видел за спиной Джеки Чана крылья. Докурив, они поднялись и поспешили в комнату номер 1743, где за стеной их ждала несчастная Инь.
Чжуан Цзы знал, что у Инь тоже есть крылья.

Джеки Чан на минуту задержался у постели, где после нелёгкой ночи всё ещё спала на мятых простынях Сунь Вынь — ей скоро вставать, снова на работу; за обшарпанной дверью уже выстроились клиенты. Джеки Чан наклонился к голове Сунь Вынь, поправил растрепавшиеся локоны и ласково поцеловал в лоб, затем он надел ей на шею ожерелье из железных зубов и, чуть подумав, стянул с Сунь Вынь дешёвые белые трусики с кружевами и положил в карман — специальной одежды таким женщинам не полагалось. Чжуан Цзы ждал его у пролома, Джеки Чан, не мешкая, растворился в темноте, через несколько секунд раздались мерные удары. Прошёл час, стена не поддавалась, и Джеки Чан начал бить ещё быстрее. Силы таяли, в глазах расходились красные круги, и образ печальной Инь начал меркнуть, тогда Джеки Чан в отчаянии нанёс чудовищный удар — хрустнули кости, острая боль пронзило его тело.
Стена дала трещину, внезапно рассыпалась облаком красной пыли, и Джеки Чан зажмурил глаза от яркого света, который, казалось, лился со всех сторон.

Перед ним на расстоянии вытянутой руки находился огромный голубой шар, но Джеки Чан наблюдал происходящее будто со стороны: он вошёл внутрь, старенький вахтёр, приветливо улыбнувшись, взял под козырек и Джеки Чан, впервые расправив крылья, взмыл вверх к чудесному голубому куполу где в вышине лениво плыли облака в форме золотых рыбок, слева летела его любимая Инь, справа — Чжуан Цзы, превратившийся в большую белую бабочку, а прямо перед Джеки Чаном лежала одна бескрайняя стройка...
… где бесчисленные джеки чаны кололи кирпичи своими бесчисленными головами.


Теги:





1


Комментарии

#0 02:49  15-09-2012Александр Демченко    
мой бог…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....