Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Огни большого города

Огни большого города

Автор: 1spb
   [ принято к публикации 00:50  12-10-2012 | norpo | Просмотров: 687]
История 1
Сергей Теодорович приподнялся со своего места и постучал стальным лезвием ножа по хрустальному бокалу с водой, чтобы привлечь внимание нетрезвых коллег:
— Хм… — Он прокашлялся перед тем, как взять финальное слово — Ещё раз хотел бы поблагодарить всех, что приехали к нам на семинар. Мы были рады принимать вас и поделиться своими разработками и знаниями, а также почерпнуть с лихвой и ваших знаний. Очень надеюсь, что увижу большинство из вас на нашем следующем мероприятии, которое состоится через семь месяцев. Было приятно сотрудничать с вами — Он демонстративно чокается стаканами со своим заместителем, чтобы показать окружающим, что нужно выпивать. Затем он выждал небольшую паузу, чтобы дать собравшимся выпить, и продолжил — К сожалению, нам нужно уезжать, поэтому мы вынуждены вас оставить. А за вами через 20 минут приедут такси, мы уже об этом позаботились — Он натягивает дежурную улыбку — До новых встреч, друзья!
Также быстро, как появились, и исчезли представитель принимающей стороны, российско-израильской компании «Pima». За столом остались лишь гости, человек тридцать, инженеры и программисты из России и ближнего зарубежья, которые приехали получить очередной сертификат «для галочки» (ну и, конечно, побухать за счет своих компаний). Повсюду слышны локальные стычки и разговоры «за науку», битвы «Android vs IOS» и подобные обсуждения. Стоит ли говорить, что выделяются из общей массы лишь гости из Москвы, которые уже активно ищут общих знакомых, чтобы взять поскорее «снежка»...

Я сижу за столом и молча напиваюсь, пока есть такая возможность. Скоро со столов начнут убирать, а за нами приедут такси. Уезжать в пустой номер гостиницы желания никакого. Скорее наоборот, мой организм требует продолжения начатого. Требуется лишь небольшая пауза, чтобы хоть немного усвоить то количество закуски, что я смог в себя вместить. А сделал я это с успехом, раз за все уплачено. Через несколько минут, когда тяжесть в животе начала проходить, а алкоголь на столе уже окончательно закончился, передо мной остались только одинокая стопка водки и сырный рулетик на тарелке. Я беру стопку в руку и, подержав её несколько секунд, собираясь с мыслями, опрокидываю её в себя. К горлу поступает тошнота. Лишь рулет смог остановить неприятное ощущение во рту. Выдыхаю тяжело и, попрощавшись за руку со своим соседом по столу (бородатый мужик, лет под сорок, которого я знать не знаю), встаю из-за стола и иду прочь из зала. Перед самым выходом, оборачиваюсь, чтобы напоследок запечатлеть это пьяное братство, ловлю охеревший взгляд своего соседа. Да пошел он! Ну и подумаешь, что мы с ним и парой слов не перекинулись. Не могу же я выйти из-за стола, ни с кем не попрощавшись.
Вхожу в соседний зал и достаю пачку «Camel». Тут уже гораздо приятней и веселее, громко играет легкая танцевальная музыка, повсюду красивые молодые девушки в откровенных нарядах. А самое привлекательное в этой истории, что зал курящий, можно себя не ограничивать. Я иду к барной стойке с сигаретой в зубах, на ходу пытаюсь обнаружить зажигалку в карманах своего пиджака. Безрезультатно. Должно быть, забыл на столе, но возвращаться в унылое братство пьяных хоббитов, желания никакого. Сажусь на высокий стул и подзываю бармена. Он кивает издалека и, торжественно вручив симпатичной девушке её Пино-Коладу, подходит ко мне:
— Я вас слушаю — Он оборачивается вполоборота, чтобы услышать мои пожелания.
— Коньяк, недорогой, соточку — Потом добавляю — И лимон.
Он кивает и удаляется в другой конец барной стойки. Я вспоминаю про зажигалку и окрикиваю его:
— Молодой человек, и зажигалку можно?
Он в два шага подлетает ко мне и, улыбнувшись, спрашивает:
— Спички подойдут, дружище? — И протягивает мне фирменные спички, которые лежат, как оказалось, в большом количестве прямо на около меня.
Я благодарю его и прикуриваю сигарету, жадно выпускаю облако серовато-голубого дыма в спину сидящего рядом темно-синего костюма в полоску. Обладателя его увидеть не могу, да мне это и не нужно, слишком уж тесно, чтобы выбирать ещё и направление сигаретного дыма. Вот теперь мне становится по настоящему легко и хорошо. Я прикрываю на мгновение глаза, но тут же открываю их, увидев первые «вертолеты». Ничем хорошим это точно не закончится…

Прошло уже, должно быть, минут сорок, возможно и час. Людей становится всё больше, а музыка всё громче и агрессивнее. Краем глаза я видел, как разбежались по своим норкам, этим пустым и неуютным номерам дешевых (и не очень дешевых, если говорить о Москвичах) гостиниц и отелей, мои недавние коллеги по семинару. Вторая соточка коньяка подходит к концу. Я медленно потягиваю остаток противного пойла, но останавливаться точно не собираюсь. Ехать в гостиницу одному, в последний день такого замечательного мини-отпуска, это глупо. Тем более, что обстановка позволяет распорядиться своим нетрезвым состоянием, как подобает. Я вожу глазами по залу в поисках подходящей партии на сегодняшнюю ночь. Напротив, за столиком, в окружении двух толстеньких девушек скучает красивая девочка лет двадцати пяти. Пытаюсь просканировать её, но спьяну получается плохо. Единственное, что заметил, так это голодный взгляд, голодный до мужского внимания. Искать других девочек уже элементарно лень и я допиваю в один глоток остаток коньяка, после чего подзываю бармена в очередной раз:
— Ещё сто и это, как его — Я задумываюсь — Ты ж профи, можешь на глаз определить, что та телка бухает? — Показываю в сторону приглянувшегося женского общества.
— Та, что с рыжими волосами? — Он чуть заметно хихикает. Я оглядываю девушек.
— Ты чо, уебался? — Я смеюсь громко — Не, это ж корова! Она точно комбикорм какой-нибудь бадяженный хреначит. Та, что в платье синем, стройная — Я показываю пальцем, а он смотрит и не врубается — Да та, что красивая. Она одна за тем столом, бля!
— А, все, понял, понял! — Он делает довольную рожу, словно выиграл в лотерею — Похоже, что виски с колой, или ром, или ещё что-то… а может и просто колу. Братан, я так не могу сказать…
— Толку от тебя ж блин — Грустно вздыхаю я — Давай шампанского тогда. Бокалами есть?
— Да, конечно, Асти — Глаза паренька нездорово загорелись.
— Хуясти здрасьти. Давай обычного, Советского. Есть?
— Неа, есть Голицын — Огонек в глазах тут же пропал.
— Давай, его наливай! Она один хер после вискаря, или чего там, точно не отличит Асти от Кристалла и Советского.
Пока он наливает, я поправляю воротник рубашки и прическу, все делаю наугад, ибо зеркала по близости не наблюдаю.
— Восемьсот писят — Бармен пододвигает мне коньячку и фужер. Я достаю кошелек и смотрю состояние наличности. Тысяча, вторая, пару пятисотых бумажек и несколько сотенных купюр. Протягиваю ему тысячу, жестом показав, чтобы сдачу оставил себе. Он забрал деньги и убежал на другой конец стойки. Я беру в обе руки Стаканы (как их ещё обозвать, чтобы объединить в одно понятие) и направляюсь в сторону понравившейся дамочки.
— Можно присесть? — Спрашиваю я у девушки и показываю на свободный стул рядом с ней.
— А? Не слышно ничего, говори громче! — Она пытается перекричать музыку.
— Можно сесть тут? — Громко говорю ей практически в ухо.
— Не нужно так орать — Она смеется — Садись, конечно.
— Это тебе — Я сажусь и протягиваю ей фужер. Она благодарит, а подруги начинают недовольно коситься на меня — А как тебя зовут, красавица?
— Маша — Она отставляет свой виски-кола (ром-кола/кола/хз) в сторону и делает небольшой глоток шампанского, суть скривившись.
— Как настроение, Маша? Чего грустишь в одиночестве?
— Я не грущу — Она пытается улыбнуться, но получается не очень.
— А мне вот одиноко, не поверишь. И грустно как-то — Делаю жалостливое лицо — Столько людей вокруг, а я чувствую себя совсем одиноко. В чужом городе, совсем один-одинешынек...
— А что так? Неужели один тут? — Я киваю, не произнося ни слова из-за возобновившегося жжения в горле — Не местный?
— Ага — Я подавляю в себе тошноту и отпиваю ещё немного — Командировка и все такое.
— Ну да, тут много приезжих — Она косится на своих подруг.
— Я тебя не напрягаю? Что-то ты какая-то зажатая чересчур.
— Нет, все хорошо. Просто устала после работы...
— Такое бывает — Затуманенный разум мешает мне придумать тему для разговора. Я сижу и молчу, размышляя над тем, о чем бы ещё поговорить. Просто смотрю ей в глаза и улыбаюсь. Нужно как-то вывести разговор из этого унылого русла. Не хочется просто поболтать и разойтись в стороны.
— Ты уже пьян, мне кажется — Нарушает она мои раздумья. Я виновато киваю и продолжаю улыбаться. Она продолжает — Не хочешь прогуляться? Тут слишком шумно.
Я не успеваю ответить, как она берет меня за руку и выводит из-за стола. Мы идем к выходу. Она ничего не говорит, я тоже. В гардеробе я помогаю ей накинуть легкую курточку, после чего мы выходим на улицу.

Темно так, что видно лишь там, куда доносится тусклый свет от фонарей.
— Пойдем в парк? — Она берет меня под руку и ведет в темноту, даже не дождавшись ответа.
«Нормальный расклад, даже не пришлось что-то самому делать» — Думаю про себя. С каждой минутой она нравится мне все больше и больше. Алкоголь даже и не думает отпускать меня из своих крепких душистых объятий, что меня слегка беспокоит. Не подвел бы он меня в ответственный момент.
Мы идем по узеньким аллеям парка практически в кромешной темноте, видно лишь очертания друг друга, да где-то вдали свет от фар проезжающих авто. Повисла тишина, которую я не хотел нарушать.
— А ты откуда приехал? — Вдруг спрашивает она меня, слегка напугав меня. Я-то рассчитывал, что мы так и будем молчать, вплоть до самого интересного момента.
— Тюмень — Говорю я заплетающимся языком — Сибирь, в общем.
— Я в курсе, спасибо. Богатый регион — Она смеется.
— Угу — Я хотел было возразить и рассказать о том, что простому инженеру не легко, как в Костроме, так и в столице с Тюменью и Чукоткой, но очередная поступь изжоги и рвотных позывов не дала это сделать. Только криво улыбнулся. Да какая разница, в такой-то темноте.
— Блин, я забыла подружке позвонить, предупредить, что я ушла. Ничего? — Она достает телефон и набирает номер, не дождавшись моего ответа. Потом говорит в трубку телефона — Да, я ушла уже… ага… в парке, да, по центральной… ммм… да, хорошо.
Она кладет трубку, убирает телефон в карман куртки и останавливается, затем начинает страстно меня целовать. Я охреневаю от такого напора, но охотно поддаюсь порыву, уже ничего не замечая вокруг… В тот момент, когда моя рука уже оказывается в её трусиках, я получаю неожиданный удар по спине. Кряхтя, я сползаю на землю. Затем ещё один удар, уже в голову. Я не могу различить, кто меня лупит. В глазах все расплывается. Не то от темноты, не то от алкоголя. Затем удар в нос, явно ботинком. Я падаю навзничь, а из носа хлещет кровь. Следующие удары я уже не считаю. По всей видимости, бьют ногами. Скорее всего, это даже не один человек.
— Хватит уже… убьете же… — Слышу я, словно сквозь сон, голос этой девочки. Но я бы не сказал, что она напугана...
Тут меня обхватывает пара рук и поднимает в воздух, держа на весу. Сопротивляться я не могу, да это и не нужно. Кто-то начинает шариться у меня по карманам, вытаскивая наружу все содержимое. Я отключаюсь. Уже где-то сквозь пелену бессознательности я расслышал гневный мужской голос «ну ты и дура, зачем нам этот лох, у него даже бабла нет!» Тут я окончательно отрубаюсь.

Прихожу в сознание. Кровь все ещё хлещет на землю небольшими ручейками. Шатаясь, поднимаюсь с земли и сажусь на дорожку аллеи. Не видно ни хрена. На ощупь проверяю карманы. Кошелька нет, мобильника тоже. Хоть паспорт на месте. Утираю кровь рукавом пиджака и пытаюсь найти сигареты. О! Хоть мой «Camel» не забрали, уроды. Я смеюсь и закуриваю.
— Вот ведь блядь такая! — Сквозь смех кричу я и падаю на спину.
Перед моими глазами открывается великолепная картина звездного неба. На удивление, мне очень хорошо. Я затягиваюсь и выпускаю голубовато-серое облако дыма прямо перед собой и наблюдаю, как он рассеивается на фоне бесконечных звезд…


История 2
— Тань, что-то я сомневаться начинаю — Ксюша заметно нервничала, хоть и старалась скрыть свое волнение, усиливающееся с каждым новым шагом.
— Да ладно тебе — Подруга пыталась всячески успокоить её. Она улыбнулась и подмигнула ей — Тебе это точно на пользу пойдет, а то уже три месяца сидишь, как в клетке. Только работа и интернет.
— Я просто не уверена, что готова к подобному шагу — Ксюша начала замедлять шаг, но тут же Таня взяла её под руку и подтолкнула её вперед.
— Ну подумай, вы уже с этим козлом давно расстались, а ты продолжаешь жить прошлым. Только жалеешь себя. И не смотришь вперед. Так нельзя, Ксюня, так нельзя. Он-то, поди, уже этой курице и предложение сделал?
— Да не знаю я, не интересуюсь… — Она соврала. Не захотела, чтобы подруга знала, что она до сих пор продолжала день за днем следить за ним в социальных сетях. Не стала она говорить и о том, что у него уже месяц, как в статусе значилось роковое «помолвлен», а на фотографии — счастливые лица новоиспеченной парочки. Ей было неприятно и одновременно противно, но Таньке об этом знать не нужно было. Ксюша не горела желанием обсуждать это дальше, поэтому она постаралась поменять тему — А ты на эти вечеринки ходила уже?
— Не вечеринки, а спид-дэйтинг — С умным видом поправила её Таня и захохотала — Нет, конечно. Мне-то зачем это? У меня все прекрасно с Димой.
Ксюша тяжело выдохнула и ничего уже не стала говорить. Таня тоже замолчала. Не так у них все с Димой гладко было, но с подругой делиться она этим не хотела. Сейчас было куда важнее вывести Ксюшу из депрессии, захлестнувшую её после болезненного расставания.
Погода стояла чудесная, настоящее Питерское лето, которое можно застать лишь в короткий временной промежуток. Иногда он совпадает с обеденным перерывом. Вечер только набирал обороты, сменив дневную жару вечерней прохладой. Теплый ветерок, доносившийся с Невы, лишь усиливал ощущение полной нирваны. Конечно, идти девочкам уже никуда не хотелось, но они продолжали. Ксюша не хотела выглядеть трусихой в глазах подруги, а Таня… это была её идея, поэтому было глупо «давать заднюю». Ещё с прошлого вечера, она забронировала два места в уютном ресторанчике на Петровской косе. Там с недавнего времени начали проводить быстрые свидания, по аналогии с заокеанскими мероприятиями. Новое — это хорошо забытое старое? Нет, новое, это просто украденная идея уже раскрученная в других странах. Зачем изобретать велосипед? Если можно хорошенько заработать на том, что уже давно в трендах, пусть и Американо-Европейских.
— Тань, а, Тань? Мы туда хоть идем? — Тихо спросила Ксюша — Тут яхты одни, где ресторан-то?
— Все правильно, я погуглила — Она широко улыбнулась, продемонстрировав свои ровные белые зубы, затем показала рукой — Там дальше пойдут рестики, вдоль воды.
— Хорошо — Ксюша снова ушла в себя, разочаровавшись. Она уже надеялась, что их обманули и никаких свиданий ей пока не светит.

При входе в ресторан их встретил приветливый ведущий. Он показал им, где будет происходить само мероприятие, предупредил, что у них есть ещё около десяти минут, а также любезно взял с них по полторы тысячи. После чего девочки отправились в уборную, чтобы «поправить макияж».
— Как я выгляжу? — Таня сделала позу, словно её фотографируют для журнала Cosmopolitan.
— Супер, как всегда — Ксюша засмеялась, впервые за вечер это было сделано искренне. Она достала из маленькой сумочки помаду и принялась аккуратно выводить ровную линию губ.
— Ты что, ЭТОЙ собралась губы красить? — Таня с недоумением смотрела на подругу, словно она держала в руках синий фломастер, а не бледно-розовую помаду — Ты что, монашка? — Таня стала рыться в своей сумочке, после чего протянула Ксюше свою, ярко-красную — На, держи! Спасибо потом скажешь.
Ксюша покорно последовала настоятельным рекомендациям своей подружки. Когда все «малярно-штукатурные работы» остались в прошлом, они вышли из уборной и направились в небольшой зал, отведенный под сие мероприятие. В центре зала, полукругом, были выстроены столики. Людей было не так много, но все же, достаточно. Ксюше стало неловко из-за обилия мужчин, хоть никто особо и не смотрел на неё.

— Вы бейджи ещё не брали? – Тихонько спросил ведущий, появившийся неожиданно из-за их спин. Они даже слегка напугались.
— Нет, а нужно?
— Да, конечно – Он сделал такой вид, будто они не знали, как правильно дышать. Ну, или как правильно, пардон, зад вытирать – Быстрей бегите к бару, там пустые бейджи лежат. Нужно имя написать и готовиться, уже начинаем – Он поторопился исчезнуть, пока девочки не стали задавать лишних вопросов. Ксюша с Таней переглянулись, удивленные подобной реакцией и пошли к бару.
— Ты свое имя писать будешь? – Таня многозначительно посмотрела на подружку – Это не обязательно, знаешь?
— Да? Ну хорошо, тогда напишу «Катя». Если уж не нужно настоящего имени писать.
— А что не Тамара сразу, или Зинаида? Включай фантазию, Ксюнь! Поможешь мне нацепить эту херню? – Она протянула бейджик, на котором красовалось почетное «Изольда».
— Ну ты даешь – Засмеялась Ксюша – Изольда, блин.
— Ну, во-первых, тут я точно никому не дам, а во-вторых, это прикольное имя, зря ты так – Она улыбнулась – Давай, цепляй уже, а то все веселье пропустим.
Собрав всех пришедших, ведущий стал оглашать «правила», оговорившись между делом, что все напитки отныне оплачиваются за свой счет, а не бесплатны, как было указано в интернете.
— Да, мать…. С фантазией у тебя проблемы – Таня-Изольда поправила Ксюшин бейджик с именем «Катарина» — От Кати изначальной не далеко ушла.
— Давай послушаем, тссс – Ксюша приложила указательный палец ко рту, притормозив негодование шумной подруги.

Тем временем, ведущий ударил в небольшой гонг, стоявший на столике по соседству. Это означало, что девушки должны присаживаться за столики. Порядок проведения он рассказал, что не помешало одной даме присесть напротив Тани.
— Я не из таких, женщина. Вам лучше туда пересесть – «Изольда» ткнула пальцем в свободный столик.
— Ой, извините, девушка. Я просто впервые, не так поняла – Она извинилась и встала из-за стола. Таня переглянулась с «Катариной», которая явно готова была взорваться от напряжения. Чтобы хоть как-то успокоить подругу, она скривила лицо таким образом, что стала похожа на солистку «Бурановских бабушек». Но это явно развеселило Ксюшу и сбросило напряжение.
— Симпатичная ты – В этот момент напротив сел парень с порядковым номером 13 на бейджике и именем «Константин».
— А ты – нет – Оглядела Таня-Изольда своего первого собеседника.
— Ита-а-а-ак, пое-е-е-хали! – Заорал ведущий, ударив молоточком по блестящей тарелке гонга.
— Ну, это… — Парень явно стеснялся, после такого-то начала.
— Слушай, дорогой. Ты, конечно, не обижайся – Очень спокойно и ровно сказала «Изольда» — Вижу, парень ты, что надо – Она подняла указательный палец вверх – Но давай в тишине эти семь минут посидим, Окей?
Таким вопросом она поставила парня в тупик. Он так и не смог выдавить из себя больше ни слова в её адрес. Ксюше же досталось, как говорится, что надо.
— Меня Эдуард зовут – Мальчик/парень/мужчина, оказавшийся её первым собеседником, с умным видом поправил очки. Его возраст (даже приблизительный) она так и не смогла определить на глаз.
— Я вижу – Она показала пальцем в его табличку на груди – Эдуард Сергеевич. А фамилия что, не поместилась? – Она решила перевести явно тупиковый разговор в шутку.
— Нет, я не стал писать. Чтобы потом меня поклонницы не доставали в интернете – Он поправил галстук и прокашлялся, чем ещё больше рассмешил «Катарину». Но она, как могла, держалась, чтобы не рассмеяться в голос. Он напоминал ей школьного задрота, получившего золотую медаль с аттестатом и думающего, что он теперь Властелин Колец, не меньше. Он оглядел её внимательно и подмигнул – У нас что-то может получиться. Ты не дурна собой.
Вот тут её прорвало и она начала хохотать на весь зал, привлекая всеобщее внимание и недоумевающие взгляды. Она показала правой рукой, что просит у всех прощения за подобное поведение, левой же она закрывала рот, чтобы не перекрыть фоновую музыку своим смехом.
Когда прозвенел спасительный гонг, напротив «Изольды» оказался небритый парень с южной внешностью. На его груди красовалась табличка с непонятным «Тигр» на ней.
— Меня Тигр зовут – С привычным южно-таджикским акцентом гордо сказал парень. Хоть сразу было понятно, что никакой он не ТИГР, а в лучшем случае Тигран. Но Тане это было уже не важно.
«Катарине» повезло чуть больше в этот раз. Напротив оказался довольно привлекательный молодой человек, представившийся Семеном. Но, как оказалось впоследствии, он был женат, а оказался тут случайно, решил поддержать друга. Поэтому их «свидание» сразу превратилось в обычную беседу, ни к чему не обязывающую. Вместе они насчитали двадцать четыре человека, что означало ещё десять «быстрых свиданий».

Прошло полчаса.

Тане дважды предложили секс без обязательств, а Ксюше – поход в Этнологический музей. Был объявлен небольшой перерыв, в который можно было промочить горло, либо покурить. Ксюша подошла к Тане и потянула её за руку.
— Слышь, Изольда, блин. Пошли уж отсюда! – На её лице было все написано и причин можно было не объяснять.
— Ладно тебе, отпусти – Она вывернулась – Не все же тут придурки, есть нормальные.
— Да? И тебе такие попадались? – Она сложила руки на груди, не снимая гримасу недовольства с лица. Она явно ждала ответ.
— Арнольд ничего такой – Она показала рукой на мускулистого парня в обтягивающей футболке.
— АРНОЛЬД? Да это же ходячая передозировка солярием! – Она стала махать руками, негодуя – Да ты посмотри по сторонам, тут же одни ебланы!
Она перешла на крик. Все, кто стоял неподалеку, отвлеклись от своих разговоров и стали наблюдать за Ксюшиной истерикой. А она была уже не в состоянии погасить свое недовольство.
— Да я лучше одна буду, чем с такими отбросами, как эти… даже не знаю, как назвать-то их.
В это время, к своему невезению, мимо проходил Эдуард, который Сергеевич. Ксюша поймала его за рукав пиджака и подтащила к Тане.
— Ты только посмотри на этого упыря! А знаешь, он себя мнит ну чуть ли не Стэтхемом, паровоз ему в жопу! Очкастый задрот! – Она оттолкнула его в сторону, чем окончательно привлекла всеобщее внимание, оказавшись в эпицентре – А этот, блин! – Она переключилась на Семена – Единственный нормальный мужик, и тот оказался женат!
— Серьезно? А мне он потрахаться предлагал – Задумалась Таня.
— Вы что, сдурели совсем? – Подбежал к ним напуганный ведущий – Что с вами? Всех распугать хотите?
— Мы? Пугать? Для этого у вас есть вон те барышни – Таня ткнула пальцем в двух пышных женщин «Бальзаковского возраста», стоящих у бара.
— Пошли во-о-он отсюда! – Заорал ведущий, чуть не сорвав свои голосовые связки.

Они шли молча, переваривая произошедшее. Они старались не смотреть друг на друга. Первой нарушила тишину Таня.
— Все ровно, круто ты их уделала – Она улыбнулась – Особенно по этому очкарику отлично прошлась…
— Да ты тоже ничего… — Она посмотрела ей в глаза, потом перевела взгляд на блузку и засмеялась, увидев бэйдж – …Изольда!

Тане все же удалось вывести Ксюшу из депрессии, пусть немного и не тем способом, что она планировала.



История 3
ПЛАНКТОН
Я сижу в офисе и скучаю в монитор своего MacBook за серфингом по бестолковым сайтам. Они также скучны, как и сами по себе будние дни. Биглион, одноклассники, вконтакте, авто.ру, авито, озон, твиттер… Все это настолько уже остоебенило, что я все чаще начинаю поглядывать на часы, которые висят на стене напротив. 16:42. Боже, как же долго тянется время, если нехер делать… Чтобы хоть как-то развлечь себя, я надеваю наушники и врубаю на полную громкость Rolling Stones. Ну хоть это привнесло позитивные нотки в этот скучный будничный день. Встаю из-за стола и подхожу к окну. Разглядываю проходящих мимо «Петровского Форта» людей и трясу головой в такт музыке. В основной массе это, конечно, несчастные коммерсы, которые вынуждены ходить в этих ненавистных костюмах и галстуках, чтобы соответствовать дресс-коду для игроков высшей предпринимательской ступени. Ровно, как и я. Одно хорошо, моя квартира находится в пяти минутах езды от офиса, поэтому уже через каких-то десять минут после того, как я окажусь на воле, я смогу скинуть с себя эти нелюбимые шмотки и принять душ...
Внезапно меня кто-то хлопает по плечу. От неожиданности меня перетряхивает. Оказалось, что это моя секретарша.
— Лена, ёбаный насос, ты меня до усрачки напугала! — Набрасываюсь я на неё, как злая собака за забором.
— Я прошу прощения… А вы помните, что мы в «Ферме» через полчаса собираемся? Там Иван Михайлович будет поздравлять всех. Банкет, вроде, и что-то там ещё… — Она явно обиделась, что я наорал на неё.
— Что-то там… мдааа, богатый словарный запас. А мне говорили об этом?
— По имэйлу всем сбрасывали вообще-то...
— Хорошо, я понял. А явка обязательна?
— Насколько я понимаю, да — Она делает удивленное лицо, словно я сказал какую-то несусветную глупость.
Я кивнул, намекнув тем самым, что она свободна. Она уходит. Я сажусь обратно в кресло и, надев наушники, погружаюсь в музыку. Не в кассу этот банкет совсем. Уже с друзьями договорился зависнуть в кабаке...

На банкете оказался почти весь коллектив нашей компании. За исключением, быть может, пары-тройки «небожителей» из совета директоров, которые уже стопудово по пути в Финку, или просто за город свалили, пока все работяги не потянулись на свои шесть соток. Я сажусь между нашим коммерческим и штатным адвокатом. Нормальные мужики, но чересчур уж узко мыслят и скучны, как моя бабка после димедрола. Да я вообще ни с кем с конторы особо не ладил никогда, разные интересы и все такое. И меня тут все недолюбливают. Возможно из-за того, что я сволочь, а, возможно, из-за того, что мой дядя — председатель совета директоров холдинга. Скорее, второе. А с чего меня любить-то, и правда? Мне 27, я холост и нахален, на работе валяю дурака, а платят так, словно работаю за целый отдел, катаюсь на новой семерке БМВ… Одни минусы, короче...
Пока наш генеральный что-то вещает о том, что мы успешно выиграли тендер на какой-то неебически крутой заказ, я медленно и верно стараюсь не зевнуть и борюсь со сном. Про себя я отсчитываю положенные минуты, чтобы можно было уже свалить отсюда и оставить этих неудачников нажраться за счет фирмы. Они, конечно, воспринимают это, как нечто очень значимое и крутое, раз фирма оплачивает им ужин в неплохом ресторане. Эх, лошки! Знали бы они, что все это делается, чтобы они переставали на свои оклады жалкие плакаться руководству. И они совсем не в курсе, что один из их директоров — совладелец этого самого ресторана, который special для этого банкета отправил работников ресторана тариться на рынок, а не у нормальных поставщиков еды. Экономия, видишь ли. И насрать всем на этих работников. Они ж каждый день эти продукты с рынка азербайджанского жрут, значит не отравятся. Зная все это, к еде я не притрагиваюсь...

Через полчаса я уже иду к выходу, чтобы покинуть это скучное мероприятие.
— Максим Евгеньевич, Максим Евгенич! — Доносится откуда-то сзади. Я оборачиваюсь. Это Надя, наша… блин, не помню её должность, да это и не важно. Я останавливаюсь. Она подбегает ко мне ближе.
— Да, Надь — Я пытаюсь нацепить дежурно-приветливую улыбку.
— Максим — Говорит она почти шепотом — А вы уже уходите разве?
— Для тебя Максим Евгеньевич. И не разве, а просто ухожу, съебываю с этого гнусного мероприятия. А что ты хотела?
— Ну так, поговорить с вами… — Она начинает идиотски улыбаться.
— Ну? — Я смотрю на неё, а она продолжает молчать и улыбаться, как долбанная кукла Барби. Надеюсь, хоть ниже пояса она не похожа на куклу — У тебя что-то личное?
— Ну да, личное… Просто меня в отпуск не отпускают что-то… — Она напоминает мне теперь одну из этих идиоток, которые поют в группах а-ля «Мобильные блондинки» или в этом духе.
— А кто не отпускает? Ты вообще в каком отделе… — Начинаю психовать из-за того, что мне выносят мозг без повода — Короче, работа окончена, бля, не хочу я с этим говном разбираться. Тем более, это не мое дело, я так думаю.
— Ну просто это вы… вы не поставили подпись… Из-за этого и не отпускают.
— Короче, детка, не морочь мне голову. Я сваливаю нахер отсюда. Можешь поехать со мной, по пути и расскажешь свою печальную херню. Едем?
— Нууу… Ну мне только сумочку надо забрать — Она кокетничает.
— Хоть чемодан с гранатометом. Короче, я жду около входа, жду ровно семь минут. Черная семерка, номера 007, не промажешь. Давай, давай — Я показываю ей идти за сумочкой. Она уходит, подвиливая бедрами по пути, зная, что я пялюсь на её зад — Шнеля, шнеля! Поезда не ждут отстающих! — Кричу ей вслед, затем смеюсь и выхожу на улицу.

— Красивая у тебя квартира, Максим.
— Евгеньевич — Добавляю, чтобы не забывала, что почем. Я оставляю её в холле, сам же иду в гардеробную, по пути стягивая с себя галстук и пиджак. Затем кричу ей — Выпить хочешь?
— Только если чуть-чуть… шампанского — Еле слышно доносится до меня её голос.
— Хер тебе, а не шампанское. Там вискарь в графине на столе. Мне налей… ну и себе, если хочешь.
Я раздеваюсь до трусов и захожу в холл. Она роняет от неожиданности бокал. Виски ровной лужицей растекается по паркету. Она в ахуе, это видно. Я смеюсь.
— Ну ты и курица, блин. Давай вытирай, раз насрала — Я снова смеюсь, беру второй стакан с пойлом и иду в душ.
Когда я возвращаюсь, обмотанный большим полотенцем, она продолжает стоять над этой лужей, словно зависла.
— Ты пиздец ваще. Ты чего не убрала-то? — Смеюсь я. Ей явно не до смеха. Она ничего не может ответить, лишь хлюпает носом — Да прикололся я, расслабься. Завтра утром придет уборщица и все уберет, не парься — Протягиваю ей стакан — Выпей лучше, тебе явно не повредит.
Я сажусь на белый кожаный диван, который по хозяйски расположился посреди холла, заняв почти треть площади комнаты. Жестом показываю ей присесть рядом. Она садится на другой конец дивана.
— Чо хотела-то? Говори.
— Я насчет отпуска, Максим… Евгеньевич — Она уже не выглядит глупой блондинкой. Скорее, напуганной шатенкой.
— Я тебя не слышу, садись поближе.
Когда она придвигается ко мне ближе, я накидываюсь на неё и начинаю жадно целовать её, слегка заламывая ей руки. Она сопротивляется, сползая на пол. Но я усиливаю натиск, после чего она сдается.

— Так ты чего хотела, я забыл что-то — Спрашиваю, закуривая сигарету.
Она поднимается с пола, хлюпая носом и чуть плача. Затем поднимает с пола платье и пытается его поскорей одеть, закрывая от моих глаз все свои прелести.
— Да ладно тебе! Не хнычь, Надь. Я, надеюсь, не первый, кто в тебе побывал? — Она мотает головой — Ну так тем более, заканчивай соплецирк тут. Бухнешь? — Она одобрительно кивает.
Я наливаю ей стакан вискаря, она залпом выпивает его, скривившись.
— Ну вот, а ты тут все монашку из себя строила. Подпишу я тебе отпуск в понедельник, не парься — Отпиваю виски, затем жадно затягиваюсь — Я бы и так подписал, если б на работе сказала — И тут меня пробирает в ржачь. Она смотрит на меня, как на долбоеба.
Я провожаю её до двери, на прощание сказав что-то вроде «заезжай ещё». Она, шатаясь, уходит. Я иду одеваться на тусовку.

БарСУК
Мы сидим с Серегой и Костей в баре, уже прилично выпившие и зацениваем проходящих мимо телок. Настроение прекраснейшее.
— Посоны, а давайте снова забацаем ту пиздатую игру, в которую мы пару недель назад играли? — Предлагает Костян.
— Да ну тебя в жопу с твоими играми — Возражает Серый — Я после того раза ещё две недели разъебывался с той бабой. До сих пор мне смс-ки строчит.
— А я бы сыграл, настроение норм. С чего бы не сыгрануть-то? — Откликаюсь я на Костяновское предложение. Мне, если честно, понравилось в тот раз играть. Правила простые — загадывать друг другу телок, которых нужно оттрахать в ту же ночь.
— Да ну вас, уроды бля — Серега отхлебнул темного пива из пинты — Вот и играйте в два лица. Я не буду.
— Ну и пшел на хер, ха-ха — Гогочет Костян — Давай один на один, Макс!
— Давай — Я протягиваю ему руку — На штуку бачей!
— Давай на штуку — Он улыбается в предвкушении возможного выигрыша — Только фотку нужно сделать, как в тот раз.
— Да без проблем, чувак! — Достаю из портмоне десять сто долларовых бумажек и кладу на центр стола.
— У меня только рубли, бля! — Костян роется в кошельке. Затем раскатывается гоготом — По курсу ММВБ?

Мне досталась какая-то лохушка, пришедшая, по видимому, с компанией однокурсников/одноклассников (хер разберешь с пьяного глаза). Я жду, когда она отцепится от этой молодежной толпы, тихо сосущих дешевое пиво по акции. Костян же, уже начинает окучивать худющую топ-модельку лет 18ти, которую я ему загадал. По собственному опыту, прекрасно знаю, что они только на людях такие бодрые и раскованные. Стоит делу дойти к телу, их начинает бить мандраж и из головы выползать разные тараканы и черви, которые окончательно съедят тебе мозг. Для меня это был беспроигрышный вариант, чтобы не потерять бабла (как минимум), а скорее, заработать. Уже могу предположить сценарий Костной ночи: Стоит им выйти из кабака на улицу, она тут же слиняет, а до местного туалета он точно её не доведет, у молодых моделек на это кишка тонка. Лет через 3-5 пожалуйста, но не в таком юном возрасте, когда амбиции перекрывают желание отсосать какому-нибудь парню в кабинке туалета через десять минут после знакомства, это исключено.
Я продолжаю высматривать нужный момент, чтобы подкатить, заодно наблюдаю за ней издалека, пытаясь уловить детали.
— Ты что, сдался уже, Макс — Нарушает мои мысли Серый — Или струхнул?
— Да отъебись ты, леший болотный. Ща, момент подберу и выстрелю. Тут спешить нельзя, телочка походу вся правильная и приличная. У меня один шанс всего будет. Да и дрищ тот что-то вокруг неё вертится постоянно. Нос ему, что ль, сломать?
— Короче, меня парни в Бегемот зовут. Вы едете, а?
— Нет, у нас игра во всю, какие тут Бегемоты — Я не свожу глаз с девочки.
— Ладно, счет сам тогда закроешь — Он встает из-за стола, собрав всю наличность со стола — А касса ваша, призовой фонд, у меня пока побудут. Типа жюри я буду — Он смеется и протягивает мне руку.
— Ебать ты словечки знаешь, Серый. Лады, не пронюхай все за ночь — Показываю на пачку денег — Я про бабло.
— Да понял я, не очкуй ты — Он небрежно засовывает бабло в сумочку Армани, попутно вытаскивая из другого кармашка ключи от Мазератти — Свистни, как наиграетесь — Он хлопает меня по плечу.
— Иди на хуй уже, не мешай — Я даю ему пенделя вдогонку. Он показывает мне фак и удаляется.
А я продолжаю изучать девочку. Она кажется мне слишком уж задроченной и целомудренной. На такую я никогда бы не посмотрел, если бы не эта игра. Простенькая неброская одежка, балетки на ногах, вытянутая легкая кофточка, скрывающая фигуру и убранные в хвост волосы, однозначно, будет трудно завалить её. Когда она встает из-за стола и направляется в сторону туалетов, я иду следом и встаю у бара, пока она делает свои дела. Ловлю её на выходе и, найдя какой-то глупый предлог, начиная вовлекать её. Поначалу она смотрит на меня без интереса, но после моих высоких слов о том, что я работаю волонтером в приюте для брошенных животных, а по профессии работаю в Этнографическом музее экскурсоводом, она начинает проявлять ко мне неподдельный интерес. Конечно, я сочиняю на ходу, вспоминая рассказ одной из телок, которая целый вечер лечила меня об этом музее, пока мы не оказались в кровати. А та телка и правда работала в музее экскурсоводом, поэтому мои показания выглядели довольно правдоподобно. Потом мы переместились за мой столик, где я стал угощать её пивом. Затем переключились на абсент, после чего она уже вообще перестала отдавать отчет происходящему, окончательно забыв о своей компании (которые через какое-то время бросили её, уйдя из бара. Видимо, денежки закончились у студентов). Я продолжаю ей втирать какую-то херню, а она уже смотрит на меня влюбленными глазами и хлопает ими, как наивная школьница… Да она и есть такая.
Когда я вижу, что «Клиент готов», расплачиваюсь по счету и вывожу её на улицу. Она хочет уехать до дома, но я уговариваю её на романтическую прогулку по Таврическому парку. Она уже в говно. Мы гуляем по парку, она несет какую-то чушь о своих подругах, которые её бросили, я же пропускаю всю эту ересь мимо ушей и выискиваю пьяным взором место потемней, где бы ей засандалить. Наконец, нахожу такое и предлагаю, точнее, направляю её туда. Когда мы оказываемся в кустах, я начинаю целовать её и чувствую, что она вот-вот блеванет. Я отпускаю её и через мгновение она уже стоит нагнувшись, орошая кусты продуктами вечернего стола. У меня уже нет никакого желания, но спортивный интерес превалирует. Я стягиваю с неё джинсы, предварительно скинув неудобную кофту. Она почти в отключке, но продолжает «вызывать ихтиандра». Меня самого сейчас стошнит от всего этого зрелища, но делать нечего.
Уже в середине процесса она обмякла и перестала держаться на ногах, мне приходится держать весь её вес на своих руках. Хорошо, хоть худенькая. Когда я закончил, она уже была в полной отключке. Я натянул ей джинсы и попытался привести в чувства. Ноль эмоций. Дотащив до ближайшей скамьи, я положил её и сел рядом закурить. Пока я курил, она так и не пришла в себя. Я сделал ещё несколько попыток, но все тщетно. Вспомнив о пари, снова снял с неё одежду, сделал несколько фоток, одел её и пошел к дороге, оставив её лежать на скамейке в парке. По пути отправил ММС Костяну, улыбаясь, как китайский болванчик. Я не проиграл, это точно. Дело за Костей. Если он не обосрется, то я останусь при своих. Если же мои предположения верны, то я стану богаче ещё на косарь зелени.

Так и произошло, в субботу я разбогател на тысячу баксов из-за Костиной неудачи с той моделькой.

ВыХУхоль
Сижу в офисе. Понедельник, утро. Голова болит с похмелухи. Разглядываю сиськи силиконовых телок в интернете. Скучно, ещё и головная боль не дает покоя. Зря, видимо, вчера мешал кокс с бухлом. Кто в воскресенье бухает? Только ебанаты! Видимо, я один из них...
— Максим Евгенич — раздается голос Лены-секретарши по громкой связи.
— Евгеньевич -Поправляю её — И не ори, башка болит. Чо хотела?
— Тут к вам пришли — На пол тона ниже говорит она, затем добавляет заговорщицким голосом — Это мили-иция.
— Нету больше мили-иции, ПОЛИ-ИЦИЯ! — Передразниваю её, охреневая от её тупости — Пусть заходят.
В кабинете появляются трое ментов. В лычках и звездочках не разбираюсь, поэтому не знаю, кто из них главный. Один садится в кресло напротив меня и начинает говорить.
— Максим Евгеньевич, тут на вас поступило заявление.
— Да? Впервые слышу — Спокойно отвечаю я, массируя виски пальцами. Похоже, он и есть главный, отмечаю про себя.
— Вот — Он достает листок из своей папки — Это заявление от потерпевшей Кулябцевой Надежды Васильевны. Она утверждает, что вы её изнасиловали 15 июля этого года.
— 15ого, это в пятницу? — Они молча кивают — Да, секс был, насилия — точно нет. Короче, парни, чо вы меня грузите?
— Вам придется проехать с нами в отделение, Максим Евгеньевич — Говорит тот, что за спиной главного.
— Я вообще не с тобой говорю — Рявкнул я на него — Останемся наедине? — Я подмигиваю главному. Он молча показывает, чтобы его опричники удалились. Они повинуются и мы остаемся один на один. Выпиваю залпом половину стакана воды, закуриваю сигарету и достаю из кармана пятьсот долларов. Кладу их на стол перед ним. Он смотрит на них, как удав на кролика. Затем приходит в чувства и продолжает свою унылую разводку для лохов.
— Ну вы понимаете, заявление-то уже никуда не деть, можно только попробовать на тормозах дело спустить. Но это процесс не быстрый, вы же понимаете.
— Короче, Склифасовский — Я достаю ещё пять сотен и кладу поверх первой партии, до кучи — Ты меня не разводи, я не лох на рынке. Ушла она со мной добровольно, в машину села добровольно, домой поднималась своими ножками кривыми тоже добровольно, так? — Он кивает — Ну и хуй ты кому докажешь, что я её насиловал, понял, братан? Бери то, что даю и уебывай нахуй отсюда, иначе я замолвлю словечко, кому нужно, про тебя и твоих дружков-собутыльников, что за дверью притаились.
Он берет деньги со стола, рассовывает их по карманам и, отдав зачем-то мне честь, уходит. Я даже не могу улыбнуться, настолько болит голова.
— Лена, принеси мне нахуй этот, как его… короче, от головы что-нибудь — Рявкаю я в микрофон и, отключив звук у мобильника и интеркома, откидываюсь в кресло. Через мгновение проваливаюсь в сон. Мне снится море, песок, раздетые загорелые женские тела, реки шампанского, беззаботного смеха и бесконечные пляжи Лазурных берегов…


Теги:





0


Комментарии

#0 01:37  12-10-2012Прутков    
За первую историю жму руку! Только насколько она автобиографична?
#1 01:45  12-10-20121spb    
Это, скорее, два случая из реальной жизни, объединенные в одну историю.
#2 02:26  12-10-2012Лев Рыжков    
Сначала хотел сказать, что Василий добр. В первых абзацах много корявостей и несуразиц по временам.

Но потом чота аж зачитался.

Понравилось, короче.

Не добр Василий))
#3 10:51  12-10-2012niki-show    
Чет не вштырило. Он она я ее...

и как-то пласмассово, даже от клуба бухлом не пахнет...
#4 11:59  12-10-2012norpo    
Лева, если бы он присылал хотя бы по одной главе. Это ему намек, что бы не выкладывал все, что есть сразу. Мало кто вообще способен в интернете прочитать тексты такого объема, особенно если автор никому не известен.
#5 12:00  12-10-2012Григорий Перельман    
Я сижу в офисе и скучаю в монитор своего MacBook за серфингом по бестолковым сайтам.(с)



блябуду это лет через десять экранизируют

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....